Глубоко

Слэш
NC-17
Завершён
519
Пэйринг и персонажи:
Размер:
6 страниц, 1 часть
Описание:
Примечания:
Публикация на других ресурсах:
Уточнять у автора/переводчика
Награды от читателей:
519 Нравится 17 Отзывы 61 В сборник Скачать

Часть 1

Настройки текста
— Ты — препятствие для нас, Итэр. Я мог бы покончить с тобой, оставить от тебя искрящийся пепел, — чтец качнул рукой, острые, словно отлитые из металла, когти отразили потусторонний блеск вечной ночи. Тот, кто назвал себя «Эндзё», парил в сантиметрах от земли; его мантия вторила каждому вдоху, развеваясь, плавно покачивалась, точно в танце языков пламени. Тишина. Лишь воздух вокруг потрескивал, то была магия вестника. Он опасное порождение Бездны. Но почему-то рядом с ним тепло и уютно, будто отдыхаешь перед камином в небольшом домике Мондштадта, а не едва переводишь дыхание после очередной околосмертельной схватки. Итэр молчал, его раздражала эта обстановка. Он сделал шаг назад, закрывая собой тело поверженного дракона глубин. Это всего лишь очередной пёс Бездны. Он не поддастся. — Но сестрёнка твоя вряд ли будет довольна, — лицо скрывал массивный шлем, похожий на гладиаторский доспех, казалось, весь залитый кровью, но то были лишь отблески огня. Острые, металлические зубья закрывали нос, очерчивали скулы. Только сухие губы оставались обнажены. На них мелькнула улыбка. — Никогда не говори её величеству, что я так её назвал, — короткий смешок. — Однако. Дело всё же не в твоей сестре, Итэр. Путешественник сжал рукоять меча. Неужели это шанс узнать что-то о сестре? Нет, никто ему ничего не расскажет. Брови сошлись у переносицы, Итэр ощущал кожей сквозь перчатку, как раскалился его клинок. Или то были чувства? Кровь, что пульсирует в венах? — Я не хочу. — чтец развёл руками, взмахнул ладонью перед катализатором, и тот растворился, лишь крошки пепла осыпались на каменные плиты. Посланник ордена Бездны ступил наземь следом и сделал шаг навстречу путешественнику. Поступь его была мягкой, будто он всё ещё парил. — Ты интересен мне. — вестник протянул руку и коснулся щеки юноши, Итэр едва сдержал резкую дрожь, но не пошевелился, оставаясь на месте и пристально смотря в прорези в шлеме, туда, где горели глаза врага. Он не знал, решимость им движет или отчаяние, он почти утратил веру в свою цель, но, наверное, не это сейчас важно… речи чтеца завораживали. — Ты наивный настолько, что каждый удостоился твоей помощи. Самоотверженный. И хрупкий, Итэр, как стекло. — Эндзё приподнял подбородок юноши и наклонился совсем близко. Его дыхание дурманило, накаляло нервы. Итэр совсем не понимал слов. — Хрупкий и смертный. И потому ты весь пропитан человечностью, состраданием, эмпатией. — губы вестника ещё ближе, они тонкие, тянулись от щеки до щеки, обнажая ряд зубов, а дыхание горячее, обжигало щёки. — Проще говоря, ты мне нравишься, Итэр. Возможно, я люблю тебя, но у меня не было времени разбираться в чувствах, ведь я читал только книжки. К счастью, обратно в Орден я не очень то спешу. — чтец разомкнул зубы, путешественник скосил взгляд на длинный, алый язык, чувствуя, что тот заскользил по его щеке, обжёг кожу, точно обдав кипятком. Чтец толкнул Итэра в грудь, совсем легко, юноша пошатнулся от неожиданности, спешно отступил назад, но неловко запнулся о хвост мёртвого вишапа и свалился на холодную, мокрую тушу. Чтец медленно подошёл, на участке не скрытого шлемом лица разрез улыбки, и с каждым шагом эта улыбка становилась шире, обнажая острые зубы и длинный вьющийся вдоль них язык. Итэр смотрел с вызовом, пусть и упал, но всё ещё не проиграл. Он потянулся навстречу, схватил чтеца за щёки, острые детали шлема впились в его ладони, и припал губами к широкой улыбке. Путешественнику казалось, что над его