Я просто хотела цветочек!

Слэш
NC-17
Завершён
8
Пэйринг и персонажи:
Размер:
6 страниц, 1 часть
Описание:
Посвящение:
Примечания:
Публикация на других ресурсах:
Уточнять у автора/переводчика
Награды от читателей:
8 Нравится 4 Отзывы 0 В сборник Скачать

«Да блядь!»

Настройки текста
— Мой лорд, — тихо выдохнул Сигиллит, подойдя к Императору со спины и неуверенно коснувшись его волос, — вы хотели видеть меня. — Не столько видеть, сколько… — он повернулся, хмуро сведя брови у переносицы. — Что случилось? — Ничего, что могло бы заставить вас беспокоиться, — Малкадор выдавил из себя улыбку, заведя руки за спину и сцепив пальцы в замок. — По всей базе находят аккуратно сложенную бумагу. Если детально разглядывать, то можно увидеть определённые фигуры. — Это всё? — Император картинно поправил рясу Сигиллита. — У тебя есть какие-то дела? Малкадор отрицательно покачал головой, усердно пряча лёгкую улыбку крепко сжатыми губами. Император Человечества и раньше вызывал его к себе на разговоры тет-а-тет, считая его своим самым доверенным лицом, но чуть больше четырёх месяцев назад их беседы начали уходить далеко от официальных. А затем состоялся первый поцелуй, при одном только воспоминании которого Сигиллит напрочь терял рассудок, и их встречи начали происходить всё чаще и чаще… Пока однажды Император не попросил его остаться на ночь. На самую незабываемую ночь в жизни Малкадора. После неё, конечно, пришлось несколько дней восстанавливать привычную походку, но это было такой мелочью по сравнению с тем, что он чувствовал внутри. Особенно, когда оставался с Императором наедине в очередной раз. — Мой Лорд, — прошептал Малкадор, медленно распахивая рясу, — совершенно точно могу сказать, что у меня великое множество дел. — Можешь ими заниматься, — бесцветно проговорил Император, внимательно наблюдая за действиями Сигиллита. За всем напускным безразличием клирик старательно прятал бешеный ритм сердца, вот-вот норовившее сбиться дыхание и жутко приятное ощущение тягучего узла в желудке. Медленно прикрыв глаза, он снова попытался состроить холодную физиономию, но как только послышался звук падающей ткани на пол, ринулся к Малкадору. Император резко развернул его к себе спиной, сжав пальцы на обнажённых бёдрах, и стиснул зубы на шее Сигиллита. Тихий стон, больше похожий на утробный рык, бессовестно вырвался из горла, и клирик поспешил оставить дорожку коротких поцелуев на коже Малкадора. Не то чтобы он стеснялся проявлений каких-то эмоций, скорее просто не хотел акцентировать на них внимание. А Сигиллит даже не собирался делать это вслух. Он просто таял в руках своего господина, наслаждаясь каждым его движением, каждым звуком, который тот издавал, и был готов умолять, чтобы эти настойчивые ласки не заканчивались никогда. Прожив великое множество лет, переродившись не единожды, едва ли Малкадор испытывал когда-либо подобное. За свою весьма предолгую жизнь уж точно не было того, что он не пробовал, но… Император сводил его с ума и прелюдиями, и плотскими утехами, и даже самым обычным разговором за чашкой какой-нибудь жидкости по утрам. — Мой лорд! — Сигиллит дёрнулся, когда чужая ладонь скользнула между ягодиц вниз, затем вверх. — Мой лорд, мой лорд, м-м-м… — все мысли сбились в кучу, в одно сплошное предвкушение следующих действий. — Тише, нас могут услышать, — клирик подтолкнул его в спину, вынуждая опереться ладонями о стол. — Впрочем, когда тебя это беспокоило? Задохнувшись от смущения, которое он позволял себе испытывать только рядом с повелителем, Малкадор сжал пальцы на краю столешницы, выгибаясь от поцелуев вдоль позвоночника. Мир стремительно сужался до одного квадратного метра, который занимали он и Император, комнату заполнили тяжёлые вдохи, между которых стремительно прорывались сдавленные стоны. Расставив ноги чуть шире, Сигиллит прогнулся в пояснице, жалобно выпятив свой зад. — Куда-то спешишь? — хмыкнул Император, шлёпнув его