Зонтик с бабочками

Слэш
PG-13
Завершён
748
Горячая работа! 164
автор
Пэйринг и персонажи:
Размер:
13 страниц, 1 часть
Описание:
Посвящение:
Примечания:
Публикация на других ресурсах:
Уточнять у автора/переводчика
Награды от читателей:
748 Нравится 164 Отзывы 178 В сборник Скачать

☔☔☔

Настройки текста
Хлюп. Перепрыгивая очередную лужу, Саня не удержал равновесие и с размаху утопил кроссовок в грязи. Хорошенько выругавшись себе под нос, он продолжил бег с препятствиями. Дорога от школы до остановки представляла собой сплошное месиво из жижи и грязи. Можно было, конечно, цивилизованно пройти по тротуару вдоль шоссе, но делать внушительный крюк Саня поленился. За что, собственно, и поплатился. Чавкая левой ногой и ощущая, как мерзкая влага постепенно просачивается в носок, он наконец добрался до места назначения, но поздно. 101-й бесцеремонно сомкнул двери прямо перед Саниной возмущённой физиономией. Водитель то ли умышленно, то ли нет, не обратил ни малейшего внимания на отчаянные сигналы вымокшего до нитки подростка, невозмутимо включил поворотник и крутанул рулём. Саня снова пробубнил пару ласковых, обречённо вздохнул и оглядел приевшийся до тошноты пейзаж. Школа, дома, деревья, будка с надписью «Осторожно! Высокое напряжение!» выглядели сегодня на редкость бесцветно и уныло. Под стать были и серое небо, серый чумазый асфальт, серый дождь, наотмашь хлеставший по затылку, серые хмурые лица прохожих. Вообще-то серый цвет у Сани - из любимых, но только не в тех случаях, когда им окрашено всё кругом. Ярким неуместным пятном в этой беспросветной безбрежной серости выделялся большущий куполообразный зонтик, расписанный аляповатыми бабочками. Зонтик смотрелся странно и даже немного нагло, будто кидал вызов и говорил: "Вот какой я нарядный, бодрый, праздничный, и вы ни за что не заставите меня слиться с безликой однотонной массой!» Под пластиковой крышей остановки народу набилось, как сельдей в бочке, не протолкнуться. Очень не кстати. Зонт Саня, естественно, забыл. В школе или дома, точно он не помнил. Не зря бабушка то и дело распекала его за рассеянность. Ливень, между тем, не прекращался, а, наоборот, усиливался с каждой минутой, а потому Сане ничего не оставалось, как надвинуть поглубже на лоб капюшон толстовки и понадеяться, что следующий 101-й не встрянет в пробку. Саня спрятал руки в карманы и зябко поёжился. Ну Трактор! Будет по гроб жизни ему обязан! И за драку, и за то, что Саня, добрая душа, запросто отпустил его на свидание с Аринкой и в гордом одиночестве перетаскал все новенькие, ещё пахнущие лаком, стулья из коридора в кабинет истории. Вдвоём они бы в два счёта управились, но романтический квест по уши влюблённый Трактор забронировал полторы недели назад, не мог же Саня друга не выручить. И в результате мокнет на остановке поздно вечером, когда других одноклассников давно след простыл. Верно говорят: не делай людям добра. Влага оседала на одежде, клубилась в воздухе тяжёлой мутной взвесью, навязчиво напоминая, почему Саня в особенности не любит находиться на улице в сырость. Он украдкой оценил положение: ни учителей, ни ребят из школы поблизости не наблюдалось. Да и откуда им здесь взяться в такое время? Убедившись, что никто на него не смотрит, Саня молниеносным движением извлёк из кармана рюкзака ингалятор, поднёс ко рту и сделал два пшика. Фух. В лёгких словно открыли заклинившую крышку. Дышать сразу стало легче. - В детстве я думал — это труба или губная гармошка. Саня вздрогнул от неожиданности и резко развернулся в сторону говорившего. Крепко уцепившись за изогнутую ручку зонтика с бабочками, рядом с ним стоял парнишка. Бледный, мелкий, Саню почти на целую голову ниже. Просторный толстый свитер болтался на нём как на палке, вельветовые брюки закрывали голенища полосатых резиновых сапог. Часть светлых волос закручивалась в лохматый пучок на затылке, оставшаяся половина - падала льняными паутинками на тонкую шею. Из-под чересчур длинных рукавов выглядывали перемазанные чем-то пальцы с вытянутыми чёрными и синими ногтями. Глаза паренька цвета насыщенной зелени напоминали бусы из малахита, которые Санина бабушка хранила в шкатулке и надевала по самым торжественным случаям. - Труба? - безотчетно переспросил он, быстро пряча ингалятор обратно в рюкзак. Свою дурацкую