ID работы: 11695893

– Пиздосий, ваше змейшество

Слэш
NC-17
Завершён
291
Пэйринг и персонажи:
Размер:
26 страниц, 1 часть
Описание:
Посвящение:
Примечания:
Публикация на других ресурсах:
Уточнять у автора / переводчика
Поделиться:
Награды от читателей:
291 Нравится 12 Отзывы 50 В сборник Скачать

Часть 1

Настройки текста
За сорок с большим хвостиком лет жизни в России, несколько из которых он работал на Дагбаевых, Вадим был абсолютно уверен, что удивить его сможет разве что какое-нибудь падение курса до двадцати рублей за доллар, или самоубийца-гаишник, решивший стопнуть его авто во время езды по собственным, несогласованным с официальными, ПДД. Но боги решили, что спокойной размеренной криминальной жизни понемножку, нужно иногда и выходить из зоны комфорта. – Мне сейчас такое послышалось, – Дракон демонстративно поковырялся мизинцем в ухе и уже более вовлечённо повернул слегка обескураженное лицо к стоящему за спиной Алтану. – Скажи ещё раз, что я должен сделать? – Свози меня в бордель, – невозмутимо повторил мужчина, цокая накрашенными ноготками по экрану телефона. – Только нормальный, а не гадюшник какой-нибудь. То, что начальство пожелало сношаться не только с мозгами подчинённых, было для него в новинку. Вечер переставал быть томным. Рвущийся наружу мощнейший внутренний хохот грозил разорвать Вадима на миллиард маленьких дракончиков. От громкого ора и возгласа «чего-о-о-о-о?» на весь особняк мужчину останавливал только тот факт, что его змейшество как-то незаметно для него научилось давать очень болезненные поджопники, и так как в данную секунду оно возвышалось над почти не чавкающим за обеденным столом Вадимом, рисковать ни ягодицами, ни и без того больными почками не хотелось. Попозже, когда будет возможность заблокировать удары или хотя бы позорно сбежать на улицу, прикрывшись работой. – У нас какой-то бизнес-партнёр отвалился, и теперь не на что содержать особняк? Или, наоборот, расширяемся? – всё же не сдержался Дракон, засовывая в рот очередную порцию макарон. Алтан, наконец, соизволил оторвать свою вечно недовольную моську от телефона и раздраженно закатил глаза. – Ладно, шучу. Зачем тебе? – Ты как будто не знаешь, зачем люди посещают бордели, – тяжело вздохнул мужчина, гордо поджимая красивые и вроде бы подкрашенные какой-то едва заметной дрянью губы. Аккуратно усадил свой драгоценный зад в кожаное кресло рядом с Вадимом и скучающе подпёр ладонью подбородок, задумчиво залипнув в тарелку Дракона. – Мне надо расслабиться и отдохнуть, эта неделя выжала из меня все соки. – Я в том смысле, зачем куда-то ехать, если можно всё прям в особняке организовать, – Вадик невероятнейшим усилием воли подавил очевиднейшую шутку о том, что, видимо, ещё не все соки выжали, но клыкастую улыбку на все тридцать зубов спрятать уже не смог. – Чтобы после перевернуться на бок и баиньки, а не думать о питерских пробках и козлах, которые могут упасть на хвост по дороге домой. Например, тех, которые недавно вас на въезде в Питер подловили, а потом ещё за мостом подрезали. Пока Золотейшество на несколько секунд серьёзно задумалось над заманчивым вариантом остаться дома, Дракон услужливо подсунул ему парочку неплохих сайтов (неплохих по меркам сайтов с проститутками, которые все как один застряли в дизайне нулевых), на которых периодически обитал сам. Мужчина брезгливо кончиками пальцев взял протянутый ему телефон и принялся неспешно листать страницы, иногда ненадолго останавливаясь на том или ином варианте. Вадим изнывал от любопытства и едва сидел на месте от прилива энергии и тысячи вопросов, которые ему жизненно необходимо было задать вот-прям-сейчас, но он мужественно держался, кусая себя за язык. Разосраться с боссом, который и так был не в духе, не хотелось. Всё равно чуть позже всё разузнает. – Какая пошлость, – спустя несколько минут прокомментировал Алтан, видимо, дойдя до конца не слишком обширного списка предложений. Тряхнув тяжелыми косами, он осторожно протянул телефон хозяину и снова с какой-то смесью грусти и отвращения уставился на почти поглощённые Вадимом макароны. – Нет, вези меня в хорошую точку. И поменьше похабных комментариев, пожалуйста. – Та боже упаси, Ваше Золотейшество! – совершенно искренне вырвалось у Дракона. – Наоборот! Я рад за вас как за родного! А если скажете, что вас интересует, так вообще смогу выбрать самое лучшее место! Может, вас только буряточки интересуют? Повыше, пониже? Блондинки, брюнетки, или, – улыбка стала ещё шире, – рыженькие? И без того узкий разрез пронзительных глаз Алтана стал ещё уже. В воздухе опасно заискрило. – А, нет, не подумайте! Это совпадение, честно! – примирительно поднял руки Вадим, отставляя от себя недоеденное блюдо. – Всё-всё-всё, бордель так бордель, едем! Знаю я одну прикольную точку, вам должно вкатить. Нравился ему этот заносчивый, острый на язык пиздюк, хоть убей. Как минимум, не соскучишься. …Дракон был готов сожрать привычно сунутую в рот зубочистку, если бы это действительно помогло заткнуться хотя бы до конца их короткой поездки. Да что там зубочистку — целый десяток, потому что стреноживать галопирующее стадо лошадей в душе становилось всё сложнее с каждой секундой. Золотко собралось и загрузило себя в машину через полчаса после непродолжительного разговора на кухне. Сняло с волос свои незамысловатые золотые цацки, зачем-то нацепило кольцо на безымянный палец и по привычке на выходе облачилось в свой любимый аромат, точечными выверенными движениями разнеся его вдоль открытых участков кожи, в общем, выпорхнуло из дома всё такое приподнято-загадочное, что Дракону аж захотелось пристроиться рядом и уточнить, а куда мы такие красивые идём после заката и не оставят ли ему номерок на память. На заднее сидение это чудо аккуратно плюхнулось вполне самостоятельно, пристегнулось и устало вытянуло ноги, закинув их на подлокотник Вадика, что не очень устраивало последнего, ну да ладно. Всё равно стиркой он лично никогда не занимается, а пачкать куртку во всяком говне и грязи ему не привыкать. Вообще, после побега Разумовского да отгребания звездюлей от их пешки, Золотко совсем оскотинилось и своим поведением напоминало вредного соседского кота: кружило по особняку в поисках до кого бы докопаться, тыкалось своими лапами куда нужно и не очень, фыркало на всех и гордо удалялось, царапая потолок носом и короной. Только пушистого хвоста в жопе не хватало, чтобы махнуть напоследок. Заваливал Дракона задачами разной степени важности и сложности и приёбывался к любой мелочи. Причём в основном доёбывался именно до него, Вадима, то ли мстя за то, что не вмешался в бой, то ли потому что сестрица что-то на ухо нашептала. Бесил, сука — никаких сил не было. И ладно бы за дело раздавал нагоняи, Дракон это по-своему уважал, но, блять, возмущаться, что пристрелил мудака, решившего вскрыть авто Алтана, не на том кладбище? Серьёзно? Или на прошлой неделе вообще вопиющий случай был, когда Вадик спустя двадцать часов на ногах и без перекуса ввалился в особняк, плеснул себе кипятка в Роллтон и сверху плюхнул разогретую рыбную котлету, о которой мечтал полдня. Что тогда эта бурятская принцесса выдала? «Больше не ешь эту вонючую гадость у меня дома». Само говнейшество такие блюда не жрало то ли принципиально, то ли потому что ни разу не предлагали, но Вадик тогда так разозлился на него, что всю следующую неделю выжидал целых десять секунд перед тем как принять очередной вызов и даже разок специально в питерскую пробку въехал, когда оно опаздывало на очередную встречу. Пробка, правда, быстро рассосалась, но другой у Дракона припасено не было (зато очень даже представлялась другая у кое-кого в заднице). Мужчина честно пытался подобрать ключик к новому нестандартному поведению босса, но в скрипте поведения этого кота явно было прописана команда «если тебя почесали за ушком — нассы в тапки и сделай виноватым другого». Немного образно поебавшись, Вадим сдался: статуэтки победителя «Битвы экстрасенсов» у него в комнате не стояло, а до человеческих пояснений Золотко не снисходило. Благо хоть подобные приступы случались не чаще пары раз в неделю, а в другие дни оно просто опускалось до своего привычного уровня носоверчения, 24/7 забавляя Дракона своими попытками в двадцать два годика удержать в лапках целый кусок преступного мира. И на тренировках иногда можно было хоть немного, но спустить пар, безнаказанно прописывая Алтану может не самых ощутимых, но всё же лещей. И на том спасибо, иначе Дракон бы его давно придушил и закопал на кладбище. Неправильном, конечно же. – Далеко нам? – осведомился мужчина, когда автомобиль мягко выкатился на расчищенную от снега пригородную дорогу. По шкале общей доебатости Золотко сегодня находилось где-то в районе трёх из десяти, поэтому настроение у обоих было отличное. – Минут двадцать. – Чудесно. Веди аккуратно. Некоторое время ехали молча под равномерное пение Билли Айлиш, которую Дракон уже неделю как если и соглашался переключать, то только на Риану или Леди Гагу. Репертуар последних двух Алтан уже знал практически досконально и даже, при желании, мог сам выступить вместо обеих на концерте, поэтому с молчаливым недовольством сносил эти житейские неудобства. Вечерний Питер приветствовал мужчин уютным светом фонарей и окон, присыпая лобовое стекло редкими пушистыми снежинками. Хорошо было ехать вот так, в тёплой машине вдоль заснеженных улиц города, вглядываясь в быстро мелькающие перед глазами маленькие будничные истории. Музыканты развлекали местных жителей и туристов незамысловатыми душевными мелодиями, напрашиваясь на небольшое вознаграждение. Наглые псы настойчиво выпрашивали свою долю шаурмы (желательно с мясом) у компании парней, одетых в одинаковые ярко-оранжевые шапки. Какая-то женщина догоняла уезжающий троллейбус, яростно размахивая руками для привлечения внимания. Довольная жизнью парочка подростков фоткалась у витрины, украшенной огоньками длинной праздничной гирлянды, переделывая одно и то же селфи по несколько раз. Город жил, дышал и заманивал погулять по своим улочкам, но оба мужчины знали, что это