Принятие

League of Legends, Аркейн (кроссовер)
Джен
G
Завершён
26
автор
Пэйринг и персонажи:
Размер:
4 страницы, 1 часть
Описание:
Посвящение:
Примечания:
Публикация на других ресурсах:
Уточнять у автора/переводчика
Награды от читателей:
26 Нравится 5 Отзывы 8 В сборник Скачать

.

Настройки текста
Примечания:
      Притянув Вандера на фабрику, Силко был готов к любому исходу этой встречи. Уж больно долго и тщательно он продумывал этот план мести, а времени у Промышленника было предостаточно. Он был готов к успеху также, как и к неудаче. И ведь в какой-то момент старый друг мог закончить то, что начал много лет назад. Всего одно движение рукой и хрупкая шея «брата» со смачным хрустом переломилась бы, да только между возможностью избавиться от проблемы в лице Силко и спасением никчёмной жизни своей приёмной дочурки, Вандер выбрал второе. В итоге болван бессмысленно погиб. К такому исходу Силко тоже был готов, исключая тот дивный момент с непонятно откуда взявшимся взрывом. Но к тому, что случилось далее мужчина был совершенно не готов от слова совсем.       Брюнет перевёл взгляд на ребёнка, которого понемногу начал побеждать сон. Синеволосая девчёнка — вторая приёмная дочь покойного Вандера — мёртвой хваткой вцепилась за мужскую рубашку, а лицом уткнулась в плечо. Руки удерживающие хрупкое тельце ощущали, как через него проходили волны мелкой дрожи. Девочка устала морально и физически, намокла и в последствии замёрзла. И до чего же было странно чувствовать жалость к этому хрупкому существу, это желание помочь, защитить и оградить от всего пугало. Силко увидел в этом ребёнке себя и это являлось погрешностью в уравнении.       Возможно, было милосерднее её добить там, возле бездыханного тела приёмного отца, но руки вмиг стали ватными. Будто само тело запротестовало и не позволило воплотить эту идею в реальность. Возможно, было бы логичнее оставить её в одиночестве, один на один с горем, а не забирать с собой, как бездомного котёнка. Да только странное чувство, описание которому Силко — мастер ораторства и навешивания лапши на уши людям — не мог придумать, поселилось в грудной клетке и не желало исчезать.       Паудер тихо всхлипнула и Силко остановился, идущие сзади шестёрки переглянулись между собой, не смея нарушать тишину. Крупные капли дождя падали с неба на землю, стекали по лицу, впитывались в одежду. Силко чувствовал, как с каждым его вдохом понемногу начинает таять ледяная корочка на его сердце. Мало-помалу он начинал вновь чувствовать себя живым человеком. — Тише, — прошептал он чуть не уверено, — всё позади, дитя.       Мужчина удобнее перехватил ребёнка и прижал к себе сильнее, пытаясь укрыть её своим телом от холодных капель дождя. Он прикрыл здоровый глаз и попытался сосредоточиться на собственных ощущениях. Это всё на время, успокаивал он себя. Пройдёт этот вечер и всё вернётся на круги своя. Это минутная слабость, не более.       Но он ошибся.       Прошло сколько? Месяц? Два? Или уже целый год? Силко отвлёкся от чтения какого-то документа и направил свой взор на диван, на котором сидела девочка и старательно вырисовывала какие-то замысловатые узоры на листе бумаги. Промышленник поймал себя на мысли, что это вполне может оказаться какой-нибудь контракт или важное письмо, которое она незаметно стащила со стола. Подобное уже случалось. И нет, это его не раздражало. Он помнил каким провинившимся взглядом она одарила носки своей обуви — это окончательно растопило его сердце. Хотя нет, оно скорее утопилось во внезапно откуда-то взявшейся нежности к этому маленькому хрупкому существу. В ту минуту он смог лишь устало вздохнуть, прежде чем одарить тёплой улыбкой девочку.       Силко потянулся к ящику стола,  чтобы выудить оттуда тот самый рисунок. Он берёг каждую работу своей… дочери? На подкорках сознания мелькало это слово, каждый раз, когда он смотрел на Паудер, которая теперь гордо носила имя Джинкс. Но почему-то каждый раз, когда в голове зарождалась мысль, что перед ним пусть и не родной, но всё же его ребёнок, Промышленнику становилось не по себе. Было глупо отрицать очевидное: он привязался к ней и он утопает в отцовских чувствах, как в той мутной воде с химикатами.       Рука нащупала лист бумаги и потянула к лицу. Разноцветные линии в хаотичном порядке где-то сплетались друг с другом, а где-то накладывались слоями, складывались в нечто напоминающее чью-то недовольную и страшную рожицу. Уголок губы с уцелевшей стороны лица Силко неуверенно дёрнулся вверх. Джинкс, возможно, была злая, когда рисовала это. Голову посетила мысль, что лицо нарисованного человечка напоминает Севику. Сюжет картины стал понятным, как ясный день: Правая рука снова была грубой с ребёнком и тот в отместку нарисовал её злой обезьяноподобной горой. Возможно, Промышленнику стоило бы попросить женщину быть помягче с Джинкс ради своей же безопасности, ведь в будущем шалости могут сильно измениться и их взаимная неприязнь превратиться в настоящую войну.       