The Beast Of Pirate's Bay +41

Джен — в центре истории действие или сюжет, без упора на романтическую линию
Камша Вера «Отблески Этерны»

Основные персонажи:
Рамон Альмейда, Ротгер Вальдес, Руперт фок Фельсенбург, Филипп Аларкон, Хулио Салина
Пэйринг:
Ротгер Вальдес, Рамон Альмейда, Руперт фок Фельсенбург, Филипп Аларкон, Хулио Салина
Рейтинг:
G
Жанры:
Драма, Hurt/comfort, Songfic
Размер:
Мини, 5 страниц, 1 часть
Статус:
закончен

Эта работа была награждена за грамотность

Награды от читателей:
 
Пока нет
Описание:
Все слышали, что Ротгера Вальдеса прозвали Бешеным... а каково на себе испытать значение его прозвища?

Посвящение:
Анечке

Публикация на других ресурсах:
Уточнять у автора/переводчика

Примечания автора:
Voltaire – The Beast Of Pirate's Bay

Работа написана по заявке:
16 сентября 2013, 01:06
Кости покатились по столешнице и, не удовлетворившись размерами деревянной поверхности, по косой траектории свалились куда-то на пол.

- Карьярра! – выругался Хулио Салина и полез под стол. Аларкон пьяно захихикал и как бы между прочим подлил в стакан кэналлийцу ром. Кощунство, конечно, «Кровь» всякой дрянью заливать, но как будто Салина почует разницу. Хулио ударился головой о ножку и выдал еще парочку словечек, знай Руперт значения которых, неминуемо залился бы краской. Родич кесаря сидел за тем же столом, не сильно понимая, что он тут вообще забыл. Вокруг – пьяная атмосфера исключительно матросского кабака с намёками на таверну. Намёки выражались в на редкость гадкой еде, которая, впрочем, неплохо перебивала вкус здешнего не менее отвратительного рома. Фельсенбург, в основном втихаря выливавший выпивку, которая то и дело появлялась у него в стакане, в ближайшее растение, печально торчащее из полуразбитого горшка на расстоянии вытянутой руки, был почти трезвый, но от галдежа и общего градуса духоты в затылке зарождалась мигрень. Наверное, Олаф, отправлявший его сходить развеяться, не думал, что всё будет настолько плохо.

Салина, так и не найдя потерянные кости, вылез из-под стола, потирая затылок, отпил содержимое бокала и разразился новой тирадой. Филипп ржал больше всех, ну, ему, соответственно, больше всех и досталось за испорченное вино. Руперт не знал значений слов, но догадывался, что с таким выражением лица можно посылать только в самые неприличные места.

- А я слышал, - Фельсенбург решил хоть как-то разрядить обстановку, поэтому громко ударил стаканом по столешнице, не заботясь тем, что расплескал часть его содержимого, - что в Хексберг есть куча тайных мест с астэрами.

- Ты имеешь в виду кроме Хексбергского холма? – потянул за ниточку разговора Аларкон, непринужденно отмахиваясь от Салины. – Есть, но по тем местам лучше не ходить. Недобрые они.

- Враки! – фыркнул Хулио. – Смотря куда пойти хочешь. Знаешь место – иди, кто мешает.

- Ну. Я читал про одно. Пиратская Бухта.

- Пиратская Бухта!

Новый голос прорезал общий гам, перекрывая голоса. Все на мгновение замолчали, обернулись, а потом заговорили с новой силой. Чтобы тут же вновь заткнуться.

- Он говорит «Пиратская Бухта», хах!

Невесть откуда взявшийся Ротгер Вальдес как кот запрыгнул на их стол одним лёгким движением, не на шутку перепугав Фельсенбурга. Чернющие глаза смотрели прямо на него, и от вице-адмирала веяло почти потусторонним холодом. Руппи отклонился назад, ощущая, как передние ножки стула отрываются от пола. От Вальдеса несло ромом.

- Господа! – Вальдес выпрямился, стукнул каблуком по столешнице и развел руки, будто собирался выступать как на концерте. – Вам никогда не казалось странным, что в Пиратской Бухте нет пиратов?

Посетители враз замолчали и обернулись на их столик. За какими кошками они сели почти посреди зала?! Бешеный прогарцевал по столу, который вел себя при этом как вздорная лошадь, норовя скинуть с себя вице-адмирала, а потом совершенно внезапно подпрыгнул и сделал прямо перед глазами родича кесаря хватающий жест. Фельсенбург вскрикнул и, нелепо разметав руки, упал спиной вперед вместе со стулом, больно оцарапав поясницу.

