По пути в Серолесье

Гет
NC-21
Завершён
1
автор
Пэйринг и персонажи:
Размер:
9 страниц, 1 часть
Описание:
Посвящение:
Примечания:
Публикация на других ресурсах:
Уточнять у автора/переводчика
Награды от читателей:
1 Нравится 0 Отзывы 0 В сборник Скачать

Часть 1

Настройки текста
Маги уходили все дальше от родного города Рана, которому все же удалось выстоять под атакой нежити — голова одного из предводителей разгромленных мертвецов теперь оттягивала заплечную сумку молодого некроманта. А ведь, если разобраться, Рану было все равно, что станет с Ригвином и его жителями — слишком тяжелы были воспоминания о детстве и отрочестве в этом месте. Волшебник вступил в борьбу против ордена не для того, чтобы помочь землякам — он просто не хотел, чтобы все государство превратилось в огромное ожившее кладбище, на котором уже никто не сможет чувствовать себя в безопасности — ни он сам, ни даже братство запрещенных магов, как никто способное защитить себя от противника вроде чернокнижников. Мысли Рана крутились вокруг предстоящих переговоров с господином Геликромом — юный маг хотел хотя бы на какое-то время остановиться в Серолесье, чтобы отдохнуть, набраться сил и решить, что делать дальше, да и Керу надо было где-то укрыть. Но то, что Хедвиг нормально чувствовал себя в компании некромантов, еще не значило, что их предводитель даст согласие на пребывание темных магов в вотчине теневиков. Все же, Ран не терял надежды убедить его предоставить им с Керой убежище — как ни крути, они могли принести теневым магам определенную пользу: поделиться сведениями об ордене, добытыми во время допроса призрака Мал-ун-Галкара, упокоить остатки нежити, разбредшийся с поля боя после потери командиров, а еще Ран намеревался поэкспериментировать с защитными и сигнальными заклятиями и барьерами, завязанными на некромантии: применения подобных чар могло бы улучшить защиту Серолесья как от атак мертвецов, так и от призраков-шпионов. Ран уже много сделал на благо города и его жителей, выступая на одной стороне с теневыми магами, так что надеялся, что смог себя зарекомендовать как преданного союзника. Но как его новые товарищи воспримут Керу? В случае откаа ей в приюте, Ран был намерен продолжить путь вместе с девушкой: в конце концов, это он затащил ее в эти дебри, где она не могла даже толком ориентироваться — так что у него не было морального права покидать ее одну в чужой стране, где ее ремесло вне закона. Но пока троица волшебников еще даже не вышла к дороге, по которой им предстояло добраться до леса, ставшего домом теневикам — а Ран уже выбился из сил, хоть шли они не особенно быстро. Пока юношей и девушку скрывали заросли, не было необходимости прибегать к магической маскировке, но она могла понадобиться позже — когда они выйдут на отрезок дороги, петляющий между полей. Ран в последнее время поднаторел в создании маскировочных иллюзий, а Хедвиг и вовсе был по ним специалистом, но Кера была незнакома с такого рода магией, и молодой некромант хотел успеть объяснить ей принцип их действия, чтобы она могла прятаться уже без помощи спутников. Но на это нужно было время — и оно было бы у магов, если бы они решили устроить привал. До опушки оставалось еще несколько лиг — не так уж и много. Ран решил, что сам предложит отдохнуть, когда они приблизятся к краю чащи, продолжая продираться через заросли, что становилось все более утомительно. Хедвиг шел чуть впереди, а Кера — почти вровень с Раном, время от времени девушка бросала быстрые взгляды на спутника, но ничего не говорила, хоть казалась чем-то встревоженной. Ран хотел спросить ее, в чем дело, но ему было трудно говорить — дыхание было сбито, и голова слегка кружилась. Сделав еще несколько шагов вперед, Ран споткнулся о какой-то корень, но смог устоять на ногах, схватившись за ближайшее дерево. Лес вокруг слился в сплошную пелену, и Ран уже не мог различить ни деревьев, ни товарищей. Дышать было по-прежнему трудно, в ушах стоял пронзительный звон, а тело казалось до странности легким — увы, Рану