Когда моя богиня плачет +517

Гет — в центре истории романтические и/или сексуальные отношения между мужчиной и женщиной
Kamisama Hajimemashita

Основные персонажи:
Нанами Момодзоно, Томоэ
Пэйринг:
Томоэ/Нанами
Рейтинг:
PG-13
Жанры:
Романтика, Флафф, Драма, Психология, Повседневность, POV, Hurt/comfort, Songfic
Размер:
Драббл, 2 страницы, 1 часть
Статус:
закончен

Награды от читателей:
 
«Отличная работа! Определенно.» от _Белка-чан_
Описание:
Я потихоньку схожу с ума.

Посвящение:
Букве.

Публикация на других ресурсах:
Уточнять у автора/переводчика

Примечания автора:
Господи, Nickellback - Far away. Невероятное сочетание. Спасибо доброму человечку из отзывов.
7 октября 2016 - 333 лойса за работу. Спасибо *-*
7 марта 2017 - заметила, что лойсов 400.
22 сентября 2013, 02:32
Когда моя богиня плачет, я потихоньку схожу с ума. Я не знаю, куда себя деть, что делать и говорить. Я, великий Томоэ, ужасный демон-лис, бессилен перед плачущей девчонкой! Бред какой-то. И все же это так.

Она такая слабая, моя богиня. Слабая и очень хрупкая. У нее идет кровь, стоит ей споткнуться и ударить коленку. А у меня сердце подскакивает к горлу, когда эта идиотка лезет по лестнице за какой-нибудь коробкой и падает прямо мне в руки.

Я постоянно злюсь на нее. Меня бесит, что она не бережет себя, пытается прыгнуть выше головы, чтобы что-то кому-то доказать или помочь. Я в ярости от этого непонимания между нами. Хотя мне кажется, что ничего не понимаю здесь только я, а она уже давно обо всем догадалась, если бы не моя враждебность. У меня сердце синим пламенем горит. Осторожно, Нанами, обожжешься!

Глупая человечка. Она продолжает тянуться к моему сердцу. Она не сдается, пусть мои слова и больно ее обжигают. Она терпит, она молча сносит муки. Улыбается, несмотря на душевные раны, что я ей наношу.

Временами она бывает просто невероятно милой. Временами она убирает волосы в пучок заколкой, что я ей подарил. Получается слегка неряшливо, несколько прядей обязательно выбиваются из прически. Я усаживаю Нанами в кресло, распускаю ее волосы и закалываю их снова, гораздо аккуратнее. Волосы у нее мягкие, немного спутанные. Я получаю огромное удовольствие, проводя по ним рукой. Иногда я даже жмурюсь, расчесывая эти нити каштанового цвета, и краем уха слышу хихиканье белого змея, выглядывающего из-за двери. Кое-кто сегодня у меня огребет.

У Нанами очень добрая улыбка. Даже слишком добрая в иных ситуациях. Ну как можно так счастливо мне улыбаться, когда руки мои по локоть в крови какого-то монстра, а нежная кожа этой девчушки покрыта ссадинами и синяками, которыми вышеупомянутый монстр ее обеспечил? Как можно так спокойно говорить: "Спасибо, Томоэ", если секунду назад была на волосок от смерти? Один раз этот вопрос сорвался с моих губ прежде, чем я успел закрыть рот. Она тогда слегка покраснела и ответила:

- Я просто тебе доверяю.

И мне почему-то сразу стало легче, быть может из-за осознания того, что она доверилась мне.
Чуть позже, очищая ящик для пожертвований от пыли, мне вдруг вспомнились эти слова. И до меня дошло.
ОНА ВЕРИТ МНЕ. ОНА ВЕРИТ В МЕНЯ.

Хорошо, что Нанами знакома лишь с холодным и невозмутимым Томоэ. Хвала всем богам, она никогда не видела, как я краснею.

Ночью в храме Микаге холодно, поэтому я всегда стелю ей очень теплое одеяло. Она же всегда ворочается во сне, скидывет жаркое одеяло, а потом дрожит от холода.
Прохожу мимо ее комнаты, заглядываю в приоткрытую дверь и обреченно вздыхаю. Каждый раз одно и то же. Тихо пробираюсь внутрь и становлюсь рядом со спящей, собираясь укутать ее в одеяло с головой.

Нанами снится кошмар. Она хмурит брови и кусает губы, сминая в кулаке край простыни. Изредка приоткрывает рот и что-то беззвучно бормочет. Внезапно девчушка пронзительно вскрикивает и хватает меня за рукав. Хватка слабая, но мне от чего-то становится дико страшно. Наверное от того, что из-под опущенных ресниц льются слезы. А мой чуткий слух ловит тихое: "Томоэ..."

Внутри меня что-то рушится. Возможно, что стена, которую я сам для себя выстроил. А в голове раненым зверем бьется одна-единственная мысль - спасти, уберечь, защитить. Неважно, что было, неважно, что будет, главное то, что происходит сейчас. А сейчас она тихо плачет, дрожит и зовет меня. Поэтому я падаю рядом с ней и рывком заключаю в объятья.
Сейчас самое главное - держать ее крепче, она ведь такая хрупкая.



- Томоэ... ты такой теплый... - именно эти слова, исполненные сонным голосом и приправленные сопением в мою шею, и разбудили меня утром. Открыв глаза, я узрел интереснейшую картину: свернувшись клубочком и уткнувшись носом мне в ключицы, спала Нанами. Лицо девушки было спокойным и расслабленным. Она улыбалась.
Приоткрыла глаза, посмотрела на меня и спросила:
- Томоэ, ты ведь мне снишься?
- Да.
- Снись мне почаще, пожалуйста.
- Хорошо.
- Томоэ...
- Что?
- Раз это мой сон, то мне можно? Можно поцеловать тебя?
Черт, умеет же эта девчонка смущать.
- Ну... наверное...
- Спасибо.
Она потянулась ко мне и легко коснулась моих губ своими. На секунду мне захотелось большего, но я подавил в себе этот порыв. И так делов натворил.
- Не хочу просыпаться.
- Я тоже.
Да, да, я тоже хочу, чтобы этот сон длился вечно. Я тоже не хочу просыпаться, Нанами. Но я должен. А ты спи.
- Я буду охранять твой сон.

Отношение автора к критике:
Приветствую критику только в мягкой форме, вы можете указывать на недостатки, но повежливее.