Альфа, бета, драма

Слэш
PG-13
Завершён
2
автор
Пэйринг и персонажи:
Размер:
13 страниц, 3 части
Описание:
Примечания:
Публикация на других ресурсах:
Уточнять у автора/переводчика
Награды от читателей:
2 Нравится 3 Отзывы 1 В сборник Скачать

Часть 2

Настройки текста
Ночь выдалась беспокойной. Добрую половину вечера и первую половину ночи я пытался остудить свое возбужденное нутро омеги, безжалостно впихивая в себя подавители и ещё почему-то чай с ромашкой. Остальную половину ночи до самого утра я с абсолютным отсутствием сна хотя бы в одном глазу ворочался и не мог выбросить из головы последние слова Широ. Он чувствовал мой запах. Он сказал как я пахну. А это значит... Это определенно значит, что... Он тоже омега, как и я. Я застонал в подушку, осознавая всю безысходность ситуации. Будь он бетой, то у нас, с вероятностью в 50% могло бы что-нибудь получиться. В наше время омеги могут встречаться не только с альфами, как заведено их изначальной природой, но и с бетами. А омега и омега... Невозможно. Поймав себя на мысли, что я на полном серьезе обдумываю возможность отношений с Широ, с Эмией Широ, моим лучшим другом, одноклассником и товарищем, рыдать захотелось ещё больше. Да так чтобы с воем, навзрыд. Конечно, я не мог позволить себе таких вольностей в проявлении эмоций. Да, я омега, но я к тому же все-таки ещё и мужчина. Обреченно вздохнув, я полностью укрылся одеялом, ограждая себя мнимым барьером от этого несправедливого и жестокого мира. Глаза закрывались, сон, запоздавший на несколько часов, наконец-то решил меня навестить. – Какие люди наконец соизволили пожаловать в школу! Доброе утречко, Рюдо-кун! К сожалению, первый человек, чье лицо я увидел переступив порог школы, был тем, кого я поклялся по возможности обходить стороной за километр. – Или не доброе, – Мато оценивающе посмотрел на меня и цыкнул. – Синячищи-то какие. Ты ночью спал вообще? – Не твое дело, – устало отмахнулся я и пошел к шкафчикам с обувью. Было больно признавать, но Синдзи был прав. Мой двухчасовой сон сложно было назвать даже отдыхом с закрытыми глазами. Всю ночь мне чудилось, что в моей комнате пахнет горьким шоколадом. Мне чудился запах альфы. А может и не чудилось вовсе, а просто приснилось. Подавители хоть и контролировали мой организм, но разум пошел в разгул и показывал мне такие влажные и развратные картинки во сне, что мое утреннее пробуждение сопровождалось отборными матами и стиркой всего, что я умудрился осквернить своим нутром. Так что синяки это ещё даже ничего. Незначительная мелочь. Я нагнулся, переодевая обувь, как снова услышал голос Синдзи рядом: – Я вчера приходил в твой класс, – вкрадчиво начал он, – спрашивал где ты и как ты. Внезапный холодок страха пробежался по телу. – И я так понял, ты не сказал Эмии, что ты омега. – А зачем мне ему об этом сообщать? – я выпрямился, складывая сменную обувь в шкафчик, а после максимально равнодушно посмотрел на Синдзи. – Он бета. Ему, по сути, все равно кто я, хоть альфа, хоть омега. Мой гендер никак не сможет повлиять на нашу дружбу. – Да ты лицемеришь, Рюдо! – Мато явно получал удовольствие от ситуации и возможности меня поддеть. – Настоящие друзья наоборот рассказывают друг другу все, как на духу, ведь у друзей никогда не бывает друг от друга секретов. Смекаешь о чем я? – Более чем, – я вызывающе ухмыльнулся и направился в сторону лестницы. Нагнав меня, Синдзи положил руку мне на плечо, продолжая идти вровень со мной. – Ты отвратительно врешь. – А ты не более отвратительно нарушаешь мое личное пространство и пристаешь с разговорами, – огрызнулся я в ответ. – Будь добр, убери руку и исчезни где-нибудь за поворотом. – Снова показываешь свои зубки? – мое плечо, где лежала рука Синдзи, пронзила тупая боль. – Посмотрим, как ты запоешь, когда мой член будет долбить твою дырку и заставлять тебя стонать подо мной, – злобно прошипел Мато. Мы поднялись на второй этаж и повернули в коридор. Его рука все также больно сжимала плечо, а я покорно шел рядом и в ужасе обтекал