Глава рода Блэк

Джен
G
В процессе
1353
Пэйринг и персонажи:
Размер:
планируется Макси, написано 189 страниц, 33 части
Метки:
Описание:
Примечания:
Публикация на других ресурсах:
Уточнять у автора/переводчика
Награды от читателей:
1353 Нравится 178 Отзывы 1010 В сборник Скачать

Глава 29

Настройки текста
Глава 29. Дверь открылась абсолютно бесшумно, на пороге появились леди Эйлин и Северус. За те несколько часов, что прошли с момента утреннего происшествия, мать Северуса стала выглядеть значительно бледнее и слабее. Казалось, жизненные силы покидают её прямо на наших глазах. Северус бережно поддерживал её под руку, и было видно, что это не жест вежливости, а необходимость. Всё же магия значительно поддерживает магов. Многие годы лишений не так повлияли на леди Эйлин, как полное исчезновение поддержки родовой магии. Даже тех крох, которые оставались у неё, было достаточно, чтобы поддерживать её десять лет. Конечно, этого хватило бы ненадолго, но за те несколько месяцев спокойной жизни, что она провела в нашем доме, она практически полностью восстановилась. Утреннее потрясение и последующая потеря поддержи рода вновь выкачали из неё практически все силы. — Добрый вечер, — голос леди был слаб. — Рады, что вы смогли присоединиться к нам, — поприветствовал их мой отец, после чего представил им присутствующих в комнате вампиров, — прошу вас, присаживайтесь. — Благодарю вас, лорд Блэк, — уже более уверенно сказала леди Эйлин после того, как отец бережно усадил её в кресло. А Северус, поприветствовав гостей, стал за спиной матери, положив руку ей на плечо, как будто стараясь передать ей часть своих сил. — Как ваше самочувствие, Возможно, стоит позвать целителя? — Не стоит, целитель Эдриан оставил для меня зелья, которые должны помочь, но даже он больше не может ничего сделать. Да и на самом деле я себя чувствую не так уж и плохо, как могло бы быть в моем случае. — Я вижу, что обряд принятия в род следует провести как можно быстрее. Судя по всему, нам следует отправляться немедленно. — Но я думала, что вы сможете нам рассказать, как и что вам удалось узнать о наследии моего сына. — Ваше состояние не предоставляет возможности к длительной беседе. — Я готова подождать. Сейчас, особенно в свете того, что я буду принята в ваш род, а значит, вы получите возможность напрямую влиять на жизнь моего сына, я думаю узнать, откуда появилась эта связь, важнее. — Леди Эйлин, я не буду спорить, так как понимаю, что вы как мать на первое место ставите благополучие сына, и спор сейчас будет лишь оттягивать наше отбытие в ваш новый дом и проведение обряда принятия в род, — заговорил лорд Алимра, снимая какой-то амулет со своей шеи, – поэтому я просто прошу вас надеть этот амулет. Он немного облегчит ваше состояние. Это часть родовых артефактов моего клана, он поможет временно поддержать ваши силы. — Благодарю за понимание, лорд Алимра. — Ну что ж, я не буду тянуть время и расскажу, что мы выяснили, — с этими словами всё наше внимание сосредоточилось на главе вампирского клана. — В общем, я могу сказать, что мне практически доподлинно известно, каким образом Северус получил наследие нашего клана. Всё началось с его бабки, матери Тобиаса. У меня был сын, как вы понимаете, родился он, когда я был ещё человеком, но после обращения я оборвал связь с семьей. Ему было двадцать пять, когда он нашел меня, и я не смог уже оставить его. Через год я его обратил из-за ранения. Нет, это я это сделал не потому, что он был на волосок от смерти, его жизни ничего не угрожало, но он был моим сыном и я любил его. И как любой отец, я был готов сделать для своего ребенка всё, что в моих силах. Артур хотел силы, он видел, насколько вампиры сильнее и могущественнее обычных людей. И он уговорил меня обратить его, давя на то, что он смертен и слаб. К сожалению, он не стал сильным вампиром, но я был силен и достаточно скоро создал свой клан, и неслабый, надо сказать, а мой сын занял высокое место в нашей иерархии. Я всё понимал, без моей поддержки он бы не смог подняться так высоко, но поддерживал его, хотя это не принято в нашем мире. Пятьдесят лет назад он пришел ко мне с просьбой — он попросил обратить девушку. Далеко не каждый вампир может обратить человека, обычно это делают лишь сильнейшие вампиры, это гарантирует удачное проведение обряда без последствий, поэтому ничего удивительного, что он пришел ко мне. Я видел, что он был влюблен, и был готов для его счастья сделать это, тем