Боковым зрением Силко заметил как два голубых глаза, напоминающих чистую водную гладь, пристально следили за каждым его движением. Отложив рисунок, мужчина потянулся за сигарой и внимательно посмотрел на ребёнка. Джинкс, немного смутившись, снова клюнула носом в лист бумаги и продолжила старательно водить маркером. Её что-то волновало и Химбарону это не понравилось. — Что-то случилось, дитя? — длинные пальцы обхватили гильотину и поднесли к головке сигары. Одно движение и ненужный кусочек летит на стол. — Нет, всё нормально, — её брови нахмурились, — я просто рисую.       Языки пламени исходящие от зажигалки ласково обняли скрученный в трубочку лист. Силко сделал первую затяжку и прикрыл глаза, чувствуя вкус сигары во рту, а её дым в лёгких. Он выдохнул и дымок устремился к потолку. — Продолжай, — наконец-то сказал он, — у тебя это хорошо получается. Я бы сказал, что у тебя явный талант к этому. — Ты правда так думаешь? — воодушевление в её голосе не скрылось от Промышленника. Джинкс снова смутилась своему всплеску эмоций. — Да, — теперь Химбарон не отводил взгляда от девочки, — тебе кто-то говорил другое? — Мой старый друг говорил, что есть вещи куда важнее этого, — её лицо исказила недовольная гримаса, — что нужно учиться выживанию, а не тратить своё время на бессмысленные рисунки.       Силко немедленно потушил сигару в пепельнице и за несколько шагов преодолел расстояние между ними. Оказавшись перед Джинкс, он опустился на корточки. — В его словах явно сквозит завистью, — мужчина попытался улыбнуться, — он сам-то наверняка рисовать не умел. — Не умел. — она поморщилась при воспоминании о Майло. — Не нужно слушать его, — мужчина нежно потрепал шелковистые синие волосы, — ты и только ты знаешь, что для тебя лучше и важнее. Покажешь мне, что у тебя там? — он ткнул пальцем в сторону листа. — Нет, он ещё не готов. — Джинкс замотала головой, ещё сильнее прижав лист бумаги к груди. — Ну если тебя больше ничего не волнует, то я вернусь за работу. — Нет! Подожди! — Маленькие ладошки обхватили большую мужскую руку и вцепились в неё так, будтo её хозяин вот-вот испариться. — Есть ещё кое-что. — Я внимательно слушаю. — Силко снова опустился на корточки. — Я наблюдала за тобой, — неуверенно начала она, — и я немного не понимаю, почему так. Все говорят, что ты злой, плохой и строгий, но почему со мной ты совершенно не такой?       Вопрос застал его врасплох. Промышленник вмиг стал серьёзным. — Почему это тебя волнует? — брюнет постарался придать голосу более мягкий оттенок, но получилось не очень.       Джинкс виновато повесила голову. — Я… не знаю. — её голос предательски задрожал.       В груди неприятно кольнуло, когда он осознал, что девочка на грани слёз. — На самом деле я сам до конца не понимал, — признался он, — я увидел в нас много общего. Никому не нужные, разбитые предательством близкого человека, один на один с внутренними демонами, — Силко прикоснулся к изуродованной шрамами левой половине лица. — Тебя тоже бросила сестра? — Еле слышно спросил ребёнок. — Брат. — глаз-имплант опасно сверкнул, — но сейчас не об этом.       Силко поднялся на ноги и начал расхаживать по кабинету, продолжая рассуждать вслух. — Я забрал тебя из жалости, позже я почувствовал какую-то связь между нами, — он остановился, — решил подарить тебе то, в чём сам отчаянно нуждался когда был в такой же ситуации. Позже я понял, что во мне проснулся родительский инстинкт.       Девочка заинтересовано следила за каждым движением мужчины. — Поэтому я отношусь к тебе иначе, Джинкс, — он взглянул ей прямо в глаза, — ты не подчинённая, ты — моя дочь.       Глаза Джинкс загорелись. Кажется, ей очень понравилось то, что она услышала. Девочка встала на пол и подошла к названному отцу. Она протянула рисунок, после чего загребла Силко в объятия, клюнув носом ему в живот. — Я тебя тоже люблю, — пробормотала она, довольно прикрывая глаза.       Силко внимательно посмотрел на рисунок и увидел там себя стоящего рядом с Джинкс. По краям листа виднелись разные серые силуэты, которые не осмелились подойти ближе к девочке, ведь та стояла под защитой нарисованного Силко. Последние сомнения в сердце расстаяли, когда глаз зацепился за маленькое и неуверенное «папа». На лице расцвела нежная улыбка. Может быть он и не был хорошим человеком, но быть кому-то отцом у него получалось. И сейчас, когда он целиком и полностью принял себя в этой роли, он посмотрел на свою дочь, осознавая, что теперь перевернёт весь Пилтовер с ног на голову, лишь бы это хрупкое чудо жило в свободном Зауне. — Тебе нравится? — аккуратно поинтересовалась Джинкс, чуть отстранившись.    Силко наклонился, оставляя поцелуй на её макушке. — Это идеально, Джинкс.
Примечания:

Ещё работа этого автора

Ещё по фэндому "League of Legends"

Ещё по фэндому "Аркейн"

Отношение автора к критике:
Приветствую критику только в мягкой форме, вы можете указывать на недостатки, но повежливее.
Права на все произведения, опубликованные на сайте, принадлежат авторам произведений. Администрация не несет ответственности за содержание работ.