Глава рода Блэк

Джен
G
В процессе
1353
Пэйринг и персонажи:
Размер:
планируется Макси, написано 189 страниц, 33 части
Метки:
Описание:
Примечания:
Публикация на других ресурсах:
Уточнять у автора/переводчика
Награды от читателей:
1353 Нравится 178 Отзывы 1011 В сборник Скачать

Глава 13.

Настройки текста
Через несколько дней после двенадцатой ночи обычный, ничем не примечательный завтрак был прерван появлением дяди Поллукса. — Я предлагаю после завтрака отправиться в Гринготс, с гоблинами я договорился, а потом мы зайдем в Косой Переулок, — озвучил он свои планы, и потом, обращаясь к моей матери, спросил: — Вы не присоединитесь к нам? Я поняла, что мой план исполняется так, как я и рассчитывала, и в Хогвартс Северус пойдет совсем другим человеком и начнет свою жизнь в мире магии по-другому. Уже сейчас он нет, не дружил с Сириусом, слишком разные они были, но вполне неплохо общался. Северус периодически поддразнивал моего кузена по поводу безумной любви к полетам, которую сам абсолютно не разделял. А Сириус, в свою очередь, не оставлял без внимания любовь Северуса к книгам, однако их шутки и перепалки проходили вполне в мирном ключе. — Я не думаю, что девочкам стоит выходить из поместья, без особой необходимости — на этих словах матери у меня вырвался вздох разочарования. Теперь единственная, хоть и небольшая, надежда была на отца, который не спешил ее поддерживать, однако и не возражал напрямую. — Я не думаю, что что-то случится если девочки немного времени проведут вне поместья, — слава магии, видимо отец решил побаловать нас прогулкой вне стен семейных домов. Нарцисса даже не смогла сдержать радостное восклицание, когда поняла, что нам предстоит такая прогулка. — Я все же не уверена… — мама попыталась возразить, но видимо наши с сестрой умоляющие взгляды подкрепили решимость отца и после некоторого обсуждения было решено, что пойдут все. То время, пока принимали это решение, мне показалось, что я старалась даже не дышать. Мне очень хотелось попасть в Гринготс вместе со взрослыми, но шанс, что меня возьмут туда просто так, был невелик. Северус удивился возникшему ажиотажу. И еще больше он удивился нашей с Нарциссой радости. — Я не понимаю, из-за чего столько шума? Вы что, в Косом Переулке никогда не были? Ладно бы я так радовался, я там был только один раз, а вы же выросли в магическом мире, — Северус не смог удержаться от вопроса, когда Нарцисса, обычно тратившая на сборы к обеду или ужину не меньше получаса, умудрилась собраться за пятнадцать минут на выход из поместья. — И что на вас за балахоны, вас же за ними абсолютно не видно, вы что, прятаться будете или грабить кого-то? — тут перед ним с хлопком появился домовик и вручил точно такой же черный плащ с глубоким капюшоном. Нарцисса не смогла сдержать смех при виде его удивленного лица: — Беллатрикс, объясни ты, у меня, наверное, не получится. — Дело в том, — начала объяснять я, так как поняла, что придется восполнять этот пробел в его образовании, — что до одиннадцати лет дети магов крайне редко покидают стены родных домов. И если у богатых больших семей есть хотя бы возможность находиться в различных домах, то у обычных волшебников в большинстве своем детство проходит в одном доме. — Все время в одном? — Северус при всей своей природной сдержанности не смог удержаться от вырвавшегося восклицания. — Это не просто так придумано, и не говори, что это глупо, раньше времени. Как это делают дети маглов, которые даже не хотят понимать, почему мы делаем и живем так, как живем. Дело в том, что в доме, где концентрация родовой магии или хотя бы просто родственной магии так велика, формирование нашего магического ядра проходит спокойно и полноценно. Ну, это можно сравнить с формированием бабочки под защитой кокона. Я старалась донести до него важность этой традиции и в этот момент поняла, почему в будущем маги бы так спокойно отнеслись к тому, что Гарри Поттера отдали родственникам. Обыватели просто не знали, что родственники эти не маги, да и дом нельзя назвать родным. В том же, что мальчика до школы скрывали, не было ничего необычного с точки зрения волшебников. И этим же объяснялся тот факт, почему почти все дети, и из магловских и из магических семей знакомились в Хогвартс Экспрессе. Большинство детей первый раз надолго покидали свой дом, отправляясь в Хогвартс. Там они жили большую часть времени в течение следующих семи лет. Замок был не просто местом, где жили и учились маленькие волшебники, магия в этом месте была такова, что большинство