нелепостью насмехаются, что это чудовище из Бездны лишь тешится над ним, но видел только противную улыбку, не зловещую и не надменную. Хотел стереть её. Или опробовать. Он не понимал своих эмоций. Раздражение? Злость? Тревога? Итэр почувствовал на языке металлической привкус — он впился в губы чтеца зубами до крови. Всё таки второе… — Нетерпеливый, — низко пророкотал вестник, его голос стал тише, напоминал треск брёвен в затухающем камине. Ладонью он накрыл затылок путешественника и скользнул языком в горячий рот, сразу же заполняя его и изучая. Итэр что-то замычал в ответ, покрепче сжал зубья шлема и прижался ближе, позволяя гибкому языку скользить прямо в горло. Эндзё нависал над юношей, казался в два раза выше его самого, изучал его рот, вылизывал под сдавленное мычание, а на лице всё пылала улыбка. Волосы Итэра спутались, чтец накрутил его растрёпанную косу на ладонь и оттянул, заставляя запрокинуть голову и раскрыть рот шире, другой рукой он легко снял штаны с путешественника и со словами «скучные шаровары», утонувшими в поцелуе, откинул в сторону. Лязганье доспехов, сброшенных на пол, тоже осталось без внимания, Итэр — обнажённый и вспотевший, теперь жался к чтецу Бездны как можно ближе, иначе казалось, что он замёрзнет здесь глубоко под землёй на холодном камне в окружении мёртвой воды. Он слишком быстро поддался жгучему желанию близости. Итэр потянул Эндзё к себе, облокотился спиной о мёртвого вишапа и выгнулся в нетерпении, чешуя дракона глубин расцарапала его лопатки, но было всё равно, на теле и так полно боевых отметин и пятен крови. Эндзё накрыл широкими ладонями бёдра юноши, огладил их от тазовых костей до коленей, развёл широко, наклонился, оплетая алым, с редкими чёрными сгустками языком основание члена. Итэр заскулил, кусая собственные губы, его колени дрожали, он чувствовал, как обвился чужой язык вдоль его ствола. Чтец толкался острым кончиком в уретру и после вылизывал уздечку, дразнил, активно надавливая на мгновенно раскрасневшуюся головку губами. Наигравшись, Эндзё заскользил языком между ягодиц юноши, пальцами сжал его бёдра покрепче; он чувствовал, как по нежной коже медленно стекала влага, смешиваясь с потом. Он мерно вылизывал кольцо мышц, Итэр сжимал отростки шлема пальцами и пытался притянуть чтеца как можно ближе, чтобы тот наконец удовлетворил его. Эндзё поднял горящий взгляд и усмехнулся, он облизал сначала свои губы, затем толкнулся в жаркое нутро мальчишки. Итэр несдержанно застонал, прогнулся в затёкшей спине и повалился обратно, распластавшись на мёртвом вишапе, чешуя расцарапала спину, кровь смешалась с холодной водой, путешественник чуть не упал, но вестник крепче сжал его бёдра, не отпуская, продолжил вылизывать изнутри и намеренно избегать его чувствительную точку. Эндзё играл с этим телом, изучал его. Путешественник резко потянул за рога шлема, чтец оскалился, довольно облизывая свои губы, приблизился к лицу юноши. — Даже на вкус ты хрупкий, Итэр, — Эндзё наклонился к губам юноши, медленно, казалось бережно слизал с них свежие подтёки крови и горячо поцеловал, кусая ещё сильнее, ещё больнее. Путешественник застонал в поцелуй, почувствовав острую боль и палец внутри себя. Наверняка этот пёс Бездны своими когтями ему всё расцарапал. Но Итэр лишь крепче вцепился в нависающего над ним чтеца, ладони соскользнули с острых шипов шлема, упали на массивные плечи, пальцы тут же сомкнулись на них. Итэр кусался в ответ и стонал, чужой язык полностью заполнял его рот, по щекам и подбородку стекала горячая слюна. Путешественник обвил руками шею чтеца, зацепился за какие-то детали мантии и подбросил бёдра; он почувствовал, как его стали растягивать сразу три пальца. Итэр поддался вперёд, прильнул к широкой