Хорошее поведение

Гет
Перевод
NC-17
Завершён
95
переводчик
Автор оригинала: Оригинал:
Пэйринг и персонажи:
Размер:
17 страниц, 1 часть
Описание:
Примечания:
Публикация на других ресурсах:
Разрешено копирование текста с указанием автора/переводчика и ссылки на исходную публикацию
Награды от читателей:
95 Нравится 11 Отзывы 22 В сборник Скачать

Настройки текста
Примечания:
Это был долгий день встреч на юге Марли, как это часто бывает в те дни. Армин обычно забирался на заднее сиденье автомобиля, предложенного ему государством, прислонив голову к холодному окну, пытаясь не заснуть на коротком пути обратно в крошечную квартирку, которую ему и Энни предложило правительство. Обычно он поднимался вверх по лестнице, чтобы увидеть сонную Энни внутри, обычно оставлял для себя что-нибудь тёплое на плите, чтобы ему позже не приходилось беспокоиться о еде. Обычно она ждала его, всё ещё сидела рядом с ним, даже если было так поздно. Её пальцы нежно водили неизвестные узоры по краю его колена. Сегодня был другой день — Энни уютно сидела рядом с ним на заднем сиденье машины. Она всегда удивляла его своим профессионализмом на этих встречах. Не то чтобы он считал её неспособной, скорее потому, что она так думала. Во всяком случае, встречи с ней часто проходили более успешно. Леонхарт хорошо уравновешивала его слепой оптимизм, а её сухой реализм, обычно поддерживал его красивые речи. Арлерт также был счастлив, что она была здесь с ним, а не в их квартире, не зная, когда он вернётся. У неё были и другие обязанности, но они редко удерживали её вдали от дома так долго, как его. Если бы он был более уставшим, то положил бы голову ей на плечо, вдыхая этот знакомый аромат, который принадлежал только ей, позволяя девушке нежно провести пальцами по тыльной стороне его руки, пока они едут домой. И, возможно, он должен был устать — это был очень длинный день. Но было действительно трудно даже думать о том, чтобы заснуть, учитывая, что её рука лежала слишком высоко на его бедре, а нежная, но крепкая хватка удерживала его в напряжении всю дорогу домой. Энни точно знала, что делает. Армин догадывался, что она чего-то хочет, но она давно отказалась от этого, явно из-за своей застенчивости по этому поводу. Парень испытал более чем облегчение, когда машина остановилась возле их многоэтажного дома. Стены были выкрашены в безобразный бледно-жёлтый цвет и отчаянно нуждались в заботе; краска была потрескавшейся и грязной, а главный вход был примерно таким же причудливым, с дверью, которую можно было снести одним пинком. По крайней мере, внутри было более чем безопасно и уютно, и, в конце концов, это был их дом — хотя бы на время. Но после того, как Армину удалось прохрипеть спасибо водителю и, спотыкаясь, выйти из машины вслед за Энни, он невероятно расстроился из-за того, что в здании, которое они называли домом, было так много дурацких лестниц. Энни держала его за запястье всю дорогу, даже не говоря ни слова, и Армин чувствовал, как его сердце колотится. Когда они добрались до своего этажа, стало ещё хуже, поэтому он отдал Леонхарт их ключи — и это был первый признак того, что она не так спокойна, как он считал сначала. Её пальцы дрожали, когда она пыталась вставить ключ в замок, и он протянул руку, чтобы помочь ей. Армин не ожидал благодарности и не получил её, но Энни явно слишком торопилась, судя по тому, как она хлопнула дверью и втащила его внутрь. Едва дверь за ним закрылась, как она схватила его за пиджак и рывком притянула к себе. Армин издал тихий звук удивления, когда её требовательные губы встретились с его губами, но это было всего мгновение, и вскоре он целовал Энни в ответ с таким же пылом, его тонкие пальцы скользнули вниз, чтобы схватить её мягкие бедра. Её уста были манящими, и на вкус она была похожа на сладкий кофе, который она пила весь день, но он не возражал, он тоже пил его, хотя и не осмелился бы положить столько сахара, сколько его девушка. Армин всегда дразнил Энни, когда смотрел, как она делает себе чашку этого напитка, и спрашивал, не пытается ли она снова сократить продолжительность своей жизни. Его наградой за такое заявление всегда был толчок локтём или лёгкий, игривый шлепок по руке. Леонхарт оторвалась от его манящих губ на мгновение, чтобы наклониться вперёд, зажать его нижнюю губу зубами, и нежно прикусить. Он издал тихий вздох, который она уловила, и когда её губы коснулись его нижней губы, чтобы пососать, он почувствовал, как жар начинает скапливаться в низу его живота. Голубоглазая отодвинулась, чтобы снова поцеловать его, на этот раз мягко, но слишком быстро. Энни вздохнула и отстранилась, её веки распахнулись, встретившись с его глазами. — Я хотела сделать это весь сегодняшний день. Армин поднял одну бровь. — Я не думал, что мои речи были такими сексуальными. Энни усмехнулась. — Они и не были. Арлерт улыбнулся, но ненадолго, потому что она снова наклонилась вперёд, чтобы поймать его губы. Он вздохнул в её уста, когда Энни поцеловала его, её губы были мягкими и манящими, её язык двигался так, что у него кружилась голова. Её губы оторвались от парня и переместились к его чувствительной коже на шее, и он позволил себе прислониться к ней, чтобы она могла как следует