было хорошо знакомо это состояние, и маг знал, что оно значит приближение обморока: на нем начали сказываться выматывающие переходы и отнимающее силы колдовство. Юноша был вынужден остановиться, чтобы перевести дух — Кера последовала его примеру и окликнула ушедшего вперед теневого мага: - Хедвиг, подожди нас! Пожалуйста, вернись! Когда запрещенный маг оказался рядом с товарищами и вопрошающе уставился на Керу, та молча кивнула на Рана — юноша стоял, прислонившись к древесному стволу и тяжело дышал, его лицо было необычайно бледным, а руки слегка дрожали. Выругавшись про себя, Хедвиг подскочил к другу, и, сдернув с него сумку с трофейной головой, заставил юного некроманта опуститься на землю. Кажется, Ран не очень-то понимал, что происходит вокруг него, хоть и был в сознании и даже пытался что-то сказать — но вместо слов с губ слетал лишь беззвучный шепот, который было невозможно разобрать. Сорвав с пояса флягу с водой, Хедвиг плеснул немного жидкости на ладонь и побрызгал лицо друга, чтобы привести его в чувство — кажется, это подействовало: взгляд Рана снова стал сфокусированным, хотя, возможно лучше его стало не от воды, а просто потому, что он отдышался. Теневик буквально заставил Рана сделать пару глотков воды, после чего выпрямился и огляделся по сторонам: - Становимся на привал! Мы ушли достаточно далеко от этого чертова города, и подлесок здесь довольно густой, так что вряд ли нас тут кто заметит! Я наведу сигнальные чары — если к нам кто приблизится, мы об этом узнаем — и поищу какой-нибудь ручей! Кера, оставайся с Раном, можешь собрать хвороста и развести огонь! С растопкой тебе будет легче поддерживать пламя, даже если оно магическое. А ты... - тут Хедвиг бросил на друга взгляд, в котором в равной степени читались гнев и беспокойство, - Даже не пытайся подняться! Мне тебя охранять поручили, между прочим — так что дотащить тебя живым до Серолесья мой святой долг! - и с этими словами запрещенный маг отправился выполнять задуманное. Когда суровый товарищ исчез из виду, Ран попытался встать, придерживаясь рукой за дерево, и со второй попытки ему это удалось. - Со мной правда все в порядке, не стоит беспокоиться, - тихо проговорил юноша с виноватым видом, - Просто мы несколько дней в пути, и в последнее время мне слишком часто приходилось прибегать к магии... Я думаю, если мне удастся немного отдохнуть, все будет хорошо, и я смогу продолжить путь! Давай-ка помогу тебе собрать растопку, костер и правда не помешает! - Оставайся на месте! - голос испуганной Керы прозвучал резко, и, должно быть, девушка сама испугалась своей резкости, потому что тут же примирительно добавила: - Ран, так дело не пойдет! Ты все еще бледен и еле держишься на ногах! В ордене не было белых магов, а целители все-таки были нужны, поэтому я немного разбираюсь в простом лечении, и уж всяко могу определить, когда человеку плохо! Я сама разберусь с костром и приготовлю мятного чаю — в моей сумке оставалось немного заварки! Ран хотел было что-то возразить, но Кера строго посмотрела на юношу, так что тому осталось только махнуть рукой и вновь опуститься на землю. Ран сидел, прислонившись спиной к дереву и прижал колени к груди — постепенно его голова начала клониться вниз, и в конце концов уставший некромант провалился в сон. Он не заметил, как Кера вернулась с охапкой веток и развела перед ним волшебное пламя — в отличии от обычного оно было изумрудно-зеленым. Этот цвет выдавал то, что огонь был сотворен некромантом — те же красные маги создавали самое простое на вид пламя золотистых оттенков. Хедвиг приблизился к импровизированному лагерю совершенно бесшумно — и с удовлетворенным видом протянул Кере наполненные свежей водой фляги: - Удалось найти бочажок примерно в десяти минутах ходьбы отсюда, вода должна быть чистой. Как он? - теневик кивнул в сторону спящего Рана Кера подошла поближе к теневому магу, чтобы можно было говорить потише — девушка боялась разбудить некроманта, которому был необходим сон: - Хедвиг, я не знаю... Ран