по левой ягодице ладонью. — Впереди ещё вся ночь, Малкадор, — напомнил он, слегка огладив саднящее место, затем шлёпнул ещё раз. — Нет, мой лорд, — виновато прошептал он, снова нетерпеливо отставив задницу назад. — Пожалуйста… мой лорд, прошу вас! — вильнув бёдрами, прогнулся сильнее. Императору всегда льстило полное отсутствие выдержки Сигиллита, особенно, когда между ними оставалось непростительно короткое расстояние, либо же совершенно мешающая ткань оставшейся одежды. В данном случае не было ни того, ни другого, потому как сам Император уже был почти на грани потери собственного терпения. В какой момент он начал испытывать к Малкадору влечение, которое переросло в тесную связь, клирик не успел понять, да и не особо хотел в этом разбираться. Вечные дела Империума без того забивали голову, а рядом с ним он… отдыхал. Порой, конечно, такой отдых выкачивал из него последние силы, отчего сон настигал его буквально сразу же, как завершался ленивый поцелуй, но утром… Каждое утро для Императора становилось добрым, когда он краем глаза замечал Сигиллита, быстро укутывавшегося в рясу и стремительно убегавшего из его покоев. Он никогда не показывал, что наблюдает за ним, отчаянно притворяясь спящим, и, признаться честно, испытывал некоторую грусть в такие моменты. Но совершенно точно знал, что вечером псайкер обязательно явится в его комнату, строя из себя недоумевающего, дескать, что же хотел от него повелитель. Часто бывало и так, что Малкадор являлся в его покои по собственной воле, однако всегда произносил слова, мол, лорд хотел его видеть. Конечно хотел, всегда хотел, и потому Император Человечества всегда подыгрывал ему, соглашаясь с вопросом. Когда они оставались наедине, спадал весь груз ответственности с плеч каждого, клирики будто снова становились юными, отчаянно забываясь в нахлынувших чувствах. Прямо как сейчас… Осторожно, словно боясь повредить нечто драгоценное и хрупкое, Император медленно двигался, ещё пока просто потираясь членом о внутреннюю сторону бёдер Сигиллита. Со стороны могло показаться, что он просто издевается, — собственно, Малкадор был в этом уверен, — но на самом деле всё было совершенно не так. Именно с ним, с могущественным псайкером, клирик хотел растянуть каждое мгновение, будь то ласки, поцелуи или же секс. И пусть он всё равно правил в любых ситуациях, Император был целиком в его власти. Он зависел от Сигиллита, от его возгласов, вздохов и стонов… и от мольбы поскорее начать. Но почему-то именно сегодня последний пункт из списка того, что сводило его с ума, никак не был озвучен. Ласки затянулись настолько, что был риск закончить всё гораздо раньше, чем хотелось бы, и Император остановился, настойчиво проведя ладонями по спине Малкадора, остановившись на его плечах. Сдавив пальцы, он потянул его на себя, сжав его горло сгибом своего локтя, и издевательски скользнул кончиком языка вдоль ушной раковины. — Я знаю, чего вы ждёте, мой лорд, — откинувшись затылком на грудь Императора, Сигиллит выпрямился. — Но я хочу, чтобы… — Знаю я, чего ты хочешь, — ехидно ухмыльнулся тот. — Мы ведь оба этого хотим, верно? Посторонний отзвук привлёк внимание клириков совсем ненадолго, но оба решили, что, вероятно, кто-то шляется по коридорам в столь поздний час. Куда важнее было сейчас… — Господи Боже! — успел воскликнуть Сигиллит за то мгновение, как Император прижал его лицом к столу. — Не неси ереси, — усмехнулся он, толкнувшись бёдрами вперёд под аккомпанемент в виде стонов, — если ты, конечно, не меня сейчас обожествлял. — Все учения, м-м-м, — Малкадор расставил ноги чуть шире, — которым я… а-а-ах, следую… — он закатил глаза от неосторожного, но оказавшегося приятным, движения, — заканчиваются… когда ты, м-м-м! Входишь в меня! Да! — грань стёрлась окончательно, и впервые за вечер он позволил себе перейти «на ты» с повелителем. Император издал хриплый рык, неконтролируемо ускорившись. Этот вечер совершенно