дотянуться до него. Энни была на каблуках, но всё равно была низкой — в любом случае, он никогда не возражал, чтобы немного наклониться. Армин вздохнул, когда её губы оставили мягкие, влажные поцелуи до самого уха, но у него перехватило дыхание, когда он внезапно почувствовал, как её разгорячённая рука, твердая и властная, прижимается к твердости, начинающей формироваться в его брюках. Армин прикусил внутреннюю часть губы, когда её рука провела по нему вверх и вниз сквозь узкие штаны. Её дыхание обжигало его ухо, и по спине побежали мурашки. — Ты можешь оставить форму? Блондин отстранился от неё, но было трудно сохранять вопросительное выражение на его лице, когда она так прикасалась к нему. Он сглотнул. — Это то, чего ты хочешь? Энни кивнула. Она придвинулась вперёд, и её губы встретились с его губами, её рука всё ещё продолжала дразнить Армина через штаны, пока она целовала его. Он застонал у её губ и попытался углубить поцелуй, но голубоглазая отстранилась всего на сантиметр, с легкой улыбкой на губах. Эта её улыбка была коварной — она вызвала в нём волнение без всяких усилий. — Ты будешь хорошим мальчиком для меня? — тихо спросила она. Ох, чёрт. Армин издал тихий стон, которым он не мог сказать, что особенно гордился. Улыбка Энни стала шире, она явно была довольна полученной реакцией. — Ты будешь? — спросила она снова. Её рука всё ещё двигалась. Как он мог ясно мыслить, когда она это делает? Особенно, когда она говорила такие грязные вещи. Блондин понял, как только почувствовал её руку на своем бедре, что она имела в виду что-то не столь невинное, но он не думал, что это то, чего она хотела. Но он всё ещё стоял там, беспомощный, позволяя её руке ласкать его вставший член через штаны, так что он предположил, что он был примерно так же хорош, как и она. Поэтому он кивнул. Энни снова улыбнулась. — Отлично. Губы девушки прильнули к нему, и её рука отпрянула от него, чтобы толкнуть парня обратно к двери. Когда Армин углубил поцелуй, она издала тихий звук, от которого жар побежал к его паху, но, похоже, это был единственный контроль, который она ему позволила. Её руки схватили его запястья, отводя его ладони, которые лежали на её бёдрах, прежде чем прижать их к двери. Она отстранилась всего в нескольких сантиметрах от его рта. — Никаких прикосновений, — прошептала она. — Пока я не разрешу. Юноша был рад, что в этот момент её рука не была на его паху, потому что его член дёрнулся от её слов. Энни едва дала ему время ответить, потому что её уста снова прижались к его губам, но Армин старался не отрывать рук от двери, пока она целовала его. Её поцелуй был нежным, слишком нежным, но она держала себя в руках, и это было слишком возбуждающе, чтобы рисковать испортить его. Он слишком хорошо осознал, что её рука снова проскользнула между ними, и он издал резкое "ах" у её губ, когда её рука была на нём. Её поцелуи стали жёстче, рука Энни твёрдо провела по его члену через ткань. Трение было восхитительным, и Армин застонал ей в рот, её язык ласкал его так, что он изо всех сил старался не отставать. Ему потребовалась большая сила воли, чтобы не тереться о её руку, пытаясь найти больше облегчения в её прикосновениях, и просто позволить ей делать с ним всё, что она захочет. Леонхарт отстранилась от него на мгновение, но её рука всё ещё двигалась по нему, и она сомкнула губы на его нижней губе и нежно пососала, и он не мог остановить всхлип, сорвавшийся с его губ. Затем она отстранилась от него, и он чуть не заскулил в жалобе — он был очень рад, что не сделал этого, потому что Энни уже имела слишком много преимуществ. Девушка сняла пиджак и бросила его на пол позади них, прежде чем скинуть каблуки и швырнуть их в туже сторону. Его пульс ускорился, когда она снова шагнула вперёд и села перёд ним на колени. Неужели она так взволнована, что уже перестала дразнить его? Что-то было не так — Энни любила злиться, когда была в настроении. Он полагал, что невероятно облегчил ей задачу, учитывая, что сам получал удовольствие в выполнении её команд, но он не ожидал, что она так скоро опустится на колени. Армин задохнулся, когда её рука легла на его член над тканью штанов. Он был прав в своем скептицизме — она явно не собиралась расстёгивать его ремень. Энни просто хотела быть ближе, чтобы мучительно дразнить его. Парень застонал, когда её большой и средний пальцы сжали его изо всех сил, пытаясь проследить очертания его твёрдости — хотя это было трудно из-за того, что он был стянут брюками. Энни вздохнула, когда снова сменила подход, её рука крепко прижалась к его выпуклости, двигаясь по нему так, что это приводило в бешенство и было восхитительно одновременно. Блондин посмотрел на неё сверху вниз и почувствовал, как дёргается под её прикосновениями. Энни была такой милой, когда стояла вот так, на коленях. Он задавался вопросом, сколько ему придётся умолять, чтобы Энни спустила с него штаны и взяла его член в рот. Армин сомневался, что получит это, если попытается предложить это сейчас — она будет безжалостно дразнить его, пока он не начнёт действительно умолять, и блондин не зашёл так далеко, что ещё не хотел поставить себя в это смущающее состояние. Энни улыбнулась ему, а затем наклонилась вперёд