детей начинали воспринимать ее как продолжение домашней, и в итоге начинали считать Хогвартс еще одним домом. Может показаться странным, почему для многих детей одно и то же место может восприниматься как родной дом, если учитывать, что магия каждой семьи уникальна. Этого добивались специально. Как и в любом другом магическом строении, в замке имелся свой ритуальный камень. Ежегодно все магические семьи, чьи дети обучались в Хогвартсе, передавали директору специально заряженные амулеты, в которых был отпечаток родовой магии. Первого сентября, перед появлением детей в замке, директор раскладывал эти амулеты на ритуальном камне замка, где они находились весь учебный год. Таким образом, в магии замка присутствовала частичка магии каждой семьи. Естественно, маглорожденные ничего не могли добавить. Раньше для них такие амулеты делали главы тех семей, в которых они воспитывались и к чьей магии привыкли, либо те, в чьи рода были частично введены. Теперь же, так как у них не было своей родовой магии, они пользовались смешанной магией всех магических семей. — Нам с сестрами можно сказать повезло, — продолжила я свои объяснения, — у семьи Блэк множество домов в разных уголках мира, и мы бывали в разных странах и многое видели. — Но даже для нас поход куда-то за переделы дома — большое событие, — продолжила за меня Нарси, укладывая капюшон на плаще аккуратными складками. Тут за моей спиной появилась мама, которая, как оказалось прислушивалась к нашему разговору. И видимо она тоже решила внести свою лепту в образование Северуса — Выход благородного семейства, имеющего детей до одиннадцати лет, за пределы своего особняка, а особенно в общественное место, далеко не простое дело. Вам надо одевать длинные плащи с глубокими капюшонами, ткань таких плащей пропитана различными защитными отварами и зачарованна старинными заговорами, причем обычно это делают матери, чтобы максимально оградить их от влияния чужой магии. Всю такую одежду для девочек я делала лично. Любая уважающая себя волшебница должна уметь защищать своих детей. Это одно из первых умений которому учат девочек в чистокровных семьях, а нередко этому учат и мальчиков, чтобы они при непредвиденных обстоятельствах могли позаботиться о детях, если их матери нет рядом. Кроме этого, вам обязательно надо надеть несколько амулетов от сглазов и порчи, которые защищают, когда плащ снимается в магазине или кафе, — Подойти к семье, гуляющей с такими детьми, считается нарушением всех правил приличий и может расцениваться как нападение или злой умысел. В очередной раз поняв те или иные действия волшебников, изначально казавшиеся мне архаичными, я осознала, к чему может привести отказ от подобных вековых традиций. Еще недавно маглорожденные, воспитанные в древних чистокровных семьях под покровительством их магии, имели такие же хорошо и правильно сформированные магические ядра, как и чистокровные маги. Это облегчало им доступ к их магии, которая правильно формировалась и полностью раскрывалась, и к тому же была так же защищена до одиннадцати лет. Сейчас же у маглорожденных, появляющихся в магическом мире в одиннадцать лет, были слабые, неровно сформированные магические ядра, а их магия зачастую уже имела ту или иную направленность, что значительно ослабляло их силы. Как следствие этого, они были гораздо слабее и не имели возможности развить свои силы полностью. Как пример такого развития можно было привести того же Гарри Поттера из книги. Растя в незащищенном, не магическом месте, в тех стрессовых условиях — его магия развивалась крайне однобоко, в основном направленная на защиту своего носителя. При этом, не подпитываясь силой рода, она не могла достичь своего потенциального уровня. В итоге получился маг с силами не выше среднего, у которого реальные возможности прорывались только в стрессовых ситуациях с целью самообороны. Одевшись как полагается и объяснив Северусу, который до этого жил в магловском мире, все нюансы и правила поведения, мы собрались в комнате с подключенным камином. Кстати, оказалось, что, даже живя в магловском мире, всю его одежду леди Эйлин, в тайне от мужа, так же пропитывала защитными отварами и чарами. Пройдя каминной сетью через Дырявый Котел на Косую аллею, мама и Нарцисса отправились по магазинам, а отец многозначительно промолчал, когда я присоединилась не к ним, а отправилась с остальными в сторону банка. *** Гоблины — одна из немногих магических рас, которая не только не склонилась перед волшебниками, но и добилась