сказал, что всему виной переутомление — но мне кажется, дело не только в этом: в конце концов, всем нам в последнее время пришлось нелегко, но плохо стало только Рану. Честно говоря, я беспокоюсь за него! Как давно вы путешествуете вместе? Хедвиг сокрушенно покачал головой: - Мы в самом деле несколько дней на ногах — правда, встретились только позавчера: просто что часть пути нам помогли преодолеть хрономанты, вернувшие нас в прошлое. То есть, на самом деле времени прошло не так уж много — но было с чего устать! К тому же, Ран и до встречи со мной проделал неблизкий путь. И... в общем, я ни разу не видел, чтобы он что-то ел! Моего друга и на Алдуине-то приходилось кормить из-под палки, а теперь, я боюсь, оставшись предоставленным самому себе, Ран и вовсе отказался от еды. Кера удивленно вскинула брови: - Ран ничего не ест? Это еще почему? В лесу не так уж сложно добыть какую-нибудь пищу, особенно волшебнику — например, сбить пару птиц магической атакой... - Вот именно! - запрещенный маг раздраженно сжал кулаки, - Проблема не в том, что Ран не может добыть пищу — он не хочет о себе заботиться, точнее, не считает это важным. Я так понял, после побега с острова он какое-то время скитался по городам да весям, зарабатывая на жизнь то знанием грамоты, то волшебством, не прибегая к темной магии. Даже жил в башне одного эленсефарского волшебника... Так что ему было не сложно раздобыть себе еду — при желании он мог это сделать... Я думаю, всему виной все эти комплексы и воспоминания, пробудившиеся по возвращению Рана в родные места. Некромантка недоуменно уставилась на собеседника: - Прости, может, я, конечно, лезу не в свое дело — но мне правда хотелось бы помочь Рану, только я не знаю, что мне для этого нужно сделать. Было бы неплохо, если бы ты в общих чертах объяснил мне, в чем дело — а то я решительно ничего не понимаю! Хедвиг вздохнул и бросил взгляд на товарища, который по-прежнему крепко спал, привалившись к дереву: руки обхватывали колени, светлый волосы, собранные в хвост, спадали с плеча: - Думаю, Ран меня простит... Я не буду вдаваться в подробности его истории — потому что, возможно, мне не известны какие-нибудь детали, просто поделюсь своими наблюдениями и домыслами... В общем, у Рана было очень трудное детство. Я познакомился с ним в Академии волшебства на Алдуине, где обучался уже пару лет к моменту его прибытия на остров, причем, встретились мы не сразу — а уже спустя год с начала обучения Рана. Он мало с кем за это время общался, как я понял — близких друзей у него не было, а вот недоброжелателей из числа земляков хватало. Теперь я думаю, что желание научиться за себя постоять и подтолкнуло Рана к изучению темной магии и боевых заклинаний — ну и, конечно, его исследования мира духов, про которые он тебе успел немного рассказать. Ран был очень старательным учеником и все схватывал на лету — он быстро влился в нашу кампанию, питавшую интерес к запрещенным наукам вроде иллюзий и магии холода, но ничего о себе на рассказывал, а смех его казался искусственным. Сначала я не придавал этому значения... Как-то раз пошли мы на залив купаться... Ран не хотел раздеваться, но желание оказаться в воде оказалось сильнее стеснительности... Когда он скинул мантию, я ужаснулся — на теле какие-то шрамы, следы от ожогов, а уж тощий — все кости пересчитать можно было, причем, ребра и правое предплечье явно были когда-то сломаны, потому что кости срослись криво. Я не стал его тогда расспрашивать — боялся,что он смутится и убежит. Потом вывел на разговор девчонку одну, Ниссу — тоже ригвинку. Она должна была знать Рана. Попытался ее расспросить — где это он мог получить все эти травмы? Так что ты думаешь — она начала нести какой-то бред, с ее слов выходило, что Ран — последний негодяй, обижал сирот, применял против других ребят магию, воровал, мучил животных, пытался сбежать из дома, хоть жил в обеспеченной семье самого архивариуса — вот такой неблагодарный паршивец оказался, и наказывали его по справедливости! Я во