от сказанного им секунду назад на лестнице. Страх не дал мне и слова сказать поперек. Воспоминания о первой течке парализовали и заставили вспомнить, что такое инстинкт самосохранения и подчиниться альфе, который сильнее. Альфе, который подавлял своим феромоном и ломал мою волю. Все разговоры с Мато до этого были цветочками, даже тот, где он таскал меня за волосы и втаптывал в асфальт очки. Даже тогда он не пускал в ход феромон. Но сегодня я снова почувствовал самый отвратительный на свете и горький запах – запах моей растоптанной однажды гордости. Отвратительный запах перечной мяты. Видимо, в тот день судьбе было мало вылить на меня ушат из страха и отчаяния. Картина, которую я увидел в коридоре рядом с нашим классом, заставила мое сердце остановиться, а разум захлебнуться в агонии. Эмия Широ и Рин Тосака. Мой дорогой друг Эмия Широ и лицемерная девка Рин Тосака. Рядом. Разговаривают о чем-то и тепло друг другу улыбаются. Широ смущенно опускает глаза и краснеет, почесывая затылок. А эта девка тянет к нему свои лапы, нежно похлопывая по спине и, шепча ему что-то на ухо, смотрит на меня. Вот сука! От ее взгляда мои колени беспомощно подкосились. Если бы Мато не было рядом, то я бы просто рухнул на пол. Поддерживая меня за талию, он ехидно прошептал: – А я же тебе говорил. Он выбрал ее, а не тебя. Если бы слова действительно могли убивать, то я сейчас был бы мертв. А затем я встретился взглядом с Широ. Сначала радостный, затем удивленный и под конец обеспокоенный. И как он умудрился показать на своем лице столько эмоций за секунду? В тот миг я замер. Перестал дышать и шевелиться. Я просто смотрел в его теплые медовые глаза и тонул. Тонул в той боли, которую он заставил меня испытать секунду назад. Тонул и даже не смел звать на помощь. Пусть мое сердце сгниет в агонии, пусть моя душа разобьется на осколки, пусть весь мой привычный мир рухнет... Если такова цена, чтобы он был счастлив, я заплачу. Я смотрел на него не отрываясь. Смотрел, как он переводит взгляд на Мато и его брови хмурятся. Смотрел, как его лицо искажает гнев и он срывается с места в нашу сторону. Я смотрел на него всегда. Как глупо было понять это именно сейчас. – Эмия-кун! Сколько лет, сколько зим! Руки Мато исчезли с талии и больше не поддерживали меня. Теперь он стоял впереди, загораживая меня собой от Широ. – Отойди, Синдзи, – голос Эмии был холоднее стали. – С чего бы? – Мато резко выключил свою подхалимскую приветственную улыбочку. – Мне нужно поговорить с Иссэем. – Он не будет с тобой разговаривать. – Может, он скажет мне это сам прямо в лицо? – Эмия, ты тупой или просто притворяешься? Мой омега не будет с тобой разговаривать. Я так сказал. И тут меня выбило из оцепенения. Прежде, чем Широ успел возмущенно сказать: «Что?», я уже переметнулся к нему за спину и крепко хватаясь за его пиджак в талии, высунул голову из-за плеча и грозно гаркнул на Мато: – Кого это ты назвал «мой омега», ублюдок?! – Неужели мне снова нужно объяснять тебе нашу ситуацию, Рюдо-кун? – Синдзи говорил приторно ласково, будто уговаривая ребенка. – Я твой первый альфа и я взял ответственность за тебя. Не вижу никакой проблемы назвать тебя моим. – Я на это не соглашался! – И я тоже, – все также холодно заметил Широ, гневно глядя на Синдзи. – Хочешь забрать его у меня? – усмехнулся Мато. – Он не твой. – Если не мой, то твой, что ли? – Он мой... – Эмия осекся. – Мой друг. – А я ведь тоже когда-то был твоим другом, – Синдзи тяжело вздохнул, а затем с проблеском искренней ненависти посмотрел мне в глаза, – пока кое-кто не отнял тебя у меня. – Не ты ли первый выгнал меня из секции по стрельбе из лука и изменил свое отношение ко мне? – Широ и бровью не повел на эту явную провокацию. – У тебя была травма. Я всего лишь позаботился о тебе, чтобы ты не повредил свою руку ещё больше. – Твои издевки надо мной тоже были заботой? И ты думаешь, что я не знал, что ты говорил за моей спиной?! Дальнейший их разговор доносился до меня лишь обрывками. Голова кружилась от внезапно