ощущение покоя развеется, стоит только Дракону спрятать ключ зажигания себе в карман. – Да чего ты такой довольный-то? – проворчал Алтан, блокируя светящийся в темноте телефон. Вадим, мурлыкающий под музыку тарабарщину на смеси английского, русского и сатанинскопризывной латыни, в сотый раз взглянул на мужчину в зеркало заднего вида, наконец ловя ответный взгляд. – Тебе там придётся сидеть и ждать меня, а не развлекаться. – Бля, ваше Золотейшество, простите, у меня тут просто событие столетия. Я, я, я не знаю, это просто… – Дракон аж хрюкнул от плохо сдерживаемого восторга. Золотко на заднем сидении цыкнул и поправил разъезжающиеся полы длинного чёрного пальто. – Думал, не доживу. – До чего? – по-кошачьи фыркнул Алтан, отворачиваясь к окну. – До хоть какой-нибудь бабы в вашей жизни, с которой вы будете общаться не по рабочим вопросам, – уточнил Вадик, плавно сворачивая на перекрёстке. – А то я уже начал подозревать, что вас либо женщины не интересуют, либо по здоровью какие-то проблемы, либо же вы ждёте, когда луна будет в рогах оленя, а на третью пятницу зимнего солнцестояния проведут кровавый ритуал, после которого откроется новая ветка для прокачки, или как там у вас это происходит. – С чего ты решил, что я ни с кем не сплю? – лениво уточнил Алтан, нервно покачивая носком сапога. Мужчина радостно икнул. – Слушай, я с тобой уже хрен знает сколько времени тусуюсь, и, по-моему, вообще ничего из тв… вашей жизни не пропустил. При мне ты выкурил свою первую сигарету… – Ты же мне её и дал! – Конечно, дал! Затянулся бы ты той вонючей «Примой», которую принёс из школы, дед таких пиздюлей всыпал бы нам обоим, потом оба сесть не смогли бы неделю! Оно мне надо было? Я смывал с твоего лица кровь, когда ты решил подраться за школой с тем долговязым сопливым дурачком. Я прикрывал тебя перед роднёй, когда ты решил в первый раз в жизни напиться винища. – Это был не первый раз, – невозмутимо подметил Алтан. Вадим недоверчиво выгнул бровь. – И не так уж я тогда на семейном вечере надрался, всего полтора бокала. – А, нет, – махнул рукой Дракон, притормаживая на светофоре. – Я о том моменте, когда ты наеб… нахлестался в универском туалете. – Откуда ты об этом знаешь? – прищурился Алтан. Вадик коротко хохотнул. – Оттуда, что это именно я тебе два пальца в рот совал, чтобы ты немного проблевался и пришёл в себя. И косы твои держал, чтобы не испачкались в студенческом ссанье. В общем, я к чему: бабу в твоей жизни я бы точно не проморгал. Ну вот посмотри мне в глаза и скажи, что я не прав! – За дорогой следи и не лезь не в своё дело, – веско бросил Алтан, завершая разговор. Дракон довольно зыркнул в зеркало. – Не парьтесь, ваше Золотейшество, – Вадим хлопнул огромной ладонью по сапогу мужчины. – Я вообще считаю, что вам давно пора завести какую-нибудь симпатичную жопастенькую фаворитку, которую и на мероприятие не стыдно будет привести, и в постель не страшно затащить. – Не хочу, – лениво протянуло Золотце. – Я и так трачу много времени на то, чтобы удерживать контроль над всем тем, что мне оставили в наследство. Все эти надменные партнёры, встречи с инвесторами, постоянные стычки с идиотами на той стороне… Не хочу держать в голове ещё и то, что надо пару раз в неделю не забывать радовать вниманием девушку. Устал! Могу я уже хоть раз просто расслабиться и не думать ни о чём? Не прыгать вокруг кого-то с бубном сам, а чтобы вокруг меня попрыгали. Разве я многого прошу? – Да как пожелаете, – хмыкнул Дракон, снова проглотив очевиднейшую шутку о том, кто и на чём скоро будет прыгать. – Трахайтесь с резинками только, а то можно потом долго чесаться, – заржал он спустя несколько секунд, за что чуть не схлопотал ребристой подошвой по локтю, но не обратил на это особого внимания. Любимый забавный пиздюк на то и есть любимый забавный пиздюк.

***

Слава яйцам, его давняя знакомая и по совместительству администратор дивного заведения «Ангельские чертовки» Светочка была исключительно прозорливой женщиной, что и стало решающим пунктом в выборе места, куда же отвезти его жопейшество для реализации своих первобытных желаний. – Добро пожаловать! – легко улыбаясь поприветствовала их миловидная девушка, жестом предлагая пройти внутрь помещения. Дракон мысленно облегчённо выдохнул. Не то чтобы он всерьёз ожидал услышать «со своим нельзя» или «мне новые сотрудницы не нужны», но противный червячок сомнения настойчиво подгрызал его всю дорогу от особняка до борделя. – Заходите, располагайтесь. Кофе, чай? – Мне точно да, а вот ему, – Вадик ткнул пальцем непосредственно в стоящего рядом Алтана. – Ему… – А я разберусь сам, – независимо вздёрнуло нос к потолку Золотейшество, мягким шагом проходя в ближайшую комнату. Дракон аж умилился: ну вот когда оно успело вырасти в такую противную самостоятельную задницу? Сам бы ебал такую на досуге, да только после единственной попытки хотя бы пожамкать оную придётся валить в Мексику и оседать там. Хорошо, если оседать он будет не на дне в компании рыб и дельфинов. Светочка кинула короткий весёлый взгляд на Вадима и, цокая высокими каблучками, пошла следом, не забыв подхватить свой новомодный смартфон со стойки. Вообще, медленно подбирающаяся к пятому десятку светло-русая Светлана была не так чтобы очень дорога сердцу Дракона, но тем не менее какие-то приятные ощущения в районе солнечного сплетения точно вызывала. Пройдя чуть ли не классический путь от студентки актёрского вуза до администраторши борделя, Светланочка завоевала Вадиково уважение после того, как буквально за десять месяцев работы на престарелого владельца этого увеселительного заведения смогла превратить унылую дыру с трёхсотрублёвыми девчонками в довольно-таки прикольное место. Набрала, прости боже, персонал, подняла цены, организовала переезд сначала в арендованный, а потом и выкупленный двухэтажный пентхаус с десятком разнообразных комнат почти на любой попсовый вкус или безвкусицу. За два месяца забабахала настоящий дорогущий ремонт (тут Дракону оставалось только поаплодировать, потому что обновление спальни того же Золотка в своё время заняло аж целую неделю, а тут два этажа!), наладила себе поставки лучшего кофе прямо на рабочее место и теперь уже лет пятнадцать залипала в мессенджерах и соцсетях, периодически выбрасывая на лестницу охуевших от конских цен клиентов. Секс с ней был скучноватым, поэтому Вадим искренне ценил в ней совершенно другие таланты, посчитав, что не потрахушками едиными может женщина завоевать место в душе мужчины. В большой плохо освещённой комнате с розовой диодной подсветкой (сколько раз Дракон полусерьёзно предлагал сэкономить и поставить другие ультрафиолетовые лампы для знамо каких целей) уже прибежавшие на свою смену девчонки чирикали о своём, женском, тыкая тонкими пальчиками в экраны телефонов. Разулыбались, заметив Вадима, и с некоторой настороженностью взглянули на гордо вытянутое в струнку Золотце, невозмутимости которого можно было позавидовать. Кроме них посетителей не было: цены очень жёстко фильтровали аудиторию, да и время было детское, только Алтану могло прийти в голову приехать именно сейчас. Хотя Дракон давно этому не удивлялся, он даже свои криминальные встречи старался планировать до одиннадцати вечера, хотя все нормальные питерские мафиози до двенадцати ночи обычно даже не просыпались. – Пни меня, если засну, – попросил Вадим, снимая толстую куртку и бросая её на длинный диван, чтобы через секунду упасть рядом с ней. Алтан коротко кивнул и тоже развязал пояс длинного чёрного пальто. Девчонки сидели за барной стойкой, шёпотом что-то обсуждая, но Вадим был готов дать руку на отсечение, что те гадали, с чего гребёт деньги его Золотейшество в свободное от посещения борделей время. Ничего, пару нужных запросов в поисковике, и новости всё расскажут. – У меня нет никаких особых пожеланий, – сообщил Алтан спустя минуту пристального разглядывания сотрудниц, которые, в целом, отличались не очень-то разительно. Если к тебе в комнату поднимется не та, которую выбрал — даже не заметишь. – Хочу… хм… хочу третью справа. Угу, именно. А тебе я голову откушу, если заснёшь, – на всякий случай напомнил непрописанные в рабочем договоре последствия мужчина, искоса глядя на вполне согласного с этим развитием событий Дракона. Всё честно. – И что у вас тут интересного? – спросил Вадим, когда змейшество скрылось на втором этаже. Не то чтобы его действительно волновало, что тут происходит, когда его нет, но убить время однозначно требовалось. Подхватил свою чашку кофе и отхлебнул глоток вкусного напитка, глядя на сидящую напротив Светлану. Та только безразлично пожала худыми плечами. – Да как обычно: коммуналка растёт, ваш брат иногда дерзеет, предлагаемая цена за ночь со мной перевалила за стоимость бэушной хонды цивик, на прошлой неделе разбили последний бокал для шампанского, поэтому приходится пить из винных, а так ничего нового. – Ясненько. Моя в последний раз на меня жаловалась? – равнодушно поинтересовался Дракон, закидывая руку на спинку дивана. «Его» была той единственной причиной, по которой Вадим периодически тратил свои немногочисленные сбережения в этом заведении. Главным плюсом девушки в глазах Дракона (или недостатком, это ещё через какую призму смотреть) были приметные упруго вьющиеся тёмные кудри, раскосые глаза да ладная подтянутая задница, на которую однажды залип Вадим. Залип конкретно, ощущая какое-то непонятное и невесть откуда взявшееся раздражение, но заниматься саморефлексией, конечно, не стал, ибо даже не знал о существовании этого слова. Дошло до него, что это вообще такое было, чуть позже, когда его жопейшество в очередной раз вывело всех вокруг своими тупыми заданиями и комментариями настолько, что прийти в себя и выдохнуть Дракону не помогла ни отлупленная груша в зале, ни три сигареты (которые Вадим и так обычно не курил), ни дрочка в душе. Спасла только поездка к вышеупомянутой феечке, которая без единого возмущения перенесла хоть и быстрое, но довольно жёсткое обращение с собой в постели. Сразу полегчало. С тех пор так и повелось: язвительные придирки Алтана днём