Последний герой.

Джен
R
В процессе
37
Размер:
планируется Миди, написано 68 страниц, 14 частей
Описание:
Посвящение:
Примечания:
Работа написана по заявке:
Публикация на других ресурсах:
Уточнять у автора/переводчика
Награды от читателей:
37 Нравится 82 Отзывы 17 В сборник Скачать

Глава 6: «Телефонный разговор.»

Настройки текста
      Сидя под деревом, в сени созданной пушистыми кронами, Кохими потрясла своим Чудиком перед мордой собаки и тут же посадила его на колени, улыбаясь.       — Смотри, какого мне подарили, симпатичный ведь? — дворняжка опустила голову, ткнув игрушку сухим, горячим носом, а после фыркнул и убежал на солнце. Кохими пожала плечами и развернула Чудика к себе. — А мне нравится.       Единственная мягкая игрушка, которая появилась у ребёнка за десять лет, ещё бы. В деревню мало что привозят интересного, а если и привозят, очередь нужно занимать с ночи. Её пофигичная семья не собирается тратить деньги и время из-за каких-то безделушек, так было всегда, им ничего не важно кроме дома и урожая. Сэми одна учится, уходит на гору, чтобы созваниваться с друзьями, которые вырвались из этой дыры и поступили в городские школы и институты, но чаще всего тот кто попадал в город забывал о том, что в деревне есть родители, а молодая девушка, умирающая от скукоты держится лишь благодаря этим звонкам. Конечно, они ведь попали в город, в центр Токио, в число тех, у кого возможно будет прекрасное будущее, у них куча дел, незачем отвечать на звонки старой подруги, которая даже уехать не может из деревни. Слишком зашкварно и не для их уровня. Родители на это лишь пожимали плечами, они вообще не понимали, чего Сэми хочет добиться, она ведь красивая и прекрасная хозяйка, из неё будет отличная жена, зачем ей учиться?       — Я всегда мечтала о семье, и пускай было немного сложно по началу, мы с папой отлично вас воспитали. — сказала как-то Сэчико, от чего девятнадцатилетняя Сэми усмехнулась, её нервы уже не выдерживали. Она в детства кричала и плакала от несправедливости в семье, она чувствовала себя жалкой и ненавидела всех в этой семейке: отца, который думает лишь о хозяйстве, старомодная мать, которая чуть что тычет ей тем фактом, что она девочка и может выйти замуж ни в чём не нуждаясь, засранец Риота, который думает другом ниже пояса. Про младшую можно промолчать. У Сэми достаточно своим проблем, чтобы ещё успевать возиться с младшей, мать хотела ещё один голодный рот, вот пусть сама за ним и смотрит. Потому что ничего другого она и не умеет: только рожать и воспитывать детей, максимум до пяти лет, тогда ребёнок начинает уже думать осознанно и к чему-то тянуться, отдаляясь от матери. Как бы не пыталась, Сэчико не может привязать к себе ребёнка. Она просто хочет чтобы от неё кто-то зависел, как сейчас Кен, он маленький и просто не может без посторонней помощи, и плевать, что он не родной. Это ребёнок, который может заставить Сэчико чувствовать себя нужной. Хоть кому-нибудь. Хоть как-то убедить себя и остальных что способна на что-то.       — Интересно, как там Сэми с нии-чаном? — поднимаясь Кохими оптряхнула подол юбки и посадила игрушку на шею, держа её за нижние лапки. Шагнув, девочка внезапно замерла и оглянулась к дворняге, которая на солнце бегала за своим хвостом и чуть не спотыкалась. Похоже ему уже лучше, а то сначала лапу раненную вылизывал, нужно же было ему поцарапаться. Кохими прикрыла светло-голубые глаза и развернулась, шагая вперёд с Чудиком на плечах. Когда она гуляла, что было крайне редко, на неё обращали внимание, однако не окликивали и лишь провожали взглядом, качая головой. Какой бедный ребёнок, такой бледный и одинокий. Кохими не с кем было дружить, она предпочитала дальше двора не выходить, лишь когда дом был полностью пустым, как сегодня, она тоже гуляла, не желая оставаться в пустом доме. Сейчас первым делом увидели не хмурую фигурку девочки с длинными чёрными волосами, а розово-фиолетовую кляксу с колокольчиком на шее, который звякал от каждого шага хозяйки. Бабули, сидящие, кто на лавочке, кто на своих креслах-каталках переглянулись и одна подняла руку, от чего Кохими остановилась, оглядываясь.       — Здравствуй, милая. Кто это у тебя такой? — с улыбкой спросила бабуля, смотря как девочка будто просветлела. Впервые, Кохими стала похожей на обычного ребёнка, который подбегая протянул куклу бабуле, показывая и улыбаясь. Как бы хвастаясь.       — Это Риота нии-чан подарил. — держа пушистого зверя в сморщенных руках, бабуля дала посмотреть подругам и вновь глянула на младшую из семьи Ханагаки.       — Странный зверь. Ни пёс, ни медведь, ещё и расцветка такая яркая. — пробубнила старушка ударяя пальцем по колокольчику и протягивая игрушку Кохими. — чудаковатый у тебя друг.       Девочка вскинула брови и взяла игрушку на руки, непонимающе хлопая глазами, от чего старушки напряглись.       — А, как вы узнали его имя? — старушки переглянувшись тихо засмеялись и сиделки выглянули в открытое окно, мягко улыбаясь и смотря как старушки болтают с малюткой. Кохими отойдя поклонилась и кивнула подбородком в сторону. — Я пойду, вдруг Риоте нии-чану нужна помощь.       — Беги-беги дорогая, будь аккуратнее. — старушки махнули рукой и Ханагаки махнула ручкой Чудика, тут же с улыбкой уходя по дороге. Женщинам было приятно смотреть на этого ребёнка, ведь их внуков рядом нет, детей в деревне мало, а видеть ребёнка в таком подавленном состоянии, в котором находилась Кохими, крайне больно для тех, кто был матерями и бабушками. Ей всего лишь нужно было внимание близких и хотя бы небольшая заинтересованность её состоянием.       Кохими знала, что ей не зачем появляться на рисовом поле, чувство такое было, но она почему-то надеялась, что её не прогонят, если она придёт сама. Просто посмотреть ведь можно, они с Сэми уже должны были поговорить... Точнее, попытаться, Кохими не знала, что должно произойти, всё что связано с Риотой почему-то для неё размыто. Подходя к огромной болотистой местности, которая делилась на "пяточки" разного размера, каждая из семей знала, где чей кусок земли. Рядом стояли тракторы для вспашки, всего пару, этого вполне хватало, каждый мог пользоваться техникой арендуя её у хозяина за определённую цену, на них же можно было ехать в соседнюю точку продавать рис, мясо, кто чем горазд. Кохими это знала, часто слышала от отца, всё же она уже достаточно взрослая, чтобы понимать слова взрослых. Ей не то чтобы интересно, но она слушает. Мама с папой думают, она не слышит их разговоры в зале, пока она отдыхала на крылечке дома, но всё девочка отлично слышала и запоминала, однако спросить не у кого было, да и рассказать так же некому.                   Оглядевшись, Кохими пошла вперёд и увидела издалека две фигуры, который оттирались от грязи. Не похоже, что они от работы так замарались, выглядело будто они этой грязью кидались. Похоже поговорить не вышло, и они "подрались". Кохими опустила Чудика, держа его за лапу и смотрела на брата с сестрой, которая сидела на траве подальше от Риоты и всё обещала задушить его пока тот будет спать.        — Признай, ты сама виновата. Я думал мы корни выкарчовывать будем, а ты грязью меня, не стыдно тебе?... — отчитывал сестру Риота и поднял голову, посмотрев на младшую, которую только сейчас заметил. Кохими ожидала реакции, чтобы либо подбежать к нему, либо уйти прочь как она это обычно делает. Обычно картинки появляются в её голове, но сейчас их нет и девочка ждёт. Кохими привыкла уходить, стоило человеку нахмуриться или скривить губы, это уже служило триггером, чтобы ребёнок среагировал и избегая криков ушёл. Поэтому, когда Риота улыбнулся и поднял руку, махая ей, в детском сердце что-то ёкнуло и она шагнула на встречу, подбегая к брату, который присел к ней на одно колено.       — Опа-на, — Коля раскрыл руки, не хотел марать грязными по локоть руками одежду подбежавшей к нему малышки, которая даже не глянула на ворчащую сестру. Сэми лишь на несколько секунд подняла глаза, смотря на родню, тут же отворачиваясь, ничего не ожидая от Риоты. Кохими для неё казалась странной, будто не родной, хотя может быть Сэми просто настолько погрязла в самобичевания и своих проблемах, что не замечает нужд младшей сестры в банальном общении и внимании. По-крайней мере от мелкой есть польза временами.       — Ты пропустила самое интересное, когда твоя сестрица кинула мне на спину лопату грязи. — смеясь проговорил Коля и Сэми усмехнулась, фыркая и поднимаясь на ноги.        — Я предупредила тебя, не говорить со мной, но ты всё не затыкался. Скажи спасибо ,что не ударила тебя лопатой, а просто кинула грязи. — Коля усмехнулся, глянув на Сэми с тёмным пятной грязи на половину лица и тут же оглянулся на Кохими, которая дёрнула его за рукав. Девочка смотря на него кивнула подбородком в сторону и вновь потянула его, призывая подняться на ноги.       — Что такое, отвести меня куда-то хочешь? — поднявшись на ноги и пригнувшись, чтобы Кохими было легче держать его, Коля шагал за ней, понимая всё, замечая не далеко колонку. Такая же была в его воспоминаниях о детстве у бабушки в деревни.       — Она работает! — пообещала девочка отпуская брата и подбегая к колонке, садя Чудика на траву и подпрыгивая, цепляясь за длинную ручку колонки. Коля подошёл к источнику воды, смотря как Кохими подтягиваясь на ручку, давила её всем весом вниз, краснея и дуя щёки от натуги. Ручка слишком длинная, такой малютке приходится прикладывать все силы, чтобы пару раз качнуть, с целью добыть воды для брата, который аж волноваться начал.       — Так, давай по-другому. — попросил Коля и огляделся, заприметив небольшой камень, похоже выкинутый из пяточка для посадки риса. Он то и послужил Кохими платформой, на которой она могла стоять и чуть подпрыгивая давить на ручку всем своим телом, смотря как брат отмывает руки и лицо от грязи.       — Хорошо то как! — бодро протянул Коля, разминая руки и тут же смотря на Кохими, которая вместе с ним запрыгала с улыбкой, спрыгивая с камня. Какой красивый ребёнок, ему всего лишь нужно было искренне улыбнуться. Всё же, она не странная и не больная, просто одинокая, чувствующая в приехавшем внезапно брате поддержку и терпимость, которую к ней не проявила ни мама, ни отец, ни сестрица. Поэтому, Кохими решила, что не будет вести себя странно, не будет говорить то, что говорила маме, чтобы не пугать брата и чтобы он не отворачивался от неё как остальные. Так ведь будет правильно, он ведь жил далеко и не знает, какая она настоящая.       Услышав кашель за спиной, Коля с Кохими обернулись на него, смотря на Сэми, которая хмуря брови, мотнула головой в сторону.        — Может отойдёте, я тоже хочу умыться. — Коля взял Кохими за плечико и кивая отошёл в сторону, смотря как Сэми неуверенно подходит к колонке, похоже лихорадочно придумывая план действий. И качать и умываться не выйдет, тут нужно хотя бы двое, и она это понимает, но о помощи просить не хочет. По-крайней мере, не у Риоты.        — Кохими, поможешь мне? — оглянувшись спросила девушка, посмотрев в голубые глаза девочки, та отступила и спряталась за широкой ногой брата, который оглянулся на неё, улыбаясь. Сэми нахмурилась и чертыхнулась. Маленькая предательница, она просто слишком маленькой была и не помнит, каким Риота был на самом деле, до переезда в Токио: отвратительно жалким, но всё же непозволительно наглым, жестоким и лживым, насмехаюшимся над чужими мечтами.        — Давай помогу? — предложил Коля, но Сэми махнула рукой и парень, изогнул одну бровь, пожав плечами. — Ну, как скажешь. Пойдём, Кохими?       Девочка кивнула и без сожаления отвернулась, шагая за старшим, обнимая свою игрушку. Коля специально не быстро шёл, но ответной реакции со стороны Сэми не было, от чего он приостановился, заставляя Кохими замереть. Он думал, что Сэми придавит немного свой характер, но видимо ошибался, она не собиралась просить о помощи и пошла обратно к ещё не засаженному рисовому полю, чтобы смыть грязь хотя бы с рук и лица. Гордая девка, Коля таких уважает, но теперь ему не по себе, из-за того что не настоял на своей помощи. Тяжело ему будет в такой атмосфере где помощь не принимают и не помогают близким.       — Нии-чан, — Коля дёрнул подбородком и опустил лицо на Кохими, которая непонимающе на него смотрела. Выдохнув и улыбнувшись парень кивнул на дорогу впереди.        — Извини, пойдём домой, — опустив ладонь на макушку девочки Коля чуть вскинул брови ощутив дрожь. Что это было? Остановившись и присев напротив Кохими, которая боязливо прятала глаза, Коля опустил ладонь на затылок девочки. — Что такое? Я тебя напугал?       — Нет, я просто... Не ожидала. — это Кохими и напрягло. Обычно картинки появлялись в её голове если мать начинала закипать, а отец терять интерес, Кохими могла предвидеть реакцию родных на себя, но не сейчас, хотя Риота её брат. Видимо, всё из-за того что они долго не виделись, Кохими не представляет как это работает. Она не хочет пугать братца своими страшными способностями, но должна будет предвидеть этот момент, чтобы вовремя отойти и не выслушивать всё тоже самое, что она слышала от матери. "Жуткий ребёнок", "заткнись, не неси чушь! ". Кохими так же страшно, было по крайней мере, сейчас эти скачки будто часть её жизнь, она может избегать конфликтов с семьёй и уходить предвещая ссору Сэми и матери например. Осталось только видеть будущие слова и решения Риоты, будучи хорошей сестрой для него.       — Ты похоже не очень любишь когда тебя трогают, мне не стоит влезать в твои границы. — подумал Коля и поднял руку, от чего младшая расширила глаза смотря за улетаюшей над её головой ладонью, протягивая одну ручку, заставляя Колю замереть. Так, похоже он опять не прав, у той, кто не любит тактильность не может быть такой реакции. Бедный ребёнок, ей никто не занимается, она цепляется за всех кто к ней немного добр, при том что настоящего Риоту она почти не знала, а такого видит впервые не подозревая о подмене. Но, почему-то Коля рад, что Кохими не виделась с настоящим Риотой, для неё это явно была бы не самая приятная встреча по впечатлениям. Как в принципе и для всей семьи.       — Всё-всё, возвращаю. — Коля улыбнулся опуская руку на голову Кохими, наклоняясь, когда она чуть подошла. Взяв девочку на одну руку, парень чуть ли не с надрывом поднялся и выдохнул в небо, тут же смотря в лицо сестре. — Жирный у тебя братец, когда-то я был не таким, поверь.       