Пэйринг и персонажи:
Размер:
планируется Миди, написано 78 страниц, 15 частей
Описание:
Примечания:
Публикация на других ресурсах:
Уточнять у автора/переводчика
Награды от читателей:
54 Нравится 52 Отзывы 23 В сборник Скачать

Часть 5

Настройки текста
Примечания:
Антон вваливается в собственную квартиру запыхавшийся и растрепаный, бегает глазами по коридору, в поисках хоть чего-то, что могло бы успокоить его сердце, что так и норовит вылететь через ребра наружу, да только натыкается на отсутствие. Отсутствие чего? Отсутствие чёрной сумки и пары кроссовок на подставке для обуви. Зато пёс выскакивает из кухни и несётся к хозяину со скоростью маленькой ракеты. Коготки цокают по полу весело, а у Антона на лице застывает гримасса растерянной ярости. Пёс останавливается в паре шагов от хозяина и жалобно скулит, глядя блестящими глазами снизу вверх. Голос хозяина для него звучит рассержено, так что питомец поджимает хвост. -Сидеть. Шастун идёт на кухню медленно, плечи хищно сгорблены на губах только животная ярость не иначе как бойцовской собаки, натравленной на убийство. Ярость клокочет в горле, Антон ею почти захлебывается, захлебывается невнятным рокотом звуков и сладким запахом духов. Антон проходит по коридору, краем глаза цепляет полку, которую выделил Арсу и с удивлением обнаруживает там пару забытых бутыльков, заранее отмечая себе, что сегодня нужно обязательно занести, иначе Попов пропустит приём, а этого допустить никак нельзя. Откуда-то из глубины комнаты доносится голос Иры. -Антошенька, а я тебя тут жду. Антона передергивает от ядовитой патоки в голосе любимой девушки, эта сладость не сулит ему ничего кроме очередного скандала. Шастун сжимает зубы с психу так, что становится страшно. Только Иру этим пронять едва ли выйдет, Кузнецова язва похлеще самого Антона. -И тебе не хворать,-девушка тянет пухлые губки, изображая поцелуй, от ехидства в её глазах у Антона по кончикам пальцев бегут электрические разряды, - какого хрена происходит? Ирина соскочила со стола, на котором встречала Шастуна, и двинулась к парню, покачивая бёдрами в скини джинсах так, что стук острых каблуков стал отдаваться от пустых стен кухни эхом. Антон внимательно проследил траекторию её движений и резко одернул лицо, избежав касания их губ, когда Кузнецова подобралась слишком близко, на что она только громко фыркнула и отвернулась. -Что? Мне теперь тебя даже поцеловать нельзя? -Ир, на вопрос отвечай. Антон почти рычит, когда обводит взглядом раскуроченую посуду по углам комнаты и скомканый плед под стулом. Нет, ему вовсе не жаль посуды и только-только вымытых полов, ему нестерпимо больно и страшно оттого, что в голове предполагаемые картинки произошедшего встают одна другой хуже. -Что происходит? Вот ноготь сломала, -Ира наиграно надувает губы, показывая свою травму в виде ногтя, сломаного под самый корень, - пока выметала из нашей квартиры мусор. У Шастуна по хребту бегут мурашки, когда вместе с кусочком ногтя на полу он замечает капли крови. -Где Арс?! - голос срывается, как и сам Антон, от рукопрекладства его отделяет тонюсенькая преграда морали, но и она не вечна. Антон устал от скандалов, устал от упрёков, устал от постоянного пристального контроля Иры. Они провели изоляцию в одной квартире и успели осточертеть друг другу так сильно, что теперь каждый диалог превращается скорее в словесные пикировки, чем информативную беседу людей. Антона рвёт пополам, одна часть готова разхерачить ко всем чертям Кузнецову прямо здесь, высказав ей пару нисколько неласковых слов, а вторая, хотя скорее обе части не сговариваясь выберут этот путь, хочет скорее сорваться, выскочить на улицу, домчаться на стоянку едва касаясь земли, чтобы завести двигатель и рвануть по знакомому адресу. -Никуда не денется твой Арс! А нам нужно поговорить! Ира заводится и распаляется до белого каления за считанные секунды, а если точнее, за секунды пока звучит рычащее "Арс" -Ира, ебать тебя в рот, никаких разговоров! -Антон, ты остаёшься здесь и говоришь со мной или я больше сюда никогда не