превращались в животную еблю в коленно-локтевой ночью. Слава всем богам мира, сегодня была не её смена. Ещё не хватало, чтобы его глазейшество начало что-то подозревать. – Мои девочки не имеют привычки обсуждать клиентов. Даже со мной, – фыркнула Света, нагло глядя на Вадима. Тот даже не собирался делать вид, что поверил. – А это твой начальник, или просто на разок наняли поохранять? – Может и мой, а может и наняли, – растянул губы в противненькой улыбке Дракон. – Не имею привычки обсуждать работодателей. Светлана удивлённо подняла бровь, но развивать тему не стала, явно составив своё, возможно, даже вполне себе правильное мнение. Вадим раздвинул колени, усаживаясь удобнее, и сделал ещё один неспешный глоток. В голову неуёмно продолжали лезть пошлые любопытные мысли. Неужели Алтан действительно с кем-то переспит? Ну вот так прям возьмёт и сочненько потрахается? Даст кому-то другому обласкать себя, потрогать во всех местах? Провзаимодействует, а не будет, хах, брать всё в свои руки? Дракон едва сдержал рвущийся наружу смешок. Не зря умные люди говорят, мол, все проблемы от недотраха, глядишь, Золотейшество после сегодняшнего хоть немного подобреет. Иначе он точно не выдержит и сам выебет из него всё желание портить другим настроение. Фигурально, конечно же. – Кстати, я вспомнила, – вдруг вздёрнула брови девушка, вырывая Вадима из шальных мыслей, которые плавно начали перетекать во вполне себе любопытные сцены. – Наш Лёша на пенсию вздумал выйти, мне нужны ребята новые для охраны. Может, сведёшь с кем-то толковым? А то прошлые вообще работать не хотели. – Легко, – Дракон замотал носком в такт ненавязчивой музыке, которую кто-то из девчонок включил на фоне. – Я спрошу у знакомого и потом тебе… – Поехали домой, – Алтан точёной статуэткой беззвучно материализовался рядом с диваном прямо из воздуха. Вадим аж вздрогнул, хотя его не испугал бы даже фейерверк под ухом в три ночи. – Одевайся. Мужчина кинул короткий взгляд на недопитую чашку кофе, часы на руке и снова на начальство. И пяти минут не прошло, как Золотко сбежало со жрицей любви наверх, неужто всё настолько плохо? Не получит ли он потом по шее за то, что привёз такую драгоценность в это ужасное место? Обескураженный Дракон даже не нашёл в себе сил похабно поулыбаться или шёпотом отпустить какой-то неприличный комментарий в сторону Алтана, пока тот натягивал своё пальто на плечи и расплачивался за услуги. Светлане было откровенно похуй, минута или сутки, главное, чтобы не буянили и платили наличкой, желательно рублями, поэтому подбирать челюсть с пола и округлять глаза она не стала. Пять минут так пять минут, меньше народу — громче можно сериал смотреть. Пожелав приятного вечера и попросив возвращаться как-нибудь ещё, она захлопнула двери за спинами ребят, медленно покидающих по лестнице сие гостеприимное заведение. Дракон охуевал настолько мощно и активно, что не находил слов до тех пор, пока они не выехали из переулка на главную трассу, а это, по его личным меркам, был неебически длинный промежуток времени. – Дольше ехали, чем там просидели. Не вышло? – наконец сочувственно поинтересовался мужчина, глядя в зеркало на всё такое же смурное, как и по дороге в бордель, Золотце. Тот лишь едва заметно кивнул, подпирая подбородок рукой. – Может, тебе какую таблеточку выпить или травки специальные позаваривать? Самому не требовалось, но слышал, что должно помочь. – Что? Нет! Боги, Вадим! – возмутился Алтан, с силой сжимая пальцами веки. – Ты идиот! Какие… Я ушёл, потому что это не совсем то, что мне нужно, только и всего. Никаких проблем у меня нет! Не надумывай себе ничего лишнего! Всё у меня там… рабочее! – Она хоть разделась? – хохотнул Вадик, вжимая педаль газа в пол. Золотейшество закатило глаза. – Да, – ответил мужчина спустя какое-то время. Дракон куснул себя за напряженную губу, чтобы сдержать тысячу и одну подъёбку, которые так и норовили вырваться наружу. Но стоило вспомнить, как ловко Алтан умел управляться с лопатой в своих оранжереях, и градус веселья мгновенно убавлялся. – Не понравилась? – Я уже сказал. Не то, что я искал. – Так надо было попросить заменить на ту, которая больше подходит под твои… хотелки, – хмыкнул Вадим, ускоряясь ещё сильнее. Светофор мелькнул красным цветом, но обоим было абсолютно плевать на этот факт. Не первый раз. – Такой там не было. – Жаль. Сосёт она классно, а с яйцами такую магию творит, ух! Я бы продемонстрировал, да не моя парафия. Ваше Золотейшество, а сядьте пониже, пожалуйста. Там ребятки за нами, кажись, стрелять в вас удумали, не хочется радовать их хорошими новостями, да и салон потом отмывать долго. А нет, не показалось, точно собрались стрелять. Третий раз за эту неделю, задрали уже! Пора переставать лениться, найти источник этих придурков и заехать к ним на «огонёк», а то так и будут каждый раз пропадать в неизвестном направлении. Алтана мягко втиснуло в сидение, когда Вадим с напутственным криком «хуй вам, пидоры!» втопил педаль газа в пол. Он не мог с полной уверенностью сказать, стреляли в них или нет, но был уверен, что сбросить хвост им точно удастся. Уж в этом Дракону не было равных, как, впрочем, и в дурацких шутках про члены и жопы.

***

– Пиздосий, ваше змейшество, – ёмко обрисовал сложившуюся ситуацию Дракон, смачно сплёвывая на лежащее под ногами окровавленное тело. – Тёть Маша нас завтра убьёт. Но я могу поклясться: они потеряли нас ещё в районе Невского! Фыркающий рядом Алтан был вполне согласен с экспертной оценкой творящегося вокруг беспорядка, но личной вины за данный факт, в целом, не испытывал, да и к Вадику претензий не имел. Ворвавшиеся в особняк мужики в чёрных одеждах и масках были мало похожи на курьеров с заказанной чуть ранее пиццей (да и доставщики обычно не имели привычки стрелять в клиента хотя бы до того момента, пока им с барского плеча не отсыпят пару сотен рублей чаевых), не оставив им особого выбора способа коммуникации. Рослые парни толпой около пятнадцати человек влетели как стадо бешеных быков, сообщив о своём прибытии с помощью выбитой с ноги двери, разбитых окон, смачных матюков и пулемётной очереди в потолок, буквально за несколько мгновений превратив томный вечер двух расслабленно почивающих около камина мужчин в очень даже нервно-жоподвигательный. Вадим почему-то обрадовался мужикам как родным, вместо приветствия проорав в сторону Алтана что-то вроде «Я же говорил, что припрутся! Таки вычислили нас, гады!» и сделал несколько прицельных предупредительных выстрелов в голову ближайшего бандита, давая его Золотейшеству пару дополнительных мгновений, чтобы схватить со стеллажа свою бурятскую катану. Ну а дальше отбивались по давно отработанной схеме, не давая этим уродам заходить со спины да стараясь самому не лечь рядом с отдыхающими на полу мужиками, уже рассматривающими стеклянными глазами дорогую итальянскую плитку. Стыки между плитами, кстати, были сделаны на славу, не зря в своё время дед Баатар вмуровал в бетон пару халтурно работающих над ремонтом бригад, но ни Дракон, ни Алтан, увы, не успели похвастаться ни одним из этих фактов. – Вот сам и будешь с ней разбираться, – негромко ответило Золотейшество, опуская окровавленный клинок. – В прошлый раз она меня чуть кирпичи не заставила перекладывать, заявив, что их проще заменить, чем отмыть. – Ага, разогнался! – возмутился Дракон, раздосадовано пиная бездыханное тело. – Да я лучше завтра поеду этих говноедов в чёрном перестреляю, чем буду ей объяснять, что это вообще-то мы пострадавшая сторона и не надо нас добивать! Алтан тяжело вздохнул и устало плюхнулся в запятнанное кровью кресло. Заведующая чистотой в его немаленьком особняке, Мария Николаевна была абсолютно невероятной женщиной, завоевавшей его сердечко с первого дня работы. В ту внезапно снежную и очень морозную зиму после очередной истерики (то ли по поводу оранжерейного песка, растасканного по всем комнатам принципиально не переобувающимся Алтаном, то ли потому что из сумки Вадима выпала какая-то усохшая скрюченная рука, явление которой было сюрпризом даже для самого мужчины) уволилась их нелюбимая и вечно всем недовольная менеджер по клинингу, проще говоря, уборщица. Сообщив, что она «выгорела и вообще хочет замуж», девушка собрала свои вещи, попросила расчёт и ускакала в метель вместе со своей командой из пяти таких же поджавших губки подружаек. Никто особо не расстроился, и особняк спокойно продолжил жить своей жизнью, пока спустя примерно месяц после ранее озвученного события не закончились все чистые бокалы для вина, заставив Алтана заподозрить, что гора посуды в раковине как-то сама собой вряд ли рассосётся, а пыль в углах скоро образует разумную и очень воинственную цивилизацию со своими гербом и гимном. Взглянув на неебические, по мнению Дракона, масштабы работы и исключительно вежливыми словами нелестно отозвавшись о трудах предыдущей команды, Мария Николаевна взяла этот «мужской оплот беспорядка» в свои крепкие руки и за два дня чужими стараниями отпидорила особняк так качественно, что приезжающие по делам мафиози несколько дней ходили в носках и на цыпочках по блестящему полу, боясь лишний раз вздохнуть. Курить переехали в специально отведённое для этого место, перестали разбрасывать оружие где попало (Мария Николаевна с некоторым недовольством вычищала его до скрипа и почему-то неизменно оставляла на белой салфеточке в кухне), землю для своих зелёных любимцев Алтан начал таскать не через парадный вход, а специально организованный в оранжерее, а Дракон ещё неделю охуевал от того, как идеально сложили его трусы в шкафу. В общем, если бы жители дома выбирали себе божество, на которое они будут молиться ближайшую тысячу лет, оно было бы выбрано за секунду и единогласно. Божеству выдали запасные ключи, уточнили, может ли оно решать все бытовые проблемы, начиная от пустого холодильника, заканчивая починкой выдранной с мясом брусчатки перед воротами, получили позитивный ответ, подняли зарплату и расслабили булки. Единственный минус был в том, что теперь аж как-то неловко было материться при этой святой женщине, но Алтан