астму Саня старался не афишировать, избегал лишних вопросов или, чего доброго, ненужной жалости. Чужую жалость Саня считал самой паршивой и унизительной из всех существующих в мире эмоций. - Да. Типа тромбона или саксофона, - спокойно подтвердил паренёк, шагнул ближе и, как само собой разумеющееся, накрыл Саню зонтиком, будто взял под свою защиту от вражеской атакующей непогоды. Хотя Саню защищать ни от чего и ни от кого не требовалось (он и сам может врезать так, что мало не покажется), отходить он всё -таки не стал. - Видел такую штуковину у нашего соседа, но что такое ингалятор, понятия не имел, - продолжил парнишка. - Однажды я спросил маму, почему не слышно, как сосед играет. Думал, его труба засорилась. Он заулыбался широкой, открытой и немного извиняющейся улыбкой, будто они с Саней сто лет знакомы, и просто вместе ждут автобус и болтают всякую чепуху, кто во что горазд. Саня почувствовал, как краешки рта невольно поползли вверх и тут же вернул их на место. Нечего склабиться историям неизвестного типа. - Тупо, да? - фыркнул парнишка. - Не знаю, - вяло выдавил Саня. В силу природной застенчивости ему трудно давались разговоры с незнакомцами. Вот Трактор, тот с первым встречным-поперечным готов вступать в дискуссии и споры. Саня такого не любил, тушевался, смущался. Тем более, одно дело - дорогу старичку подсказать и совсем другое - общаться с чудным мальчишкой, по виду, своим ровесником. К тому же, тот разительно отличался от всех Саниных друзей и знакомых. - Я посчитал ингалятор трубой, потому что любой звук был для меня на вес золота, - растолковал хозяин зонтика с бабочками, будто Саня его спрашивал. - До пяти лет я одним ухом почти не слышал. Представляешь, какой это отстой? - он смешно наморщил нос и выжидательно взглянул на Саню. Саня представлял. В первом классе он сломал руку и целый месяц носил противный гипс, мешающий есть и спать, да ещё и к врачу каждую неделю ходил. С тех пор он обрёл непоколебимую уверенность, что проблем со здоровьем нужно избегать любой ценой. Правда, это не мешало ему то и дело ввязываться во всевозможные потасовки и перепалки, но они для Сани в счёт не шли. - Угу, - утвердительно промычал он. - Вот, попробуй, - парнишка плотно прижал свою маленькую лапку к Саниному уху под капюшоном. Саня напряг левое открытое ухо и весь превратился в слух. Шорох шин отъезжающего автобуса по мокрой дороге, шуршание полиэтиленового пакета в руках угрюмой женщины в очках, плач ребенка, выронившего резиновую собачку, мерный стук капель по прозрачному козырьку остановки - все слышалось по-прежнему, но звучало иначе. - Погано, - признал Саня. - Что я говорил! - торжествующе воскликнул его новый знакомый, точно Саня с ним долго и упорно спорил. Тёплые пальчики мягко отнялись от кожи и скрылись под широким манжетом. - Из-за того, что я полноценно не слышал, звуки мне часто мерещились там, где их нет, - парнишка покрутил рукой возле головы, изображая мнимые шумы. - Как так? – удивился Саня. - Например, кто-то зевает, а я думаю - он должен обязательно громко сказать: «Ааа», открывается дверь, а мне чудится - она должна непременно заскрипеть. И с ингалятором также. Я думал, что из него обязан вылетать рев, вой или свист. Парнишка поскрёб подбородок и перехватил изогнутую ручку поудобнее, стараясь не задеть возвышающегося над ним Саню. - Кое-какие звуки от ингалятора всё же есть, - заметил тот. - Пшшш. Парнишка поднял на него глаза и коротко рассмеялся. - Ты прав! Но эти звуки вряд ли можно назвать музыкой, хотя... - он потешно свёл брови, на переносице проступила задумчивая складочка, которую Сане тотчас захотелось потрогать или разгладить. - Есть музыкант, который составляет мелодии из звуков бытовых предметов, даже слив толчка использует, - пытаясь не переврать случайно подслушанный рассказ одноклассника, сообщил Саня. - Эндрю Хуонг, - кивнул парнишка. - Есть и другие, даже целые группы. Но Хуонг самый известный. Саня мысленно восхитился, как его собеседник сходу выдал имя, сам он ни за что бы не вспомнил. - Сейчас ты нормально слышишь? - он ненароком изучил немного торчащие бледно-розовые уши. - Да, вполне, - парнишка потеребил себя за мочку. - Правое - слабее, но гораздо лучше, чем раньше. Он замолк, пожевал нижнюю губу и покачался с пяток на мыски, резиновые