значительных уступок с их стороны. Обычные волшебники не любили гоблинов и всячески пытались доказать, что превосходят серокожий народ, но как бы они не пытались ущемить их права очередным министерским указом об ограничении для нечеловеческих рас, на самом деле это было просто сотрясание воздуха. Как запрет для рыб подниматься на горы, так и для гоблинов все министерские указы были попросту смешны. Гоблины жили в своем мире, и на самом деле точек соприкосновения с волшебниками у них было не так много, а в этих точках превосходство чаще всего было на их стороне. И если бы какой-то министерский чиновник вздумал полезть в их подземные города, чтобы насаждать там мнение Министерства Магов, то, скорее всего, этого чиновника больше бы никто не увидел. Волшебники из древних семей напротив, уважали и поддерживали с гоблинами хорошие отношения, сознавая всю зависимость магической экономики от хранителей золота. Обыватели считали, что гоблины работают с магами, подчиняясь закону министерства, но на самом деле практически у всех старых семей были заключены договора с гоблинами напрямую, и они решали с ними вопросы, абсолютно не основываясь на министерских законах и договорах. Даже просто проходя мимо по улице, попадая в тень от здания банка, ты начинаешь себя чувствовать неуютно. Гоблины не только великолепные банкиры и финансисты, они также отчаянные и жестокие воины. Поэтому они не только могут преумножать богатства, но и охранять его. Здание, хоть и выполненное из белого мрамора, было не изящно и воздушно, как дворец, а мощно и неприступно, как средневековая крепость. Проходя через массивные двери, обычный человек попадал в огромный зал, высокие потолки и массивная лепнина, покрытая тонким слоем золота — все это заставляло человека чувствовать себя тут неуютно, как бедная Золушка, попавшая на бал во дворец, но не получившая от крестной ни красивого платья, ни туфелек. Гоблины же, вели себя абсолютно спокойно и уверенно. Однако представить себе таких потомственных аристократов, как мой отец или дядя, ожидающих возле стойки, когда гоблин обратит на них внимание, было просто невозможно. Быстро пройдя через общий зал к скрытой в дальнем углу двери, мы пройдя небольшой коридор оказались в зале поменьше, обставленном удобными диванчиками и креслами. Нас встречал совсем юный гоблин. — Добрый день, лорды, леди, меня зовут Гробмул. Прошу вас, проходите сюда. Не желаете ли чего-нибудь? — он проводил нас к одной группе диванчиков, расположившихся вокруг небольшого столика, на котором лежали свежие газеты. Кроме нас в этом зале сидело несколько мужчин, ожидающих своего времени за чашкой кофе и газетой. Но не успели мы окончательно рассесться, как к нам подошел пожилой представительный гоблин. — Лорд Блэк, рад видеть вас снова! Прошу вас, пройдемте в кабинет, — гоблин повел нас к одной из дверей, которые были расположены напротив той двери, в которую мы вошли. — Позвольте представиться, меня зовут Зайрас, — гоблин поздоровался с каждым по мере того, как отец представлял ему тех, кто присутствовал тут первый раз, как оказалось, это были я, Северус и Эйлин. С остальными присутствующими он был, видимо, знаком. Почтительно раскланявшись, он предложил нам располагаться. Я не думала, что кабинет гоблина предполагает прием такого количества людей, но видимо на него были наложены какие-то чары пространства, потому что места не просто хватило всем, но и вся мебель смотрелась органично и уместно. Когда мы расселись на удобные диванчики и кресла, дядя кратко обрисовал причину, по которой мы обратились в банк. Вероятнее всего он уже обсуждал это с представителями банка, но повторил, чтобы ни у кого не возникало никаких вопросов. Помимо финансов, существовало еще несколько сфер деятельности, в которых гоблинам не было равных. Во-первых, они превосходные оружейники и ювелиры. Жизнь в подземных городах настолько приблизила их внутреннюю магию к магии земли, что все работы, которые связаны с подземными ресурсами, выходят у них практически безупречно. Во-вторых, их ритуальная магия, связанная с родовыми линиями и наследованием, так же была близка к совершенству. Объяснялось это опять же тем, что в основе родовой магии так же лежит магия земли. Поэтому при необходимости провести независимый или сложный ритуал, связанный с наследованием, обращались именно к гоблинам. И, в-третьих, гоблины были прекрасными юристами. Так как их независимость могла быть описана в легендах и во всем, что касалось их честности, они были крайне щепетильны, то