груди, но Эндзё как на зло отстранился, из горла его донесся рокот, слабо напоминающий довольное кошачье мурчание: — О нет, Итэр, я не позволю тебе и дальше лежать на этой твари. Эндзё склонился над юношей, скользкий язык свил вокруг его шеи и невесомо коснулся губами бледной кожи, на которой тут же остался лёгкий ожёг. Чтец Бездны ласково погладил бёдра мальчишки, широкими ладонями поймал под коленями, поднимая, и ловко закинул ноги путешественника на свою талию. Эндзё прижался пахом к влажным ягодицам — Итэр жалко застонал, рвано покачивая бёдрами и пытаясь потереться о чужой стояк; языком слегка сдавил шею и из горла юноши донеслись хрипы, Эндзё облизал собственные губы, освобождая путешественника, приблизился к его лицу и стал вылизывать, целовать, до красных пятен обжигая кожу. Но Итэру показалось, что от этих поцелуев на его лице затянулись раны… Эндзё накрыл широкими ладонями ягодицы, крепко сжал их, наклонился к Итэру ближе, позволяя тому крепче стиснуть чтеца в объятиях, и ловко поднял своего юношу с трупа вишапа глубин. Чтец Бездны покрепче сжал путешественника одной рукой до глубоких царапин на коже и ловким движением другой руки смахнул в сторону собственный хитон и деталь брони. Эндзё пристроил член между ягодиц юноши, плавно качнул бёдрами, распаляя желание обоих. У Итэра дрожали ноги, он чувствовал ребристость чужого органа, чувствовал пульсацию горячей крови и липкую влагу. Он упёрся лбом в плечо чтеца и, затаив дыхание, опустил взгляд: чёрные волосы на лобке, жёсткие на вид и гладкие, такие же, как волосы человеческого облика Эндзё, кожа бордовая с примесями похожих на всполохи огня пятен, местами алая, каждый гребень будто был подсвечен изнутри. Итэр шумно выдохнул и сдавленно застонал. Эндзё очень долго, будто издевался, давил на кольцо мышц и медленно вводил заострённую головку. Путешественник покрепче сжал чтеца руками, пальцами впился в крепкую спину и поднял мутный взгляд на сокрытое лицо. «Большой» — одними губами прошептал Итэр, но из горла его донесся только хриплый вздох, ощущения скользкого языка, плотно обвившего шею, всё ещё не оставляли его. Лицо чтеца вновь разрезала улыбка. Эндзё почувствовал беспокойство Итэра, наклонил голову к его лицу, коснулся губами краешка ушной раковины и прошептал что-то успокаивающее на едва знакомом языке. Подхватил бёдра юноши покрепче и, резко взмахнув тазом, вошёл наполовину. Итэр надрывно застонал, от холодных стен отразилось эхо и чтец вновь утробно зарокотал сладкому голосу мальчишки, который ему так иррационально понравился. Мгновение, данное чтецом путешественнику, чтобы привыкнуть, тянулось слишком долго, жар разъедал тело, распалял и поглощал сознание, мешая мыслить здраво. Этот жар — жажда, грязное желание, подчинившее волю Итэра, он почувствовал себя своим в этом мире грешников; его золотые глаза загорелись, в них отразилось пламя глаз напротив. Казалось, что несколько белых ночей сменились вечной ночью, пока они смотрели в глаза друг друга. Путешественник опёрся о плечи посланника Бездны локтями, резко взмахнул бёдрами и насадился на его член. Острую боль сменил всепоглощающий жар, Итэр чувствовал себя наконец-то согретым и защищённым от ветра. Он выгнулся, скрещивая ноги на спине чтеца, прижался к животу, запрокинул голову и удачно застонал прямо на ухо Эндзё. Путешественник чувствовал себя наполненным, чувствовал, как внутри чужой стояк упирается чуть ли не в живот, выступая под тонкой кожей. Эндзё двигался медленно, крепко удерживая Итэра за бёдра, он плавно скользил внутри, не позволяя юноше вновь опуститься до основания. Итэр очень тихо стонал, заламывая брови и царапая короткими ногтями спину чтеца, он тёрся собственным изнывающим членом о живот Эндзё, мышцы