и прижалась губами к нему сквозь штаны, и он хмыкнул. Это было намного меньше трений. Арлерт сжал руки в кулаки по бокам, крепко прижавшись спиной к двери, пока она дразнила его своим горячим языком. Но то, как ткань зажала его, означало, что она не могла установить такой ​​прочный контакт, как могла бы с рукой, и он знал, что она более чем хорошо это осознавала. Леонхарт отчаянно хотела его, и одного этого знания было достаточно, чтобы заставить его дрожать. Армин заскулил, когда Энни снова прижалась к нему губами, сильнее, чем её язык, но этого было недостаточно. Он боролся с желанием прижаться к её рту, потому что она никогда не позволит ему пережить это, и он мог только представить себе наказание, которое она приготовила для него сегодня вечером, если он позволит себе вот так потерять контроль. — Энни, — простонал он, прислонив голову к двери. — Чёрт... Девушка замычала и отодвинулась от него, голубоглазый застонал, когда её рука снова оказалась на нём, приятно потирая его. Это было лучше. Когда она говорила, её голос был низким. — Ты такой хороший мальчик, Армин. Он издал звук, что-то среднее между вздохом и стоном, и поднял руку, чтобы закрыть лицо. О боже, о боже. Она знала, что ему нравится это слышать, но это также заставило его лицо пылать. Но было трудно не хотеть скрыть то, как его тело отреагировало на её похвалу. — Эй, — мягко сказала она. — Не нужно смущаться. Армин снова нашёл в себе силы убрать руку, но лицо всё ещё было красным. Она улыбалась ему, прижимая к нему ладонь. Он думал о том, что он может сделать, чтобы убрать эту самодовольную улыбку с её лица — парень точно знал, как заставить её задыхаться и стонать, и он точно знал, как лишить её дара речи. Но, может быть, это будет её наказанием на следующую ночь, теперь он не был уверен, что сможет вырваться из-под её контроля. (Он особо этого и не хотел) — Энни, — тихо простонал он. — Ах... Арлерт застонал когда почувствовал, как её губы прижались к его бедру, пока её рука продолжала ласкать его. — Ты знаешь, как трудно сосредоточиться, когда ты в этом дурацком костюме? — сказала она — Они никогда не должны были давать тебе его. Этот костюм слишком облегает тебя. Стоп. Так вот что это было. Это был новый костюм — сшитый на заказ. Он получил несколько из них недавно, но Энни впервые видела, чтобы он носил их, не считая примерки. Армин предположил, что они комфортные. Его старые костюмы слишком сильно спадали с его плеч, а в этих он чувствовал себя более профессионально. Если бы он знал, что эти вещи будут так влиять на неё, может быть, он заказал бы их раньше. — Ты тоже наклонился передо мной, — сказала она. — Это заставило меня смотреть. Армин захныкал. Это правда повлияло на неё? По дороге на одну из их встреч, он уронил ручку и нагнулся, чтобы поднять её — неужели она действительно пялилась? Это было несколько часов назад. Думала ли она об этом весь день? Одна только эта мысль вызывала в нём дрожь возбуждения. — Но это… — сказала она, улыбаясь ему. — Но твой член выглядит очень хорошо в этих штанах. — Ах, чёрт, — сказал Армин, уткнувшись затылком в дверь. — Почему ты ничего не сказала раньше? — Что, ты хотел пропустить сегодняшние встречи, чтобы сделать это? — спросила она. Её рука всё ещё была крепко прижата к нему, и Армину было так трудно разговаривать. — Я-я бы действительно подумал об этом, — сказал он напряженным голосом. Энни вздохнула. — Тебя так легко свести с ума, Армин. Удивительно, что никто не воспользовался тобой до меня. Я имею в виду – простое трение через штаны, сводит тебя с ума. Арлерт хмыкнул и посмотрел на неё сверху вниз. — Д-до тебя никого не было, Энни. Это… ты всегда была первой. Её улыбка была лукавой, как всегда. — Мне нравится, когда ты так говоришь. Блондин застонал и наклонил голову к двери, но её рука исчезла. Парень заскулил от потери контакта, но когда он снова открыл глаза, она стояла перед ним, опуская его голову, чтобы встретиться с ней в пламенном поцелуе. Армин ахнул ей в рот, когда она яростно поцеловала его, её пальцы сжались на его пиджаке, когда её язык ласкал его. Она была грубой, и было очень трудно удержаться на месте, когда всё, что он хотел сделать, это приблизиться к ней, провести по ней руками. Энни тяжело дышала, когда оторвалась от него. Арлерт был не в лучшем состоянии — он был уверен, что чуть ли не в бреду от её прикосновений. — Помоги мне снять эту дурацкую юбку, — сказала она. — Мне разрешено прикасаться к тебе? — спросил он, поднимая руки от массивной деревянной двери. — Просто чтобы помочь мне расстегнуть молнию, — сказала она, развернувшись. — Тогда я скажу тебе, что ещё ты можешь сделать. Армин бы улыбнулся этой нелепости. Ему было позволено прикасаться к ней, но только потому, что молния на этой юбке была такой тонкой, что она не могла расстегнуть её сама. Но он был слишком взволнован тем, что она могла запланировать дальше, чтобы найти хоть какое-то юмор в этой ситуации, поэтому он быстро принялся за юбку, затрачивая больше времени, чем обычно, из-за того, что его пальцы дрожали из-за возбуждения. Армин позволил себе на мгновение прикоснуться к ней так, как она не могла пожаловаться, помогая ей стянуть юбку с её бедер. И он был прав – она ничего не сказала и повернулась, чтобы снова прижаться своими мягкими губами к его губам. Он отстранился после лёгкого поцелуя, его руки легли на её бедра. — Тебе нужна ещё помощь? Энни улыбнулась и развязала свой галстук перед ним, прежде чем бросить его на пол. — Думаю, со мной всё будет в порядке, — сказала она. Армин хотел застонать от разочарования, но подумал, что это именно то, чего хотела его девушка. Так что он опустил руки по бокам и смотрел, как она медленно расстегивает пуговицы на своей рубашке, одну за другой, её кружевной нежно-голубой лифчик выглядывал наружу. В горле образовался ком. Она часто их носила — они были красивыми и дорогими, но она нашла их наиболее удобными после нескольких месяцев попыток убедить её, что ей больше не нужно носить неудобные тесные военные бюстгальтеры, потому что она больше ни с кем не сражается. Арлерт видел их часто, но иногда вид того, как они плотно прилегали к её коже, всё ещё мешал здраво мыслить. И, может быть, это было просто совпадение, что она была одета в голубое. Она знала, что это его любимый цвет — у нее был глубокий голубой комплект, который, казалось, всегда заставлял его заикаться, но ей не удавалось носить его на работе (хотя ему нравилось, как он мог видеть цвет сквозь её белые рубашки, в чуть менее формальной обстановке). Но юноша не был полностью уверен, что это совпадение, потому что она подходила ему, её трусики были такими же кружевными. Он знал, что кружево там внизу её заботит меньше, чем вокруг груди — такой же комплект был более чем преднамеренным. — Ты пялишься, — игриво сказала она. Армин моргнул. — Я больше ничего не умею. Энни закатила глаза. — Хорошо. Я разрешаю тебе прикасаться ко мне, но только руками и ртом. Он открыл было рот, чтобы спросить, что ещё, но его мозг быстро сообразил. О, ну… в любом случае, не так-то просто будет прижаться к ней, когда они оба стоят вот так. Армин поднял руки к её лицу и прижался влажными губами к её губам. Энни издала тихий звук, от которого у него подогнулись ноги и она так же сладко поцеловала его в ответ. Парень позволил своим рукам скользнуть по ней, вниз по бокам к бедрам и обратно к груди, оставив её губы, чтобы оставлять поцелуи на коже. Он отодвинул кружево, так что её груди были на виду, её соски слишком соблазнительны, поэтому он наклонился лицом вперёд и обвёл ареолу языком. Энни издала резкий стон и запустила пальцы в его мягкие волосы как раз в тот момент, когда его вторая рука поднялась, чтобы дразнить её другую грудь. Она захныкала, когда его большой палец нежно коснулся её возбуждённого соска, рисуя круги над ним, пока светловолосый нападал на неё своим языком. Звук, вырвавшийся из его девушки, когда он прикусил мягкость её груди вокруг соска, был таким восхитительным, что искры удовольствия били прямо в его пах. Пальцы парня двинулись к её спине, чтобы расстегнуть застежку, и после нескольких мгновений борьбы, она расстегнулась, и его рот оторвался от её груди, когда она сняла его с плеч. Арлерт хотел снова приблизиться к ней и продолжить свои ласки — ей было приятно от его прикосновений, пусть даже на мгновение, — но Энни уже крепко схватила его за галстук и потащила на их кухонный стол. Тогда она поцеловала его, только ненадолго, влажный и требовательный поцелуй, и он уступил ей, позволяя её языку скользить по его губам, пока он не задохнулся, позволяя ей брать контроль. Её дыхание было тяжелым, когда она отстранилась. — Подними меня. Армину потребовалось мгновение, чтобы понять её смысл, и он увидел, как она прислонилась к их маленькому круглому кухонному столу позади неё. Он без раздумий схватил её за бедра, и она крепко сжала его, когда он поднял её на стол. Армин нашёл своё истенное место между её ног и его член запульсировал, когда случайно задел её. Её губы почти коснулись его, но он потёрся бёдрами о её бедра, и она ахнула. Трение от её горячего ядра и его ноющего члена, застрявшего в узких штанах, опьяняло, и он не мог не прижаться к ней снова. Её пальцы двигались по его плечу, сильно впиваясь в него, пока парень стонал, потирая свою твердость о неё так, что стон сорвался с её губ. — Армин, — сказала она, немного запыхавшись. Именно властный тон, который ей удалось найти, когда она снова назвала его имя, заставил его остановиться. — Армин. Теперь он полностью посмотрел на её лицо. Щёки голубоглазой раскраснелись, а губы распухли от его поцелуев, и её вид только что послал ещё больше искр возбуждения в его пах. — Я не говорила, что ты можешь это сделать, — сказала она, пытаясь звучать сурово. Реальность вернулась к нему. Верно – она сказала руками и ртом. Когда он приподнял её к столу и почувствовал её тепло сквозь ткань между ними, он не мог ясно мыслить. — Извини, — сказал он сглотнув. — Я забыл. Армин мог увянуть под её жестким взглядом. Она была ужасна – правда, в самом приятном смысле. Когда она так смотрела на него, он просто хотел поклоняться ей. — На колени, — твёрдо сказала она. У Армина перехватило дыхание, но он подчинился, сев перед ней на колени. Он был лицом к лицу с бледно-голубым кружевом, едва прикрывавшим её складки. Он сглотнул, когда заметил что ткань возле её щели темнее. Его горло было сжато. Юноша хотел протянуть руку и прикоснуться к ней, но он не хотел больше не слушаться её. Он взглянул на неё. — Могу ли я прикоснуться к тебе? Энни кивнула. — Только руками и ртом. Он не колебался – его руки тут же опустились на её бедра и он прижался ртом к мокрой ткани перед ним. Леонхарт громко ахнула, её пальцы крепко вцепились в стол, когда он попробовал её влажность через её нижнее белье. Она опьяняла. Армин застонал, прижимаясь к ней сильнее, пытаясь создать большее трение о её набухший клитор через барьер из ткани. Но пальцы Энни в его волосах остановили его движения, твердой хваткой уводя от неё. Её дыхание уже было тяжелым. — Сначала сними с меня нижнее белье. Парень позволил себе крошечную улыбку и потянулся, чтобы схватиться за ткань на её бедрах. — Твои инструкции были не очень чёткими. Энни приподняла бедра, и вскоре её нижнее белье упало на землю позади него, и она ещё больше раздвинула ноги. — Они были совершенно ясны, — сказала она, но любые другие слова застряли у неё в горле, когда он крепко прижался влажными губами к её опухшим складкам. Она издала приглушенный звук, и Армин позволил себе провести языком по её половым губам. Энни достаточно поддразнила его — самое меньшее, чего она заслуживала, — это медленный тема. Она заскулила, когда его язык прошёл мимо её губ, всё ещё не касаясь её клитора, но ощупывая влажность вокруг него. Его рот уже был покрыт ею, она явно была невероятно возбуждена, и одно это знание, заставляло его трепетать. Энни приблизилась к его лицу, но он ещё не дал ей облегчения, которого она так жаждала. Он спустился к её отверстию, медленно очерчивая её вход, прежде чем протолкнуть свой язык внутрь неё. — Ах! — воскликнула она, потянувшись, чтобы запутаться пальцами в его волосах. Армин проник в неё языком, слушая стоны, которые она отчаянно пыталась сдержать, пока её ноги дрожали вокруг него. Он изогнул язык внутри неё, и она издала пронзительный звук, намного выше своего обычного голоса, и сжала его волосы ещё крепче, пока он продолжал трахать её своим языком. Блондин продолжал это движение ещё несколько мгновений, пока не почувствовал, как хватка на его волосах ослабла, и легкий толчок по голове. Он выскользнул из неё языком и откинулся назад, чтобы посмотреть на неё, вытирая рот тыльной стороной ладони. – Всё хорошо? Её грудь поднималась и опускалась. Вид её, уже такой скомпрометированной, вызвал у него дрожь удовольствия. — Используй пальцы, — сказала она между вдохами. Он двинулся вперёд, но её рука потянулась к нему. — Подожди, — сказала она. — Сними пиджак. Он стряхнул его с плеч и начал закатывать рукава. — Я думал, тебе нравится форма. — Остальную часть ты ещё не снимаешь, — сказала она. — А теперь поторопись. Армину не нужно было повторять дважды. Он засунул указательный и средний пальцы в свой рот и вытащил их с влажным хлопком, прежде чем прижать один из пальцев к её входу. Энни вздохнула и откинула голову назад, когда он начал вбиваться в неё, находя устойчивый ритм. Ей потребовалось всего несколько мгновений, чтобы расслабиться настолько, чтобы он ввёл в неё второй палец, и она ахнула, когда он согнул их под правильным углом внутри неё. Светловолосый продолжал трахать её пальцами, дразняще водя другой рукой по её бедру, прежде чем позволить своему большому пальцу скользнуть вверх по её набухшему клитору. Энни захныкала. Армин слегка улыбнулся и сильнее прижал большой палец к её клитору, что заставило её вскрикнуть, прежде чем он вошёл в устойчивый ритм, кружа вокруг её набухшего клитора, когда он двигал пальцами в неё и из неё. Каждое второе дыхание, казалось, превращалось в стон, который Энни отчаянно пыталась заглушить, но его ласки были безжалостны. Теперь голубоглазый начинал отчаянно нуждаться в ней, но он будет стоять на коленях столько, сколько она хочет, чтобы он был там. Арлерт заметил, как побелели костяшки её пальцев, крепко вцепившиеся в деревянную поверхность стола. Энни была такой мокрой. От этого у него ныл член в штанах, и он подумывал о том, чтобы вообще убрать пальцы и прижаться лицом между её ног, чтобы она пережила свой оргазм на его рту, как ему больше всего нравилось. Но на этот раз её инструкции были более чёткими — используй пальцы. Армин не хотел ослушаться её сейчас, как бы заманчиво это ни было. — Нгх, — захныкала она. — А-армин, ммм. Он улыбнулся ей. — Хорошо? Она кивнула и откинула голову назад, зажмурив глаза. — Чёрт... ты такой хороший, Армин. Твою мать. Он почувствовал, как его член дернулся от её слов, его лицо горело, когда он сосредоточил своё внимание на том, что он делал между её ногами, а не на её лице. Он сильнее прижал большой палец к её клитору, и она вскрикнула. Её ноги дрожали вокруг него, и по напряжению её пальцев на столе он понял, что она, должно быть, приближается к своему оргазму. Парень увеличил темп своих пальцев, трахая её быстрее, и она издала ещё один звук, нечто среднее между вздохом и стоном. — А-армин, — простонала она. — Армин... Ей нужно было перестать так произносить его имя, потому что он был близок к тому, чтобы просто отказаться от её правил, спустить штаны и трахнуть её прямо здесь и сейчас, на кухонном столе. Он знал, что, как бы она не устраивала это шоу, ей действительно не на что будет жаловаться. Парень издал звук в ответ, решил быть немного смелее и сказал: — Кончи для меня, Энни. Потребовалось ещё несколько толчков его пальцев, ещё несколько круговых движений вокруг её пульсирующего клитора, чтобы подтолкнуть её к краю, и она сильно вздрогнула под его пальцами, Армин поднял голову чтобы увидеть её лицо. Её зрачки расширились и сбилось дыхание, запульсировал клитор, слабый стон вырвался из её уст, спина выгнулась. Он не прекращал своих движений, пока её рука не потянулась вперёд, чтобы слегка оттолкнуть его руки. Армин убрал свои пальцы от неё, облизывая большой палец и высасывая влагу, оставшуюся на двух пальцах. Её глаза были тяжелыми и полуприкрытыми, когда она смотрела на него сверху вниз, и она тихо дышала так, что ему стало больно внизу. — Тебе было хорошо? — хрипло спросил он. Она вздохнула от смеха. — Иногда ты задаешь глупые вопросы. Армин слабо улыбнулся. — Извини. Энни сглотнула. — Вставай на ноги. Я хочу поцеловать тебя. Ему не нужно было повторять дважды. Он поднялся на ноги и наклонился вперёд, прижавшись губами к ней. Она должна быть в состоянии попробовать себя на его языке, и от этой мысли удовольствие пронеслось по нему, и он застонал ей в рот, изо всех сил стараясь не сопротивляться очень манящей влажности между её ног. Но затем между ними возникло ещё одно препятствие — её рука скользнула вниз и снова тёрлась о него через штаны, и его губы оторвались от её губ со вздохом. Он уронил голову ей на плечо и застонал. — Боже, Энни. — Знаешь, — мягко сказала она. — Я могла бы просто заставить тебя кончить вот так, даже не снимая штанов. Он не мог удержаться от того, как вздохнул на неё тогда. — Вообще-то, я была бы не против увидеть это, — прошептала она, и он почувствовал ухмылку в её словах. — Твоё лицо станет красным, и ты будешь так смущен… но тебе нравится, когда я иногда смущаю тебя, не так ли? Армин захныкал. Раньше он задавался вопросом, была ли Энни злой, но теперь был абсолютно уверен. Не то, чтобы он вообще возражал против этого. Её дьявольская рука всё ещё терлась о него. Светловолосый был близок к мольбе. Она ведь не собиралась всерьёз доводить его до финиша вот так, не так ли? Энни была достаточно цинична, чтобы сделать этого, он знал это. — Ты хочешь этого? — тихо спросила она. Армин застонал. — Нет. — Нет? — спросила девушка. — Чего же ты тогда хочешь? Он ахнул — ей нужно было перестать так тереть его длину. Это затуманивало рассудок. — Можешь… п-пожалуйста, просто прикоснуться ко мне? — он справился. — Я прикасаюсь к тебе сейчас, — многозначительно сказала она. Он застонал от разочарования. — Чтобы штаны не мешали... Леонхарт задумчиво хмыкнула, но не прекратила своего издевательства. Вот и всё — он поклялся, что сойдёт с ума, если она будет продолжать в том же духе. — Энни, пожалуйста, — сказал он. — Пожалуйста. — Прости, что? — спросила она. Армин захныкал, и ему потребовалось несколько мгновений, чтобы понять, чего она хочет. Леонхарт была его смертью, он был уверен. — Я вёл себя хорошо, — сказал он, покраснев. — П-пожалуйста. Рука Энни остановилась, и у него перехватило дыхание. — Хорошо, — сказала она наконец, проведя рукой по его груди, чтобы оттолкнуть его от себя. — Снимай туфли и иди, жди меня на нашей кровати. Армин кивнул и поспешно скинул туфли, прежде чем отправиться в их спальню. Он устроился на кровати, положив голову на подушки, и стал ждать её. Через несколько мгновений она появилась в дверях, совершенно голая, как и прежде. Она была так прекрасна, что он мог смотреть на неё весь день. — Никаких прикосновений, — твёрдо сказала она. Армин кивнул, нахмурив брови. — Ты присоединишься ко мне? Пожалуйста? Её улыбка вызвала в нём ещё один трепет волнения. Энни потребовалось всего несколько ударов сердца, чтобы забраться на кровать рядом с ним, и он вздохнул, когда она прижалась своими губами к его губам. Её поцелуй был краток, и он не мог сдержать тихое всхлипывание, вырвавшееся из него, когда её губы переместились к его шее, скользя вниз по чувствительной коже. Она задержалась на его обнаженной коже лишь на несколько мгновений, прежде чем снова двигаться, кровать скрипела под ней, когда она двигалась вниз, раздвигая его ноги, чтобы ей было удобнее дразнить его. Во рту у него пересохло – теперь её губы были так близко к выпуклости на его штанах, что думать о чём-то ещё становилось всё труднее. Энни провела по нему пальцем, и он зашипел, вцепившись в простыни под собой, чтобы не подпрыгнуть на ней. Она улыбнулась. — Кто-то немного взволнован, — сказала она. Армин захныкал и зажмурил глаза, пока она нежно гладила его сквозь ткань. Этого было недостаточно, и она чертовски хорошо знала, что этого недостаточно, и он был уверен, что минуту она ждала, не сломается ли он, чтобы мучить его ещё больше. Он задохнулся, когда её рот прижался к нему, ещё недостаточно под тканью, но голубоглазый уже чувствовал её тепло сквозь слои одежды, и этого было достаточно, чтобы его лицо горело. Но это было не то, что она обещала — она слишком много его дразнила, и он не был уверен, что выдержит ещё. — Энни, — простонал он, скручивая пальцы в простынях. — Пожалуйста. Ты нужна мне. Её рот оторвался от него, и он задохнулся. — Это всё, что ты хочешь сказать? — спросила она. — Обычно у тебя довольно хорошо получается использовать слова. Её рука снова начала тереть его, и он застонал, откинув голову на подушки позади себя. Его уши горели. Армин точно знал, что она хотела услышать, но не имело значения, насколько он был твёрд, от этого не стало менее стыдно говорить. — Пожалуйста, — захныкал он. — Я… я веду себя хорошо. Энни улыбнулась ему той дьявольской улыбкой, от которой он затрепетал. — Ну, я полагаю, да. Её руки оторвались от него и легли на ремень, и он чуть не вздохнул с облегчением, но на этом они и остановились. — Думаешь, ты этого заслуживаешь? — тихо спросила она. Армин заскулил. — Энни, пожалуйста... Она дёрнула его за пояс. — Ты заслужил это? О, она действительно была зла. Хотя это ему нравилось в ней слишком сильно. — Я это заслужил, — слабо сказал он. — Пожалуйста. Энни снова улыбнулась. — Хороший мальчик. Почти против его воли из него вырвался тихий звук, который его огорчил. Но Энни в кои-то веки ничего об этом не сказала – она была слишком занята, быстро расправляясь с его ремнём, а потом, прежде чем он успел даже подумать, расстегнула его штаны и вытащила ноющий член. Армин приготовился к новым её поддразниваниям, по крайней мере, это было бы более терпимо без барьера из ткани между её прикосновениями и его кожей. Но теперь она не дразнила его, и он едва успел подумать, прежде чем её теплые губы коснулись его. — Чёрт, — простонал он, сжимая кулаками простыни. — Нгх... Энни определенно компенсировала все те пытки, которым подвергла его. Её рот был горячим и манящим, и она погружала его глубже с каждым наклоном головы, и он не мог сдержать свои стоны. Её ритм лишь немного нарушился, когда она попыталась стянуть его штаны и нижнее бельё ещё ниже, и она остановилась на середине бедра, прежде чем продолжить двигать ртом вверх и вниз по его члену, её ловкие пальцы двигались, нежно лаская его машонку. — Ах, — воскликнул он, зажмурив глаза. Арлерт был удивлён, что не видел звёзд прямо сейчас. Армин услышал, как Энни задыхается от него. Его глаза распахнулись, он взглянул на неё, чтобы проверить, все ли с ней в порядке, но она была в порядке, как всегда, за исключением её слегка слезящихся глаз. Когда она встретилась с его взглядом, она восхитительно застонала, и он был шокирован тем, что не кончил ей в рот прямо здесь и сейчас. — Энни, — захныкал он. — Это так приятно. Он почувствовал, как её язык прижался к нему, когда она двигалась, и задохнулся, пытаясь контролировать то, как его ноги напряглись. Каждое её движение было восхитительно, его живот был напряжен, его руки дрожали в спутанных простынях, пока она продолжала отправлять его на вершину чувств. Но затем, из ниоткуда, её рот оторвался от него, и давление её пальцев исчезло. Он заскулил. — Энни, пожалуйста, не останавливайся сейчас. — Иногда ты такой нетерпеливый, — сказала она, вставая на колени. На мгновение он задумался, какие именно мольбы ему нужно сделать, чтобы заставить её продолжать, но затем его разум уловил её движения. Армин только полностью осознал, почему она остановилась, когда оседлала его бёдра и потянулась к его члену. — Держи руки по бокам, — приказала она, пока его член пульсировал в её руке. Арлерт быстро кивнул. Энни улыбнулась. — Хороший мальчик. Он задохнулся, когда она опустилась на него, её влажный жар обволакивал его самым совершенным образом, и он даже не мог сформировать связную мысль, когда она начала двигаться. Энни прижалась к его члену так, что они оба ахнули. Её бедра искусно покачивались на нём, и он знал, что она слишком преуспела в этом. Она была слишком хороша и в этом положении он едва мог думать, когда она была на нём вот так, в менее напряженные моменты, но сейчас это было просто невозможно. Армин застонал, когда Энни прижалась к нему бедрами, её глаза закрылись, она откинула голову назад, и короткий стон сорвался с её губ. Чёрт, она была очаровательна. Каждое движение, каждое скрежетание были ошеломляющими, и она подталкивала его всё ближе и ближе к его отчаянному концу. Затем девушка на мгновение замедлилась, испустив низкий стон, когда она медленно прижалась губами к его губам. Блондин немного всхлипнул и подражал её движениям, он задохнулся, когда она двигалась почти мучительно. Всё его тело словно дрожало, и он отчаянно нуждался в ней. Арлерт вскрикнул, когда она внезапно ускорила темп, её бедра качнулись сильнее, а кровать заскрипела под их движениями. Её тугие стенки так сладко сжимали его, и с каждым движением её бёдер он приближался к звёздам. Энни давно перестала дразнить его, и он едва мог думать, чтобы подобрать слова, так что комната наполнилась их судорожным дыханием и стонами, шлепками кожи о кожу, когда она чуть не трахнула его до потери сознания, и скрипом кровати под ними. Но даже в своем отчаянном тумане он ощутил этот тугой жар в животе, и ему удалось прохныкать её имя. — Э-энни, — сказал он. — Я близко. Голубоглазый задохнулся, когда она резко остановилась, соскользнув с него так легко, как будто она только что не заставляла его задыхаться и стонать, сжимая простонь до побеления костяшек. Но даже сейчас, с более здравыми мыслями, он едва успел заметить, как