не был похож на все предыдущие, от прежней субтильности, неизбежно присутствующей в каждую встречу, не осталось почти ничего. Безжалостно вбиваясь в податливое, хорошо подготовленное к этому моменту, тело, он сжимал ладонями то бёдра, то плечи Сигиллита, едва не теряя рассудок. Лишних отзвуков было много, но недостаточно для того, чтобы сейчас обращать на них какое-либо внимание. Куда важнее было слышать стоны удовлетворения от человека, нетерпеливо извивающегося под ним. — Да куда же быстрее?! — не выдержал Император, отчётливо слыша чужие мысли. — Я не… о-о-х, я ничего не говорил! — сбивчиво пробормотал Малкадор. Настолько невнятно, что этот возглас прошёл мимо ушей клирика. Чувствуя приближение оргазма, Император резко отпрянул от Сигиллита, ухмыляясь от возмущённого мычания и, развернув его к себе лицом, встал перед ним на колени. — Мой лорд, — улыбнувшись одним уголком рта, Малкадор запустил пальцы в длинные волосы повелителя и, запрокинув голову, прикрыл глаза. «Глубже, значит?» — услышав его мысли, Император постарался присесть чуть ниже, запуская член псайкера прямиком в своё горло. — «Серьёзно? Так быстро?» — строить удивлённое выражение лица с чужим пульсирующим членом в глотке оказалось не так-то просто, но, тем не менее, он смог хотя бы выгнуть бровь. — Прости, — перестав содрогаться в конвульсиях, Сигиллит виновато погладил подушечкой большого пальца подбородок Императора. — Ты никогда так не делал и… я не думал, что кончу так быстро… Подозревая что-то неладное, он проглотил остатки спермы, не попавшей в горло, и, поднявшись на ноги, склонил голову набок. Зачем же Малкадор просил его так сделать, если… И вопрос утратил весь смысл, когда тот, потянувшись к нему, жадно впился в его рот. Видимо, это был так называемый переход на новый уровень отношений? Да и какая, к чёрту разница, что это было, если сейчас Сигиллит требовательно толкал его в сторону кровати? Император упал на постель, не удержав смешка, когда Малкадор нетерпеливо забрался на него. Чересчур грязно облизав свои пальцы, отчего у клирика в одно мгновение перехватило дыхание, тот завёл ладонь за спину. — Ты же хорошо растянут, разве нет? — ухмыльнулся он. — А подразнить? — после оргазма Сигиллит становился будто пьяным. Прищурившись, он ввёл в себя пальцы, чересчур наигранно застонав. Честно признаться, Император ненавидел, когда Малкадор строил из себя неумелого мальчишку, прибегая к совершенно детским методам. И только сейчас, когда он, отдёрнув руку Сигиллита, рывком усадил его на свой член, сообразил, к чему был этот спектакль всякий раз. — Как хитро придумано, — ухмыльнулся он, одной ладонью ухватив его за горло, а второй сжав его талию. — И как я сразу не понял, что тебе нравится нарываться? — Соври, что тебя это не заводит, — плавно приподнявшись и резко опустившись, Малкадор запрокинул голову назад. — Только не спеши, — шепнул он, уперев руку в грудь повелителя. — Ах, теперь ты так заговорил? — недоверчиво прищурившись, Император вразрез просьбе качнул бёдрами вверх, синхронно с этим опуская на себя Сигиллита. — А кто умолял меня, чтобы я ускорился? О, только не делай вид, будто не в курсе, что я слышу твои мысли! — Не хочу вас огорчать, мой лорд, но я действительно не просил вас ускориться, — вернулся привычный тон псайкера, обращавшегося к своему лорду, а не любовнику. — Ни в мыслях, ни вслух, — Малкадор начал двигаться сам, выбрав весьма медленный темп. — Я никогда вас не просил об этом, — напомнил он. Подозрения, конечно, сбивали весь настрой, но, кажется, только голову Императора они терзали. В принципе, беспокоиться сейчас об этом было бы странно — мало ли кому ещё приспичило потрахаться этим вечером? База-то немаленькая… Впрочем, он мог и выдавать собственные желания за чужие мысли, что вполне было вероятно. — Так значит, тебе нравится медленно? — строя из себя провинившегося, клирик ласково огладил ладонями грудь Сигиллита, и тот