хлынувших в нос сильных запахов феромонов. Колючая перечная мята Синдзи пыталась подавить теплый горький шоколад... Широ? Я в недоумении принюхался к затылку друга. Определенно источником запаха был Эмия. Его запах был таким терпким и... возбуждающим. Я тихонько застонал и схватился за бока Эмии с такой силой, что, возможно, после останутся синяки. – Ш-широ... – слабым голосом позвал я и человек передо мной вздрогнул оборачиваясь. – Да, Иссэй. Что такое? У тебя что-то болит? – Мне не хорошо, – я сглотнул вязкую слюну, которой наполнился рот, – Уведи меня отсюда... Широ несколько секунд смотрел на меня, оценивая ситуацию, а затем перекинув мою руку через свое плечо, повел меня в сторону лестницы на первый этаж. – Эмия! – злобно гаркнул Синдзи вслед. – Куда ты с ним собрался? – Моему омеге нужна помощь, – сказал Широ не оборачиваясь. А я, теряя сознание и падая в его руки, с улыбкой думал: «Мне почудилось или он правда сказал «мой омега»? – Вот, тебе надо выпить это, – аккуратно приоткрыв мой рот, Широ протолкнул туда таблетку, а затем дал мне запить ее водой. Мое сознание потихоньку приходило в себя. Я оглядел обстановку вокруг. – Ты привел меня к себе, – я даже не спрашивал. Я слишком хорошо знал этот дом. – Да, – Широ кивнул, забирая у меня стакан, – Был бы опасно оставлять тебя в медпункте. – Ты ведь... – начал я, а затем запнулся. Слово, которое я хотел произнести, одновременно радовало до приятных мурашек по коже и пугало как самый худший кошмар. – Извини, – Широ виновато опустил взгляд медовых глаз. – Я только вчера понял, что альфа. Хотел сказать тебе сегодня, но... – Мато все испортил, – с пренебрежением выплюнул я ненавистное имя. Эмия резко поднял на меня взгляд. Его феромон потяжелел, а глаза начали наливаться кровью. – Синдзи что-то сделал с тобой? – гневно процедил он сквозь зубы. Не успел я и глазом моргнуть, как феромон взбешенного альфы буквально вдавил меня в кровать. Дыхание давалось с трудом, будто из комнаты выкачали весь кислород. Все мое естество окутывал только горький шоколад. До безумия горький. – Ф-фер..омон... боль..но... Мое скрючившееся от боли тело и охрипший до неузнаваемости голос, видимо, сумели напугать Широ и его феромон ослаб также быстро, как превратился в безжалостный пресс. – Прости, – сдавленно извинился он. Дрожащая ладонь аккуратно коснулась щеки, проводя по ней с бережной осторожностью. – Слишком много извинений за сегодняшний день, не находишь? – выдохнул я и потерся щекой об его мягкую руку в ответ. – Лучше помоги мне. – Я уже дал тебе подавитель, потерпи немного. – Широ, – тон моего голоса заметно осел, – я тебе совсем не нравлюсь, да? Даже как омега? Пару секунд Эмия недоуменно хлопал ресницами, а затем стыдливо прикрыл рукой румянец, который начал покрывать его лицо. Нависшую тишину беспринципно нарушала лишь секундная стрелка настенных часов. Я ожидал ответа как приговора, но Широ только буравил меня нечитаемым взглядом и молчал. – Ладно, – я беспомощно выдохнул и, отвернувшись от друга на другой бок, натянул на себя одеяло, – тогда я справлюсь сам. Оставь меня одного, пожалуйста. Хоть я и сказал эти слова довольно нейтральным тоном, стоило мне отвернуться, как глаза начали наполняться слезами. Снова это скребущее чувство внутри. Снова подступающие к горлу рыдания. Снова из-за Эмии. Снова. От досады я прикусил губу. Я слишком наивно полагал, что доброта и участливость Эмии в моих проблемах, это хотя бы на малую толику проявление его симпатии ко мне... Он правильно сказал тогда в школе, я его друг. Только друг. Не больше и не меньше. Отвлеченный отнюдь не радужными мыслями, я и не заметил как кровать рядом со мной прогнулась. Я вздрогнул, когда теплые руки заключили меня в кольцо, а нос Широ щекотно потерся об шею. – Нравишься, – прошептал он, заставляя меня оцепенеть. – Ты нравишься мне. Ты нравился мне как бета. Безумно нравишься как омега. И будь ты альфой, ты бы не перестал мне нравиться. – Ч-что? – не веря прошептал я, – Но когда... – С нашей