Глава рода Блэк

Джен
G
В процессе
1353
Пэйринг и персонажи:
Размер:
планируется Макси, написано 189 страниц, 33 части
Метки:
Описание:
Примечания:
Публикация на других ресурсах:
Уточнять у автора/переводчика
Награды от читателей:
1353 Нравится 178 Отзывы 1011 В сборник Скачать

Глава 31

Настройки текста
Косая аллея встретила нас шумом и гвалтом, множество магов куда-то спешило, десятки детей пытались сбежать от зорко следящих за ними родителей и, конечно же, толпы в магазинах и лавочках, что продают всё необходимое к школе. Хотя я не первый раз посещала главную торговую улицу магической Англии, но впервые не была одета в защитный плащ. Лёгкая летняя мантия кобальтового оттенка. Волосы, перехваченные синим кожаным шнурком в низкий хвост. Мне казалось, что от охватившей меня лёгкости я сейчас взлечу. Но, конечно, на моём лице эти эмоции не нашли своего отражения, как и в спокойной походке. Да, мы, воспитанные в древних родах, умеем парить в душе, оставаясь при этом абсолютно спокойными внешне. Может, поэтому нас так часто считают заносчивыми и неприятными в общении. Просто отпускаем себя мы только в обществе самых близких людей, не делая из своих эмоций и переживаний бесплатный аттракцион. Северус и Нарси всё ещё находились под защитой детских плащей и только иногда сверкали из-под них глазами. Меда, хоть и была одета, как и я, но на ней ещё был принесённый из банка полный защитный комплект, хорошо хоть многие украшения или были невидимы, или прятались под одеждой. Потому что иначе она была бы похожа на новогоднюю елку. Кстати, несмотря на утреннюю радость, сейчас она выглядела не очень хорошо. Усталость сквозила в каждом её движении, а бледность кожи ещё больше усугубляла болезненный вид. Странно, почему произошли такие резкие изменения? Даже отец поглядывал на неё с волнением. Так как людей действительно было много, мы решили разделиться. Мама с Медой и Нарси отправились в книжный, Огастес Принц и Северус любезно согласились зайти в аптеку — они старались как можно больше проводить времени вместе, поддерживая друг друга. Мне же предстояла самая важная покупка в жизни юного волшебника — первая волшебная палочка. После чего мы условились встретиться в кафе. Лавка Олливандера располагалась на южной стороне Косой аллеи, в небольшом тупичке за сверкающим зданием банка. Двухэтажное здание было довольно невзрачным и, несмотря на охватившее меня предвкушение, производило не самое приятное впечатление. Это, кстати, касалось практически всей Косой аллеи — несмотря на ясную погоду и прекрасное настроение, даже самые новые и яркие здания при ближайшем рассмотрении оказывались какими-то неухоженными и обшарпанными, я бы сказала — больными, если такое определение можно бы было применить к домам. Я невольно скривилась. — Да, не самое приятное зрелище, — заметив мой удивлённый взгляд, прокомментировал отец. — Но почему, мы же волшебники, неужели магия не может помочь привести хотя бы внешний вид улицы в порядок? Создаётся впечатление, что уже много лет никто этим не занимается. — В большинстве своём здания построены с помощью магии, и поддерживаются ею же за счёт сил постоянно сбрасываемой магами при создании чар. Но в последнее время свободной магии стало так мало, что её уже не хватает на поддержание магических зданий. — А Блэк-мэнор? — Да, Блэк-мэнор, как и прочие родовые поместья, построен с помощью магии и за её счёт существует, но во-первых, он стоит, как и почти все мэноры, на месте силы, а во-вторых, в нём постоянно проживает большое количество сильных магов. — Поэтому почти все прочие наши дома — обычные, построенные людьми? — Да, именно поэтому, у нас бы просто не хватило магии поддержать все здания, будь они магическими. Пойдём? — Да, конечно. Самым странным было, что несмотря на столпотворение, которое было на самой Косой аллее и в прочих магазинчиках, в лавке