сапоги заскрипели. Саня одёрнул себя – нельзя так пялиться на малознакомого человека - и упёрся взглядом в столпотворение у маршрутки. - Как думаешь, почему идёт дождь? Саню изумил и сам по-детски наивный вопрос, и та обыденность, с которой его задал парнишка. Такие вопросы малыши обычно адресуют взрослым, но никогда - один парень другому. Саня попробовал повторить главу из учебника по Окружающему миру за второй или третий класс. - Я не о физическом процессе, - прервал его мучения парнишка. - Как бы ты охарактеризовал дождь, если бы ничего про него не знал. Бац - и с неба вода… Он указал вверх на скопление сизых грозовых туч, плотно затянувших суровое насупленное небо. - Бабушка говорила - природа омывается слезами, - ляпнул Саня и сразу пожалел, что сморозил глупость. Бабушкины присказки записались на подкорку сознания с раннего детства, но вслух ими Саня никогда ни с кем не делился. Ещё чего! Нельзя перед сверстниками выглядеть уязвимо и глупо. Возможно, сейчас необдуманные слова выпорхнули из его рта, потому что зонтик с бабочками он видит в первый и последний раз? Или тому имелась другая причина? - Отчасти, так оно и есть, - согласился светловолосый парнишка без тени насмешки. - Дождь всё очищает и... преображает что ли… Он помял правое плечо левой свободной рукой и наклонил голову вбок, напомнив Сане крохотного воробушка, прилетавшего к нему когда-то на окно подкармливаться крошками и пшеном, которые Саня щедро сыпал на подоконник. - У меня на даче есть чердак. На него, если забраться в дождь, капли здорово так стучат по железной крыше, - рассказал Саня и снова поразился несвойственной ему внезапной откровенности. Про чердак на Саниной даче, как и про то, как сильно любит он там сидеть и слушать дождь, знал только Трактор, время от времени гостивший у него на летних каникулах. - Мне тоже нравится этот звук! – с энтузиазмом подхватил парнишка. - Он такой надёжный и плотный. Я его однажды нарисовал. - Нарисовал? – Саня решил, что ему послышалось. - Да, - кивнул парнишка, в глазах его вспыхнули золотые искорки, похожие на те, что разлетаются россыпью от бенгальских огней. - Я звуки часто рисовал, особенно те, которые расслышать было сложнее всего, – он выдернул из рукава торчащую длинную нитку и намотал на указательный палец. Беседа принимала всё более странный оборот, но Саню не тяготила, напротив, завершать её страшно не хотелось, но, о чём бы ещё поговорить он пока не придумал. Саня бездумно потоптался на месте, вытянул шею. 101-й не ехал, а он, если честно, не очень-то его и ждал. Поскольку зонтик с бабочками надёжно закрывал его от проливного дождя, Саня скинул сырой капюшон и яростно взъерошил влажные жесткие волосы - пусть просыхают. - Ты на пирата похож, - констатировал парнишка. - Из-за этого, что ли? - Саня, ткнул в скулу, на которой фиолетовым пятном расплывался внушительный синяк. - Не только, - возразил парнишка. - Откуда фингал? - Подрался, - не вдаваясь в подробности, буркнул Саня. Отстаивать свои интересы кулаками ему приходилось не впервой, несколько лет назад он влезал в стычки чуть ли не каждый день. "Ну в кого ты такой задира?" - причитала бабушка, обрабатывая следы побоев зелёнкой или перекисью водорода. Но Саня не задира вовсе. Просто вспыльчивый и в обиду себя не даст. Да и за друзей насмерть постоит в случае необходимости. - Ооо, - выдохнул парнишка, как будто Саня геройский подвиг совершил у него на глазах. - Из-за чего дрался? Если, конечно, не секрет, - он аж губу закусил, так ему стало любопытно. - Не секрет. Из-за девушки, - Саня равнодушно пожал плечами. Драка закончилась настолько стремительно, что и упоминания не стоила. Саня полагал, что панику застукавший их за школой завуч устроил на ровном месте. Всех участников конфликта принудительно повели к психологу да вдобавок заставили после уроков помогать на внеклассных мероприятиях. Сане с Трактором в качестве этакой трудотерапии выпало таскать новые стулья. - Ясно, - как-то разочарованно протянул парнишка и повозил носком сапога в соседней лужице. Сане показалось, что его собеседник загрустил. Хотя с чего бы вдруг? - И кому повезло? - после продолжительной паузы робко поинтересовался парнишка. - В смысле? - не понял Саня. - Кто победил в битве за девушку? - на него не глядя, парнишка