более девушка была не против. Однако когда я познакомился с избранницей своего сына, я отказался обращать её. Я до сих пор не могу понять, чем она так зацепила его, нет, внешне она была достаточно хорошенькая, но изнутри! Я редко встречал более неприятного человека. Казалось, в ней собрались все пороки мира: алчность, злоба, зависть и, несмотря на страх перед вампирами, предвкушение силы и безнаказанности. Я понимал, что давать ей силу нельзя, но не смог жёстко прервать её отношения с сыном, а под различными предлогами откладывал её обращение. Я не знаю, как он решился, но поняв, что я не собираюсь обращать его возлюбленную, он отправился к клану, с которым мы находились в тот момент на грани войны, и, передав некоторые сведения, получил артефакты, с помощью которых мог сам провести ритуал обращения, — сказав это, лорд Алимра замолчал на несколько мгновений. — Как вам известно, нам запрещено обращать магов, только обычных людей, магглов. Мой сын был слаб, а девушка, как оказалось, обладала небольшой магической силой. Он не сумел достаточно экранировать помещение, где проводился ритуал, оповестители в министерстве магии сработали, а прибывшие авроры долго не разбирались. Позже мы смогли доказать, что Артур не нарушил закон, и уровень сил девушки был настолько минимален, что кристаллы оповещения не должны были даже моргнуть. Возможно, аврорам помогли уловить эту опасность для якобы мага, а в таком случае инструкция у авроров чёткая, — лорд замолчал, погружённый в воспоминания. — А что произошло с девушкой? — я позволила себе прервать его затянувшееся молчание. — Думаю, он успел переправить её разовым порт-ключом, но она успела увидеть что-то очень страшное. Возможно, она видела, как маги уничтожили Артура, но, видимо, она так перепугалась, что никогда не пыталась связаться со мной или с кем-либо ещё из магов. Более того, по собранным нами сведениям она до конца жизни очень чего-то боялась и жила крайне скрытно. Возможно, она считала, что и её за проводимый ритуал ждёт наказание и постаралась скрыться. По тому адресу, где, по моим сведениям, она проживала, мы никого не обнаружили, да и надо признаться, я не особо её искал. —А ритуал? — А вот с ритуалом всё произошло куда занятнее. Во-первых, я еще раз хочу отметить, что не зря далеко не каждый может провести обращение в вампира. Для того, чтобы ритуал прошёл удачно, необходимо умение чётко выверять силы воздействия, да и иных нюансов множество. А тут… Судя по отчётам авроров, участвовавших в операции, ритуал на две трети был завершён, хотя было сложно судить — настолько размазано использовалась сила. По заключению эксперта из министерства, обращения не должно было произойти, и не найдя девушку сразу, дело положили на полку и забыли. Но я смог выяснить, что данная особа кроме всего прочего не отличалась и высокой нравственностью и на момент проведения ритуала была беременна. Как маги вы должны понимать, что нет разницы, на каком сроке беременности производится магическое воздействие. И вот на её ребенке последствия неверного и неполного ритуала сказались гораздо сильнее. — Но в Тобиасе нет ничего от вампира, он чистокровный человек. — Физически — да, так как и мать, и отец у него — люди, но вот… Одни из самых ярких черт, присущих вампирам — агрессия, ярость, практически неконтролируемая. И единственным естественным успокоительным против этой ярости является кровь. Я думаю, для вас не секрет, что происходит с вампиром, который длительное время не получает кровь. — Он сходит с ума от ярости. — Да, в таком случае вампир перестает себя контролировать и просто сходит с ума. Если вампир голодает недолго, это помешательство обратимо, если же — длительное время, безумие становится необратимым. Но Тобиасу не нужна была кровь, он человек, а вот приступы ярости и агрессии настигли его, как и всех вампиров, так как изменения после ритуала затронули только ментальную его сторону, оставив без изменений тело. Более того, ему абсолютно не передались от матери даже слабые магические способности, которые хоть как-то бы скрадывали влияние ритуала. Я ведь не ошибусь, если предположу, что приступы агрессии с каждым годом становились всё сильнее и продолжительнее? — Да, это так, — леди Эйлин тихо подтвердила предположение лорда Алимра, — ему можно помочь? — Увы, нет, слишком много времени прошло, и только если у него была бы хоть капля магии, а так — нет, увы, ничего невозможно сделать. — А как же