Глава рода Блэк

Джен
G
В процессе
1353
Пэйринг и персонажи:
Размер:
планируется Макси, написано 189 страниц, 33 части
Метки:
Описание:
Примечания:
Публикация на других ресурсах:
Уточнять у автора/переводчика
Награды от читателей:
1353 Нравится 178 Отзывы 1011 В сборник Скачать

Глава 8.

Настройки текста
На следующий день я задумалась о том, как найти Эйлин и Северуса. Все, что мне было известно — это то, что они жили рядом с маглорожденной Лили Эванс. Она тоже была в моем списке тех, в чью жизнь я намерена вмешаться, но, в связи с законами о защите маглорожденных, сейчас это не представлялось возможным. Согласно этих законов, отслеживались все контакты магов с маглами и их семьями. И пока я не знала, как найти лазейку в этих законах, пытаться даже познакомиться с Лили было просто безумием. Как, в свое время, это удалось Северусу, мне не понятно. Поэтому этим вопросом я собиралась заняться чуть позже. Так же мне был известен адрес. Точнее название улицы — Тупик прядильщиков. — Дядя, — я обратилась к Ориону Блэку, как к человеку, от которого меньше всего ожидала вопросов, перехватив его перед уходом около камина. — Как вы думаете, много ли в Англии улиц с одинаковым названием? — Я думаю, что не мало, — дядя усмехнулся, давая понять, что мой вопрос был из разряда глупых или, по крайней мере, странных, но он готов продолжить меня слушать. — Давайте предположим, что в Англии есть улица под названием Тупик Прядильщиков, на которой проживает некое семейство Снейпов. Сколько времени понадобиться, чтобы найти их? — я не хотела раньше времени открывать все карты, но мне явно нужна чья-то помощь. — Я посмотрю, что можно сделать, — на мгновение задумавшись, пообещал мне он, после чего исчез в пламени. Мне оставалось только ждать и строить планы о том, что же мне делать, когда он их найдет. А в том, что рано или поздно он их найдет, я почему-то не сомневалась. Но прошла неделя, а никаких новостей не поступало. И только через десять дней меня пригласили в кабинет, где собрался уже привычный состав. Наверное, со стороны это смотрелось странно, но вот уже несколько месяцев в этом кабинете несколько раз в неделю собиралась довольно интересная компания: трое взрослых магов и маленькая девочка. Почему странно? Наверное, потому что, ожидая увидеть, как этот ребенок что-то объясняет взрослым или, по крайней мере, выслушивает какие-то наставления, заглянув в кабинет можно было увидеть абсолютно противоположную картину. Девочка сидела в кресле за большим столом, а взрослые сидели перед ней и что-то объясняли. Привычная или ожидаемая картина глава-подчиненный была явно нарушена. Сам кабинет тоже изменился за последнее время. Темно-бордовые портьеры сменились, теперь они были мягкого цвета кофе с молоком, на полу лежал песочного цвета ковер, а вместо массивной темной мебели стоял более легкий на вид стол светло-серого дерева и такой же гарнитур из дивана и нескольких кресел. В прочем весь интерьер был выполнен в песочно-серой гамме. Сразу видно, что собравшиеся тут люди чувствуют себя в обществе друг друга если не полностью раскованно, то вполне комфортно. Взрослые маги, выполняющие сейчас роль наставников, не пытались перетянуть решение всех вопросов на себя, позволяя своей юной подопечной разбираться в них самостоятельно, тем самым закрепляя за собой роль не наставников, от которых хочется избавиться при первой же возможности, а советников и старших товарищей. Надо заметить, что периодически тетка Вальбурга пыталась тоже стать мне кем-то вроде наставницы, однако это не вызывало ни у кого большого энтузиазма. Дяде Ориону она периодически устраивала по этому поводу нешуточные скандалы. Не обладая дипломатическим талантом, не желая ни с кем, в том числе и с самой Беллатрикс, делиться властью и стремясь полностью взять под контроль дела рода, Вальбурга только еще больше отталкивала меня от себя. Если в начале общения с ней собеседник даже мог восхититься ее идеями, с такой убежденностью она их подавала, то позже этим же она и отталкивала людей. Самым тяжелым в общении с ней была ее твердая уверенность в верности выбранной ею позиции, и ее нежелание слышать иные мнения. * * * Так что этим вечером Поллукс, Орион и Сигнус в очередной раз собрались в кабинете, ожидая Беллатрикс. Сидели они в полном молчании, каждый размышлял о своем, но их мысли были по большому счету схожи. Все трое — старшие маги трех семейств Рода Блэк. Уже очень давно их объединяли различные