выпростал руку из-под зонта и поймал ладонью несколько капель. Саня прыснул от подобной нелепости. Битва! Он бы ещё дуэлью ту бесполезную возню назвал. Паренёк явно из другого измерения прибыл или из прошлого века. - Друг с девушкой встречается, а её бывший парень - дятел. И приятели его не лучше. - Друг... – тихо повторил парнишка, уголки его губ дрогнули. - Ну да. Они Трактора подкараулили после уроков, угрожали, хотели заставить от Аринки отказаться, но он не отказался, естественно. Они и полезли. Дальше Саня лаконично поведал, как еле подоспел отбить товарища в последний момент. Они с Трактором с 12 лет всерьёз занимались джиу-джитсу, но ни одно боевое искусство не поможет, если ты - один против троих, а те, к тому же, не гнушаются подлыми приёмами. Но вдвоём они здорово накостыляли отморозкам. Трактор, в свою очередь, как следует разобрался с неугомонным Аринкиным бывшим, и Саня очень надеялся, что больше тот на рожон не полезет. "Красавчики! Каверина уделали!» - нахваливали их одноклассники. Саня с Трактором только помалкивали и прятали самодовольные ухмылки, негоже хвастаться подобными достижениями. - Ты очень смелый! И сильный! – оценил парнишка. - Твоему другу повезло! - Ерунда! - отмахнулся Саня, ощущая, как от комплимента потеплело в груди, а щёки жарко запылали. - И стеснительный, - парнишка без труда разглядел проступивший румянец. Саня люто ненавидел, когда примечали его смущение, но сейчас даже не разозлился по-настоящему. - Ничего не стеснительный, - проворчал он, сжал кулаки в карманах толстовки и сделал вид, что высматривает автобус. Отчего вдруг так отрадно стоять в разгар ливня вечером на остановке, он понятия не имел. - Ты здесь живёшь? - выждав пока краснота, по его предположению, сойдёт с лица, спросил Саня. Паренёк был не из его школы, Саня бы его точно запомнил, но вполне мог ездить на учёбу в другой район или заниматься дома, на домашнее обучение переводились многие старшеклассники. - Нет, - парнишка отрицательно покачал головой. - К учителю приехал, - он указал на красные кирпичные высотки. - Оценки подтягиваешь? – посочувствовал Саня. Он и сам занимался с репетитором русским, географией, алгеброй и дождаться не мог, когда последний тягомотный год в школе завершится. - Нет. Вырабатываю свой стиль живописи, - паренёк похлопал по объёмной папке у себя под мышкой. - Художник значит. Саня примерно так и представлял себе творческих личностей, которых в глубине души считал пришельцами с другой планеты. - Пока нет, - вздохнул паренёк. - Но очень надеюсь однажды им стать. Саня собирался спросить, что ему нравится рисовать, в какой школе учится, в каком классе и куда планирует поступать, но все его планы порушились, словно хрупкий карточный домик, из-за беспардонного спонтанного вмешательства. - Саш, привет! Как удачно я тебя встретила! Помоги-ка мне сумки дотащить, вон наш 101-й едет, - заверещала соседка Алевтина Борисовна, возникнув, как из-под земли, ужасно не вовремя и уже засовывая Сане в ладонь ручку матерчатой авоськи. Такие соседки почему-то воображают, что все вокруг им должны. Зачем, спрашивается, было затариваться неподъёмным количеством продуктов, если потом их доволочь не сможешь? - Я не... – растерялся Саня, но Алевтина Борисовна и рта ему раскрыть не дала и настойчиво подтолкнула к подъезжающему автобусу. Он беспомощно оглянулся. Белобрысый парнишка плотно прижал к груди свою папку, будто боялся, что её отнимут, и хлопал бездонными зелёными глазами. - Пока... Саша, - он кривовато улыбнулся и опустил пониже свой зонтик с бабочками. Сейчас, когда рослый Саня отошёл, оставлять его высоко не имело никакого смысла. "У него, наверное, рука затекла", - горестно размышлял Саня уже в автобусе, не вникая в надоедливый трёп соседки, - "Я ведь выше, нужно было мне зонтик подержать". Сквозь запотевшее окно нечётко виднелась миниатюрная почти кукольная фигурка под приметным зонтиком. На расстоянии паренёк казался совсем крошечным, настоящим мальчиком с пальчик. "Даже имя его не спросил", - с тоской подумал Саня, вжавшись лбом в холодное стекло. *** Целую неделю Саня не находил себе места. Удивительный паренёк с остановки не желал выветриваться из головы. Казалось, все мысли и чувства скатались в большой клубок, в сердцевине которого находился один единственный