Кохими посмеялась и придерживая Чудика одной рукой держалась второй за плечо Риоты, который шагал в сторону дома. Сэми стоя на месте смотрела на уходящий силуэт брата с сестрой, не понимая, что же изменилось? Особенно с этой мелкой прилипалой, она обычно более послушная, сделает всё лишь бы с ней поиграли, а тут она проигнорировала просьбу сестры с которой живёт с детства и спряталась за ногу человека, которого видит буквально пару дней. Она просто не знает, какой Риота на самом деле отвратительный, всю жизнь ей, Сэми, переломал, пользовался и врал, никогда своих обещаний не выполнял. Кохими ещё поймёт, что Риота в сто раз хуже и вернётся к Сэми, которая в отличии от этого червяка не врала и всегда уделяла ей время, хоть и немного, но она ведь о большем и не говорила. Её Сэми и просила делать то не сильно сложные вещи, как сегодня: качать воды, или там прополоть цветы, хотя шестилетний ребёнок не мог различить ростки от травы и в итоге был наказан. Сэми видит что Кохими сама хочет ей помочь, поэтому порой прибегает к её помощи, когда совсем влом, а вот Риота её обманывал, нагло и безнаказанно. Ещё и унижал, чего Сэми никогда не делала, "придурковатой" Кохими называет вся деревня, так что это не вина Сэми в том что у неё такая сестра. Вообще, как старшая сестра Сэми куда лучше, чем Риота, она просто игнорирует Кохими пока та не понадобится и простит мелкую о помощи, сидя читая после, пока та что-то балякает чёркая карандашами на листке. А вот Риота сначала притворялся хорошим, играл догонялки, прятки и защищал Сэми, до поры до времени. А потом показал свою лживую личину и начал гнобить младшую сестру, её хобби, её стремления, втоптал её доверие и гордость в грязь. Сейчас будто вообще не понимает, даже не извинился за всё, что натворил с ней, Сэми его так просто не простит, уж слишком больно он ей сделал своим предательством.       — Уже вечереет. — заметил Коля, оглядываясь. Весна вроде как, темнеть должно позже, это сколько же они с Кохими проходили? Проходя мимо незнакомых людей, Коля просто кивал, тут же оглядываясь заценивая улицу в оранжевых цветах, пока жители деревни смотрели на Ханагаки. Местность маленькая, все друг друга знают, а Сэчико с Цурафу Нами те ещё болтушки, не рассказав что-нибудь не проживут. Поэтому, ближайшие районы уже предупреждены: старший сын Ханагаки вернулся, оставив колледж на время, ещё и не один, а с пацаном на руках. "Герой", взял чужого ребёнка и приехал на заработок оставив колледж, глупец конечно, но какой благородный.        — Эй, мы пришли. — сказал Коля заходя в дом и смотря на Кохими, которая не двигалась. — Ау, козявка... Ох блять!...       От лёгкой встряски, Кохими наклонилась в сторону и неподготовленный Коля чуть не уронил спящего ребёнка, вовремя её удержав, тут же засмеявшись. Ещё бы чу-чуть и было бы вообще не смешно, но его правда радует, что тело слушается его без проблем и личные рефлексы не тормозятся жирным туловищем.       — Риота, ты дома. — Коля стягивающий обувь с ног и поднимающий Чудика с пола, посмотрел на мать, которая так же держала Кена на руках, как он сейчас держит спящую Кохими. Похоже, для неё это был придел на сегодня. — Мы тоже только вернулись, сейчас собираемся ужинать.        — Так поздно? Солнце ведь уже садится. — тихо сказал Коля подходя и заглядывая сначала в усталую моську Кена, а после в удивлённое лицо матери.       — Шестой час только, чего ты? Уработался что-ли? — женщина отвернулась, возвращаясь в зал, а Коля замер в непонятках. Всмысле только шестой час? А разве... А, бля, он же в Японии, нельзя сравнивать Россию и Азию. Пиздец, что ещё ему придётся узнать, одна надежда, что его это так сильно шокирует, что он быстрее быстрого соберёт девок и ёбнет из Японии в родимую Россию. Кстати о девках.       — Кохими, слышишь меня? — спросил Коля, но услышал лишь громкое сопение и выдохнул проходя в комнату младшей, укладывая её на футон. Видно, в обычное время она не очень активна, раз такая небольшая нагрузка заставила её отрубиться без задних ног. Для тела Риоты такие нагрузки тоже непривычны, мышцы побаливают стоит остановиться и встать под душ или сесть в свой комнате с Кеном напротив, которого Коля забрал с собой чтобы тот не мешал Сэчико. Не тем, что он лезет куда не нужно или слишком громкий, нет, просто Сэчико не может сосредоточиться на готовке пока ребёнок рядом.       — Ну что, будем звонить маме? — спросил Коля крутя раскладушку и смотря на Кена, который услышав "мама", оживился и пополз к парню, дёргая его за ногу. Ответ понятен, ребёнок хочет услышать мамин голос. Набирая номер и включая громкую связь, Коля притянул Кена поближе к себе, облокачиваясь спиной о стену, чтобы было удобнее.       Уставшая и злая Сэми вернулась домой и пройдя мимо зала в котором сидел отец практически без слов, не удосужившись ответить на его вопрос: "как вы с братом постарались? ", она пошла наверх, в свою комнату. Отец видно тоже недавно вернулся, но выглядел он добрее и умиротворённее чем обычно, похоже занятие любимым делом смогло немного его оживить. Поднимаясь по лестнице и подходя к своей комнате, Сэми хотела взять сменную одежду и сходить в душ, после затыкая уши чтобы не слышать просьбы спуститься на ужин. Она не хочет есть с этими людьми, лучше ночью что-нибудь стащит из шкафчика и одна съест. Но, голоса доносившиеся из комнаты Риоты заставили её остановиться и прислушаться. Он сам с собой разговаривает? Подойдя и услышав гудки трубки, Сэми расширила глаза. Как? В этой жопе связь не ловит, или у него какая-то другая симка? Она хотела заказать себе самую новую симку на телефон, но её кинули на бабки и заблокировали, поэтому приходится залезать на гору чтобы поймать связь. А у этого же... Мажор чёртов.       — А, алло! Риота-кун! — Сэми подошла к сёдзи поближе и присела, не прижимаясь к стене, рядом с которой сидел парень, он ближе к углу, она ближе к приоткрытому сёдзи. Опять какая-то женщина, похоже мамаша ребёнка, с которым притащился Риота. Видимо какая-нибудь самовлюблённая сука по типу Муры, за которой Риота носился, у него похожее фетиш на унижение. Либо это и правда его ребёнок, либо он настолько туп, что связался с мамашкой у которой ребёнок на руках, Сэми было интересно, как на этот раз опустился её брат. Может ли он быть ещё более жалким чем сейчас.       — Здоровки, Имаи... Ой бля! — Коля не договорил, когда Кен начал что-то на своём трындеть, затыкаясь лишь слыша смех мамы и голоса тёток, которые похоже были рядом, как же без них.       — Привет змеёныш мой, как ты там? Не хулиганишь? — Коля посмотрел на ребёнка, у которого на лице было столько счастья, сам прям улыбнулся поглаживая пацана по спине.        — Не-а, он молодец, с мамой моей быстро нашёл общий язык, по углам не срёт, не конючит. Кусается только, — Кен оглянулся, и Коля вскинул брови, похлопав того по спине. — и не смотри на меня так, я обещал нажаловаться на тебя. Ты мне чуть кусок спины не отгрыз.       Имаи засмеялась и Коля начал специально преувеличивать, от чего засмеялись Шэйли и Сэй, прикрикивая, что-то вроде: "наш малыш! " или "правильно, пусть тебя ребёнок обрызёт до верных размеров! ". Сэми сидела обняв колени, внимательно слушая счастливые голоса не одной, а трёх или даже большего количества женщин. В разговоре с Риотой не слышалось обычного к нему принебрежения, что довольно странно, он ведь полный ноль в общении с женским полом. По-крайней мере, Сэми смотрела на своём примере и на примере его общения с Мурой – полная размазня и тряпка, открыто пускающая слюни.       — Хорошо, что твоя семья не плохо восприняла Кена, спасибо тебе ещё раз, Риота-кун. — Коля хмыкнул, и улыбнулся поглаживая засыпающего под разговор малыша на своём животе.       — Ещё раз, не стоит. Это меньшее, что я могу сделать, чтобы помочь вам. Скоро я тоже попытаюсь найти здесь работу, не могу долго сидеть на одном месте, — Имаи угукнула и отвлеклась на Харуми, которая вернулась из магазина. Они сейчас не в Шубуе, на заработках в Мэгуро. Такие районы как Роппонги, Кабуки-тё, поэтому сейчас они в тихом, но достаточно живом районе Голден Гай, ожидают когда мужчины в барах неплохо так поднакидаются и на утро ничего не вспомнят: сколько у них было денег в кошельке? Или брали ли они с собой кошелёк вообще? Девочки и раньше воровали, но не в таких количествах, сейчас они были готовы вытащить всё, чтобы поскорее накопить нужную сумму. Чтобы поскорее освободиться и уехать с малышом Кеном, показать ему другую жизнь, в другой стране, где мама будет не проституткой у бывшего дилера, а обычной гражданкой. Имаи всё готова сделать ради счастья своего мальчика, и девочки её поддерживают, верят ей и Коле. Это очень важно для неё.       — Масавэй сказал, что сами билеты не дорогие, особенно если добираться пересадками, — Коля внезапно услышал голос Харуми, но не перебивал её, лишь кивая и слышу шуршание пакетов лапши и звон тарелки, в которую девушки клали лапшу, не собираясь нарушать традицию вызванную бедностью – есть с одной тарелки. Сэми лишь приподняла голову. Билеты? Добираться пересадками? Куда?        — Это я знаю. Нам не стоит торопиться, такой километраж ни потянем не мы, ни уж тем более ребёнок. Но, территорию Японии нам нужно покинуть сразу, быстро и без большого количества остановок. — серьёзно сказал Коля и дёрнулся, когда услышал стук за стеной. Кен вскинул голову, когда парень поднялся и подошёл к двери, открывая её ногой, выглядывая в пустой коридор. Уже почти заснувший Кен смотрел на парня в непонятках.        — Риота-кун? Что за шум, что-то случилось? — Кулаков прищурился и мотнул головой.       — Нет, похоже показалось. — Сэми прижимающаяся спиной к стене закрывала рот обеими ладонями, практически не дыша, и выдыхая лишь когда спустя пару минут сёдзи захлопнулось. Это уже какой-то другой уровень: Риота хочет сбежать с Японии, с какими-то женщинами. Что это значит, для чего ему это? И он правда собирался это скрывать от всех? Что с Риотой происходит, это абсолютно на него не похоже! Побег к бабушке и дедушке на шею было бы в его стиле, самоубийство в его стиле, но переезд в другую страну ещё и с таким прицепом... Он бы никогда так не смог, ведь даже за себя постоять не может. Точнее, не мог! Не могло его что-то так сильно изменить, это будто... Совсем другой человек.       — Давай пока не говорить на тему перелёта, у меня не хорошее подозрение, что меня кто-то слышал. Не дай Бог это мать или Кохими. — попросил Коля, укладывая Кена в постель, чутка её покачивая. Привычка заставила парня перекреститься, чтобы не казалось. Девушки переглянулись и кивнули, открывая тарелку со своей лапшой.        — Приятного аппетита. — Коля сначала вскинул брови, а после усмехнулся, зачёсывая чёлку назад, открывая лоб. Молодцы девочки, отходят от темы быстро, и так складно, они ему безусловно нравятся.        — М-м, сейчас бы мяска! — протянула Шэйли и постучала деревянными палочками, улыбаясь. — Риота-кун, может рубанёшь от себя пару кусочков, куда тебе столько?       Сэй откинула палочки и едва не выплюнула лапшу от смеха, Имаи улыбаясь лишь по-родительски покачала головой: "Ну Шэйли-сан". А ей весело. Коля по доброму рассмеялся, что заставило сердце девочек пропустить удар.        — Мне то не жалко, но не хочу чтобы вы питались салом. Когда найду рабо...ты... Работы. Пару-тройку, попробую отправлять вам посылки. — пообещал Коля, зная, что с производством мяса, молока и яиц тут всё в порядке, этого добра в достатке и оно здесь не дорогое. Отец крайне доступно об этом рассказал, так что килограмм мяса, или деньги, как договоришься, здесь можно получить помогая каким-нибудь состоятельным соседям по хозяйству. Отличное место для заработка. Работы много, потому что здесь мало техники, один-два трактора на тринадцать гектаров, а помощь пожилым людям, да и обычным фермерам нужна позарез. Рай для Коли.       — Телефон твой и его не прослушивают, тебя никто не знает, и адреса посылок могут не проверять так дотошно. Думаю, ничего не будет, если ты будешь помогать нам хотя-бы продуктами. — сказала Харуми и Имаи неуверенно, но кивнула. Так-то она права, просто Имаи неловко от того что Риота будет им ещё и посылки присылать, работая в деревне.       — Тогда договорились. Жди своё мясо, Шэйли. — девушка поперхнулась от смеха и с набитым ртом крикнула: "Жду-жду", махая рукой. Имаи улыбнулась слыша как Риота прощается, обещая позвонить завтра и сообщить о своих успехах, и убедиться, что с ними всё в порядке. Убедиться... Что они в порядке.        — Господи, какой позор. Ты не моя дочь, проваливай! Надеюсь ты сдохнешь в канаве! — девушка на шатающихся ногах от удара головой об дощатый пол попыталась встать, тут же чувствую крепкую хватку отца на плече, которая толкала её в сторону двери и вышвырнула на крылечко. Хрупкое тело скатилось с каменных ступенек и упало животом на асфальт, тут же хватаясь за него и зажимая рот ладонью, не сдерживая рвоты от явного сотрясения. Но, вместо помощи был слышен лишь хлопок дверью и звон в ушах. Чего она ещё ожидала от идиота, который сам довёл дочь до пьянства и блядства своим лицемерием: "все равны перед законом, но закон – это я, и я решаю, кому сидеть, а кому ходить и продолжать творить бесчинства. Я ведь полицейский, гордись мной страна, я отлично лижу задницу начальству, а дома насилую свою жену, говоря, что это её обязанность – удовлетворять мои потребности".       Малознакомый мужчина заменил Имаи отца, брата, друга и любимого, просто потому что не закрыл глаза на её проблему и позволил опереться на него. Имаи не собиралась висеть на низком Риоте, но знала что может опереться на него, он заботливый и надёжный, Имаи очень хочет, чтобы Кен вырос и стал таким же как Риота, хоть немного. Для этого Акахаби готова работать, так как умеет, чтобы из этих грязных денег сделать мост в светлое и спокойное будущее для неё, девочек и Кена.       — Ладно шлюшки, вперёд и дальше позорить своих родителей! — разворачиваясь к девочкам сказала Имаи распуская тугой пучок на затылке давая золотым прядям свободно упасть на её плечи и спину. Шэйли и Сэй как воины перед предводителем, подняли руки, Харуми лишь грустно смотрела на подругу, понимая, какого Имаи это говорить. Страх и стыд переросли в ненависть скрываемую самоиронией. Молоденькие девочки как Шэйли и Сэй не понимают, какого это – иметь всё и в какой-то момент это потерять от одной пьянки в отчаянии. Они к этому шли, переходя из рук в руки, у них никогда ничего не было и нормальной жизни девочки никогда не видели, за них Харуми с Имаи тоже готовы сражаться, чтобы показать им жизнь, где они будут принадлежать себе, жить для себя, учиться, знакомиться с хорошими людьми. Риота дал им надежду, что к этому можно придти, скоро, совсем скоро, приложив немного усилий. И Имаи Акахаби больше не будет шлюхой и разочарованием для отца, она будет женщиной и матерью своего ребёнка. А девочки и Риота будут рядом.
Примечания:
Отношение автора к критике:
Приветствую критику в любой форме, укажите все недостатки моих работ.
Права на все произведения, опубликованные на сайте, принадлежат авторам произведений. Администрация не несет ответственности за содержание работ. | Защита от спама reCAPTCHA Конфиденциальность - Условия использования