кивнул. — Рад, что наши вкусы совпадают, — приподнявшись, он поманил его к себе пальцами, чтобы тягуче медленно поцеловать. Срочно оправдавшись, дескать, просто ошибочно предположил о возможных пожеланиях, Император ещё немного замедлил движения Малкадора, превращая секс в сплошную субтильность. Лишь под конец, когда терпеть уже было невмоготу, а член жалобно подёргивался в чужой заднице, он совсем немного ускорился, подгоняя свой приближающийся оргазм к учащающимся стонам Сигиллита. Обессиленно свалившись на грудь Императора, Малкадор прикрыл глаза, шёпотом обещая, что он лишь совсем немного отдохнёт, а потом они обязательно продолжат. Поглаживая его по спине, клирик заботливо его уложил рядом с собой, не отказав и себе в возможности немного подремать. За дверью послышалось чьё-то озлобленное: «Да блядь!» — и он усмехнулся тому, что этот диалект не слышал уже очень много лет. Очевидно, это был кто-то из новых подопытных… Зевнув, Император повернулся лицом к Сигиллиту, тыльной стороной ладони погладив его щеку. Улыбки с их лиц сползли в ту же секунду, как позади раздались сомнительные шорохи, и они, вскочив, наспех увернули бёдра разными концами одной простыни, чего даже не заметили. Некто, одетый как и все, кто обитал на базе, на коленках полз в сторону громоздкого шкафа, усердно пыхтя и стараясь не издавать лишних звуков при передвижении. Побледнев от злости, Император двинулся к незваному гостю, проигнорировав жалобное «мой лорд!» за своей спиной, и наступил на край мантии, тянущейся за человеком. — Да блядь, — чуть громче произнесла незнакомка, начав дёргать ткань, не оборачиваясь. И, сразу же откинув попытки, решила просто вытянуть руку к сложенной фигуре из бумаги, лежащей в двух метрах от неё. — Ебаться в пассатижи! — зашипела она, когда вновь не получилось, и снова дёрнула свою мантию, в этот раз обернувшись. Скрестив руки на груди, Император скрипел зубами, внимательно вглядываясь в перепуганные глаза. Для пущего эффекта он задрал подбородок повыше, чтобы ещё больше смотреть сверху вниз на наглую гостью. — Уберите дубину переговоров, пожалуйста, — нервно сглотнув, она взглядом указала на обнажённый пах Императора. — Я сейчас же уйду, — прошептала она. Малкадор, надёжно укутанный в простынь, заботливо накинул на плечи повелителя свою рясу и, выглянув из-за его спины, злобно зыркнул на незнакомку. Он прищурился, явно намереваясь воздействовать на её сознание, и она, взвизгнув, подскочила на ноги. — Да я просто хотела цветочек! — выпалила девушка, подхватив с пола цветную бумагу, и ринулась к выходу. — Ёб твою ма-а-а-ать, — протянула она, когда оказалась схвачена за шиворот. Ноги оторвались от пола, мантия неприятно сдавила грудь, и она, трепыхнувшись лишь единожды, беспомощно повисла, удерживаемая Императором за воротник. Малкадор выхватил у неё из рук бумажный цветок и, повертев поделку, показал своему повелителю. — Это она, очевидно, разбрасывала подобное по базе, — констатировал Сигиллит. — И кто же вы, обнаглевшее создание? — Азиа… Азиа Даккар, — представилась она и попыталась выхватить оригами из рук псайкера. — Мне просто нужен цветочек… — продолжая болтаться на собственной мантии в воздухе, Азиа состроила самую жалобную физиономию, на которую только была способна. — Дайте мне цветочек! Пожа-а-алуйста! — умоляюще промурлыкала она, протянув раскрытую ладонь. Клирики переглянулись, и Император поставил Азию на ноги, забрав у Малкадора оригами, повертел в руках с нескрываемым интересом и, проигнорировав дрожащую ладонь, направился к столу, чтобы рассмотреть цветок более детально. — Да блядь, — вздохнула Даккар, поняв: не то что с цветочком, она вообще вряд ли отсюда уйдёт по собственной воле.
По желанию автора, комментировать могут только зарегистрированные пользователи.
Права на все произведения, опубликованные на сайте, принадлежат авторам произведений. Администрация не несет ответственности за содержание работ.