человек. Саня вспоминал открытую улыбку, цветные ногти, изящный изгиб шеи, тонкие пальцы, накрывшие его ухо, и таял как нагретый свечной воск. Саня и раньше подозревал - он не только по девушкам. Но с представителями своего пола никогда не встречался и, уж подавно, в них не влюблялся. А то, что он чувствовал сейчас, очень напоминало влюблённость. Саня даже несколько романов пролистал, стараясь разобраться – оно или нет? Чёткого ответа не нашлось, а потому он со вздохом отложил книги и обратился к другим источникам информации. В однообразных сериалах, которые беспрерывно смотрела его бабушка, герои обычно вспыхивали чувствами друг к другу, как спички, с первого мимолётного взгляда. Неужели и с Саней случилось нечто похожее? Разве так бывает в жизни? Едва Саня ложился спать, его мозг принимался напряжённо прокручивать варианты того, как всё сложилось бы, не побреди он как тупой баран за соседкой, поведи себя более находчиво и смекалисто. Попросил бы он у парнишки телефон? Узнал бы адрес или хотя бы имя? Правильно ли истолковал его намерения? Как ухаживать за парнями? Последний вопрос оказался для Сани самым сложным, а потому отложен был до лучших времен. Вот разыщет Саня хозяина зонтика с бабочками, тогда и поломает над ним голову. Эх, и почему Саня никогда не отличался сообразительностью? Но зато упорства ему было не занимать. Поставив себе целью, сделать всё от него зависящее, чтобы найти парнишку, Саня решил дежурить на остановке. Он отправлялся туда каждый день, примерно в то же время, когда бежал из школы в знаменательный дождливый вечер. Он скучал, но упорно торчал на одном месте по два или три часа, провожая и встречая автобусы один за другим, разглядывая пассажиров, высматривая зонтик с бабочками, если шёл дождь, или белобрысую макушку, если погода стояла ясная. Иногда Саня наведывался на остановку в перемены, стремглав носился туда-сюда, чтобы несильно запаздывать на урок. Однажды он прогулял школу. Рискуя попасться учителям и надвинув на лицо козырек кепки, Саня просидел под пластиковой крышей до темноты. Всё без толку. Паренёк не появлялся. Саня ходил расстроенный и злой. Аппетит у него пропал, с бабушкой он поругался и даже непробиваемому вечно миролюбивому Трактору нахамил, да ещё и двоек нахватал. "Может, я ему и не понравился совсем? - убеждал себя Саня, - «Человек, может, просто хотел время скоротать, вот и болтал без дела". Но никакие доводы не срабатывали. Не получалось у Сани отделаться от ощущения, что он легкомысленно упустил нечто важное и совершенно ему необходимое, без чего теперь он изнывал и томился. В субботу вечером Саня потащился в кино в компании Трактора и Аринки. Быть третьим лишним – то ещё удовольствие, но сидеть в четырёх стенах и страдать – гораздо хуже. Саня спровадил друзей за попкорном, а сам встал в очередь за билетами и равнодушно пересчитывал людей, вереницей выходящих после киносеанса. Сердце опередило разум, не позволяя выстроить причинно-следственную цепочку, подпрыгнуло к горлу, остановилось, а потом бешено забарабанило, намереваясь пробить грудную клетку. Светлые длинные волосы он зачем-то остриг, на нос напялил строгие квадратные очки, но, без всяких сомнений, из-за тёмно-красной бархатной шторы, прикрывающей проход в зал, вынырнул Санин мальчик с пальчик. Саня еле удержался, чтобы не броситься бежать, он поспешно вышел из очереди и широкими шагами погнался за парнишкой. - Эй! Тот обернулся. Зелёные глаза взирали на Саню недоуменно и мрачно и казались намного более пустыми и тусклыми, чем Саня их запомнил. - Неделю назад, на остановке, - сбивчиво затараторил Саня. - Мы ещё про трубу говорили и про драку, про звуки... Белобрысый надменно поднял брови, ничем не обнаруживая узнавания и даже не улыбнувшись. - Вы меня с кем-то перепутали, - выслушав нестройное Санино изложение, категорически заявил он. Саня ошарашено вглядывался в тонкие черты лица. Те самые, которые он только и делал, что рисовал в памяти на досуге. - Ты ещё зонтиком со мной поделился… с бабочками, - прибегая к последнему аргументу, умоляюще произнес он, осознавая, как жалко, это прозвучало. На лице очкарика промелькнуло сомнение, он приготовился что-то сказать, но не успел. - Макс, ну пойдём, опаздываем, - стройная брюнетка, оторвавшись от телефона, капризно и