сокращались вокруг твёрдого органа мужчины, Итэр чувствовал каждый рельеф, каждый изгиб, чувствовал, как головка скользила внутри, игнорируя пульсирующую точку, и ждал большего. Путешественник сжимался, неравномерность формы возбуждала его всё сильнее. В Итэре очень жарко и влажно. Эндзё казалось, что он окунулся в горячую лаву. Этот ребёнок точно был связан с их народом, с Бездной. И Эндзё очень хотел слиться с ним, забрать с собой. Чтец задыхался — странное чувство для того, в чьём пламени сгорает кислород. Но наслаждался, каждый стон Итэра подливал масло в огонь безумия, возбуждал, истязал сознание. Теперь Эндзё двигался быстро, вбивался в нутро юноши, пока тот рвано подбрасывал задницу и звонко ударялся ягодицами о бёдра чтеца. Ни один из них больше не в силах был противиться жажде и медлить. Голос мальчишки осип, но каждый его стон продолжал сводить с ума. Эндзё желал вечно пылать в нём, а не корчиться в Бездне. Его движения стали резче, стоило Итэру подстроиться под животный темп, пот смешался с кровью на пальцах, но чтец удерживал юношу крепко, несмотря на то, как он извивался в руках. Путешественник млел и тяжело дышал, пряча лицо в сгибе шеи, он целовал и кусал ключицы чтеца, содрогался от каждого нового толчка и сжимался вокруг члена, он чувствовал каждую неровность, каждую ребристость, которые до покраснения стимулировали вход. Глаза слезились, пряди волос липли к лицу, к губам, Итэр вытягивался, льнул к груди, покачивал бёдрами в такт глубоким толчкам и, запрокинув голову, стонал под ухом Эндзё, который, склонившись к шее юноши, оставлял на коже множество кровавых засосов. Влажные звуки и звонкие стоны заглушали мысли, чтец низко рычал, вылизывая следы от укусов на шее и оставляя новые, он глубоко толкнулся и вжал Итэра в свою грудь, пока юноша беспомощно стонал, лёжа щекой на плече. Оба кончили, путешественник прикрыл глаза, он чувствовал, как по ягодицам разбрызгалась горячая сперма чтеца. Вновь наступила тишина. Лишь тяжёлое дыхание, потрескивание огня. И шёпот чтеца Бездны: — Мне мало тебя, Итэр. Путешественник лишь слабо усмехнулся и кивнул в ответ. Эндзё медленно опустился на пол, утягивая мальчишку следом и усаживая к себе спиной. Чтец по-собственнически смял ягодицы путешественника и рывком поднял его зад, Итэр упёрся коленями в каменный пол и неловко развёл ноги, открываясь. Эндзё довольно рассматривал глубокие царапины на ягодицах, покрасневшую кожу, широкий после его члена вход. Проник языком в жаркое нутро, прижался губами к выемке между ягодиц и толкнулся глубже. Грязные вздохи обжигали сомкнувшиеся вокруг языка мышцы, чтец жаждал попробовать каждый кусочек этого мальчишки. Эндзё погладил выгнутую спину путешественника, надавил между лопаток, другой рукой крепко удерживая бедро и заставляя Итэра изнывать от ласки. Юноша послушно склонился над членом чтеца. Итэр активно скользил языком вдоль ствола, слизывал разводы спермы, обводил складки и рельефы, которые ближе к основанию плавно перетекали в более массивные гребни, под плотной кожей юноша чувствовал сильную пульсацию горячей крови. Он накрыл губами головку и торопливо погрузил в рот, ладонями взялся у основания и стал двигать вверх и вниз, рвано надрачивая. Путешественник почувствовал, как чужие пальцы зарылись в его волосы, скомкали, сжимая золотые пряди в кулаке. Юноша замер и несдержанно повёл бёдрами назад, прогибаясь в спине, когда горячий язык чтеца оставил его нутро. — Нет-нет, Итэр, — прошептал Эндзё, легко надавливая на затылок путешественника и заставляя его брать глубже. Юноша шире раскрыл рот, послушно насаживаясь. Он чувствовал, как спазмы пробирают горло, а ладони моментально становятся влажными от обильной слюны. Итэр зажмурил глаза и