был вполне уверен, что это неплохо дисциплинирует всех вокруг, а дисциплина — это всегда во благо. Особенно для мужиков с хрен пойми каким режимом и работой. Так и жили. – Подожди, я с тобой, – окликнул Дракон Золотко, с видимым усилием оторвавшего свой зад от кресла и намерившегося нырнуть в ночную темноту двора сквозь выломанные двери прямо в чёрном домашнем халате в пол. Главное, катану свою не забыл прихватить, не то что раньше. – Есть у меня некоторые подозрения, что нашей охране не слишком понравится твоё решение вправить им хребтину этой железякой. Алтан фыркнул и поёжился от ветра, беспрепятственно гуляющего по холлу. Кровь скапывала с опущенного края клинка всё реже и реже, чёрными маленькими точками расплываясь по ледяной плитке и смешиваясь с редкими снежинками, залетающими и быстро тающими в тепле дома. – Как же я устал, – тихо выдохнул мужчина, тряхнув косами. – Теперь ещё и это… – Ваше Золотейшество, тебе бы отдохнуть, – отметил Вадик, выходя на заснеженный дворик. Мужчина только цыкнул, пряча тонкие кисти в рукава халата, и пошёл к сторожевой будке, располагающейся напротив особняка около высоких главных ворот. Неглавные тоже были, но о них мало кто знал. – Мальдивы там, или в Сочи, если на них денег хватит. – А тебе бы всё языком молоть, как только ещё не отвалился! – в сердцах рыкнул Алтан, сильно толкая двери будки. Те не поддались с первого раза, пришлось приложить пинательные силы ноги. – Фу, как некультурно и грязно, ты только посмотри. Но ожидаемо. – Осторожно, не испачкай халат в его мозгах. Хах, прикол, они у этого обмудка таки были, а я-то уже начал сомневаться. Поедете ночевать в отель? – не очень старательно состроив сочувственную мину, уточнил Дракон, флегматично набирая номер ребят, отлично решавших проблему мёртвых дядек в неподходящих для умирания местах. Золотко несколько секунд подумало, скривив губы, а после отрицательно помотало головой. – Нет. Буду плохо спать, думая, что тут без меня происходит. Ладно, завтра со всем этим разгребёмся, у меня нет настроения и сил делать это сейчас, а сегодня ты спишь в моей комнате и возражений я не принимаю, – уверенно заявил Алтан, шмыгая подмерзающим носом. Вадим серьёзно кивнул: и без этого собирался постоять на стрёме, но, если Золотейшество разрешило переночевать в его личных покоях, то пренебрегать такой возможностью точно не стоит. Да и логично: спал Дракон по-армейски чутко, мог подорваться от любого подозрительного шороха. – Мне надо выспаться. Будешь храпеть — придушу. Одним трупом больше, одним меньше, подумаешь. Как выяснилось, охрану в особняке выкосили не под корень, поэтому выдав порцию новых указаний и подождав, пока тела непрошенных гостей увезут восвояси, мужчины решили не растягивать этот и без того сумбурный день ещё дольше. – Ой, твоё Золотейшество, я бы тоже сюда баб особо не таскал! – хохотнул Дракон, заходя в спальню Алтана вслед за её хозяином. – Я-то думал, тут траходромище на весь периметр, а это… Золотко только вздохнуло, захлопывая двери в опочивальню. Спальня, вопреки ожиданиям Вадика, была довольно скромная: небольших размеров, с двумя тумбочками около двуспальной кровати (видимо, чтобы не ползти к розетке с зарядкой от телефона к определённому краю), книжной полкой со скучнейшей подборкой информации о растениях на ненашенском языке, рабочим столом с ноутбуком и шкафом с самой необходимой одеждой. Из особых привилегий — личная душевая (ну, оно и понятно, не будет же хозяин дома с нечищеными зубами дефилировать в конец коридора в общую умывальню, радуя жителей особняка мятым не накрашенным личиком с отпечатком подушки на щеке). Ещё бы холодильник поставить в углу и можно вообще никогда не выползать наружу. Дракон кинул взгляд на пустырь за окном, радуясь, что никакие соседи не будут заглядывать в окна, и одним движением опустил жалюзи. Намывалось Алтаншество почти час. То ли стояло в душе под кипятком и обдумывало свою тяжкую долю, то ли как его, Вадикова, бывшая, наносило крем для увлажнения кожи на левой ягодице. Или дрочило, в борделе ж оно таки не соизволило воспользоваться потрахушечными услугами (ещё и телефон туда с собой взяло, точно дрочило, решил мужчина). Соизволило выйти только когда Дракон сообщил, что обоссытся в ближайшие три минуты и если Алтана успеют пристрелить, пока он отлучится в свою комнату, то этот факт нехорошо будет смотреться в его резюме. Получил за это презрительный взгляд красных глазищ, но как раз этот факт мужчину мало волновал: он на весь мир так смотрел. – Как же хорошо-о-о! – довольно потянулся Вадим, растягиваясь на чистой постели и широко зевая во всю пасть. – Матрас зачётный, а вот железо для корпуса кровати такой себе выбор. Будет скрипеть и хрустеть во время секса. – Боги, просто заткнись, – вздохнул Алтан, копаясь в шкафу. Раздражённо тряхнул влажной гривой волнистых непослушных волос в попытке убрать надоедливые, мешающие обзору пряди. – У меня нет одежды твоего размера. – Зачем? – заржал Дракон, скрещивая руки за головой и хитро поглядывая на Золотейшество. – Я всегда в трусах сплю. – Кошмар, – негромко буркнул Алтан, вытягивая что-то из тёмной стопки. Быстро сбросил многострадальный халат, напялил на себя такую же чёрную футболку длиной до середины бёдер, скептически оценил себя в огромном зеркале и тоже забрался в кровать. Снял очки, в последний раз проверил стоящий на зарядке телефон и с усталым вздохом выключил единственный источник света на своей тумбочке. Вадим с некоторым удовлетворением смоделировал в голове ситуацию «Золотко попало в армию. День первый». Померло бы там сразу же. – Расскажи мне, что ты хотел от баб в борделе такого, что тебе там не смогли предоставить, – Дракон тыкнул пальцем в плечо Алтана. – Они ж там ну вообще всё, что хочешь, сделают, хоть шпильками яйца оттопчут, хоть на лицо нассут. – Я тебе сам яйца оттопчу, если будешь мешать, – огрызнулся мужчина, не оборачиваясь. Вадим дико хотел дёрнуть его за торчащую кудряшку, но решил, что это будет уже перебор. – Если ты чем-то можешь помочь, я тебя этим озадачиваю. А тут уже не твоё драконье дело. Заткнись и спи. – Позвонишь по последнему контакту в телефоне, если я до утра умру от любопытства, – хохотнул Вадик, плотнее заматываясь в одеяло. Хорошо, мягко, тепло. Вкусно пахнет хорошим кондиционером, моментально настраивая на сон. Осталось надеяться, что Алтан спит в берушах.

***

– Я уже проснулся, честно-честно! – сонно сообщил Дракон, в полудрёме уворачиваясь от очередного пинка в колено. – Встаю, не бесись. – Четыре утра, твою мать! Спи, только молча! – рыкнул Алтан, ещё раз профилактически пиная мужчину пяткой в бедро. Чуть не попал туда, куда и не целился, но прилив адреналина Вадик ощутил и так. – Не дерись, – почти проваливаясь в сон, попросил Дракон, ловко перехватывая на лету локоть Золотка, который тот вознамерился всадить ему в район рёбер. Алтан был не первым человеком, который жаловался на совместную ночь таким способом, поэтому алгоритм действий по успокоению возмущённого соседа по койке он усвоил до автоматизма. – Пусти! – только и успело пискнуть Его Золотейшество, когда Вадим одним сильным рывком притянул его брыкающееся тело к себе поближе. Запустил пальцы в длинные непослушные локоны, намертво там застревая, и посильнее прижал наглый вечно недовольный нос к своей груди. – Твою мать, Дракон, ты что творишь?! Отпусти меня! Ты совсем оборзел?! Д… Блять, сними с меня свою ногу! К его большому сожалению, Вадим успел задремать и не особо реагировал на шипение Алтана, а также его слабые попытки вырваться из объятий ста с небольшим (но это не точно) хером килограммовой туши. То ли Золотко быстро выдохлось, то ли решило в стелс-режиме выпутать свои локоны из цепких пальцев Дракона, но в следующий раз мужчина самостоятельно проснулся уже в привычные полвосьмого утра. Открывать глаза и проверять обстановку вокруг было откровенно лень. Алтан в подмышку не дышал, да и вообще не грел его бок своим телом (а жаль, было вполне уютно), гадство в чёрных масках не ломилось, будильник не звенел, а жалюзи продолжали ответственно охранять спальню от света солнца, если оно вообще имелось за окном. В общем, если его и собирались показательно вздёрнуть на заднем дворе или втихую депремировать, то явно не в эту минуту. Иначе бы Золотко точно не дало так спокойно полежать. Судя по тихому редкому шуршанию какой-то бумаги, Алтан таки не спал и даже находился рядом. Вадик был человеком достаточно волевым, поэтому спустя полминуты ожесточённой борьбы с ленью всё же смог разлепить один левый сонный глаз и даже кое-как сфокусироваться на чёрном пятне около себя. Золотейшество действительно не спало, а спокойно восседало на своей половине кровати в позе лотоса с чашечкой кофе и какой-то увесистой книгой, которую, судя по количеству перевёрнутых страниц, читало не первый день. Или неделю. Картина напротив была настолько умиротворительно-спокойной, что Дракон аж решил, что это какое-то прекрасное сновидение, или иллюзия, вызванная выпитым на ночь чаем из личных запасов босса. Без спросу, конечно же, поэтому травки могли попасться очень внезапные и интересные. – Выспался? – тут же поинтересовался Вадик хриплым после сна голосом. – А сам как думаешь, идиот? – сквозь зубы проворчал Алтан, даже не смотря в его сторону. Поправил сползающие на кончик носа домашние очки. – Я час из-под тебя пытался вылезти. – Да? Не помню такого, – почти не соврал Дракон, честно перебирая в памяти воспоминания о прошедшей совместной ночи. Мужчина рядом привычно фыркнул. – Конечно, не помнишь! Ты дрых всё время, – раздраженно ответил он, лёгким движением тонких пальцев убирая непослушный локон за ухо. – И вообще, вставай и вали давай! У тебя куча дел на сегодня. – Встану, дай полежать ещё десять минуток, – зевнул Дракон, не утруждая себя попытками прикрыть рот ладонью. Хрустнул шейными позвонками, разминая затёкшие за время сна мышцы. – Тут так хорошо, особенно, учитывая, что я и так в последнее время сплю по несколько часов в сутки. – Ну вот и вали к себе, хватит тут нежиться! Вообще, Вадик на него не