Олливандера никогда не было больше одного посетителя, даже в последний месяц лета невозможно было ни с кем столкнуться входя или выходя из этой лавки. Наверняка это обеспечивалось какими-то чарами. Но факт оставался фактом: мистер Олливандер лично обслуживал каждого клиента, и сколько бы времени у него это не занимало, никто и никогда не прерывал этот процесс, но все получали свою палочку, когда приходили за ней. Зазвенел колокольчик, оповещая хозяина о том, что у него посетители, и в глубине лавки послышались звуки падения каких-то небольших предметов, как будто камешки рассыпались по полу. К тому моменту, как появился мастер Олливандер, я успела рассмотреть всё помещение магазина. На самом деле оно было довольно-таки большим, но свободным было только пространство непосредственно перед дверью, где-то около семи квадратных метров, всё остальное же занимали стеллажи под самый потолок с тысячами небольших продолговатых коробочек. — О, мисс Блэк, рад, очень рад вас видеть, — произнёс мастер Олливандер. Он не выглядел старым, но седина в его волосах уже преобладала, что, в общем-то, странно для мага. — Добрый день, мастер Олливандер. — Как я понимаю, вы пришли подобрать себе палочку, что ж, я ждал вас, — и уже обращаясь к моему отцу, — мистер Блэк, граб и перо гиппогрифа, насколько я помню, хлесткая, двенадцать дюймов. Прекрасная сильная палочка. Надеюсь, она служит вам так же хорошо, как и в день, когда выбрала вас. — Благодарю вас, мастер Олливандер, разумеется, палочка, как и тогда, великолепна, как я думаю, и все прочие ваши творения. Как видите, сегодня мы пришли подбирать полочку для моей дочери. — И не просто дочери, но и главе рода, примите мои поздравления. Леди Блэк, я уверен, что вы достойно будете возглавлять род, и я заранее предвкушаю удовольствие подбирать палочку столь неординарной волшебнице. — Благодарю за поздравления, мистер Олливандер, я пока ещё ничем не заслужила столь восторженного отношения, но я надеюсь оправдать ожидания рода и своих близких. — Я ничуть не сомневаюсь, что вам всё удастся. Но давайте приступим, где-то здесь есть палочка, которая наверняка с великим нетерпением ждёт встречи с вами. Ну что ж, давайте попробуем эту: одиннадцать с половиной дюймов, очень жёсткая, граб, как у вашего батюшки, волос единорога. Граб — любимое дерево вашего рода. Наверное, две трети палочек, выбравших Блэков, из граба, прошу вас, — Олливандер подал мне не очень тёмную, практически прямую недлинную палочку. С каким-то трепетом я брала первую палочку, которая, возможно, будет моей. Нет, я понимала — маловероятно, что мне подойдёт первая же предложенная палочка. Но ощущение нереальности момента присутствовало. И, конечно, это ощущение мгновенно было прервано вырвавшимися из палочки клубами чёрного дыма, сопровождавшиеся оглушительным грохотом. — Да, единорог — не ваш вариант, — пробормотал Олливандер, — хотя чем я думал, предлагая палочку с волосом единорога представителю рода Блэк, надеялся… А может, ива и перо грифона, лёгкая, хлёсткая, двенадцать дюймов? Взяв предложенную палочку, я сначала даже не поняла, что ничего не произошло, немного покрутила её в руках и положила на стол. После реакции первой палочки тишина была оглушающей, а отсутствие реакции напугало ещё больше, чем грохот и чёрный дым. — Не то, — продолжил поиски Олливандер, — вот, попробуйте эту. Сосна и чешуя саламандры, интересное сочетание, вполне может подойти, невербальная магия и индивидуальность на грани с… — продолжая бормотать что-то о свойствах пород древесины и магических сердцевин, он предложил мне длинную светлую палочку. Когда я взяла её, сначала ничего не происходило, но потом небольшой столик в углу вспыхнул так, будто попал в эпицентр сильнейшего пожара. Олливандер пробормотал заклинание, и огонь потух, предоставив нам на обозрение обугленный остов стола. — И эта не