первой встречи. – Мне даже немного стыдно, – последняя влага, что скопилась в уголках глаз, стекла по щекам, – но я понял это только сегодня, когда увидел тебя рядом с Тосакой. – Я рад, – его губы коснулись чувствительной зоны под ухом, отчего по телу разлилась волна приятного жара, но, похоже, что подавитель начал свое действие и она растворилась, не достигнув и низа живота. – Какие у вас с ней отношения? – Ревнуешь? – я затылком чувствовал, как он довольно улыбается. – Очень, – не стал увиливать я. – Мы просто знакомые. Тем более она альфа и у нее уже есть возлюбленный, поэтому можешь не переживать. После этих слов мое тело покинула былая напряженность, державшая меня словно в тисках до сих пор, и оно буквально обмякло в руках Широ. А я ведь надумал себе всякого. Я же их чуть ли не поженил в своей голове, а они... Просто знакомые. Слава богу. – А ты... – Широ снова подал голос, – расскажешь мне про вас с Синдзи. Обещаю, что буду сдерживать свой феромон. Постараюсь по крайней мере. – Ты наверняка уже сам догадался, что между нами произошло... – Трудно не догадаться, – мрачно ответил Эмия, – Когда это случилось? – Три дня назад. Феромон альфы вокруг меня сгустился. Я ощущал спектр эмоций, которые Широ не мог передать словами, но передавал запахом. Тяжелая ненависть, горькая досада и обида, жалость, ревность... и любовь. Много любви. Сладкая, приторная, вяжущая словно мед. – Успокаиваешь меня? – Я пообещал сдерживать гнев, но не обещал сдерживать все остальное. – Широ, – мое сердце трепетало от счастья, но выбраться из клетки жестких предубеждений оно не могло, – скажи, зачем я тебе такой? Я ведь оскверненный омега. Испорченный. – Тише, – рука Эмии коснулась моих волос и начала плавно их поглаживать. – Ты не испорчен. Ты самый лучший омега для меня в этом мире. Ты мое сокровище. Да, тебя пытались украсть, но при всем при этом ты не потерял свою ценность, понимаешь? Я едва сдерживал себя, чтобы не разрыдаться. Всё то, что три дня назад я закрыл в себе, попытался забаррикадировать, не показывать никому, все это Широ безжалостно распотрошил и вывернул наружу. Сейчас рядом с ним меня выворачивало от жалости к себе. Я становился слаб и даже не чурался этого. – Я чувствую как тебе больно, – альфа еще крепче обнял меня, – Твой феромон меня душит. – Прости... – Не нужно держать это всё в себе, Иссэй, поплачь. Если захочешь, то можешь кричать. И я заплакал. Как плачут дети, которых кто-то несправедливо обидел, горько и навзрыд, скрючившись на кровати, впившись руками в руки Эмии, что крепко держат меня. Я плакал и кричал до хрипоты, до нехватки воздуха и головокружения, выплескивая всю ту боль, что скопилась во мне с первого дня течки. И как же, черт возьми, было обидно, что мой первый раз был не с Широ. Я бы отдался ему беспрекословно и покорно, с превеликой радостью и упоением. Но... в реальности был лишь грязный, лишенный всякой романтики, случайный секс с Мато Синдзи, который оставил после себя лишь одного униженного омегу и его разбитую на части гордость, осколки которой до сих пор больно врезаются в память, калечат сердце и скребут душу. Я смог успокоиться только тогда, когда воздуха перестало хватать окончательно, когда вместо крика мое горло начало издавать сдавленные хрипы. Все это время Широ крепко обнимал меня и нежно целовал в шею и затылок, прижимался ко мне так, будто я мог исчезнуть, раствориться из его рук. Его тепло помогло мне успокоиться, а феромон почувствовать себя защищенным. Где-то на инстинктивном уровне я понимал, что этот альфа больше никогда и никому не даст меня обидеть и будет защищать до последнего вздоха. Мой альфа. – Спасибо тебе, Широ, – едва слышно вымолвил я и закрыл глаза. Усталость швырнула меня в очередной сон.
Отношение автора к критике:
Приветствую критику только в мягкой форме, вы можете указывать на недостатки, но повежливее.
Права на все произведения, опубликованные на сайте, принадлежат авторам произведений. Администрация не несет ответственности за содержание работ.