она снова опустилась между его ног, пока её рука не оказалась на его пульсирующим члене. Он застонал, когда Энни начала дрочить его член, мягко прижавшись губами к внутренней стороне его бедра. — Ты такой милый, — мягко сказала она. Он дернулся в её руке и застонал. — Ах, о чёрт, Энни. Её рука поддерживала её устойчивый ритм, пока он чувствовал, что напряжение внутри его живота продолжает нарастать. Её язык был таким же безжалостным, и он превратился в стонущее месиво под её прикосновениями. Чёрт, он был так близко. Арлерт знал, что, должно быть, был в таком состоянии: волосы на подушке, всё ещё полностью одетый в костюм, за исключением того места, где она спустила его штаны, чтобы поиграть с ним. Он мог бы расплакаться от того, насколько хороши были её ласки. Её язык исчез, а потом она перестала ласкать его, и он заскулил от отсутствия трения. Но затем он ахнул, когда её язык пробежал по его длине, от кончика до основания, прежде чем поцеловать его член в очень неромантической манере. Это было всего мгновение, а затем она вернулась к своей атаке, водя рукой вверх и вниз по его телу так, что у него закружилась голова. — Ты был хорошим мальчиком, не так ли? — спросила она. Армин застонал. — Э-энни. — Разве нет? — сказала она, на этот раз более твёрдо. Он заскулил, когда она двигала кулаком быстрее, вверх и вниз по его телу, и блондин чувствовал, как напряжение внутри него нарастает. Он был так близок, и он так нуждался в ней, парень просто нуждался в ней, чтобы подтолкнуть его к вершине удовольствия. — Ты можешь быть хорошим мальчиком и кончить для меня, Армин? — спросила она слишком сладко. Всё тело Армина напряглось, и он вскрикнул, сильно содрогаясь, когда кончил. Он растекся по низу своей рубашки, вероятно, именно так, как она хотела, и он пульсировал в её руке. Леонхарт отпустила его только тогда, когда была уверена, что он закончил. Его грудь тяжело вздымалась и опускалась, и ему потребовалось несколько мгновений, прежде чем ему удалось открыть глаза и взглянуть на неё сверху вниз. Армин не должен был быть удивлен, увидев такое самодовольное выражение на её лице. Леонхарт улыбнулась. — Ты хорошо выглядишь в униформе. Особенно когда она покрыта твоей... Парень громко застонал и закрыл лицо. — Пожалуйста, даже не думай заканчивать это предложение. Армин услышал, как она зашаркала, кровать сдвинулась под её тяжестью, а затем её руки легли ему на запястья, потянув их так, чтобы она могла видеть его лицо. Она прикоснулась лёгким поцелуем к его губам, а затем ещё более легким поцелуем к его лбу. — Я тебя люблю. Его сердце смягчилось. — Я тоже тебя люблю. Затем она снова поцеловала его, легко и нежно, и его глаза закрылись. Это было так мило и слишком коротко, и его сердце сжалось, когда она отстранилась. — А если серьёзно, — сказала она, глядя на его грудь. — Есть ли шанс спасти эту рубашку? Его нос сморщился. — Возможно нет. Лучше бы просто выкинуть — затем он добавил — Можешь ли ты помочь мне убрать это? Я не хочу портить простыни. Энни исчезла в ванной и вернулась с салфеткой, чтобы вытереть его, и предварительно помогла ему снять рубашку и галстук. Она поцеловала его в щёку. — Хочешь принять ванну со мной? В груди стало тепло, и он улыбнулся. — Ага. Звучит чудесно. — Я даже буду готовить сегодня вечером, — сказала она, а затем ухмыльнулась. — Учитывая, каким хорошим мальчиком ты был сегодня. У Армина горели уши. — Не говори так. — Тебе нравится, — ухмыляясь, сказала она. — Не сейчас, — сказал он, снова закрыв лицо руками. — Я не... Энни обвила его руками и крепко прижала к себе, все мысли о том, как он собирается закончить это предложение, исчезли из его головы. — Я люблю тебя, — снова сказала она. Армин вздохнул и притянул её ближе к себе. — Я тоже тебя люблю, — затем, немного подумав, добавил — В следующий раз ты останешься в форме. Энни фыркнула ему в шею. — Да, командир. Армин вздохнул и сжал её крепче. — Ты слишком хорошо меня дразнишь. Я думаю, тебе нужно стать хуже в этом. Голубоглазая вздохнула от смеха. — Может, тебе просто нужно стать лучше? — Я неплохо в этом разбираюсь, — сказал он. — Просто ты лучше. — Ты недостаточно тренируешься, — многозначительно сказала она. — Да, потому что ты меня пугаешь. Энни отстранилась и улыбнулась ему так, что в его груди стало тепло. — Тебе это нравится, — прямо сказала она. Затем она прижалась легким поцелуем к его губам. — Я пойду приготовлю нам ванну, хорошо? Армин ослабил хватку на ней. — Хорошо. Она улыбнулась и снова прижалась к нему губами в сладком поцелуе, который он никогда не хотел заканчивать. Затем Энни отстранилась, глядя на него своими красивыми глазами, прежде чем отстраниться и исчезнуть в ванной. Лишь несколько мгновений спустя он услышал плеск бегущей воды. Он откинулся на подушки и вздохнул. Может быть, ему нужно было найти предлог, чтобы носить костюм и галстук почаще.
Примечания:

Ещё работа этого автора

Ещё по фэндому "Shingeki no Kyojin"

Отношение автора к критике:
Приветствую критику только в мягкой форме, вы можете указывать на недостатки, но повежливее.
Права на все произведения, опубликованные на сайте, принадлежат авторам произведений. Администрация не несет ответственности за содержание работ.