подошла, попробуем в таком случае иное сочетание, — с этими словами он протянул мне очередную палочку, а потом ещё одну и ещё. Некоторые не отзывались вообще, некоторые выдавали спецэффекты, достойные хорошего фильма, показывая, что не желают иметь со мной ничего общего, хотя гудящее пламя, пожирающее стол, не переплюнула ни одна. Однако сказать, что время потрачено бездарно было нельзя, путём проб и ошибок мы пришли к выводу, что в качестве сердцевины для палочки мне больше всего подойдет сердечная жила дракона. А вот с деревом определиться мы никак не могли, и одна из палочек просто развалилась у меня в руках. — Ничего страшного, мне никогда не нравилось сочетание каштана и сердечной жилы дракона, нехорошо так говорить, но часто люди, которым подходит такая палочка, не слишком щепетильны в способах достижения своих целей и удовлетворении желаний, — успокоил меня Олливандер, когда, ойкнув, я оказалась с двумя половинками палочки в руках, — что же вам подойдет? Давно у меня не было столь сложной задачки. А давайте-ка попробуем вот эту, — он протянул мне изогнутую как коготь палочку, — грецкий орех и сердечная жила дракона, прочная и жёсткая. Когда я взяла эту палочку, мне на мгновение показалось, что да, это она, вокруг меня закружился небольшой вихрь и я даже начала улыбаться — наконец, вот она, моя палочка, но мастер посмотрел на меня как-то неуверенно. — Что случилось, мастер Олливандер, разве это не она? — Я не уверен, с одной стороны, всё вроде бы так, как и должно быть, и палочка признала вас, но почему-то мне кажется, что вы с этой палочкой неидеальный тандем, — после этих слов я начала прислушиваться к своим ощущениям и поняла, что несмотря на кажущееся удовлетворение, эта палочка и я недовольны друг другом, — вы ведь тоже это чувствуете? Опишите мне ощущения. — Не знаю, это как будто ждал встречи со старым другом очень-очень долго, но вот она состоялась, и вроде все рады, а на самом деле друг изменился, появилось ощущение несоответствия ожидания и реальности. Что это? Почему? — Что ж, я постараюсь объяснить. Крайне редко первая палочка настолько требует изначального соответствия. Отношения палочки и волшебника можно сравнить с отношениями между людьми. Выбор — как любовь с первого взгляда, а потом со временем палочка и волшебник как бы притираются друг к другу, как пожившие в долгом браке супруги. Но иногда, как сейчас, случается, что даже вроде бы удачная палочка не даёт ощущения полного объединения. — Но почему? Я ведь чувствую, что это моя палочка, но она мне не подходит. — Вот именно, вы сами объяснили случившееся, я не смог бы сказать лучше, пустился бы в пространные рассуждения о взаимоотношениях палочки и волшебника. Думаю, я могу быть достаточно откровенен. Хотя у меня в лавке множество палочек, это не значит, что я их делаю просто так, а потом надеюсь, что какая-то подойдет покупателю. Один из необходимых навыков мастера волшебных палочек — небольшой дар предвидения. В один момент появляется ощущение, что надо сделать именно такую палочку из именно этих материалов, и вот спустя несколько лет кто-нибудь приходит и ему подходит именно эта палочка. И я думаю, что эта палочка действительно предназначалась именно вам. — Но тогда почему сейчас она мне не подходит? — Я не могу говорить полностью уверенно, но думаю, что произошло что-то, что изменило вас настолько, что палочка перестала подходить. Такие изменения случаются крайне редко, но бывает, когда после каких-то событий волшебнику перестает подходить его старая палочка, а с вами это произошло просто до того, как была найдена первая, вот она и не подходит. — И что же мне делать? — задала вопрос я, а сама размышляла над тем, что в действительности я была по сути другим человеком, а не той Беллатрикс, которой предназначалась эта палочка. Вполне разумное объяснение, почему она не подошла. — Я