Северус, почему ему передалось это? Разве у него последствия этого ритуала не должны были проявиться в меньшей степени? — Да, будь вы магглой. Но вы ведьма, и из-за магии воздействие ритуала не уменьшилось, а наоборот стало сильнее, но при этом магия сделала это воздействие более контролируемым. — И все эти приступы ярости и агрессии коснутся и меня? — неожиданно в разговор вступил Северус. — Я ведь тоже не испытываю потребности в крови. — Ну тут не всё так страшно. Даже если бы вы не вернулись в род Принц, такого явного влияния вампирское безумие на вас бы не оказало. Конечно, под его влиянием вы вряд ли стали бы душой компании — повышенная раздражительность, нетерпимость, замкнутость, при должной самодисциплине преобразовались бы в педантичность, язвительность и холодность, но неконтролируемых приступов агрессии у вас практически не было бы. Но принятие вас родовой магией переводит последствия ритуала в наследие. — Что это значит? — Куча плюсов и практически никаких минусов. Склонность к ментальной магии, увеличение реакции и более высокая переносимость боли, улучшение слуха и обоняния. — А минусы? — Сейчас сложно говорить однозначно, практически все негативные последствия должна погасить родовая магия, но судя по всему, вы будете предпочитать красное вино белому и стейк с кровью хорошо прожаренному, — явно постарался обратить все в шутку вампир, — да и зелья на основе крови должны будут действовать лучше. Разговор с главой вампирского клана, который, казалось, пролетел незаметно, на самом деле длился практически час. Леди Эйлин, которая поначалу от воздействия амулета немного повеселела, сейчас снова выглядела не очень хорошо. — Ну что ж, думаю, нам пора, — вампиры чётко придерживались установленных правил и не пытались каким-либо образом заговорить с Северусом. Лорд Алимра продолжил, обращаясь к дяде Поллуксу: — Лорд Блэк, мистер Босвел — лучший из преподавателей по ментальной магии в нашем клане, и если вы позволите, то он мог бы остаться и обучать как Северуса, так и леди Блэк и её сестер, — хотя лица вампиров были абсолютно невозмутимыми, в глубине глаз горел огонёк восхищения и предвкушения, ведь впервые человек наследовал магию вампиров, при этом не становясь вампиром. Вампиры были единственной расой, которая не могла передать свои способности как наследие своим потомкам, и из-за этого их часто считали не полноценной расой, а тупиковой ветвью эволюции, и сейчас у них появилась возможность изменить сложившуюся ситуацию. — Благодарю за предложение, лорд Алимра, мы с удовольствием им воспользуемся, и если вы не против, то в список учеников я прошу добавить так же моего племянника Сириуса. — Разумеется, не вижу в этом никаких проблем. — В таком случае прошу вас, мистер Босвел, добро пожаловать в наш дом, — как радушный хозяин, мой отец поприветствовал вампира, который отныне должен был сделать всё, чтобы содержимое наших мыслей осталось только нашим. — Что ж, господа, разрешите вас покинуть, леди Эйлин, прошу вас, — попрощался лорд, помогая матери Северуса подняться из кресла. — Я могу пойти с вами? — спросил Северус. — К сожалению, нет, — в голосе Кристиана послышалось неподдельное сожаление, — обряд принятия в род достаточно длительный, да и после него вашей матери потребуется продолжительный отдых, и какое-то время ей будет лучше воздержаться от контактов с носителями магии рода Принц, да и в принципе магией, отличной от магии клана. — Мама станет вампиром? — Нет, — Кристиан даже улыбнулся, — клан состоит не только из вампиров — любимые, родители, сёстры и братья. Не много, но всегда есть близкие люди, которых хочется защитить. Вампиры не бездушные существа, мы можем любить, и в таких случаях мы принимаем людей под защиту клана. — А когда мы сможем увидеться? — Возможно, через два-три месяца. Мне жаль, но я не хочу вас обманывать, наследник Принц. К тому же вам стоит как можно быстрее вступить в права наследника рода, это поможет лучше укорениться вашему новому наследию, и сведёт к минимуму негативные последствия. Где-то минуту Северус и его мать смотрели друг на друга, как будто молча общаясь, а потом он, забыв обо всех присутствующих, бросился к ней в тёплые объятья.
Отношение автора к критике:
Приветствую критику только в мягкой форме, вы можете указывать на недостатки, но повежливее.
Права на все произведения, опубликованные на сайте, принадлежат авторам произведений. Администрация не несет ответственности за содержание работ.