- Были ж пираты!

- Точно были!

Ротгер хищно обвел взглядом зал и грузно спрыгнул с хрустнувшего стола. Салина с Аларконом успели соскочить с насиженных мест еще в самом начале представления, и теперь Филипп помогал Руперту подняться.

- О, они были, вне сомнений. Но эта закатная тварь сожрала их целиком, не выплюнув и шляпы!

- Кракен!

- Змей морской.

- Карьярра! – выругался Салина. – Он опять за своё!

Ротгер захохотал и небрежным движением перевернул один из столов, отпинывая попавший ему под ноги упавший стул. Трактирщик, заподозрив неладное, куда-то скрылся, и мешать Бешеному буянить явно не собирался. Видно, не впервой.

- Пиратская Бухта! Те, кто видел тварь, которая там живет, могут теперь вам рассказать, как она выглядит, разве что с того света. И то изнутри! Конрайо! – Вальдес схватил с ближайшего стола бутылку и сделал глоток, не сильно озаботившись содержимым. – За всех сожранных вместе с потрохами!

- Да что там, в этой Бухте?! – не выдержав атмосферы единодушного энтузиазма, воскликнул Руперт. Аларкон пытался зажать ему рот рукой, но поздно: слова сорвались с губ. Вальдес медленно обернулся. Это безумный взгляд, вытряхивающий саму душу, Руперт, наверное, никогда бы не забыл. Вместо ответа Вальдес снова расхохотался и выхватил пистолет, пустив пулю куда-то в сторону Фельсенбурга. Левой рукой, почти не целясь. Пуля прошла где-то близко и ударилась в перевернутую столешницу. Руперта затрясло, и он дернулся за какую-нибудь преграду, лишь бы подальше от этого ненормального.

- Говорят, кому суждено стать кормом для морской твари, на рее повешен не будет, - рыкнул Ротгер, перезарядил пистолет и приставил его к собственному виску.

- Придурок!.. – заорал Хулио, бросаясь к вице-адмиралу, но поздно: тот спустил курок. Щелчок! – осечка! Салина остановился как вкопанный.

- Бесполезный кусок железа! – заржал Вальдес, что есть силы бросил пистолет в угол. Тот ударился и бабахнул по какой-то бутылке. Та разлетелась осколками. – Моя удача со мной!

Вальдес ударил кулаком по чьему-то столу и, пользуясь общим приподнятым настроением, заехал кому-то со всей дури в нос. Моряки, кто еще сидел в тот момент, повскакивали с мест, наваливаясь на ближнего своего и вспоминая все долги и прегрешения рядом сидящего. То и дело вспыхивали стычки, и везде флагманом умудрялся выступать Ротгер Вальдес, летая по залу, опрокидывая столы и разбивая бутылки о головы особо рьяных товарищей.

- Он Бешеный… - бормотал Руперт, под шумок еле сбежавший из питейного заведения. – Как есть Бешеный…

***

Ротгер сидел за стойкой в опустевшей таверне, тихо мыча какой-то прилипчивый мотивчик. В руке у него была бутылка, к которой моряк то и дело прикладывался. Вальдес потянулся, запрокинул голову, но вместо бутылочного горлышка к губам прислонилась чья-то шершавая ладонь. Он приоткрыл один глаз. Альмейда выдернул из его рук бутылку и выкинул ее куда-то вбок. Та не разбилась, но с гулким грохотом покатилась по деревянному полу, разбрызгивая остатки светлой жидкости. Ром.

- Да что с тобой такое?

- Я напился, альмиранте, - утробно прогудел Вальдес и сложил руки на стойку, неистово шатая головой. – По субор… динации мне положено. Выходной.

- Дурак, - Рамон отвесил подчиненному легкий подзатыльник. Черная копна волос вновь взметнулась и упала на сваленные на стол руки. Ротгер снова замычал свою песенку, явно не попадая в ноты. Альмейда вздохнул, мягко взял его за воротник и встряхнул, приводя в чувство.

- Альмирн… ранте, - загудел Вальдес, еле вставая со стула и поднимая руку над головой. – Я завтра это… я завтра буду свеж как морской ветер!

- Я к тебе не как начальник подошел! – возмутился Рамон, хватая Ротгера под локоть, чтобы тот не навернулся, запутавшись в собственных ногах. – Я к тебе пришел как друг и товарищ. Рассказывай давай. Что у тебя произошло?

Вальдес вытянул челюсть и странно глянул на начальство. Забавно, в черных глазах не мелькало и доли тот развязности, которой были насквозь пропитаны движения. Альмейда вздернул Ротгера за плечи, заставляя встать прямо.

- Ну, заканчивай спектакль одного актера и одного зрителя. Столько лет друг друга знаем. Что случилось?

Вальдес набрал полную грудь воздуха, прикрыл глаза, на мгновение замер… и внезапно отстранился, резко выдыхая и прямо вставая на обе ноги. Ротгер огляделся, будто до сих пор не был уверен, что в таверне они остались одни. Вокруг были разбросаны столы, куски дерева и металла, чьи-то помятые шляпы, ботинки и осколки, но всё это застыло в гармоничном этюде повседневной кабацкой жизни, разве что бутылка с ромом продолжала кататься туда-сюда на неровных половицах, разливая остатки своего содержимого.

- Только… - Ротгер опустил голову, будто нашкодивший подросток, скрывающий от мира великую тайну. – Только тихо, ладно?

- Ты за кого меня принимаешь?

- Прости, - Вальдес махнул рукой и, качнувшись, в два прыжка преодолел расстояние до выхода из помещения. – Я правда немного напился. Идем.

Рамон думал, что Бешеный побежит к холму, он всегда чуть что туда бегает. Но вместо этого он свернул к конюшням, коротко приказав подать лошадей. Ехали молча, неторопливой рысью, но достаточно долго. Вальдес то и дело оборачивался на своего спутника, будто боялся, что тот потеряется. Или просто удерживал взгляд, ловил легкий кивок, да, я помню, я буду молчать, я еду, я действительно хочу узнать, что с тобой сегодня, тварь закатная, происходит. Где-то вдалеке, за деревьями, забрезжил рассвет. Хвойные кроны слегка заалели, и будто по щелчку включились звуки. Что-то зашуршало, зажужжало, застрекотало. Подул ветер, бросая в лицо мелкую дорожную пыль. Альмейда прикрыл глаза и услышал, как Вальдес еле слышно на кого-то цыкнул и издал почти птичий крик. Приветствие? Пыль больше не летела, и Рамон недоуменно огляделся. Кажется, смежил веки всего на мгновение, почему вокруг вместо леса простираются скалы, треплет волосы морской ветер, нежно шуршат волны, ударяясь о крутой низкий берег?

Ротгер, с которого за ночную прогулку слетел весь хмель, легко соскочил на землю, подлетая к каменному пирсу, созданному самой природой.

- Пиратская Бухта, - догадался Альмейда, привязывая лошадей. Он ни разу не был здесь, но слышал про место изрядно. – Не знай я тебя так хорошо, я бы, пожалуй, поверил в твои рассказы про местных чудовищ.

- Здесь и правда раньше швартовались пираты, - пожал плечами Бешеный, скидывая сапоги, задирая штаны чуть ли не до колен и с наслаждением бухаясь на каменный край, запуская ноги в ледяную воду. Она ведь должна быть ледяной, да?

- А сейчас?

- А сейчас – кэцхен.

Вальдес завыл белугой, будто подзывая кого-то. Рамон подошел ближе и прищурился на рассветное солнце. В воде что-то действительно происходило, она рябила и вздымалась, блестящая синяя глубина то и дело перемежалась белоснежными пенными отблесками и черными пятнами. Они перемещались, иногда мелькали по несколько, кружились в беспорядочном танце. Альмейда подошел к самому краю. Догадка пришла неожиданно и вынырнула из воды лукавым беспросветным взором.

- Дельфины!

- Кэцхен, - поправил Вальдес, запуская руку в воду, в которую тут же ткнулся влажный голубоватый нос. Тёмные глаза дельфина глядели осмысленно и с невыразимой тоской. – Воплощенные. Но не в этом дело.

Ротгер махнул куда-то вдаль, и будто в ответ на этот жест из воды поднялся столб, взвился в небеса ленивой радугой и опал на огромное агатовое тело, тысячей капель скользя по гладкой коже. Кит издал протяжный звук, похожий на пение, и Вальдес ответил низким гулом, будто понимая, о чем животное говорит. Рамон успел заметить невиданных размеров гарпун под передним плавником громадного зверя. Он перевел взгляд на Вальдеса, сжавшего ладони в кулаки.

Черные глаза блестели почти влюбленно.

- Нельзя сюда людям. Пока не вылечат его – нельзя.

Отношение автора к критике:
Приветствую критику в любой форме, укажите все недостатки моих работ.