требовательно подёргала за рукав кожаной куртки. Её-то Саня от волнения поначалу и не заметил. - Ты обознался, - припечатал парень и обнял девушку за талию. Непринужденно переговариваясь, они прошли к металлоискателям и скрылись за раздвижными стеклянными дверями кинотеатра. Саня не помнил, что смотрел в кино, не помнил, как попрощался с Трактором и Аринкой, и как очутился в своей постели. Всю ночь он лежал без сна, гадая, чем так не угодил пареньку с бабочковым зонтиком и почему тот повёл себя с Саней, как последний мудак. Не хотел общаться - так бы и сказал. Судя по всему, у него и девушка есть. Этот факт бесил Саню сильнее всего. Можно ли назвать флиртом их общение на остановке, он наверняка не знал. Но какая-то искра явно пробежала. Или она обожгла только Саню? И только он, как идиот, вторую неделю кряду сам не свой. А белобрысый парнишка, похоже, и думать о нём забыл. Да и такой ли мальчик с пальчик удивительный? Сегодня он показался Сане самым обычным и скучным. Ни цветных ногтей, ни искренней улыбки, ни лукавых золотистых огоньков в глазах. Разве мог строгий очкарик, облачённый во всё темное и классическое, рассуждать об ингаляторе-трубе и рисовать звуки? *** Миновали выходные. Саня клятвенно пообещал себе не заморачиваться и гнать прочь бесполезные мечтанья и расстройства. Как только в мозгу всплывал лишь намёк на опасную мысль, он начинал повторять про себя английский текст о смертной казни, который готовил ко вступительному экзамену в колледж. Именно эту тему Саня знал хуже остальных, а потому на некоторое время она отвлекала и не давала погрязнуть в болоте едкого самобичевания. В пятницу после уроков, через неделю после злополучного похода в кино, Саня с Трактором поджидали автобус. Трактор упоенно демонстрировал варианты подарков для Аринки на годовщину (как он гордо выразился) отношений. - Годовщина! - потешался над другом Саня. - Месяц всего встречаетесь! - Ты и столько ни с кем не встречался, - обиженно промычал Трактор, внимательно рассматривая жуткое плюшевое авокадо на экране телефона. - Лучше своди её на кулинарный мастер-класс, оба хоть готовить научитесь, - посоветовал Саня. - У меня и купон на такой есть, скидка хорошая выйдет. - Санька! Ты - гений! - Трактор хлопнул друга по плечу, рассыпался в благодарностях и принялся жаловаться по поводу предстоящего тестирования по химии. Саня слушал вполуха и зевал. Ужасно не выспавшись, рассеянно и сонно оглядывал он набившую оскомину картину. Коричневое здание школы – чуть поодаль от остановки, рядом - детская площадка и жилой комплекс, слева громоздятся высотки. Ничего нового, все буднично и рутинно. Необычным оказался только рисунок, переливающийся всеми цветами радуги, посреди стены каменной будки с электрокоммуникациями. Два человечка, один пониже, другой повыше располагались по бокам огромного зонтика в бабочках. Но большее впечатление на Саню произвело не изображение (выполненное, к слову, отменно), а размашистые красные буквы, его окружающие. «Саша, найдись!!!» Саня мог поклясться, что призыв оглушительно прозвучал у него в голове. Словно белобрысый паренёк затопал на него ногами и прокричал фразу в лицо. Дрожащими руками Саня сфотографировал рисунок, как во сне залез в автобус, попрощался с Трактором у его дома. Не доходя до своего подъезда, он выковырял из кармана мобильник. Это действительно то, что он думает? Или ему почудилось? Нет, рисунок на месте – две фигурки под зонтиком с бабочками, надпись и цифры, складывающиеся в телефонный номер, снизу. Миллион вопросов взвились в мозгу бешеным вихрем. Почему парнишка оттолкнул его в кино? Возможно, он играет на два фронта и планирует поводить Саню за нос? И неужели он настолько ненормальный, что написал свой телефон на стене?.. Каждая секунда рождала новые и новые вероятности, колебания и предположения, а потому Саня быстро набил номер, нажал на вызов и затаил дыхание. - Да? - настороженно прозвучало в трубке. - Ты меня искал? - не представляясь, выпалил Саня и вгрызся в заусенец на большом пальце. - Саша? Это ты? Саша с остановки? - после короткого молчания с надеждой уточнили на другом конце связи. - Он самый, - подтвердил Саня хрипло. - Ты – зонтик с бабочками? - Это я! – радостно выкрикнул собеседник. - Мы можем встретиться? - Даже не знаю, - Саня