при необходимости заключения магических контрактов маги чаще всего обращались к гоблинам. При заключении контрактов гоблины всегда выступали третьей, абсолютно независимой стороной, и отвечали за то, чтобы при подписании контракта не было никаких скрытых пунктов и ловушек, а также за его выполнение. Обмануть гоблинских юристов практически невозможно, а те, у кого это и получалось, потом могли сильно об этом пожалеть, так как свою честь гоблины очень ценили и обиды смывали кровью, обидчика или своей. Мало кто знает реальную иерархию в мире гоблинов, однако известно, что гоблины, работающие со старыми семьями, стоят не на последней ступеньке в этой иерархической лестнице, поэтому было удивительно, что этот гоблин вышел к нам лично. Гордость этой расы могла соперничать разве что с любовью к золоту. Этот жест и удивление отца, которое подтверждало, что это не обычное поведение, говорили о том, что в нашей семье гоблины крайне заинтересованы. Умение читать в жестах и поступках, подоплеку того или иного действия, появилось у меня совсем недавно, и я даже сначала думала, что это простая мнительность, однако позже прочитала в одном из дневников, доставшихся мне как литература по подготовке к тому, чтобы стать Главой рода, что это просто один из дополнительных бонусов моего положения. Так как Глава рода должен быть гораздо более чутким, то со временем у него развивается такая восприимчивость к окружающему. И чем больше пользоваться этим даром, тем сильнее он будет развиваться, в идеале можно приблизиться к некоему предвиденью будущего, основываясь на жестах и мимике окружающих. Однако до этого мне было еще очень далеко. Как оказалось, Зайрас являлся гоблином-юристом, который не первый раз консультирует нашу семью. Он должен был заняться оформлением договоров, но кроме этого он же должен был определить, что именно из ритуалов необходимо в данном случае, и какой из гоблинских ритуалистов должен нами заняться. Довольно быстро прояснив первый вопрос о договоре покровительства и уточнив пожелания обеих сторон, гоблин, вызвав своего молодого помощника и отдав ему какие-то указания на гобледуке, попросил нас подождать, когда подготовят договор. Пока мы ожидали, он тихо обсуждал какие-то текущие вопросы со старшими магами. Договор принесли довольно быстро, и каждая из сторон погрузилась в его изучение. Я еще раз получила подтверждение, что Эйлин воспитывали как наследницу рода, потому что изучала договор она с видимым знанием дела. Так же всех приятно удивил Северус, который так же попросил возможность прочитать договор и даже не постеснялся уточнить некоторые непонятные для него моменты — ложная скромность и инфантильность не уместны в момент, когда решается такой важный в его жизни вопрос. И хотя юридически он не имел никаких прав, никто не стал ему отказывать в возможности узнать свою судьбу. Вероятно, если бы у него появились какие-то просьбы по договору, не противоречащие его основной сути, они были бы внесены в него. Однако договор устроил все стороны, и он был подписан и засвидетельствован. Легкое свечение показало, что магия так же приняла договор. Следующий вопрос был более деликатный и касался родового дара Северуса. — Если вы настаиваете, я приглашу мастера ритуалов, — сказал все еще сомневающийся Зайрас, когда мы только объяснили ему суть нашей просьбы, однако он был настроен крайне скептически, и только уверенность в голосе моего отца и дяди Поллукса заставили его согласиться на проведение ритуала. Хотя я знала, что, несмотря на то непонятное доверие, с которым мои родственники принимали все мои заявления, они тоже сомневались, могла ли кровь магла позволить развиваться дарам, которые не проявлялись и в чистокровных представителях рода уже несколько поколений. Еще раз вызвав гоблина-помощника, Зайрас попросил пригласить к нам мастера ритуалов, после чего протянул моему отцу какие-то бумаги. — Это стандартный договор на проведение ритуала обнаружения родовых даров, тут же указывается сумма вознаграждения. Прошу обратить внимание на пункт, в котором мы не отвечаем за последствия, если мастер ритуалов после осмотра молодого человека предупредит вас о каких-либо вероятных проблемах, вы сами настаиваете на его проведении. Прошу изучить его тщательно. Пока старшие углубились в изучение договора, в дверях появился мастер ритуалов. Я никогда не видела такого гоблина. Хотя в принципе видела их не много, но он отличался от всех. Несмотря на то, что он был старше всех видимых мной гоблинов, было