всю эту ерунду, само собой, не поверил — к тому времени я уже неплохо знал Рана, не было другого такого вежливого и чуткого паренька... Но мне стало ясно, что в Весноте моему другу приходилось несладко. Потом я заметил, что он отказывается от еды — в лучшем случае, возьмет сладкого чая в столовой, да и то не каждый день. Зимами кашлял и подолгу лежал в лазарете — мы ему туда книги таскали. Ран всегда жутко смущался, что вокруг него суматоху устраивают, говорил, как вот сейчас — что все в полном порядке, а сам разве что с ног не валился от слабости. Принес я ему как-то в больничное крыло сухих фруктов — мне их близкие в подарок прислали — так он отказался принять угощение, заявил, что слишком оно хорошо для него... Сдается мне, эти его ригвинские родственники его каждым куском попрекали. Уже когда мы тут, в лесу, встретились, Ран мне поведал — да, он подвергался в семье насилию, да и другие жители города его в покое не оставляли. Очень не хотел возвращаться в Ригвин, к отцу так и не зашел — и сбежал из города при первой возможности, как только удалось допросить того призрака чернокнижника... В общем, я в растерянности — и, боюсь, Ран сам со всем этим в одиночку может и не справиться... Если раньше у него только ребра выпирали — то теперь на лицо взглянуть страшно: скулы, височные кости - словно череп кожей обтянули, на нежить похож. И дело тут не в некромантии... Видел я твоих коллег по ремеслу — обычные люди, вполне себе здоровые, разве что поседели с молодых лет. А Ран — просто сам себя довел до такого состояния. Доберемся до Серолесья — за уши потащу к местной знахарке, может, посоветует что дельное. Если не поможет — будем думать, как найти белого мага. Есть такие в соседнем городе, Карцине — и один их них Рана знает, да захочет ли помогать, прослышав, что тот некромант... Но попытка — не пытка... Кера молча слушала монолог теневого мага, и, когда поток слов иссяк, хотела было что-то сказать — но тут послышался тихий стон: Ран проснулся и поднял голову, глядя на сидящих у костра товарищей: - Простите... Кажется, меня сморило... - слабым голосом произнес юноша, разминая затекшие конечности, - а вы уже и костер развели... Сяду-ка я поближе к огню, что-то здесь прохладно... Кера и Хедвиг переглянулись: на дворе стояло жаркое лето, день едва клонился к вечеру, и лесной воздух был прогрет солнечными лучами, падающими сквозь листву. Ран, закутанный в две мантии, просто не мог замерзнуть — но, тем не менее, юношу била дрожь: это стало заметно, когда некромант приблизился вплотную к костру — разве что руки в огонь не сунул. Очевидно, магу правда было очень холодно. Кера решительно встала и подняла с земли свой свернутый плащ, служивший ей до этого подстилкой: - Вот, возьми... На нем гербы королевского семейства, я не успела их отпороть, но ткань добротная, так что под плащом живо согреешься! А я чаем займусь — заварю мяты на троих! Ран испуганно сжался, отдернув руку — он явно не горел желанием принимать протянутый Керой плащ: - Постой, а ты как же? Ночью замерзнешь! Да и жестко лежать на голой земле... - Ерунда! Подстелю еловые ветки! И потом, мне-то ничуть не холодно и в рубашке. А вот твое состояние меня все больше тревожит. Надо бы тебя еще накормить чем-нибудь горячим! Ран укоризненно посмотрел на Хедвига: - Это ведь ты ей сказал про то, что я голодаю? Зря, очень зря — напугал девушку, а со мной все нормально. Просто устал с дороги — вот и все дела... Запрещенный маг возмущенно кашлянул: - Ран, сказать по правде, то-то я начинаю сомневаться, что ты адекватно оцениваешь свое состояние здоровья. Но я не целитель, так что не мне тебя лечить! Но до Серолесья тебе точно идти в моей компании, так что не выводи меня из себя! Слушай Керу — бери плащ и пей чай! Тебе надо хотя бы согреться. С едой, так и быть, после разберемся — что-то сомневаюсь, что после месяцев на голоде можно так просто взять и что-то съесть, не получив при этом язву! Ран с уставшим видом закатил глаза, но не стал спорить с другом и, наконец, накинул на плечи предложенный плащ. Вскоре в походном котелке, одолженным Хедвигом, вскипела вода, и Кера бросила в нее горсть измельченной травы — над лагерем тут же поплыл восхитительный аромат свежезаваренной мяты. - Жаль, меда нет — сладкий чай принес бы Рану больше пользы, - девушка печально вздохнула, - Темнеет... Сказать по правде, я тоже не прочь отдохнуть! Давайте устроим посменное дежурство, чтобы все могли поспать хоть немного! - Я буду дежурит первый — тут же заявил Ран не терпящим возражений голосом, - Хватит со мной возиться, мне уж намного лучше. Кера, давай соберем тебе лапника — не прощу себе, если ты простынешь, оставшись без плаща... Девушка не смогла сдержать улыбку: - Ладно, уговорил! Тогда пусть я буду дежурить второй — Хедвигу тоже надо выспаться. Разбуди меня часа через три... - и, настелив с помощью некроманта сломанных еловых ветвей поближе к костру, девушка удобно растянулась на импровизированном ложе — по ее непринужденно позе и раскинутым рукам было видно, что она и правда не страдает от холода. Проворчав что-то о глупом самопожертвовании, Хедвиг тоже залег у огня, натянув капюшон на глаза: - Спасибо, хоть дождя нет — не надо сооружать навес и наводить водоустойчивые чары! Несмотря на браваду, спутники Рана тоже были изрядно утомлены и быстро погрузились в сон. Юноша, успевший немного отдохнуть, допил мятный чай и вступил на пост — надо было быть готовым в любой момент отреагировать в случае, если сигнальные чары сработают, предупреждая об опасности... Но в ночном лесу все было спокойно, если не считать мельтешащих в кронах деревьев летучих мышей и раздававшегося в отдалении уханья совы. Летучие мыши нисколько не тревожили Рана, напротив, их присуттсвие его успокаивало: некромант знал — зверьки бы встревожились и разлетелись, окажись среди них неживой фамилиар, воскрешенный чернокнижниками и посланный на разведку. Впрочем, отправленная в Ригвин часть ордена была уничтожена — и некому было преследовать сбежавшую Керу, тем более, что совместными усилиями им удалось придумать, как уберечь ее от последствий обета, данного ею членам ордена, рассчитанных на то, чтобы покарать возможных предателей. Ран был изрядно раздосадован тем, что причинил своим спутникам столько хлопот и тревог — но, по крайней мере, сейчас ему действительно стало лучше, и юноша был уверен, что на следующее утро сможет без помех продолжить путь, не став обузой для товарищей. Кера пошевелилась во сне — возможно, ей что-то снилось, что-то не очень приятное: правая рука девушки пару раз дернулась, словно она пыталась вырваться из невидимого захвата. Ран терялся в догадках, что довелось пережить его новой знакомой в королевском ордене чернокнижников — но не надо было быть семи пядей во лбу, чтобы понять, что приятного в ее воспоминаниях было мало. Ран очень хорошо понимал, насколько болезненными могут оказаться расспросы о прошлом — поэтому и не думал пытаться разговорить Керу: если когда-нибудь у нее появится потребность высказаться, она сама сможет выбрать для этого время и место. А сейчас надо было дать некромантке возможность прийти в себя и спокойно наладить отношения с членами братства теневых магов — ему, Рану, следовало заняться тем же, ведь для обоих молодых некромантов лучшим вариантом развития событий было остаться в сравнительно безопасном Серолесье... Размышления Рана прервал взволнованный голос Керы — сначала юноша решил, что его спутница проснулась и первой заметила какую-то опасность, но спустя мгновение он понял, что Кера говорит во сне — и, судя по сбивчивым вскрикам и плачу, сон ей снится страшный: - Магистр, пожалуйста, нет... Отпустите меня, нет! Нет! А-а-а... Больно! Магистр Мал-Каррак, я не виновата... Пожалуйста, остановитесь! Кера билась на земле, пытаясь сбросить с себя невидимых противников, из ее единственного глаза ручьями текли слезы. Уставший Хедвиг прибывал во сне и ничего не замечал. Ран принял решение разбудить некромантку — он не мог спокойно наблюдать за ее страданиями и надеялся, что, пробудившись, она почувствует себя лучше... Это был сон, в точности повторявший реальность. Закрыв глаза, Кера очнулась в прошлом — в нем не было побега из ордена и даже путешествия в Ригвин, то были будни чернокнижников в Остмаркских горах — период абсолютной безнадежности и незащищенности для юной некромантки, бывшей не более чем игрушкой и козлом отпущения для своих товарищей. Сон шел своим чередом, копируя день полнолуния и неумолимо приближая события, о которых девушка предпочла бы никогда не вспоминать. Ночью, под полной луной, должна была состояться тренировка для молодых некромантов, недавно принятых в орден — им предстояло поднять нежить и сражаться с ее помощью друг с другом для развития стратегических навыков. На тот момент испытуемых было немного — всего трое, включая Керу — и каждому из них предстояло сражаться за самого себя. Подготовка к сражению не должна была занять много времени — заранее добытые останки путников и животных, погибших при попытке пересечь горы, были собраны на предназначенном для поединка новичков плато, а сами участники были предоставлены самим себе. Кера не особо волновалась по поводу этой тренировки — ведь в бой должна была идти нежить, а сама она не могла при этом пострадать. А управлять одновременно большим количеством нежити девушка умела прекрасно — ее способностям могли бы позавидовать и более опытные некроманты. Поэтому Кера спокойно гуляла среди скал, дожидаясь вечера и стараясь не встретить никого из ордена — отношения с товарищами оставляли желать лучшего, так как часть чернокнижников ненавидела Керу за ее успехи в магии, часть — за строгий нрав и отчужденность, из-за которых девушке приписывали заносчивость, в результате чего юную некромантку жестоко травили и подвергали насилию, чтобы поставить на место. В конце концов, роль жертвы настолько пристала к Кере, что магам ордена уже не нужно было искать поводов, чтобы подвергнут ее наказанию — единственным смыслом насилия сделалось само насилие. Особенно преуспел в превращении жизни Керы в ад Магистр Мал-Каррак, ученицей которого числилась девушка. Ощущение абсолютной власти над подчиненной приводило некроманта в эйфорию, и он не упускал случая причинить подручной боль, унизить ее, показать, что она никто и во всем зависит от его воли. И надо было такому случиться, что, блуждая среди скал и огибая огромный обломок гранита, погрузившаяся в свои невеселые мысли Кера буквально налетела на своего жестокого руководителя, который вел беседу с коллегой по ремеслу — магистром Мал-Таротом, обожавшим срывать на Кере злость и насмехаться над ней при людно. Увы — девушку сразу заметили, и Мал-Тарот громко завопил: - Эй! Ты что, нас подслушивала? Кера понятия не имела, о чем говорили старшие по званию, потому что их слова заглушал вой ветра, но знала, что, сколько бы она не оправдывалась — ей все равно не поверят и подвергнут наказанию, так что бессмысленно пытаться с ними спорить — ей оставалось лишь покорно склонить голову и извиниться, хоть она и не считала себя виноватой: - Простите, магистр Мал-Торот, магистр Мал-Каррак, я вас не слышала, я только что подошла. Пожалуйста, позвольте мне вернуться — мне надо готовиться к ночной тренировке... - Э, нет! - в голосе Мал-Тарота звучало неприкрытое злорадство, - Думаю, мы не можем так просто позволить уйти негодяйке, посмевшей нас подслушивать. По самоуверенным ухмылкам некромантов было понятно, что они на самом деле нисколько не боялись того, что Кере стали известны какие-то важные секреты, очевидно, их разговор не был особо значимым — но оба мага не могли не воспользоваться возможностью придраться к подопечной, просто чтобы развлечься. Кера в панике огляделась по сторонам — со всех сторон троицу волшебников окружали скалы, и, кроме них самих, рядом никого не было. Дела Керы были плохи — оба чернокнижника прежде насиловали ее в грубой форме, правда, они делали это по отдельности, но почему-то девушка была уверена, что ее мучителей не смутит компания друг друга, и ей сейчас придется несладко. К сожалению — она оказалась права — Мал-Каррак с усмешкой подошел к ней и, схватив за недлинные волосы, резко дернул: - Мал-Тарот совершенно прав, тебе надо преподать хорошие манеры! Шпионить за своими — мерзость, и ты об этом прекрасно знаешь! Но все равно продолжаешь это делать, скверная тварь! А может, ты это делаешь нарочно, чтобы получить наказание? Увидела нас и решила развлечься? Развратница! Хотя, что тебе еще остается делать — добровольно на твои проплешины ни никто в здравом уме не польстится! - тут Мал-Каррак зло рассмеялся, приведенный в восторг собственной шуткой — его коллега по ремеслу тоже зашелся визгливым смехом, - Что ж, Одноглазая, ты будешь наказана прямо сейчас! Постараемся тебя не разочаровать! Кера понимала, что не сможет бежать — все, что ей оставалось, это подчиниться, в надежде, что тогда ей достанется меньше ударов, и будет не так больно. Мал-Тарот подошел сзади и принялся срывать с девушки одежду — та не сопротивлялась, но и не помогала, так что процесс занял какое-то время. Когда Кера оказалась полностью обнажена, ей учитель резко толкнул ее на обломок скалы — девушка упала на колени, и некромант тут же залепил ей пощечину — настолько сильную, что едва не свернул своей жертве шею — голова Керы мотнулась в сторону, а на коже остался ярко-красный отпечаток. - Наслаждайся, скотина! - Мал-Тарот ударил несчастную ногой по ребрам, заставляя встать на четвереньки. Сапоги некроманта были подбиты гвоздями, которые при ударе содрали кожу Керы, и на камень потекла кровь. Девушка сдавленно охнула и закусила губу, изо всех сил стараясь сдержать слезы. Ее наставник, тоже к тому времени частично освободившийся от одежды, навалился на девушку сзади, грубо овладев ее женским естеством — и, вцепившись ей в бедра руками с такой силой, что впоследсвтии Кера обнаружила на своем теле множество синяков, стал резко насаживать ее на свой член, придавливая девушку с каждым толчком к камню, неровная поверхность которого резала Кере ладони и голые колени, причиняя ей невыносимую боль. - Пожалуйста, отпустите меня... Мои руки! - Кера не удержалась и попросила пощады, чем вызвала издевательский смех Мал-Тарота. - Вот как! Хочешь сбежать, наглая стерва? А как же я? Мне ты пока еще не доставила удовольствия! Ну-ка, заткнись и раскрой свою рваную пасть пошире! - и второй некромант принялся насиловать девушку орально, запрокинув ей голову и удерживая ее в удобной для него положении за волосы. Керы задыхалась — достоинство насильника было приличных размеров, а проникновение глубоким. Рвотный рефлекс возник тут же, несмотря на то, что в этот день Кера принимала пищу лишь рано утром. Чернокнижник заставлял девушку заглатывать его налитый кровью орган все глубже, не обращая внимания, что та уже не может дышать, а по подбородку ее стекает кровавая слюна. Кера уже почти потеряла сознание и держалась на камне лишь потому, что насильники не давали ей упасть, когда Мал-Тарот, наконец, кончил, извергнув семя в ее горло и освободив жертву из захвата. Девушка задыхалась и хватала воздух ртом под смех своего мучителя. Через минуту Мал-Каррак также излился и грубо отпихнул ученицу ногой — та не смогла удержаться от падения с камня из-за израненных рук. Свалившись на каменистую землю разбитыми коленями, Кера не удержалась и закричала от боли, за что на нее тут же посыпались удары ногами с двух сторон. - Как? Ты еще смеешь жаловаться? Хочешь сказать, тебе не понравилось, похотливая сука? - с наигранным возмущением заорал Мал-Тарот, - В следующий раз захвачу с собой посох, с его помощью мне точно удастся доставить тебе наслаждение! Как раз недавно заменил наконечник на металлический! Кстати, Мал-Каррак, у какого мастера ты делал свой посох? Мне исключительно нравится набалдашник из драконьего черепа, с его помощью можно творить некоторые особенно мощные боевые заклинания... - Да, можно, и не только их! При должной сноровке такой артефакт, как череп дракона, дарит способность к полету. Но стоил он на самом деле дорого... - добившись желаемого, некроманты потеряли к Кере всякий интерес и, поправив одежду, стали удаляться. - И не вздумай пропустить ночной бой, Плешивая — мы будем болеть за тебя! - крикнул с издевкой Мал-Тарот перед тем, как чернокнижники скрылись за скалой. Кера рыдала, распростершись на холодных камнях — попытки подняться на ноги причиняли ей мучительную боль, но она понимала, что не может оставаться здесь вечно. С усилием ухватившись за камень, девушка подтянулась и все же встала... - Кера! Кера! Проснись! - девушка не сразу поняла, где она, и кто ее зовет, но сон отступил, и к ней вернулись воспоминания о последних событиях — она шла по лесу со странным некромантом, не состоящим в ордене — и его приятелем, теневым магом. Собственно, это Ран сейчас будил ее и осторожно гладил по плечу. Кера резко отшатнулась — даже успокаивающие прикосновения были невыносимы девушке, слишком живыми были воспоминания о пережитых насилии и унижениях. Некромант отступил на пару шагов, грустно глядя на спутницу: - Кера, это был страшный сон. Тебе ничто не угрожает. Давай сделаем тебе еще мятного чаю! Кера кивнула и отвернулась, продолжая плакать. Было видно, что она изо всех сил пытается взять верх над своими эмоциями, но предательские слезы продолжали стекать по щеке девушки. Разбуженный голосами друзей, проснулся Хевиг — и непонимающе уставился на плачущую Керу и Рана, возившегося с костром и чаем: - Эй, что случилось, вы что, поругались тут? - Все нормально, мне просто приснился плохой сон... Ран меня разбудил... - голос Керы был слаб и безжизнен, по некромантке было заметно, что сейчас ей больше всего хочется, чтобы ее просто оставили в покое. Хедвиг кивнул и принялся вглядываться в ночное небо, виднеющееся сквозь листву, пытаясь найти на нем луну: - Судя по светилу, сейчас еще поздняя ночь! Я бы еще поспал, если вы не возражаете... Если что — я подежурю ближе к утру... - и теневой маг повернулся к поднявшим ложную тревогу товарищам спиной и вновь уснул. Ран протянул молодой некромантке кружку с горячим чаем — та осторожно приняла ее и сделала маленький глоток: - Не думаю, что мне снова захочется спать. Ран, прости, я забыла вас предупредить — мне часто снятся по ночам кошмары. Я не думала, что напугаю тебя. Со мной все в порядке... Кера больше не плакала, но выглядела очень расстроенной и печальной. Ран не знал, как ее утешить, но чувствовал, что не стоит сейчас оставлять девушку одну — но надо было придумать, о чем с ней говорить. Тут Рана осенило... - Пожалуй, я тоже не усну! - с улыбкой сказал юноша, - А значит, у нас есть куча времени до утра! Почему бы нам не использовать его с толком? Я хочу начать тебя учить маскировочным чарам! Это очень полезная магия, все теневые маги знают ее в совершенстве. Это разновидность иллюзии — существует множество удобных чар, незаменимых для магов, действующих исподтишка! Можно изменять свой облик, чтобы не быть узнанным — и создавать пространство тишины, чтобы никто не мог подслушать разговор. Я сам не большой специалист по созданию тишины — так что днем попросим Хедвига преподать нам парочку уроков. А пока я объясню, как накладывать маскировку, чтобы словно растворяться в воздухе... Кера была рада тому, что Ран заговорил о чем-то отвлеченном и не имеющим отношения к ее прошлому и с энтузиазмом ухватилась за идею попрактиковаться в теневой магии — некроманты отошли подальше от Хедвига, чтобы ненароком его не разбудит, но при этом не терять из поля зрения, и принялись колдовать. Кера быстро ухватила суть и принялась тренироваться — ей хотелось уже к утру научиться прятаться не хуже своих новых друзей. Ран с улыбкой наблюдал за успехами волшебницы, давая ей время от времени практические советы. Никто так и не нарушил покой магов до самого рассвета...
По желанию автора, комментировать могут только зарегистрированные пользователи.
Права на все произведения, опубликованные на сайте, принадлежат авторам произведений. Администрация не несет ответственности за содержание работ.