замешкался, осадок после прошлых выходных никуда пока не делся. - Ты странно себя вёл... - Я всё тебе объясню! - нетерпеливо перебил голос, всё больше убеждая Саню, что его обладатель именно тот, кто занимал все его мысли в последние недели. - Давай встретимся! Пожалуйста, пожалуйста, пожалуйста!! - Когда? – сломался Саня под натиском просьб да и своего желания во всём разобраться. - Когда и где тебе удобно? - Хоть сейчас. Лучше сейчас, - ответил Саня, полагая, что хватит с него неопределенности и растравляющих раздумий. - Говори адрес. Мальчик с пальчик назначил встречу между пиццерией и досуговым центром в получасе езды на трамвае от Саниного дома. Он настойчиво предлагал приехать самому, но Саня гнул свою линию. В дороге у него нашлось время успокоиться и хоть немного взять под контроль расшалившиеся нервы. Если белобрысый обманет, Саня навсегда сотрёт его телефон, закрасит рисунок на будке чёрным баллончиком и настрого запретит себе все до единого воспоминания о зонтике с бабочками. Уже издалека Саня завидел невысокую фигурку, стремительно бросившуюся к нему навстречу. - Саша! - Саня, - машинально поправил он. Длинная чёлка падала на лоб, щёки разрумянились, дыхание сбилось от бега. Перед Саней стоял тот самый парнишка, одетый на этот раз в жёлтый дождевик и узкие рваные джинсы, сквозь которые просвечивались острые коленки. - А ты?.. Макс?—вопросительно произнёс Саня, ведь официально они так и не познакомились. - Пойдем, пойдем, - не отвечая, парнишка поманил его за собой. Саня открыл рот, да так и не подобрал с земли челюсть - неподалеку от входа в кафе их поджидал ещё один мальчик с пальчик, точно такой же, но только в иной своей ипостаси: очки, тёмная строгая одежда, короткая стрижка. - Это Максим - мой брат, - представил парнишка, скользя хитрым взглядом с одного на другого. - Его я в кино и видел! - осенило Саню. Как же он сразу не догадался? Вот балбес! - Вы близнецы! - Ага! – торжествующе подтвердил Санин парнишка. - Саня, - он протянул руку, которую Максим, поразмыслив, пожал осторожно и немного брезгливо. - Теперь могу идти? - недовольно пробубнил он. - Проваливай, - парнишка толкнул Макса в бок, не отводя от Сани сияющих малахитовых глаз. - Держи телефон при себе! – тоном старшего приказал Макс, но его самым бессовестным образом проигнорировали. - Что будем делать? – спросил мальчик с пальчик, глядя на Саню снизу вверх. - Для начала можешь сказать своё имя, – предложил Саня, ощущая внутри странное трепетание, словно под рёбрами скакали сотни микроспорических каучуковых мячиков. Парнишка хлопнул себя ладошкой по лбу, досадуя на свою недогадливость. - Даниэль. Саня расплылся в широченной улыбке. Логично, что у чудесного паренька и имя оказалось непростое. - Родители долго спорили, в итоге, каждый придумал свой вариант. Мне - достался мамин, - оправдываясь, залопотал Даниэль, приняв Санину улыбку за насмешку. - Можешь называть меня Даней, Данькой...Или как тебе захочется… - Очень красивое имя, - прервал Саня этот нескончаемый поток информации. - Мне нравится. - Спасибо, - Даниэль порозовел. Он посматривал на Саню из-под длинных опущенных ресниц и был невыносимо и бесконечно красивым. - Прогуляемся? – помявшись, пригласил Саня. Денег на пиццу у него сейчас не имелось, а угощаться за чужой счёт противоречило его принципам. - Конечно, - моментально поддержал Даниэль. - Если ты не голодный… гулять я гораздо больше люблю. Хотя вкусно поесть иногда тоже неплохо... Он говорил и говорил о какой-то закусочной, где можно заказать полтора десятка блюд на дегустацию и потом вдобавок и приготовить понравившееся, а Саня думал, что Даниэль, должно быть, питается солнечным светом и воздухом, такой он изящный, воздушный и лёгкий. Поразительно, как меняется мир, когда с тобой бок о бок шагает тот самый человек. Тротуары радушно изгибались, качели приветливо позвякивали длинными цепочками, кусты доброжелательно шелестели ветками, киоски с журналами подмигивали отполированными стёклами, парковочные автоматы выстроились парадно-торжественной шеренгой. - Я на остановку приходил, - признался Саня, когда они брели по парку, лакомясь мороженым, Саня – клубничным, Данька – фисташковым. Бешеный лай доносился с собачьей площадки, гремели колеса скейтов по горкам, пахло весной. - Меня ждал? - Даниэль заулыбался той самой улыбкой, от которой у Сани внутри что-то йокало и дрожало. - Ждал, - не стал отрицать он. Тщательно оттачиваемый в школе образ головореза слетел подобно невесомому покрывалу. С Даниэлем Сане не хотелось хорохориться и притворяться, хотелось быть самим собой. - Ты так быстро уехал с той тётечкой, - вздохнул Даниэль. - Я решил, ты сбежал, потому что я много болтаю, но я не всегда много болтаю, а только в некоторых случаях, не так уж и часто...