видно, что он полон сил и энергии. Сначала его взгляд остановился на мне, и он где-то с минуту меня разглядывал, после чего переключился на Северуса. — Позвольте представить мастера ритуалов Цепниша, — то уважение, которое Зайрас выказывал этому гоблину, говорило о том, что его положение в их мире крайне высоко. — Мастер Цепниш, лорд Блэк желает проверить этого молодого человека на родовые дары, однако предупреждает, что отец его по их данным магл без единой примеси магической крови. Я предупредил, что особого смысла в проведении ритуала нет и это может быть просто опасно, однако лорд настаивает. Стандартный договор они уже подписали. Поздоровавшись кивком со всеми присутствующими, гоблин подошел к Северусу. Тот заметно поежился, однако постарался взять себя в руки. На правой руке гоблина было надето кольцо с кроваво-красным камнем. Эту руку он положил на голову Северуса, простояв так практически пять минут, он отошел и обратился ко всем присутствующим. — Если не затрагивать вопрос отца мальчика, основным препятствием будет то, что его магическое ядро формировалось не в родовом поместье и оно сформировано не ровно. Судя по тому что я вижу, он совсем недавно стал жить в окружении магов и несмотря на то, что обычно родовые дары просыпаются в тринадцать лет, я не думаю, что этого времени хватит на то что бы выровнять формирование его магии. Жизнь в магловском мире, и судя по всему не в самых лучших условиях, сильно повлияла на его магию. Для него процедура будет гораздо более болезненна, чем для тех, у кого магия развивалась ровно, — Решайте, готов ли он проходить его, — после этой фразы мастер ритуалов отошел в сторону, предоставив нам возможность пообщаться. Из рассказов Эйлин я поняла, что, когда она проходила его, то все даже поверили в то, что в ней откроются дары, но в последний момент ничего не вышло, так что она хоть и сильно одарена в зельеварении, фамильной специализации Принцев, никогда бы не смогла добиться значительных успехов. Наличие родового дара не означало, что в один момент ты проснешься и будешь абсолютным гением в том или ином вопросе. Как и в любом деле, чем больше возможности, тем больше ответственность мага, а также тем больше усилий требуется прилагать. Поэтому далеко не все решались проводить ритуал на предрасположенность к родовым дарам, и чаще всего на это решались в старых семьях, при этом именно в этих семьях детей растили и оберегали в соответствии с традициями. Северус же рос в совсем другой обстановке, ему этот ритуал дастся гораздо тяжелее, чем прочим. Даже если сейчас подтвердится, что в нем откроется родовой дар, Северусу придется работать значительно больше и серьезнее, нежели остальным. Однако у того что не многие проходили ритуал открытия родовых даров была и обратная сторона. Часто случалось так, что когда родовой дар открывался у неподготовленного мага или у того, кто не развивал свою направленность достаточно сильно, он так и не мог добиться какого-либо значительного превосходства в этих видах магии. Да, некоторые вещи давались легче, но не более того. — Ну что ж, Северус, решать тебе. В этом вопросе мы не вправе давить на тебя, — дядя Поллукс не хотел решать за него, и видимо сомнения у него все же были, поэтому он не хотел заставлять его проходить ритуал напрасно. — Я хочу попробовать, — минуту поразмышляв, решил Северус. — На самом деле, я за последние дни постарался прочитать как можно больше на эту тему, и все авторы, как один, твердят, что в моем случае шансов на открытие дара нет, но я все же хочу попробовать, а боль я смогу вытерпеть. Мама? Эйлин молчала, однако когда заметила, что на нее смотрят все, кто находится в комнате, будто очнувшись, сказала: — Милый, я не знаю, что сказать тебе. Я слишком много ошибок сделала в своей жизни, и не хочу сделать еще одну запретив тебе сделать то, что возможно позволит тебе стать великим магом. Как мать, я не могу думать о боли, через которую тебе придется пройти, но я также понимаю, что это решение может повлиять на всю твою дальнейшую жизнь, и принять его должен ты сам. Я поддержу тебя в любом случае, — а потом, улыбнувшись, добавила: — И еще, я верю в тебя, а не в этих писак, которые считают, что это невозможно. — В таком случае, я согласен.
Отношение автора к критике:
Приветствую критику только в мягкой форме, вы можете указывать на недостатки, но повежливее.
Права на все произведения, опубликованные на сайте, принадлежат авторам произведений. Администрация не несет ответственности за содержание работ.