уверен, что существует ваша идеальная палочка. Можно поискать среди родовых, иногда после таких изменений именно эти палочки лучше всего работают с волшебником. Можете взять эту, всё же она ждала вас очень долго, возможно, вы сможете сработаться и будете замечательными партнерами. Увы, не хочу вас обманывать, полностью объединиться с ней у вас не получится. — Ну что ж, я, пожалуй, возьму её. Буду надеяться, что мы договоримся. Сколько мы должны? — и хотя разумом я понимала, почему так произошло, разочарование не давало мне насладиться радостью от приобретения волшебной палочки. Но как только я повернулась к отцу, чтобы сказать, что мы можем расплачиваться и идти, как в глубине комнаты что-то загремело, один из стеллажей покачнулся и, наклонившись, замер. Он зацепился за следующий стеллаж, который, к счастью, выдержал и не повалил все другие дальше по принципу домино. Однако это не помешало сотням коробочек с палочками соскользнуть с его полок и разлететься по полу. Олливандер, уже было готовый назвать мне цену, вдруг замолчал и пристально стал всматриваться в рассыпавшиеся по полу палочки. — Мастер Олливандер, — я решилась наконец привлечь его внимание. — Леди Блэк, вы верите в знаки, которые даёт нам судьба? — Мы живем в волшебном мире, глупо не верить знакам. — В таком случае вы понимаете, что не можете уйти с этой палочкой. Я верю, что ваша палочка здесь, и она так стремится к вам, что готова прорываться буквально с боем. Теперь уже я нетерпеливо всматривалась в горы палочек, лежащих на полу. — Посмотрим, посмотрим, — тем временем Олливандер направился в сторону стеллажа, на ходу заклинанием устанавливая его ровно, — тут находятся палочки, изготовленные мной в то время, когда я только стал мастером палочек, не могу сказать, что они плохи, но я тогда был больше экспериментатором и пробовал свои силы. Был жив ещё мой отец, а я мог себе позволить искать свой путь в нашем ремесле. Хотя, наверное, любой мастер должен пройти этот этап, чтобы найти себя и свой стиль, в ином случае он простой ремесленник, не способный на нечто больше, чем только повторить работу по шаблону. Вот несколько интересных палочек, которые вполне могут подойти, — он вынырнул из-за стеллажей и протянул мне веер из пяти палочек, — так как палочки не совсем классические, то и те составляющие, которые мы отвергли ранее, в необычном сочетании вполне могут подойти. Выбирайте. — Эм… Как выбирать? — Просто закройте глаза и попытайтесь почувствовать, к какой палочке вас больше тянет. — А может, просто попробовать все подряд? — Нет, я уверен, что какая-то из этих палочек звала вас, и мне хочется понять, насколько сильна ваша связь. — Ну что ж, — я ещё раз взглянула на палочки, которые мастер Олливандер к этому времени разложил на прилавке, послушно закрыла глаза, попытавшись их представить. Перед моим мысленным взглядом появилось пять светящихся полосок, которые, как я поняла, и отражали для меня суть каждой из палочек. Две светились совсем тускло, и это был явный признак того, что они мне не подойдут, еще одна светилась ярко, но её свет резал мне глаза. Оставшиеся две палочки светились ярко, но приятным мягким светом. Я открыла глаза и показала на вторую и последнюю в ряду палочки, — одна из этих. — Хорошо, — сказал мастер Олливандер и убрал те, которые мне совсем не приглянулись, — теперь попробуйте ещё раз, когда их осталось две, я думаю, выбор будет сделать проще. Две лежащие передо мной палочки наяву выглядели совсем по-разному. Обе ровные, первая была немного длиннее, казалось, была создана из разных пород дерева. Её цвет было трудно определить: тёмная, но не однородного цвета, а в чёрно-серых оттенках, как бы переходящих из одного в другой, местами в очень светлые тона, с рунами на рукоятке. И хотя она была отполирована до блеска, казалось, достаточно секунды, чтобы она ощетинилась острыми