но вот сейчас опять... - он зажал ладонями рот, давая понять - больше ни звука Саня от него не услышит. Саня аккуратно и несмело ухватил тонкое запястье и отвёл вниз. - Мне нравится, как ты говоришь. - Правда? - недоверчиво уточнил Даниэль. Будто Саня мог сейчас врать! - И в каких же случаях ты много болтаешь? – вместо ответа полюбопытствовал он. - В тех случаях, когда... - Даниэль замолк, подгоняя по дорожке кроссовком, продолговатый камень. - Когда я кое-что чувствую, а ещё я придумываю то, чего на самом деле нет... Он торопливо свернул невнятное объяснение, переключившись на пространные рассуждения о капризной весенней погоде. - Твой брат всегда такой сердитый? – позже спросил Саня. Постепенно они дошли до набережной. От реки веяло влажной прохладой, над водой мерцала призрачная белесая дымка. - Макс говорит, я легкомысленный и следит за мной, - презрительно фыркнул Даниэль. - И он не в восторге от... - он не договорил. - От чего? - не понял Саня. - От моей ориентации, - быстро закончил Даниэль. Ориентация – запутанное для Сани понятие. Но сейчас он предпочёл о нём не задумываться. - Макс только вчера рассказал о парне, который пристал к нему в кино, и я сразу же поехал на остановку, - Даниэль выставил вперед нижнюю губу и сдул с глаз разметавшуюся чёлку. - Телефон оставлять было стрёмно. Нужно, наверное, номер сменить... - Главное, мне сообщить не забудь, - предупредил Саня. Разве мог он позволить Даниэлю снова исчезнуть? Саня совсем потерял счёт времени, и вспомнил, что бабушка, наверное, с ума сходит только, когда на улице окончательно стемнело, а Даниэлю позвонил брат. Растягивая прогулку, они очень медленно проследовали ещё немного по вечерней улице. Так шатаются и шатались миллионы мальчишек и девчонок во все времена в те прекрасные, хоть и мимолётные периоды зарождающейся первой влюблённости. - Вот здесь я и живу, - сказал Даниэль, когда они остановились у крайнего подъезда 12-этажки напротив детского садика. - Ну... пока, - Саня спрятал руки в карманы, достал, убрал за спину, отступил назад. - Спокойной ночи, - еле слышно пожелал Даниэль и загремел ключами. Саня ничего не смыслил в любви и, как ухаживать за тем, кто так непреодолимо влечёт тебя и притягивает как мощный магнит, ни малейшего представления не имел. Но была ни была… - Дань, - сипло позвал он, голос предательски дрогнул, будто разорвался. К счастью, повторять не пришлось. Данька обернулся, в два прыжка подлетел к Сане, встал на цыпочки, обдал сладким дыханием и прижался своими мягкими губами к Саниным, сухим и обветренным. Был какой-то день, какого-то месяца, какого-то года, в каком-то городе, на какой-то улице, у какого-то дома. Всё это значения не имело. Важным осталось лишь то, что Данька поцеловал Саню, а тот, не сомневаясь, ему ответил. Весна расцветала не только на дворе, но и в двух сердцах. - Только не опаздывай - шептал Данька, когда, нацеловавшись (пусть не вдоволь, но достаточно, чтобы с трудом разойтись до следующего свидания), они договаривались о планах на завтра. - Зайду в 5, - совершенно одуревший от тёплого Даньки в своих объятиях, подтвердил Саня. - Ни минутой позже. Данька прильнул к нему всем телом, так что Саня почувствовал его торчащие рёбра под курткой. - Завтра обещают дождь, - между делом проинформировал Данька, будто прогноз погоды мог заставить Саню передумать и не прийти. Что, конечно, являлось несусветной чушью. Даже если бы закрутил смерч и разразился ураган, Саня и тогда прибежал бы, приплыл или прилетел к Данькиному подъезду. - Раз так, - Саня неохотно оторвался от Даньки и поймал золотистую искорку в счастливых зелёных глазах. - Прихвати с собой свой зонтик. Тот, с бабочками.
Примечания:

Ещё работа этого автора

Ещё по фэндому "Ориджиналы"

Укажите сильные и слабые стороны работы
Идея:
Сюжет:
Персонажи:
Язык: