Одно "горе" на двоих-1

Джен
R
Завершён
77
автор
Пэйринг и персонажи:
Размер:
7 страниц, 1 часть
Описание:
Примечания:
Публикация на других ресурсах:
Уточнять у автора/переводчика
Награды от читателей:
77 Нравится Отзывы 15 В сборник Скачать

Часть 1

Настройки текста
      Иллия быстро шла по коридору клиники, ее вел отчаянный плач ребенка, который был отчетливо слышен сквозь громкие возмущенные крики мужчины. Завернув за угол, в проеме окна, она увидела молодого, высокого черноволосого мужчину, который яростно кричал на целителя.       — Пустите меня к сыну! Вы не можете меня удерживать! Почему он плачет?! — мужчина глубоко вдохнул, его глаза сверкнули яростью, если бы в госпитале не стояли ограничители магии, скорее всего целителя уже собирали бы метелкой в совочек.       — Что здесь происходит? — Илли воспользовалась паузой в их разговоре и задала вопрос. Теперь чёрные глаза посетителя окатили волной ярости уже ее. Поняв, что от него Линд ответа не дождется, тем более что плач малыша становился все отчаяннее и соответственно ярость мужчины возрастала, Илли обратилась к целителю.       — Что происходит, целитель Верг?       — Ничего особенного — Верг обиженно поджал губы.       — А все-таки? Ребенок — плачет, отец — кричит.       — Ребенок капризничает на осмотре… только и всего. От такого заявления брюнет едва не захлебнулся воздухом от возмущения, и в этот момент из-за двери раздался детский крик — Папа! — а по щеке мужчины вдруг потекла слеза, хотя он усиленно сдерживал эмоции.       На все двери было наложено сильнейшее заклинание, в них могли проходить только работники клиники, именно это удерживало посетителя от более решительных действий.       — Теперь ребенок — кричит, отец — плачет. — медленно произнесла Линд и требовательно посмотрела на Верга, требуя ответа.       — Ничего страшного не происходит — уверенно ответил целитель, — я никого туда не пущу, даже Вас, целитель Линд.       — Правда? Сомневаюсь, что Вы сможете остановить меня. — уверенно ответила Илли, и обратилась к мужчине, смотревшему на нее с надеждой.       — Пойдемте со мной.       — Нет, — вдруг произнес Верг — там идет осмотр, и никто не будет вмешиваться.       Надежда в глазах мужчины погасла, он сильный маг, в ярости вообще мог разнести половину клиники, но охранные чары были сильны, а пугать собственного ребенка бушующей магией не хотелось, именно поэтому он и уговаривал целителей, а не шел напролом. Хотя терпение было на исходе, за дверью плакал пятилетний сын и звал его. Эта женщина дала надежду, но похоже зря. Снять блок на двери мог только целитель его наложивший, а Верг явно не собирается его снимать, хотя…       — Верг — в голосе женщины послышался металл — Вы забываетесь! Целитель помедлил мгновение, он явно решал стоит ли связываться с этой дамочкой, потом взмахнул палочкой и дверь открылась. Мужчина тут же ринулся в палату, через открытую дверь Линд увидела, как он схватил мальчика на руки и прижал к себе. Она вошла следом.       — Чшшш, тише, мой маленький, тише. — шептал мужчина, прижимая к себе мальчика, он крепче обнял ребенка и гладил его рукой по спинке, малыш вцепился в мантию отца, аж пальчики побелели, и ревел белугой.       — Тише, мой хороший, тише, я рядом, не бойся, я не оставлю тебя. — шептал мужчина. От яростного взгляда не осталось и следа, теперь его лицо выражало… страдание, оно стало мягче, правда от слез тоже следа не осталось.       — Оставьте нас. — приказала Линд и медведьмы быстро вышли. Верг был новичком, он не знал её, а вот они все знали и не хотели связываться с Линд от слова совсем.       Илли дала еще пару минут успокоиться отцу и сыну, и начала действовать. Она осторожно погладила малыша по спине и ласково заговорила:       — Малыш не плачь, смотри — папа рядом, он никуда не уйдет, будет с тобой, но тебя надо осмотреть, раз ты здесь, значит у тебя что-то болит. Можно?       Не выпуская мантию отца из маленьких ручек, мальчик повернул к ней зарёванное лицо. Он пару раз шмыгнул носом, но плакать перестал, видимо очень доверял мужчине и знал, что рядом с ним ничего страшного не произойдет.       — Да, малыш, давай, доктор осмотрит тебя. Не бойся, я никуда не уйду. — мужчина тоже понимал необходимость осмотра и решил воспользоваться затишьем. Илли улыбнулась им обоим.       — Садить на кушетку. Как тебя зовут?       — Г-гарри… — тихо ответил мальчик. Он позволил отцу отцепить свои руки от мантии и усадить себя на кушетку, на которой стоял, когда прижимался к родителю.       — Гарри… красивое имя, а фамилия у тебя есть?       — Пот-тер. — мальчик всхлипнул, рвано вздохнул и положил руки на колени, за его спиной стоял отец, а на его плечах покоились руки мужчины и придавали малышу уверенность, что все хорошо.       Илли снова улыбнулась, заметив, что отец и сын внешне были мало похожи, только, пожалуй, волосы цвета вороньего крыла, да испуганные глаза, одни зеленые, другие карие.       — Ну что ж, мистер Поттер, расскажите, что случилось.       — Зовите меня Гарри, а не мистер Поттер, пожалуйста — вдруг заявил мальчишка, Линд в растерянности кивнула (вообще-то она обращалась к мужчине). Поняв, что все не так просто, но не желая делась на этом акцент, Илли обратилась к брюнету.       — А Вас мне как называть?       — Снейп — отозвался мужчина — Северус Снейп, я опекун мистера Поттера. — заметив, как при этом надулись губы маленького «мистера Поттера», Снейп исправился. — Я опекун Гарри. — и уже решительно закончил — Его отец! При этих словах ребенок перестал дуться и почему-то победно улыбнулся.       «Ладно — подумала Линд — потом разберемся, сейчас надо выяснить все-таки — что случилось?»       — Хорошо. Мистер Снейп, так что же привело вас сюда?       — Сыпь. Я зельевар, немного знаком с колдмедициной, — в его глазах на мгновение блеснула паника, но закончил он вполне спокойно — но я не знаю, что это? Похоже на аллергию, но зелье он выпил, а сыпь не прошла. Малыш весь чешется, и температура была, правда небольшая.       Илли заметила, как нарастает тревога мужчины, обычно так ведут себя «сумасшедшие мамаши» как она называла их про себя, а тут, мужчина, пусть и молодой, но все же.       — Он плохо ест и спит, капризничает — продолжал мужчина — голова болела несколько раз. Все симптомы я снимал зельями, но это не выход, надо лечить саму болезнь. Сегодня его тошнило и пару раз вырвало, и вот мы здесь.       — Гарри, давай снимем рубашку. — целитель начала раздевать ребенка, тот бросил испуганный взгляд на отца, Северус кивнул.       Илли уже поняла, что сыпь идет по всему телу, ее было уже достаточно много на лице и шее, под рубашкой высыпаний оказалось еще больше.       — Гарри, надо снять штаны и трусы.       — Зачем? — отец и сын задали этот вопрос одновременно.       — Я хочу посмотреть, есть ли пятнышки на твоей попе. — ответила она мальчику и взглядом попросила у Снейпа поддержки, так как губа ребенка предательски задрожала, он явно не хотел показывать ей свою попу. Мальчик был мал, но уже точно понимал, что это не то место, которое можно показывать всем.       — Не бойся, маленький, это же доктор, ей можно. — Снейп поставил ребенка на кушетку и потянул штанишки сына вниз, когда тот вдруг всхлипнул и прижался к отцу, явно намереваясь разреветься.       — Ну что ты, сынок, не плачь, это же доктор. — растерянный мужчина попытался «достучатся» до ребенка, правда пока безуспешно.       — Не смущайся, Гарри, отец прав — я целитель, если бы я осматривала твоего папу, он тоже снял бы штаны для осмотра. После этих слов доктора отец и сын замерли оба, у Северуса даже челюсть отвалилась от такого заявления, он растерянно смотрел на врача, но, когда Гарри взглянул на него, тут же уверенно кивнул сыну. Мальчик немного подумал, и тоже кивнул, давая разрешение.       Снейп стянул штаны и, наконец-то, оголил попу ребенка, Линд заметила, что пах мальчика мужчина старательно закрывал большой ладонью, сложив ее ковшиком.       — Ясно, можете одеваться. — она прошла к столу и начала писать протокол осмотра, диагноз и рекомендации, через несколько минут рядом с ней сел Снейп с Гарри на руках, мальчик устроился у отца на коленях, он был вялым и сонным.       — Что с ним, доктор? — встревоженно спросил Северус, он гладил ребенка по волосам, задержав ладонь на лбу мальчика, определил температуру и теперь очень хотел поскорее вернуться домой.       — Ничего страшного, обычная детская болезнь — ветряная оспа.       — Ветрянка? — удивленно переспросил мужчина, странно что эта распространенная у детей болезнь даже в голову ему не пришла.       — Да. Как лечить знаете?       — Маггловской зеленкой? — неуверенно уточнил Снейп.       — Да. Каждый прыщик смазывать зеленкой, так меньше чесаться будет. А в остальном побольше пить, купать, следить за температурой, можно бодроперцовое зелье дать. — она ободряюще улыбнулась пациенту, его отцу и закончила — Потерпеть недельку и все пройдет. По глазам мужчины Илли поняла, что лечение в виде — потерпеть — ему не очень понравилось, и чтобы успокоить его предложила:        — Хотите я буду навещать вас раз в два дня и, если что-то пойдёт не так, я замечу.       — Вот наш адрес. — Снейп протянул ей визитку — Камин я открою.       Когда отец и сын покинули кабинет, Линд прочла на маленькой зачарованной карточке — «Северус Снейп — профессор зельеварения в школе магии и волшебства Хогвартс, Мастер зелий» и адрес.       Эти двое очень понравились ей, Илли улыбнулась, внезапно ее улыбка погасла — предстояло еще разобраться с целителем Вергом, таким как он не место в ЕЁ клинике!       На следующий день после посещения больницы Северус почувствовал недомогание — немного болела голова и тело ломило как при простуде, к вечеру хотелось только одного — лечь в постель и уснуть, но рядом был Гарри. Ребенок капризничал, малыш был весь в зеленых пятнышках и, хотя температуры уже не было, недомогание давало о себе знать — мальчик хотел то пить, то играть, то слушать сказки. Поздно вечером Северус уже на автомате рассказывал сыну маггловскую сказку о Золушке, он читал ее уже, наверное, раз сто, а то и двести, и мог воспроизвести ее даже в коме. Сейчас Снейп еле ворочая языком заканчивал рассказ, мечтая, чтобы она поскорее закончилась, а ребенок уснул. Как только Северус услышал спокойное сопение сына, он со вздохом облегчения свалился рядом с им на кровать и отключился.       Проснулся зельевар от нежных поглаживаний по лицу, с трудом разлепив глаза он увидел Гарри, тот сидел рядом и гладил его. Маленькая ручка осторожно прикасалась к щекам, волосам, лбу, иногда сын проводил пальчиком по его носу.       — Папа, тебе плохо? — вдруг спросил ребенок.       — Угу. — Северус понял, что теперь еще и горло болит, вдобавок к головной боли и ломоте во всем теле. — Почему ты спросил?       — Пятнышки… — тихо ответил малыш и несколько раз прикоснулся пальчиком к его лицу, потом к шее и груди, показавшейся в распахнутой пижамной рубашке.       — Что? — в панике прошептал Снейп, он, несмотря на головокружение, попытался сесть. От резкого движения и перемены тела, к горлу подкатила тошнота, он с трудом сдержал рвоту и начал медленно глубоко дышать. Мужчина распахнул рубашку и заметил красные маленькие волдырики на груди и животе, потом задрал рукава — на руках они тоже были, не так много, как у Гарри, но были, и что-то подсказывало Северусу, что это — только начало!       — Нееет! — простонал он, откинулся на подушку и закрыл глаза, маленькая ручка сына снова начала ласково гладить его по лицу и теперь уже голой груди.       Северус знал, что ветрянка заразна, но он также знал, что два раза этой болячкой не болеют. Он вырос в маггловском районе и думал, что уж ей-то он наверняка болел, хотя и не помнил, поэтому даже не опасался заразиться. Хотя, какая разница — болел или нет — ребенка он бы все равно не оставил! Сыпи было мало и была еще маленькая, совсем крошечная, надежда, что это не ветрянка! Пусть что угодно, только не эта детская болезнь, которая уложит его в постель на пару недель. Снейпа медленно накрывала паника — если он разболеется, кто будет заботиться о Гарри?       Еще пару часов Северус усиленно боролся со слабостью, он приказал домовику накормить малыша завтраком, самому ничего в горло не лезло, потом уговорил сына порисовать и не убегать от него, а потом все же провалился в сон. Очнулся зельевар от незнакомого голоса, голова болела так, что казалось она сейчас взорвется, хотя голос был тихим, мягким… женским! Он распахнул глаза, в его окружении не было женщин, не было, от слова совсем! Что происходит?       — Гарри смотри — почти шептал голос — вот это барбоусы, а это магнусы, видишь какие у них крылышки. Если положить их в зелье, то оно поменяет цвет. От барбоусов оно станет — красным, а от магнусов — зеленым.       — Наоборот. — почти простонал Снейп, он даже сейчас в таком плачевном состоянии старался исправить ошибку, хотя и понимал, что пятилетний Гарри вряд ли запомнит это.       — Папа. — тихонько произнес мальчик, спрыгнул с дивана и бросился к отцу — Ты лежи, папочка, тебе нельзя вставать, так Илли сказала. Она доктор, она знает. — и не доверяя отцу в этом вопросе, малыш прижал ладошки к его плечам, мешая встать.       — Илли? Кто это? — Снейп понял, это женщина, что говорила про зелья, но кто она? Он даже голову не мог повернуть, чтобы посмотреть, боль была адская.       — Это я. — за спиной Гарри стояла целитель, которая осматривала ребенка в клинике, в голове зельевара все же сформировалась мысль, что она обещала прийти, значит все-таки пришла.       — Я вижу, Вы заразились. Почему не сказали сразу, что не болели ветрянкой? В вашем возрасте это очень опасно.       «В каком это возрасте — подумалось Снейпу — не так уж я и стар. Мы с ней похоже ровесники. Я даже постарше буду!», но вслух ничего не сказал, спорить сил не было, только тяжело вздохнул.       — Давайте я осмотрю Вас. — она села с другой стороны кровати, чтобы не сгонять с нее мальчика, которые сидел лицом к отцу и теперь гладил его по руке, смотря как целитель, распахивает рубашку зельевара и даже чуть приспускает штаны. Северус вздрогнул, но испугаться толком не успел, доктор вовремя остановилась, оголив живот и тазовые косточки, но не более.       — Перевернитесь, пожалуйста, мне нужно осмотреть ягодицы.       Снейп замер, он вцепился в пояс пижамных штанов и потянул их наверх, явно не собираясь выполнять просьбу целителя. И тут его взгляд наткнулся на взгляд сына. Гарри смотрел настороженно, они оба вспомнили слова доктора в клинике, когда раздевали самого мальчика, ему, конечно, пять лет, но потерей памяти мальчишка явно не страдал и теперь ждал, решение отца. Потерять доверие сына не хотелось и застонав про себя, Снейп повернулся на живот, только попросил при этом:       — Гарри… выйди, пожалуйста. — он уткнулся в подушку, чтобы сын не видел его красного, смущенного лица.       — Я отвернусь, — неожиданно твердо сказал мальчик, и встал — но из комнаты не выйду — снимай.       Северус, про себя проклиная всех и вся, медленно стянул штаны, оголяя белые ягодицы и замер.       — Можете одеваться. — произнесла доктор, дождалась пока мужчина судорожно натянет на себя одежду и укрыла его одеялом, в которое Снейп завернулся как в кокон, повернувшись на бок.       — Всё? — спросил мальчик и услышав положительный ответ целителя, снова оказался сидящим рядом с отцом.       — Ну что ж, будем лечить. Гарри неси зеленку.       Северус, неожиданно даже для себя, тихонько заскулил и натянул одеяло на голову. Линд все же сжалилась над ним, попросила Гарри позвать домовика и отослала с ним мальчика в гостиную, лишь потом раздела зельевара догола и начала обрабатывать волдыри. Северус поначалу пытался сопротивляться, но потом сдался, после угрозы доктора отправить его в больницу.       Эта детская болезнь, которую дети переносят очень легко, надолго уложила взрослого, двадцатипятилетнего зельевара в постель, она вцепилась в него как бешеная мантикора и терзала тело температурой и болью.       Снейп большее время суток спал, потом с трудом ел и снова проваливался в сон, его едва-едва хватало чтобы дойти до туалета и вернуться обратно, эту возможность он с боем отвоевал у Иллии, которая предложила утку и судно, но все же сжалилась над ним (очищающие чары в его состоянии лучше было не применять). Походы в ванную комнату были единственным, что смог отвоевать Северус, все остальное доктор делала за него: она помогала переодеваться в чистую пижаму, сама наносила зеленку на папулы, кормила его с ложечки и, конечно, присматривала за ребенком. Так прошли еще несколько дней, Гарри шел на поправку, а вот его отец все глубже погружался в болезнь.       Через пять дней Линд с прискорбием диагностировала у него осложнение в виде воспаления легких.       — Северус, температура держится вот уже несколько дней — говорила она, поднеся очередную ложку с супом к губам зельевара, тот покорно открыл рот и проглотил еду, хотя есть совершенно не хотелось. Эту битву он тоже позорно проиграл, у него дрожали руки и есть самостоятельно Снейп точно бы не смог, но не хотелось быть таким слабым и зависимым от доктора. Хотя препирались они недолго, Илли просто пригрозила, что если не из ее рук, тогда через зонд или клизму. Представив себе и то и другое Северус согласился, что кормление с ложечки меньшее из зол.       — И что делать? — тихо спросил он, заранее смиряясь с его незавидной участью, он готов был принять любой ответ (все равно его мнение в вопросах собственного лечения особой роли не играло, все его желания или капризы, как говорила Линд, пресекались на корню)       — Думаю гораздо эффективней зелий будут обычные маггловские антибиотики. — она замолчала, ожидая его реакции, да все капризы пациента она пресекала, но все же не хотела по-настоящему заставлять мужчину и делать что-то против его воли.       — Думаешь?       — Да. Подумай сам, вот уже несколько дней ты пьешь зелья, а результат почти нулевой! Честно, я не понимаю — почему. Может быть, этот вирус так действует на взрослых волшебников, может это только твоя реакция такая, но факт остается фактом. Тебе не становится лучше, ты даже с постели встать толком не можешь. — теперь она уже уговаривала его, осторожно подталкивая к важному решению.       — Я не смогу пить таблетки, меня постоянно мутит. — все же он пытался отвертеться, хотя очень глупым способом — зелья были еще противнее обычных маггловских капсул, но ничего лучшего в голову Северуса не пришло.       — Их и не надо пить, а буду делать инъекции. — она увидела непонимание на его лице, объяснила — Уколы тебе буду ставить.       Руки Снейпа сжали одеяло, от более открытого и яркого протеста его удерживал Гарри, который вот уже несколько минут усиленно делал вид, что рисует, на самом же деле ловил каждое слово целителя и отца.       — Не волнуйся, Сев, это не так страшно, как кажется.       Вымученно улыбнувшись, Снейп кивнул. Выросший среди магглов, он часто посещал детскую поликлинику, а так как рос он в довольно бедном квартале, то и врачи были соответствующие, их мало интересовали страхи мальчика, главное вылечить его, сделать прививку, а уж боится он или нет, никого не интересовало.       Поттер очень быстро уловил неуверенность или даже страх отца, скорее всего по изменившемуся фону магии, понять, что именно происходит Гарри не понял, но быстро оказался рядом с мужчиной и обнял его, уложив свою голову на грудь зельевара.       — Все хорошо, маленький, все хорошо. — успокаивал Снейп ребенка, хотя в его голосе спокойствием и не пахло.       — Все, действительно, будет хорошо. Гарри уже поправился, сыпь сошла, голова не болит, аппетит проснулся — она улыбнулась — а с ним и озорство. Да, Гарри?       — Нет. — тихо буркнул мальчик куда-то в грудь отцу и прижался к нему поплотнее.       — Ну нет, так нет. Иди в гостиную, посиди там, я приду, когда закончу. Да, во взрослом состоянии уколы были также неприятны, как и в детском, да еще и два, да еще и каждые шесть часов.       — Северус, ну сколько можно, каждый раз одно и то же… — Илли стояла около кровати со шприцом в руках и уже с четверть часа уговаривала взрослого мага вылезти из-под одеяла, перевернуться на живот и дать уже наконец-то сделать себе укол.       — Вылезай оттуда. — она попыталась стянуть одеяло с головы упрямца, но тот ей этого не позволил, терпение целителя медленно, но неумолимо подходило к концу.       — Северус Тобиас Снейп, немедленно прекратите капризы и дайте мне уже доступ к Вашей заднице. Никакой реакции, ее строптивый пациент крепче закутался в одеяло.       — Хорошо. — Северус отчетливо услышал в голосе Линд угрозу — Значит по-хорошему не хочешь… будет по-плохому! Либо ты сейчас же дашь сделать мне укол, либо я отправляю тебя в клинику! В маггловскую клинику, Северус, там с тобой церемониться никто не будет, там будут санитары с клизмой, уткой и судном, а также противная маггловская еда и медсестры со шприцами и тупыми иголками! Там тебя свяжут и будут делать все насильно! И никакой магии — я об этом позабочусь!       Целитель, конечно, сгущала краски, но иначе упрямого пациента не переубедить, а так ее тирада достигла цели, Северус завозился, отбросил одеяло и нехотя потянул пижамные штаны вниз. Облегчённо выдохнув, доктор взяла шприц, протерла место укола и попросила:       — Северус, не сжимайся, расслабься, а то больнее будет. — она видела, как мужчина честно пытался расслабить ягодицы. Поняв, что лучше уже не будет Илли вонзила иглу в мышцу.       — ААй!       — Тише, всё уже… почти всё, сейчас еще один и закончим с этим.       Второй раз Снейп все же сдержал вскрик, он вцепился в подушку руками и изо всех сил терпел окончание неприятной процедуры. Доктор закончила и натянула на несчастного белье со штанами, потом укрыла одеялом. Она провела рукой по волосам Снейпа, желая его утешить. Кто ж знал то, что бесстрашный Ужас подземелий так трепетно относится к своей заднице, и так боится уколов.       — Когда это закончится? — пробубнил он — У меня уже не задница, а решето! — голос звучал капризно и обиженно, пожалуй, только целитель и слышала зельевара таким.       — Закончится, все рано или поздно заканчивается. Еще пару-тройку дней и все пройдет. Северус опять натянул одеяло на голову и Илли услышала его тихий скулеж.       — Илли, а уколы — это так больно? — тихо спросил Гарри, когда Линд укладывала его спать.       — Больно, но совсем чуть-чуть, иголка тонкая, она легко входит в мышцу. Почему ты спрашиваешь?       — Да так… — мальчик опустил глазки, явно смутившись.       — Когда я делала уколы отцу, ты подслушивал?       — Да. Не сердись, я знаю, что это нехорошо, но… мне его жалко. — мальчик шмыгнул носом.       — Скажем так, Гарри, это скорее неприятная процедура, чем болезненная. Просто волшебники не привыкли к такому, мы почти все можем вылечить зельями, заклинаниями, чарами, вот нам и кажется, что маггловская медицина такая… нелепая, что ли. Именно поэтому некоторые очень боятся таблеток и уколов. На самом деле волшебники такие же люди, а значит можно лечиться не только магически.       — Значит, папа не боится?       — Нет, не боится, просто… капризничает немного. — спокойно ответила целитель, она не могла разрушить веру малыша, что его отец самый сильный и ничего не боится, а капризы… их малыш вполне мог понять!

Ещё работа этого автора

Ещё по фэндому "Гарри Поттер"

Возможность оставлять отзывы отключена автором
Права на все произведения, опубликованные на сайте, принадлежат авторам произведений. Администрация не несет ответственности за содержание работ.