имел привычки обижаться. Злился — да, и то не долго. Единственное, что заслуживало Золотейшество за свои вечные попытки цапнуть зубами посильнее — хорошего такого похода в баньку. Только чтобы порелаксировать и веником по жопе получить в исключительно расслабляющих (обоих мужиков) целях. Но баньки Алтан не уважал и не считал за приемлемый досуг, поэтому бить розгами по ягодицам оставалось только в мечтах и нервных фантазиях. И выкручиваться исходя из тех обстоятельств, которые уже имелись. Дракон молча отвернулся от снова углубившегося в чтение мужчины и схватил свой телефон с тумбочки. Привычно очень сонно покопался в новостях полминуты и удивлённо хмыкнул: – Опа! Ваш особняк-то сфоткали вчера, видел? Ой, а понаписывали, как только руки о клавиши не стёрли? – Что? Где? – не понял Алтан, удивлённо выгибая бровь. – Мне ничего такого не попадалось. – Вот же ж журналюги, пронырливые твари! Видимо, знали, что охраны внутри почти нет, вот и осмелели. Золотко недовольно цыкнуло сквозь начищенные зубки и, видя, что мужчина вообще не собирается расшифровывать свои неопределённые возгласы, всё-таки соизволило отложить книжку на подушку. Переползло поближе к всё ещё повёрнутому спиной Вадику и осторожно заглянуло к нему в экран из-за плеча. – Что там… – договорить Алтан попросту не успел. Это был простейший захват, которому его, Дракона, научили когда-то в детском лагере, и который не раз спасал ему жизнь во время контракта. Как и все, кто пытался подобраться к нему неслышно, со спины, Золотейшество не ожидало такого коварного нападения в сторону своей драгоценной тушки и попросту не успело среагировать. Да и вряд ли знало, как вообще от него уйти. Предусмотрительно заблокированный телефон Дракона оказался где-то под лопаткой Алтана, когда Вадим одним резким движением схватил мужчину за шею и быстро подмял под себя, наваливаясь на брыкающееся тело всей тушей. Увернулся от летящего в ухо кулака, профессионально перехватил в воздухе тонкие горячие кисти и сильно прижал их к кровати. Поймал. – Какого чёрта?! – хрипло возмутилось Золотко, пытаясь вырвать свои руки из потных ладоней Дракона. К его сожалению, мужчина над ним находился в более выгодном положении, без какого-либо труда продолжая прижимать его конечности к матрасу. – Отпусти меня немедленно! Я кому сказал?! – Понятия не имею, – хищно улыбнулся Вадим, плюхаясь задницей на напряжённый живот охнувшего от тяжести Золотейшества. – Алтан, ты заебал докапываться ко мне. После возвращения из Китая ты совсем… да успокойся… совсем испортился характером. А в последние три дня от тебя вообще нет никакого покоя! Не отпущу, пока не угомонишься и не объяснишь, что за хуйня с тобой происходит. Сдаваться без боя Золотце никогда не умело, не любило и не собиралось. – Я тебя таки придушу собственными руками! – прошипел Алтан, выгибаясь под Драконом и хаотично молотя его коленями по спине. – Совсем забыл, где находишься?! Шлюх своих дави на кровати, а с меня слезь! Живо! Вадим, твою мать! Ты меня вообще слышишь? Это переходит абсолютно все границы дозволенного! Я долго терпел твои шуточки, но это уже перебор! Я на тебе живого места не оставлю! Сволочь, отпусти меня! – А что, если не отпущу? – Вадим наклонился ниже, с полным удовлетворением глядя на раскрасневшегося от приложенных усилий мужчину. Весьма опрометчиво. Зубы Алтана звучно клацнули в нескольких сантиметрах от мочки уха, заставив Дракона в мгновение отпрянуть и даже мысленно похвалить мужчину за почти успешную попытку, но не более. Освобождать пленника из захвата он и не думал, ещё сильнее навалившись на тонкие кисти рук. – Я тебя пристрелю! – прорычало Золотко, некрасиво морща нос как надувшийся на херовый корм хомяк. Вадик умилился, едва переборов желание чмокнуть его в лоб. – Тогда лежи тут до победного. Видимо, Алтан таки решил пошароёбиться по особняку с утра пораньше, поэтому снова облачился во вчерашний длинный чёрный халат, который неизменно плотно завязывал на талии. Не обращая внимания на обещания выцарапать глаза и наплевать на могилу любимой тётушки, Дракон всё же рискнул отпустить одну руку мужчины и с силой дёрнул за узел пояса. Тот неожиданно легко поддался, но эту удачу с лихвой компенсировало разъярённое Золотейшество, вцепившееся в этот самый пояс как бабулька в утренний талончик к врачу. – Не психуй ты так, – с усмешкой попросил Дракон, выдёргивая пояс из шлевок. Алтан ругнулся на своём родном нерусском и, видимо, обретя второе дыхание, взбрыкнул ещё сильнее. Эффекта это почти не дало, разве что Вадим ещё сильнее сжал его бока коленками. – Дай-ка сюда свои руки. «Давать руки» в список планов Алтана явно не входило, о чём он сообщил новой порцией ругани и яростными попытками расцарапать Дракону лицо. У него бы даже, возможно, получилось, если бы Вадим не использовал свои особо полезные навыки по обездвиживанию пленников (которые обычно дёргались и визжали в разы получше Золотка; винить его тут не стоило, не каждый день тебя так скручивают, тренироваться не с кем) и не привязал к металлическому подголовнику кровати сначала одну, а потом и вторую руку. Хорошо привязал, от души. Захочет — вырвется, конечно, этого беса даже каменные стены не удержат, что говорить о куске ткани? – Ты заставил меня попотеть, – цокнул языком Вадим, довольно ощупывая плотно стянутые кисти. Алтан демонстративно повёл носом по воздуху и скривился. – Я чувствую, – фыркнул он, презрительно закатывая глаза. Оба слегка взмокли после непродолжительной потасовки, а Золотейшество так и вовсе ощутимо запыхалось. – Чего ты ко мне вообще прицепился?! – А ты? Алтан набрал побольше воздуха, чтобы ответить что-то колко-язвительное, но, видимо, передумал. – Ладно, давай поговорим нормально, – медленно выдыхая, ответил мужчина, покладисто расслабляясь под Драконом. – Развяжи меня и пошли вниз. – Ты рассказывай, а я подумаю, отпускать тебя или так и оставить, пока тёть Маша не решит тут прибраться, – усмехнулся Вадик, распахивая халат Золотка ещё шире, пока то неуклюже пыталось поправить плечом перекошенные очки. – Ты переходишь все границы, – нахмурился Алтан. Дёрнул крепко связанными руками, но добился только ещё более широкой улыбки Дракона. – Серьёзно. – Ты тоже. Что тебе Юма такого наговорила, что ты на мне срываешься третью неделю? – Вадим шутливо поддел Золотейшество за подбородок, что тому не слишком понравилось. – Убери грабли! Ничего не наговорила, просто… просто работай нормально, и не будет к тебе никаких вопросов! – цыкнул Алтан, ёрзая под Вадимом. – Это я-то плохо работаю? Серьёзно? Мог бы придумать что-то правдоподобнее, – грубые ладони Дракона скользнули под футболку, резко задирая её до острых ключиц. – Но мне кажется, что ты забыл, под кем лежишь. Я ведь могу разговорить даже труп. – Как… Ч… Вадим! – Алтана аж выгнуло в тщетной попытке избавиться от внезапной пытки. – Перест… А-а-а-а! Дракон всегда знал, что Его Золотейшество очень чувствительное, но что лёгкая щекотка даст такой сильный эффект — не ожидал. Алтан аж захлёбывался воздухом, пытаясь вывернуться из-под тела Вадима, который не внимал невнятным просьбам остановиться и продолжал быстро перебирать пальцами по влажной от пота коже, внаглую наслаждаясь ответной реакцией. Мужчина под ним не унимался. Иногда судорожно дышал и пытался силой воли подавить бесконтрольные спазмы, но получалось плохо. Кровать, вопреки ожиданиям Дракона, под Алтаном даже не скрипнула, заработав дополнительные десять очков любви и уважения к себе. – Ну-ну, тише, – хехекнул Вадим, не останавливаясь ни на секунду. Золотко бессистемно дёргалось и сминало постель стопами, истерично воя и пытаясь выругаться на выдохе. – Ты сейчас полностью в моих руках. Алтан если и хотел что-то ответить, то даже при всём желании не мог, тратя все жизненные силы, чтобы не задохнуться (или не захлебнуться слюнями). У Дракона аж привстал от мысли, что он может сделать с жопейшеством всё, что пожелает, а тот не имеет возможности даже пощёчину залепить. А если ещё и рот кляпом прикрыть, так и материться перестанет. Мечта, а не картина! – Расскажешь? – руки Вадика резко застыли над быстро вздымающейся грудью мужчины. Алтану понадобилось несколько секунд, чтобы осознать произошедшее, а после облегчённо распластаться под Драконом, звучно втянуть носом сопли и сморгнуть выступившие в уголках глаз слёзы. – Расскажу, – простонал он, устало выплёвывая прилипшую к губам прядь волос. – Отпусти! – Это вряд ли, – Дракон легко провёл по покрытой пупырышками коже кончиками пальцев, и Золотко снова взвыло. – Красота какая. Игрался бы так весь день. – Пе… перест… Вадим! – взмолился Алтан, и мужчина хоть и нехотя, но всё же убрал руки. – Я тебя придушу. – Люблю, когда наоборот, – хохотнул Дракон, за что тут же схлопотал коленом по спине. – Да что же мне с вами, таким активным пиздюком, делать? Пока Алтан придумывал очередной колкий ответ, Вадик оглянулся в поисках чего-нибудь полезного, чем можно было бы связать ноги Его Золотейшества. Увы, улетевшая на пол книга для этих целей подходила мало, а провод от зарядки, по личному опыту, был не очень эффективен. Вариантов было немного, и мысль спуститься в оранжерею за верёвкой становилась всё привлекательнее, хотя оставался небольшой шанс, что в прикроватной тумбочке как-то внезапно найдутся наручники. Ну, так, случайно. – Не лезь! – обеспокоенно вскрикнул Алтан. – Там мои личные вещи, я запрещаю тебе… – Да ладно тебе, я ж не в кошелёк к тебе заглядываю, – промурлыкал себе под нос Дракон, лениво копаясь в ящичке среди всяких коробочек с какими-то непонятными иероглифами, тканевых мешочков, маленьких блокнотов, скомканных листков, огрызка яблока, рассыпанных патронов и каких-то сушёных цветов. – Да ну не дёргайся ты так, отпущу я тебя, только немного… а что это? Рука Вадика закономерно наткнулась на непримечательную, накрытую крышкой небольшую коробку, в которую мужчина тут же любопытно сунул пальцы. Макаров? Жижа для новомодного вейпа? Наркота? В первую секунду Дракону даже показалось, что это какие-то конфеты или пакетики с чаем, но одна извлечённая на свет упаковка быстро развеяла его сомнения. – Так Золотко уже с кем-то потрахалось? Или только собиралось? – сально усмехнулся Дракон, сжимая между пальцев квадратную упаковку презерватива. Алтан лишь раздражённо стиснул зубы, жалея, что не научился убивать взглядом. – Что ещё хорошего тут валяется? – Только я под тобой, – проворчал мужчина, не оставляя раздражённых попыток высвободить руки, но было видно, что он уже порядком подустал. Вадик наобум схватил один тёмный, внезапно очень увесистый мешочек и одним движением развязал его. – Любопытные штуки у себя хранишь, Золотко. В ладонь Дракону скользнул слегка изогнутый продолговатый предмет традиционно чёрного цвета с лаконичными золотистыми узорами вдоль одной более массивной половины. Вадим задумчиво повертел его в руках, поковырял ногтем приятный, как будто бархатистый материал (Алтан хотел что-то сказать, но передумал на старте), прикинул вес. Были бы на нём кнопки, Дракон окрестил бы странную штуку вибратором и радостно ткнул бы этим фактом (и непосредственно самим предметом) в лицо Золотейшеству, а так аж чутка растерялся. Кто его знает, чем нынешняя молодежь балуется, может, оно током бьётся или самоуничтожается после фразы-пароля. – Ты на этом презики учишься надевать? – оскалился Вадим, размахивая всё ещё зажатой в пальцах упаковкой. – Поэтому ты вчера так быстро сбежал из борделя? – Вадим, ты такой тупой, я не могу! – от невыносимого осознания бытия Золотко аж закрыло глаза и откинуло голову назад, чтобы не видеть его озадаченного лица. – За что ты мне такой достался? – Ха! Угадал? Нет, ну не дрочишь же ты им себе в конце концов, – рассмеялся Дракон. Алтан презрительно взглянул на него из-под коротких ресниц. – Подожди. Или дрочишь? Золотейшество злобно засопело и подвигало плечами, укладываясь поудобнее. Раскрасневшиеся после драки щёки продолжали гореть огнём, впрочем, не так сильно, как когда Дракон застал его за просмотром какой-то задористой порнухи с растениями. Прикольной, кстати, Вадик потом её ещё пару лет держал в избранном, не зря выбил из пацана ссылку в обмен на молчание (хотя и без того никому об этом рассказывать не собирался). – Не твоё дело. – Это я уже уяснил. Ты им реально дрочишь? – Дракон аж отклеился от живота Алтана, разлюбопытствовашись. Тот лишь фыркнул. – На дурные вопросы я отвечать не собираюсь! – Ладно. А это для чего? – Вадим покрутил презерватив в пальцах. Золотко скривило губы. – Так гигиенично, – сквозь зубы прорычал мужчина, делая над собой невероятное усилие, чтобы снова не разразиться руганью. – Отъебись! Я к тебе в трусы не лезу! – А хочешь? – усмехнулся Вадим, поглаживая злого из-за смущения Алтана за ухом. – Я бы даже разрешил. Так ты у нас любитель членов? – негромко уточнил он. Золотейшество раздосадовано замолчало, попытавшись вновь спрятать нос в складках рукава, но цепкие пальцы Дракона уверенно схватили его за подбородок и не дали совершить задуманное. – Не уходи от ответа, иначе мы тут так весь день безрезультатно пробарахтаемся. Ты этим пользуешься? – Пользуюсь, – глухо ответил мужчина, не глядя в глаза Вадиму. – А как? – Дракон наклонился ниже, упираясь рукой в матрас около размётанных волос Алтана, и слегка тыкая в живот игрушкой. – На себе или на ком-то? Покажешь? Ну, не молчи, Золотко! Мужчина только бессильно застонал в ткань халата. Выждав для приличия ещё пяток секунд и не получив никакого внятного ответа, Вадим со вздохом «значит, разберусь сам» шлёпнул Алтана по крепкому бедру: – Раздвинь-ка ноги. Естественно, Золотейшество было против. Пока Алтан, ощутив прилив новых сил, ругался на двух языках одновременно (возможно, даже больше, просто Вадик знал только родной матерный), Дракон упёрся коленом между бёдер мужчины и надавил на него всем весом, под болезненное шипение Золотейшества насильно вклиниваясь внутрь. – Сейчас будет фокус с исчезновением белья! – Вадим бросил игрушку рядом с собой на кровать и завёл ладони под обтянутые синтетической тканью упругие ягодицы. Золотко взбрыкнуло сильнее, протестуя против такого отношения, но Дракон лишь удовлетворённо жмакнул округлую жопку и одним движением стянул трусы до середины бёдер. – Я подвешу тебя на твоих же кишках! Но перед этим будешь месяцами сидеть в том самом подвале с одним ржавым стулом для особых гостей! – шипел Алтан, пытаясь как можно быстрее освободиться от сковывающей движения ткани. Вадик оценил манёвр и чуть не пропустил удар стопой в нос, едва успев перехватить щиколотку на подлёте. – Нахуй ты это делаешь?! – Честно? Просто наслаждаюсь вашей беспомощностью, – трусы улетели на пол. – А вот почему у вас стоит как у меня в универе на студенток филфака — это хороший вопрос. – Физиология, – сквозь зубы процедил Алтан, не глядя на бесстыдно рассматривающего его Дракона. Стояло действительно крепко и падать не собиралось, без серьёзных на то причин так точно. – В таких ситуациях обычно наоборот, домкратом не поднять, – оскалился Вадик, проводя ладонью вдоль нервно вздымающегося живота Золотейшества, за что тут же почти схлопотал коленом в нос, но был ловко перехвачен и прижат подмышкой. – Да ты перестанешь дёргаться? – А как?! Лечь, раздвинуть ноги и пригласить тебя отыметь меня?! – огрызнулся Алтан, пытаясь вырваться. Дракон на несколько секунд задумался, подняв взгляд к потолку, и одобрительно покачал головой. – Иди в задницу! – С удовольствием! – Вадим с невиданным энтузиазмом подхватил игрушку и, несмотря на активно ёрзающее под ним Золотейшество, прижал её к ягодицам. – Ты что творишь?! – Следую твоим хотелкам, конечно же. – В смысле… Боги, почему я должен тебе это объяснять?! – мучительно простонал мужчина, зажмуриваясь. – Ты хочешь не оставить на мне живого места? Презерватив надень, лубрикантом смажь! Как будто первый раз! – Да уж как-то всю жизнь ебался и без этого! – твёрдо парировал Дракон, покладисто вскрывая шуршащую упаковку. Лубрикант нашёлся в том же ящике, правда, пришлось перебрать несколько бутылочек под строгим руководством Алтана, пока наконец не нашлось то, что нужно. – О, так Золотко таки не против того, что я с ним делаю? – Я тебе не «Золотко»! – Конечно. Ты очень интересно увиливаешь от прямых ответов. Неужто и впрямь так сложно открыть рот и сказать, что тебе нужно? – Золотейшество проигнорировало его, но Дракон особо и не ждал. – Когда ж ты уже научишься общаться нормально, а? И вообще, Алтан, выключи на полчасика босса и просто немного покайфуй, окей? Давай-давай, расслабься, не нужно вертеть носом. Тебе понравится. Твёрдый предмет вновь прижался к подтянутым ягодицам мужчины под полное молчаливое одобрение широко раздвинутых бёдер. Вадим на несколько мгновений аж залюбовался: связанный, взъерошенный, злющий, смущённый, в задранной по самые ключицы футболке и распахнутом чёрном халате Алтан выглядел вполне… секси? Вся так тщательно накапливаемая энергетика властности и силы исчезла как по щелчку, являя Дракону знакомый образ мальчишки-подростка, обожающего путешествия, сестру и выращивать цветы на подоконнике, старающегося не ввязываться в конфликты даже между одноклассниками. Хороший был парень, жаль, что пришлось измениться не в лучшую сторону. Искусственный член сантиметр за сантиметром погружался в тело Алтана, приковывая к себе всё внимание Дракона. Игрушка входила очень плавно и легко, не встречая никакого сопротивления. Да и, судя по всему, сопротивляться Золотейшество больше либо не собиралось, либо не могло: откинуло голову назад так далеко, чтобы не видеть масляно сверкающие глаза напротив, старалось дышать максимально тихо и сдержанно, но подёргивающийся в такт движениям Вадима член сдавал его с потрохами. Дракон двигался неспешно, не желая в прямом смысле слова порвать задницу начальству (хотя соблазн был невероятно велик), зная, что после такого ему точно не сбежать из Питера живым. – Какой же ты упрямый, я просто балдею. Обожаю, когда подо мной вот так ломаются, – усмехнулся Вадим, сильно сжимая подрагивающее от удовольствия бедро и вставляя игрушку под другим углом, вынуждая Алтана протяжно застонать и слегка выгнуться навстречу. – Так получше. Давай ещё разок. Не хочешь? А если я сделаю вот та-а-ак? Золотейшество своенравно стиснуло зубы, но сдержать ещё один короткий стон всё же не смогло. У Дракона аж яйца поджались, так охуенно возбуждающе это прозвучало в тишине полусонной спальни. Это ж как сладенько оно может стонать, если совсем забудется? Желание проверить голосистость Алтана росло с каждой секундой в геометрической прогрессии, он даже чуть не бросил игрушку там, где торчала, и не стащил трусы уже с себя. Терпение, Вадик. Дай ему утонуть в море своего желания ещё глубже, опуститься туда, откуда берега уже точно не видно. – Развяжи… развяжи мне руку. Пожалуйста, – внезапно шёпотом попросил Алтан, кончиком языка облизывая пересохшие губы. – Хочу… Я сам. – Нихуя себе, какие ты слова, оказывается, знаешь, – подохренел Вадик. Должно быть началось второе пришествие, ибо услышать «пожалуйста» и «спасибо» от Золотейшества в этой жизни удавалось либо охуеть каким строгим страшным дядькам в костюмах, угрожающим Алтану разрывами деловых и неделовых отношений, либо тёте Маше — на этом короткий список счастливчиков заканчивался. А уж если он снизошёл до таких слов по отношению к нему, Дракону, то, стало быть, мозги совсем отключило. Или действительно уж совсем невтерпёж стало. – Только не дерись, иначе снова свяжу. Вадим привстал на четвереньки и, хоть и с некоторыми трудностями, но всё же распутал одну кисть. Алтан согласно кивнул и, удовлетворённо похрустев затёкшими суставами, вполне бодро и очень привычно сунул руку между широко разведённых ног. Нащупал гладенькую ручку, удобно обхватил её и начал двигаться. Ох, сука. Он не видел вживую такого порнушного зрелища последние лет пять так точно, а Дракона за это время успело помотать везде и много. Вадик аж дыхание затаил, глядя, с каким упоением Золотко трахало себя. Быстро, чётенько и невероятно опытно, подтверждая всё ещё не совсем уверенные мысли мужчины о том, что Алтан таки на регулярной основе развлекался с этой игрушкой именно так, как он и предполагал. Выгибаясь как кот, бархатисто постанывая в ритм движениям, поджимая пальцы на ногах, он выглядел так по-блядски развратно, как не выглядела ни одна из его женщин, число которых перевалило за несколько сотен ещё лет в двадцать, наверное. Искусственный ствол свободно скользил между напрягающихся во время проникновения ягодиц, доводя Алтана до исступления. Вадим был уверен, что привязанная вторая рука приносит ему значительный дискомфорт, попросту не позволяя ласкать себя ещё больше: поглаживать соски, тискать яйца и наконец уделить внимание члену, но отпустить Алтана означало снова добавить себе головной боли, а Дракону она нахер не сдалась. Вадим поправил собственный стояк, неудобно упирающийся в ткань трусов. Очень хотелось сунуть пару пальцев внутрь ануса, чтобы проверить, нет ли там какой-то волшебной кнопки, превращающей довольно вредного и гордого наследника фамилии Дагбаевых в размётанного по постели развратно стонущего мальчишку, жаждущего только одного: получить разрядку. Надо будет обязательно пощупать. В следующий раз. – Поигрались и хватит, – Дракон перехватил руку Алтана на выходе и оттянул в сторону вместе с игрушкой, извлекая её наружу. Золотко разочарованно и очень обиженно застонало, не желая расставаться со своим удовольствием, но Вадика сейчас это мало волновало. – Сейчас всё будет, не ной. Кинь ты его куда-нибудь. Разбрасываться любимыми штуками Золотейшество не стало и дрожащей рукой опустило его на тумбочку рядом с лампой, пока Дракон сноровисто стягивал с себя трусы. Прочая подготовка прошла без заминок, хотя размер презерватива одновременно и обрадовал, и расстроил: оказался слегка маловат. Ну, ничего, разок потерпит, а там уже организуется как положено, хотя Алтан мог бы и позаботиться о таких мелочах. Зря что ли пялился на него после тренировок, когда Вадим выходил мокрый из душа и дефилировал к своей одежде в чём мать родила? Хотя Дракон по-честному думал, что Золотко залипало на его татуху, сам до сих пор иногда подолгу рассматривал её в зеркале, но, видимо, не завитушки на груди его интересовали, ох, не завитушки. – Раз ты у нас такое несговорчивое, – Вадим стащил с Алтана домашние очки и с невероятно довольной ухмылкой навис над мужчиной, плотно прижимаясь пахом к ягодицам. Тот только сморщил нос. – Ответь мне всего на один вопрос: тебя того, оприходовать как принцессу в первую брачную ночь, или можно не церемониться? – Иди ты! Принц нашёлся! – проворчал Алтан, злобно сверкая глазищами в сторону предвкушающего последующие десять минут жизни Дракона. – Ты… а м-м-м! – Понял. В таком случае, заткнись, – ладонь Вадима плотно прижалась к губам Золотейшества, прерывая бесконечный поток пустой ругани. – Только попробуй укусить — получишь, и я сейчас не шучу... Вот же ж ты зараза какая. Пощёчина, от всей души выданная Алтану, получилась неожиданно звонкой. Сочной. В первое мгновение Золотейшество даже не поняло, что с ним произошло, но прийти в себя и разразиться нецензурной бранью ему просто не позволили. – Я же предупредил, – прорычал Вадик, снова закрывая рот Алтана огромной ладонью. Возмущение мужчины лилось через край, являясь мощнейшим источником новых сил. Дракону пришлось навалиться на Золотко всем весом, чтобы хоть немного утихомирить извивающегося и пинающегося кота под собой, но, судя по всему, пощёчина оказалась для того крайне обидным и выводящим из себя событием. Только прижатых к макушке ушей не хватало. – Да блять! Я тебя снова сейчас свяжу, если будешь лапами махать! Лучше ноги шире раздвинь, мне неудобно. Энергией, расходившейся от Алтана, можно было осветить пару питерских районов, если бы только существовал способ запитать от него дома. Золотейшество барахталось будь здоров, царапалось ногтями, выгибалось, молотило пятками по ягодицам Дракона и мычало в прижатую ладонь так противно и громко, что Вадик почти решился дать ему несколько секунд свободы для реализации своих выдающихся ораторских способностей, но тут жопейшество, наконец, выдохлось. Запыхалось, раскраснелось, ещё больше взъерошило свои обожаемые кудряшки, вспотело как лошадь на скачках, но атаковать повторно в ближайшую минуту было не в силах. – Успокоился? – Дракон наклонился ниже и мокро лизнул Алтана в висок, вынуждая того брезгливо отвернуться. Рука на губах чуть ослабила нажим, но полностью Вадим не стал убирать её даже после того, как Золотейшество вцепилось в неё своими ноготками. – Я спросил, ты успокоился? Глаза Алтана горели злостью, но, несмотря на не до конца сброшенное раздражение, мужчина кивнул. – Славно. Так трахаться будем, или ты передумал? Золотейшество засопело, но возмущаться по сотому кругу, как и отнекиваться от предложения, почему-то не спешило. – Ох уж эти сердитые змейкины глазища, – жарко выдохнул Дракон на ухо Алтану, прихватывая зубами упругий хрящик. Мужчина слабо протестующе дёрнулся. – Давай по-хорошему: ты сильно не брыкаешься, кусаешься не до синяков, я в тебя… тебя быстренько ввожу в курс дела. Потом моемся, завтракаем и едем разбираться с остатками вчерашних гостей. Согласен? Алтан внезапно покорно, хоть и едва заметно, кивнул. Вадим удивлённо выгнул бровь. – Материться будешь? Золотко на секунду задумалось и неопределённо помахало ладонью, мол, не очень интенсивно, но на всякий случай в планах имеется. – Чудненько. Давай только не очень громко, а то если сбегутся наши ребята, не думаю, что нам будет сподручно объяснять происходящее, – Дракон осторожно убрал ладонь от лица Алтана. Тот тут же воспроизвёл на личике своё привычное недовольное выражение, но обкладывать матом Вадима не торопился. – Есть пожелания? – Завтракать поедем в Асторию, – шмыгнуло носом Золотко, упираясь ладонью в бедро Дракона. – Хочу их блинчиков с творогом. Вадим согласно угукнул (блинчики в ресторане были действительно выше всяких похвал) и ещё разок оценивающе взглянул на порядком подуставшего Алтана. Тот успел напустить на себя привычный невозмутимый вид, и только заливающие всю радужку чёрные зрачки выдавали его истинное состояние. Чудно. Дракон с тихим рыком сжал волосы Алтана в ладони и потянул вниз, обнажая всегда скрытую от чужих взглядов шею. Золотейшество привычно замычало, но Вадим не обратил на него никакого внимания, нетерпеливо впиваясь губами в горячую пахнущую вкусными мужскими духами кожу. Чёртово змейшество. В следующий раз всё будет совершенно иначе. В следующий раз оно будет стоять перед ним на коленях с членом во рту, радуясь, что ему наконец разрешили пососать этот шикарный ствол. Будет вылизывать его во всех доступных местах своим острым язычком, который уже давно напрашивался на что-то подобное. Потому что Алтан иначе не может, потому что, блять, его рот точно должен быть чем-то занят: болтовнёй, едой или чужим членом, с которым он сможет играться не один час. Вадим аж застонал от своих мыслей, бесстыдно шаря руками вдоль груди и живота мужчины в попытке осознать, как он вообще до этого докатился. Даже сиськи не помять, а Дракон это дело ой как любил. Вадим мокро лизнул вдоль шеи от ключицы до уха, небрежно цепанув зубами алую мочку Алтана, так неудачно сохранившую следы подростковых бунтов. Интересно, каким он будет в постели позже, когда войдёт во вкус? Так и будет покорно лежать под ним, выгибаясь навстречу грубым пальцам, сжимающим его напряжённые соски, или же захочет большего, выдумывая каждый раз что-то интересненькое? Судя по девайсам, хранившимся в ящике, на выдумки Золотейшество действительно было гораздо, поэтому существовала нехилая вероятность увеселительного времяпрепровождения не только на работе, но и в постели. – Такой ты у меня вредный, – мурлыкнул Дракон, наклоняясь к лицу Алтана. – А спрячь-ка ненадолго свои зубки и даже не вздумай их сжать. До Золотка не сразу дошел смысл сказанных слов, а когда он таки достучался до его спутанного сознания, Вадим уже сжал пальцами подбородок и не мешкая ни секунды одним сильным движением языка вторгся внутрь его рта. Алтан рефлекторно протестующе упёрся ладонью в грудь Дракона, но это был уже скорее выпендрёж, чем реальная попытка оттолкнуть мужчину от себя, да и Вадим не был готов останавливаться. Целоваться было невероятно вкусно: влажные губы Золотейшества ещё хранили воспоминание о выпитой чашке кофе, что привело Вадима в невероятный восторг. Хоть Алтан сбивался с заданного дерзкого ритма, лихорадочно пытался выровнять дыхание и пару раз действительно случайно куснул Дракона, мужчина чувствовал, как поцелуй с каждой секундой всё больше и больше разрушает выстроенные им самим хлипкие рамки, за которые выходить точно не стоило. – Аккуратнее! – цыкнул Дракон, когда Алтан в очередной раз цепанул его за язык. Аккуратнее, сучья змейка, иначе до вечера встать не сможешь и только глазищами своими будешь зло сверкать в его сторону. – Скажи ещё, что ни разу ни с кем не целовался. – Целовался, просто ты делаешь это как мудак, – фыркнуло Золотейшество. – Не лезь мне так глубоко в глотку. – Океюшки. Перевернись жопкой кверху, будем лезть глубоко в другие места, – ухмыльнулся Вадим, откидываясь назад. Алтан закатил глазки, но говорить ничего не стал и действительно без лишней ругани перевернулся на живот. Развяжу тебя в конце, потерпи, – Вадим откинул полы халата и от души шлёпнул Золотейшество по доверительно подставленной ягодице, за что тут же схлопотал пяткой по бедру. – Ты заебал. Сильный толчок между лопаток повалил не ожидающего нападения Алтана прямиком на кровать. Золотко аж задохнулось от такого бесцеремонного обращения с собой любимым, но разразиться очередной речью не успело: Вадим моментально хищно навис над ним, звонко ударяя по ягодице ещё раз. Алтан недовольно замычал. – Заткнись, – Дракон обхватил пальцами свой член у основания и плотно прижался головкой ко входу. – И не дёргайся. За время их препирательств и выяснений, где чьё место в этой жизни, лубрикант, нанесённый на тонкий слой латекса, успел слегка смазаться и подсохнуть, но Вадим беспечно отмахнулся от этого факта: внутри Золотка его должно было быть достаточно, чтобы успеть поразвлечься с ним какое-то время. Алтаншество замерло под его руками и аж перестало дышать, превратившись в один большой комок предвкушения и ожидания. С последним Вадик решил больше не тянуть, плавно въезжая в растянутую дырку сантиметр за сантиметром, пока не упёрся пахом в ягодицы. – Ты бы видел, как он идеально в тебя поместился, – выдохнул Дракон, довольно поддевая кончиком языка верхнюю губу и рассматривая картину перед собой. Алтан поморщился. – Я, блять, прекрасно чувствую, – просипел мужчина, привыкая к новой для себя роли. В отличие от любимой игрушки, член Вадима ощущался иначе. Горячий. Живой. – Не надо так… глубоко. – Уж как получится, – усмехнулся Дракон, на пробу несколько раз двигая бёдрами. Скользило идеально, туго обхватывая напряжённый член мышцами, так горячо и приятно, что аж в глазах темнело от удовольствия. – В следующий раз проверим максимальную вместимость твоего болтливого рта. – Ага, конечно, так я и… ай! Больно! – взвизгнул мужчина, ударяя ладонью по подушке, но Дракон лишь сильнее намотал на кулак непослушные тёмные кудри. Прижал голову к матрасу, утыкая Золотце носом в смятую постель. – Вади-и-им! – Сто лет «Вадим», – нахально улыбнулся Дракон, размеренными волнообразными движениями двигаясь навстречу шипящему сквозь зубы Алтану. – М-м-м, класс. Твоя задница точно создана для моего члена, так приятно. – Помолчи! – простонал мужчина, сжимая ладонями простыню. – Просто делай, что должен. – Ваш приказ для меня закон, – томно выдохнул Вадим на ухо Алтану, и щекотная волна мурашек вдоль позвоночника была ему удовлетворительным ответом. Наверное, с Золотком в перспективе можно кайфовенько потрахаться, вон, как оно податливо прогнулось в пояснице и оттопырило задницу. Фиг с ним, неумением нормально коммуницировать, если Алтана под ним действительно хорошенько так протащит по волнам удовольствия. Притворяться Золотку не было никакого смысла. – Ещё, – еле слышно попросил мужчина, прикрыв глаза. – Быстрее. – Ваше Золотейшество, – член размеренными ритмичными движениями входил в тело мужчины, вытягивая из него хрипловатые вздохи. – Если ты хочешь, чтобы я тебя выебал — просто скажи. Ты не представляешь, как сильно твои желания совпадают с моими. Огрызнуться Алтан не успел: Дракон, натянув сжатые в кулаке мягкие кудри, двинул бёдрами уже более развязно, выбивая из Золотка короткий стон, который тот сразу же постарался спрятать за сжатыми губами, но Вадик попросту не дал ему совершить задуманное. Нежничать не хотелось, тем более после сна для достижения оргазма требовалось чуть больше времени и усилий, поэтому Дракон без зазрения совести бодренько потрахивал погруженного в собственное удовольствие Алтана, который мыслями точно был где-то не в этой комнате. Его мелко безудержно передёргивало, когда член Вадима с характерным влажным звуком полностью погружался внутрь сжимающегося тела, а сквозь приоткрытые губы иногда вылетали пустячные просьбы, которые Дракон с радостью выполнял. Все бы его приказы были такие. – Просто лучшая задница в моей жизни, – простонал Вадим, свободной рукой лапая алтаншество под футболкой везде, до куда дотягивался. Золотко взмокло от всех переживаний и телодвижений, но стянуть одежду даже не пыталось, то ли предпочитая париться, то ли стесняясь того, что Дракон уже миллион раз видел. – Прикупи для следующего раза себе ошейник из кожи. Хочу держаться за него, пока ты будешь насаживаться на мой член своей упругой жопкой. – Блять, я обещаю, это последний раз, когда… когда ты меня вот так смог… напал на меня, если не заткнёшься, – задыхаясь, из последних сил смог выговорить Алтан, собирая вместе разъезжающие ноги и неловкими пальцами расковыривая надоевший узел на кисти. – Я тебя прибью. – Конечно, Ваше Золотейшество. Но ошейник таки выбери и закинь в свою волшебную тумбочку, – хрипло засмеялся Дракон, притягивая Алтана к себе за волосы. – Иди ко мне. Вадик чуть не кончил раньше времени, когда Золотко охотно поддалось и уселось ему на бёдра, широко разведя собственные. Ебучий халат тут же скользнул вниз, пачкаясь в лубриканте, но Алтан нетерпеливо сорвал его с себя вместе с футболкой, являя Дракону себя во всей красе. Вадим мысленно поставил себе пометку в обязательном порядке заняться этим напротив зеркала — Золотейшество должно смотреться рядом с ним ну очень экзотичненько, а за такое он обычно без лишних торгов доплачивал нужную сумму. Но это всё будет когда-то потом, попозже, когда будет зеркало и свободное время, а сейчас Золотко жалось к нему голой спиной как ебанутое, за каких-то несколько секунд уловив и подхватив заданный Драконом чёткий ритм движений, полностью вливаясь в него. Сливаясь с ним воедино, отдаваясь так яростно и жёстко, что Вадим подохренел от такой внезапной прыти. Вопрос кто кого трахает повис в воздухе, но поиск ответов явно стоило отложить до ресторана. Алтан изо всех оставшихся сил двигался ему навстречу, сладостно постанывая во весь голос и сжимая его член внутри себя так, что Дракон снова едва удержал оргазм под контролем. Трахалось Золотейшество так же, как и дралось: отчаянно, искренне, без тени фальши и попыток обмануть. Уж если оно за что-то бралось, то делало это на славу, и, ох, какие же его минеты в будущем ждут, Вадик аж глаза прикрыл от удовольствия, зарываясь носом в пахнущие цветами волосы. Как бы не подсесть на подобное. – Помоги там себе рукой, – попросил Дракон, стараясь думать о трупах и выставке оружия на следующей неделе. Алтан не стал выёбываться и обхватил твёрдый ствол пальцами, надрачивая себе в излюбленном темпе и доверительно откидывая голову на плечо Вадиму. – Бля-я-я, Золотце, ты такое охрененное, я не могу. Не останавливайся. Он и не думал. Прижимался спиной к Вадиму, коротко подмахивал бёдрами, насаживаясь ещё глубже, требовал обнимать себя ещё крепче, тихо постанывал сквозь приоткрытые губы, скулил, вымогал, злился, щипался, царапался, но всё же покорно дождался короткого жаркого, сопровождённого чувственным укусом, выдоха «кончай». Сначала Алтан. С протяжный громким стоном, цепляясь за сильную руку Дракона своими короткими накрашенными коготками, пачкая белёсыми каплями тёмную ткань постели, свои пальцы и совсем немного — Вадима. Потом — Дракон, повалив абсолютно дезориентированное расслабленное тело на кровать и входя в него быстрыми резкими толчками. Придавливая Алтана собой, вжимаясь в него с каждой новой накатывающей волной, шепча что-то несуразное, едва понятное. Сбивчивое. Неоформленное. Чтобы потом затихнуть рядом и даже не пошутить про очевидное. …– Ладно, сдаюсь. Что из всего этого у тебя шампунь? – спросил Вадим, устав перебирать бутылочки с непонятными надписями за стеклом душевой кабинки. Алтан недовольно цыкнул. – Белый с красной наклейкой, – ответил он, пытаясь расчесать непослушные, влажные после душа локоны. Удавалось неплохо. – Этот? Я пробовал, оно какое-то странное и не пенится, – с сомнением протянул Дракон, снова хватая бутылёк. – Оно и не должно пениться, это такой… эй! Он не для тех волос! Для тела в прозрачной банке, ты… ай, ладно, – внезапно махнул рукой Алтан, глядя в зеркало как Вадим бесцеремонно выливает его богатства на его же мочалку. Потом купит себе другую. Или бросится в него феном, не выключая из розетки, чтобы раз и навсегда научить манерам. – Гадость какая невозможная, – радостно прокомментировал Вадик, осторожно принюхиваясь к себе и стягивая большое бордовое полотенце с сушилки. То, что оно было для лица, а не яиц чужих мужиков, Золотейшество уточнять не стало: поздно и бесполезно. – Надо всё своё сюда притащить, а то так и буду вонять этим каждый раз. – Никаких «каждых разов» не будет, – спокойно ответил Алтан, вычёсывая очередную прядь. Он так и не удосужился накинуть на себя хоть что-то из одежды, и, стоя у раковины с зеркалом, сверкал голой задницей, которую, естественно, Дракон счёл нужным от души шлёпнуть, как только та оказалась в зоне его досягаемости. – То, что произошло сегодня, не более чем случайность, которую я не намерен повторять. Это не обсуждается, всё, тема закрыта и исчерпана. – Тебе настолько не понравилось? – мурлыкнул Вадим, преувеличенно крепко обнимая мужчину сзади. Тот только перекинул волосы на другую сторону шеи и продолжил вычёсываться. – По-моему, в конце… – Заткнись, пожалуйста. – Я-то заткнусь, только ж ты потом опять будешь круги вокруг меня наматывать, не в состоянии сказать «трахни меня, пожалуйста», а меня такой подход не очень устраивает, – хохотнул Дракон, целуя Алтана за ухом. – Не злись, Золотце. Когда мы следующий раз не будем это делать, ты хочешь быть сверху или снизу? – Сверху, – проворчал Алтан, недовольно принимая поцелуи в свою сторону. – Собирайся, нам пора. – Соберусь и потом, как обычно, тебя ещё час ждать буду. А ты, если стесняешься, просто в следующий раз попроси отвезти тебя в бордель. Сообщение кинь, там, или позвони, и я тебе с радостью организую приятный досуг, – Вадим напоследок сжал ладонью ягодицу Алтана и, бодро что-то насвистывая, вышел сначала из душа, а спустя полминуты — из комнаты, оставляя Золотейшество вычёсываться в одиночестве. Мужчина тяжело вздохнул и отложил гребень, устало рассматривая своё слегка помятое лицо в идеально чистом зеркале. Охренел этот Дракон, давно профилактических пиздюлей не получал. Зачем он вообще его рядом держит, ни мозгов, ни музыкального вкуса, ни трахаться, как оказалось, не умеет. Наглеет только с каждым днём всё больше, вон, сегодня вообще посмел свои руки к самому ценному протянуть, да не просто протянуть, а вполне себе облапать во всех неприличных местах. Хорошо, конечно, он ведь этого и добивался, но сам факт такого поступка всё равно казался Алтану вопиющим. Ошейник вон затребовал купить, придурок, никакой субординации. Ошейник давно лежал во всё том же ящике, просто Дракон не успел сунуть нос в самую дальнюю коробочку. Алтан расстроенно поджал губы и отвернулся от зеркала. А мог бы, идиот невнимательный!
Права на все произведения, опубликованные на сайте, принадлежат авторам произведений. Администрация не несет ответственности за содержание работ.