шипами. Вторая, тёмно-коричневая, была чуть короче, с искусной резьбой на рукоятке чуть более светлого оттенка, чем у древка. Я ещё раз закрыла глаза. Свечение обеих палочек всё так же было приятным, но свет одной как бы тянулся ко мне, в то время как у второй оставался в границах вокруг воображаемой палочки, словно говоря: "Ты мне нравишься, но я жду другого волшебника". — Первая, — я протянулась к столу, замерла ненадолго, не донеся руку совсем немного, так как почувствовала лёгкое покалывание в кончиках пальцев, а потом, решившись, взяла чёрно-серую палочку. По моей руке пробежались небольшие электрические разряды, а в воздухе разлился запах озона и ощущение свежести. Да, это моя палочка, моя, без всяких условий и допущений. Сама не заметила, как стала улыбаться, ощутив во всём теле небывалую лёгкость. В себя я пришла от лёгкого покашливания мастера Олливандера. — Рад, что оказался прав, вы нашли свою истинную палочку. — Что это за палочка? — не отрывая взгляд от своего сокровища, спросила я, и подняла глаза на мастера только когда поняла, что он не торопится отвечать на мой вопрос. — Как я уже говорил, это одна из моих первых палочек, довольно необычное сочетание — терновник и сердечная жила дракона, двенадцать и три четверти дюйма, достаточно жёсткая. Терновник — необычное дерево для волшебной палочки, мастера не очень любят с ним работать, так как оно крайне редко подходит волшебникам. Такая палочка чаще всего появляется во время перемен. Среди мастеров это дерево довольно-таки заслуженно пользуется славой предвестника потрясений и воин. Прекрасная боевая палочка, она замечательно подойдет для чар и ритуалов, а вот трансфигурация ей будет даваться не так легко, для этого ей не будет хватать мягкости, ну и заклинания целительства тоже не для этой палочки по той же причине. Но одно я могу сказать точно: это палочка незаурядного мага, и это лишнее подтверждение тому, что нас ждут великие перемены, и для меня честь создать эту палочку. — Спасибо, мастер Олливандер, — ответил мой отец, когда понял, что я от слов мастера пребываю в некотором ступоре и не могу ответить как подобает. А я смотрела на палочку и пыталась понять, бояться мне такого предназначения или радоваться замечательному инструменту для реализации своих планов. Хотя они не были настолько глобальны, как следует из слов мастера, но кто знает, как повернётся жизнь в будущем? — Скажите, мастер, — уже в дверях я обернулась и задала ещё один мучивший меня вопрос, — а вторая палочка из чего? — Эта? — уточнил Олливандер, как раз собираясь было убрать её в небольшую коробочку, — это тоже очень интересная палочка, одиннадцать дюймов, остролист и перо феникса, сочетание хоть и редкое, но не настолько поразительное, как у вас. Особенность этой палочки в том, что феникс, давший перо для неё, сразу же дал ещё одно, и если эта палочка ещё ждет своего хозяина, то палочка с первым пером уже его нашла, и волшебник, ею обладающий — крайне незаурядный маг, хотя и иногда наводит ужас. В той палочке я использовал тис, и она получилась мощной, но тёмной. Я надеюсь, что этот остролист сможет компенсировать тьму тисовой палочки. Честно говоря, я думал, что именно она подойдет вам, но, видимо, для неё ещё слишком рано, или просто у вас другой путь. А эта палочка, я уверен, дождётся своего волшебника, — сказав это, мастер развернулся и исчез за стеллажами, давая понять, что больше он ничего говорить не будет. А я думала о волшебнике, которого ждёт палочка из остролиста, дождётся ли она его, каким он будет и насколько сильно моё вмешательство изменит историю.
Отношение автора к критике:
Приветствую критику только в мягкой форме, вы можете указывать на недостатки, но повежливее.
Права на все произведения, опубликованные на сайте, принадлежат авторам произведений. Администрация не несет ответственности за содержание работ.