дела рода, а так как их жизненные позиции оказались довольно схожи, им было вполне комфортно работать друг с другом. Опыт и хорошие инстинкты давно говорили им, что, несмотря на все внешнее благополучие в старых семьях, и их в том числе, происходит что-то нехорошее. Но понять, в чем же проблема и что их так настораживает и заставляет волноваться, они так и не могли. Поэтому в тот момент, когда Главой Рода стала десятилетняя Беллатрикс, они осознали одно: их опасения были не беспочвенны. Иначе как объяснить такой странный выбор магии, как не необходимостью каких-то радикальных перемен? Потому что одно эти умудренные опытом маги знали точно: такой выбор не делается случайно. Как и многие поколения магов до них, они знали, что наивысшей ценностью для мага является его Род. Поэтому они приняли решение всячески поддерживать новую Главу Рода, подозревая, что в этом выборе не все так просто. И действительно, невозможно было не заметить тех изменений, которые произошли с Беллатрикс после принятия обязанностей Главы Рода. Даже если не обращать внимания на ее изменившиеся взгляды и действия, в глаза бросались даже более взрослые и четкие движения, не свойственные детям, это были скорее скупые экономные движения взрослого человека. Разумеется, эти изменения не могли не заинтересовать, но они приняли решение не пытаться каким-либо образом узнавать их причину, а принять их как данность, так как вполне могли потерять не так уж легко завоеванное доверие. Каждый из них наверняка имел свое мнение о причине произошедших изменений. И сейчас, после второй довольно странной просьбы, все трое, не сговариваясь, думали именно об этом. Однако ровно до тех пор, пока Беллатрикс не вошла в комнату. * * * — Уж задала ты мне задачку, моя дорогая, — именно этими словами меня встретил в кабинете дядя Орион. — Мало того, что в нашей стране около сотни улиц с названием Тупик Прядильщиков, — на этом он заметно скривился, давая понять, что он думает о таких местах. — Так и найти на них этих твоих Снейпов было не так уж и просто. Вот тебе четыре города, в которых проживают Снейпы на улице с этим замечательным названием. Передо мной опустился лист бумаги, на котором убористым почерком дяди были написаны четыре строки. — И скажи нам теперь, что делать с этими адресами? — поинтересовался отец. Честно говоря, этим вопросом он поставил меня в тупик, поскольку я сомневалась, какой ответ в этом случае будет верным. Поэтому просьба вырвалась у меня до того, как я успела хорошо над ней задуматься: — А могу я посетить эти места? — Нет. Практически выкрикнутое в три голоса, это слово заставило меня резко вздрогнуть. — Пойми, дорогая, кроме общих ограничений, это не место для леди, — отец постарался сгладить впечатление от предыдущей реплики. — Я вообще не понимаю, что тебе могло понадобиться от жителей этих мест, но если уж что-то надо, скажи, и мы решим все вопросы. То, что произошло дальше, стало для меня такой же неожиданностью, как и для всех остальных собравшихся в комнате. Несмотря на понимание того, что это всего лишь проявление заботы, что-то внутри меня начало протестовать против таких ограничений. Это нечто нарастало и требовало выплеснуться, показать, что не в их силах запретить что-либо Главе Рода. Началось все с небольшого, но крайне надоедливого гула в ушах, который, как бы странно это ни звучало, в моем восприятии начал принимать вполне отчетливую форму небольшого торнадо. Гул нарастал, и я стала понимать, что нахожусь в центре этого торнадо, но в своеобразной зоне спокойствия. На моей голове не шелохнулся ни один волосок, в то время как все те, кто находятся за пределами моего кокона, уже чуть справляются с сильнейшим ветром. Света в комнате уже давно не было, поэтому все происходило практически в полной темноте, так что видны были только очертания предметов. А мой торнадо становился все сильнее и сильнее. И внезапно я абсолютно отчетливо ощутила страх и чувство подчинения, который шел снаружи моей зоны спокойствия. И в ужас меня привел не сам этот страх, а то чувство удовольствия, которое я ощутила, когда почувствовала его. Именно это помогло мне взять себя в руки. Хотя на то, чтобы успокоиться полностью, потребовалось еще несколько минут. Очнулась я в полной темноте, сидя в кресле. Когда три люмоса рассеяли тьму, я увидела абсолютно целую комнату, моему удивлению не было предела. Я плохо поняла, что произошло, но изумление и страх на лицах отца и дядей заставило меня напрячься, особенно после того, как они, стараясь говорить спокойно, и я бы даже сказала успокаивающе, резко изменили свое мнение. — Хорошо, мы отведем тебя туда, — больше всего меня поразила дрожь в голосе всегда спокойного отца. — Но только вечером, нечего там появляться днем. — Что произошло? — мой голос тоже нельзя назвать спокойным. Я с трудом смогла подавить желание вернуть и вновь почувствовать то чувство чужого страха, которым упивалась еще несколько минут назад. — Ничего страшного, дорогая, — дядя Орион похлопал меня по руке. — Просто нам надо немного привыкнуть, что как бы мы ни хотели тебя защитить и оградить от всех проблем, у тебя гораздо больше сил, чем мы думаем. Не зря тебя избрали Главой Рода. Нам надо привыкнуть, что ты не просто наша маленькая девочка, а Глава Рода Блэк. — Сегодня вечером и отправимся, — отец уже взял себя в руки. — Жду тебя в девять в кабинете. — Спасибо, отец. Я поняла, что у этого инцидента явно будет продолжение, и хотя для меня действительно было важно, что старшие маги приняли меня, как равную, произошедшее напугало меня. Немного позже, когда я лежала в своей комнате и пыталась читать книгу, ко мне зашел отец. Присев на край кровати, он несколько минут смотрел на меня. — Я думаю, мне стоит объяснить, что произошло сегодня в кабинете. Что ты поняла? — Не знаю, вначале я подумала, что это просто спонтанный всплеск магии, но, во-первых, я уже давно прекрасно их могу контролировать, а во-вторых, комната была абсолютно в порядке. Могу сделать вывод, что все это происходило только в наших головах, но я не понимаю, как такое возможно. — Ты права. Это действительно было только в нашем сознании. Тебе не раз говорили, что быть Главой Рода — это большая ответственность, просто в понятие «Глава» вкладывается куда больший смысл, чем принято считать. Ты действительно, если захочешь или если это потребуется, можешь полностью подчинить род своим желаниям. Сегодня ты по какой-то причине считала, что это важно — тебе лично посмотреть на всех этих людей, а мы своим поведением сопротивлялись твоему решению, поэтому твоя магия нас наказала, показав, кто принимает окончательное решение. Это было абсолютно неосознанно, но ты можешь так поступать и сознательно. Большая ответственность — иметь над людьми такую власть, обычно Глава Рода не пользуется такими возможностями, многие даже не знают о том, что такое возможно, но это в большей степени происходит потому, что его решения и так не оспаривают. Сейчас же, когда даже мы порой воспринимаем тебя как ребенка, произошел такой конфликт. Хорошо, что мы все опытные и подготовленные маги, и смогли пережить твою ментальную атаку без больших травм. Но нельзя забывать, что такое могло бы произойти и просто в том случае, когда Нарцисса или еще кто-нибудь из детей начали бы тебе перечить. Никто не может утверждать, что твоя магия не воспримет это как сопротивление. Ты столкнулась с этим впервые, но тебе необходимо научиться контролировать такие вспышки. — Но как это можно контролировать? — Ты же обучалась основам оклюменции, попробуй использовать их. Основной способ — это контролировать свои мысли и желания. Я понимаю, что в твоем возрасте это гораздо сложнее, и при сильных эмоциональных всплесках тебе будет тяжелее контролировать себя. — Я должна перестать испытывать чувства? — Не совсем, просто тебе будет необходимо крайне жестко держать свои эмоции под контролем. Это приходит с опытом. У тебя все получится, — с этими словами отец вышел из комнаты, а я постаралась еще раз вспомнить, что произошло в кабинете сегодня утром. В свете последних событий и того, что говорил отец, необходимо было выбрать какой-то образ которого стоит придерживаться постоянно. Решение стать этакой Снежной Королевой для меня было действительно идеальным вариантом. Неконтролируемые эмоции могут провоцировать подобные агрессивные атаки, а я не могла допустить этого. А так как можно либо держать их под контролем либо нет, то я обязана добиться жесткого контроля над ними. Отбросив прядь волос, я решительно взялась за книгу, которая лежала у меня на коленях — это оказалась геральдика европейских семейств. Что ж, геральдика — значит геральдика.
Отношение автора к критике:
Приветствую критику только в мягкой форме, вы можете указывать на недостатки, но повежливее.
Права на все произведения, опубликованные на сайте, принадлежат авторам произведений. Администрация не несет ответственности за содержание работ.