сглотнул, чем вызвал неконтролируемый полустон у Эндзё. Чтец погладил мальчишку по бедру, затем приподнялся и накрыл его ладонь своей, плавно разжимая пальцы. — Тебе не нужно стимулировать меня руками. Ты отлично справишься и верхом на моём члене. Итэр шумно выдохнул, давление на затылок усилилось, головка толстого члена упёрлась в горло, влажный стон пустил вибрации по чувствительной плоти. После юношу резко подняли и развернули лицом к в предвкушении облизывающемуся Эндзё, из горла которого лился голодный рокот. Путешественник хотел стереть гримасу самодовольства с лица напротив, хотел, чтобы эта нахальная улыбка сломалась, обнажая истинные эмоции, хотел видеть отражение собственного удовольствия в пылающих глазах. Итэр обхватил ладонью член мужчины и, направляя, ввёл головку, руки переложил на грудь Эндзё, опираясь и заставляя отклониться. Мгновение — Итэр перевёл дыхание, с очередным вызовом посмотрел в алые глаза, чтец лишь склонил голову вперёд, сощурил взгляд и растянул губы в улыбке. Или в оскале. Путешественник хмыкнул, он был уставшим, казалось вот-вот потеряет сознание, но решимость пылала в нем, смешиваясь с неутолимым желанием. Итэр упёрся коленями в холодный пол и насадился на член Эндзё, лишь на половину, его грудь тяжело вздымалась, а вся влага между ног, казалось, испарилась из-за всепоглощающего жара. Итэр вновь подбросил бёдра и с силой опустился обратно. Повторил снова. И снова. Громкие, рваные стоны разбивались о холодные стены, заполняя пространство. Ноги дрожали, но путешественник продолжал взмахивать бёдрами, нутро горело, тело пробивали разряды приближающегося оргазма. Губы потрескались, покрываясь пятнами сухой крови. Глаза слезились и сияли точно расплавленное золото. Итэр поднимался, едва не выпуская из себя головку, и опускался обратно, по самое основание, сопровождаемый громкими шлепками, он сгибался почти пополам, пока член скользил внутри него, и каждая его ребристость задевала чувствительную плоть. Итэр смотрел исподлобья, чуть ли не падая на грудь мужчины. Он оседлал чтеца Бездны и получил дикие ощущения. Итэр двигался рвано, насаживался глубоко, Эндзё смотрел в искажённое от удовольствия лицо напротив, чувствуя скорый оргазм, он поймал мальчишку за щёки, жадно смял его губы, поцеловал, глотая стоны и обильно кончил в горячее нутро. Итэр беззвучно застонал, наверное сорвал голос, и повалился на грудь мужчины, он кончил и сразу же потерял сознание. Эндзё долго смотрел в спокойное лицо, на котором мгновение назад мог прочесть множество эмоций. Он осознал, что жар в груди был вызван не только влечением, не только животным желанием. Чтец Бездны снял с себя плащ и укутал в него потерявшего сознание путешественника. Поднялся с пола и огляделся: одежду, которую от чего-то хотелось обратить в пепел, он благосклонно подобрал, призвав катализатор. Чтец шагнул к вишапу глубин, наклонился, покрепче прижав к груди Итэра, и вонзил свободную руку в труп, срывая окровавленные чешуйки в коротком порыве злости. Извлёк коралл, который предзнаменовал эту встречу. Эндзё переместился в один из храмов, опустился на каменный выступ, опираясь спиной о холодные стены в углу комнаты, и уложил свою ношу на своих коленях, поправляя плащ. Он мельком посмотрел в прорезь в потолке: темнота, у которой нет границ, небо без звёзд, как в Бездне… — Я хочу, чтобы твоей целью была не твоя сестра. — чтец Бездны, давший себе имя «Эндзё», опустил взгляд на спящего юношу, невесомо коснулся пальцами его щеки. Он пробудет с путешественником до утра, пока есть время. — Я хочу, чтобы твоей целью стал я.
Права на все произведения, опубликованные на сайте, принадлежат авторам произведений. Администрация не несет ответственности за содержание работ.