вернусь! - Ира откровенно визжит последние слова, так что у Шаста уши звенят. -Вон отсюда. Поговорим, когда ты успокоишь свою больную голову. Зряя, зря он вообще начал разговор, нужно было хватать ключи и лететь на попутных хуях, спасибо Ире, к Арсу. Собственно, чем Антон и решил заняться, ругательства в спину летят такие, что панчи рэперов на батлах кажутся невинным детским лепетом, эх, какой талант пропадает, а с другой стороны такой попутный ветер только раздувает паруса шире. Антон захлапывает дверцу своей машины и срывается с места так, будто на гоночном корте уже долгие минуты ожидал выстрела. Чтоб в аду горели эти ремонтные работы, суки. Спустя сотню дыр и тысячу язв любимых российских дорог пункт назначения торжественно считается достигнутым. Снова серая многоэтажка смотрит на него своими пустыми провалами глаз. Удивительное это все же явление абсолютно чёрного тела. Мужчина не дожидаясь звонкого пиликанья сигналки влетает в подъезд, хорошо что забыл отдать Серёге ключи, в кой то веки забывчивость не подвела. Антон молча смотрит на объявление на лифте и нисколько на удивляется, только с решительным еблетом скачет через три ступеньки по лестничным полётам вверх, потому что иначе не может. Нельзя сказать точно, что подсказывает Шастуну, что он примчался туда куда надо, но где-то в солнечном сплетении будто невидимую арматурину воткнули и она теперь крутится как стрелка компаса, настроеная на Арсения. А значит до встречи осталось не так много. *** Арсений после отъезда Шаста своего кресла больше не покидал. Разве что в какой-то момент по коже начали бегать противные фантомные мурашки, раздражая Арса до такой степени, что он короткими ногтями начал расцарапывать предплечья, лишь бы избавиться от омерзительной щекотки, не сказать, что это прям помогло. Потом до Попова дошло, что тело морозит и что делать с этим что-то определённо нужно. Благо, у Антона на самом видном месте, а именно на спинке кресла, нашлась оставленная и судя по всему забытая толстовка, приятно пахнущая парфюмом и самим хозяином. Спасение оказалось в радиусе вытянутой руки, так что Арс без зазрения совести завернулся в тёплую ткань по самый кончик носа и залип на новые ощущения. Кофта с небольшим начесом была невероятно нежной наощупь, так что дрема накрыла почти сразу же. Арсению давно не снились яркие сны, хотя эта часть его жизни обычно была не менее насыщенной, чем данная реальность. Яркие образы, фантастические сюжеты и миры во снах генерировались с такой удивительной детализацией, что различать сон и реальность порой было даже сложно. Но сны покинули его вместе с болью сразу же как начался курс лечения психотнопными. Теперь сон стал чёрной бездной в которую Арс падал каждый раз, когда засыпал. Бесконечное чувство падения в абсолютной темноте. Темнота не имеет эмоциональной окраски, но сегодня она будто бы, преобрела оттенок. В дверь истерично застучали, от чего Арсений вздрогнул всем телом и открыл глаза. Фокус ловить сложно, так что он начал растирать слипшиеся глаза рукавами кофты. Стук прекратился, а на его место пришёл звук ключа в замочной скважине и злобное: "Антон твою мать!" Ира. Арсений точно знает её голос. Откуда? Антону часто названивает возлюбленная, а особенно она это любит делать, когда Попов с Шастуном проводят время вдвоём. Арсений не успевает подняться на ноги, как, громко стуча каблуками, в комнату влетает разяренная девушка. Немую сцену надо было видеть своими глазами и никак иначе. Арс в огромной шастуновой кофте, в его кресле и пледе на коленях наперевес растрепаной от быстрого шага, взмыленной и злобной Кузнецовой. Они смотрят друг на друга секунд десять, в кинематографе бы какой-нибудь до жопы романтичный режиссёр продолжил сцену встречи радугой и бабочками, но у нас суровая реальность, которая только рада плюнуть в лицо концентрированой кислотой. -Ты что тут забыл!? Арсений хватается за телефон, мысленно проклиная Антона за настойчивость и себя за неумение отвечать ему отказом. Телефон в руках трясётся, пока пальцы по памяти набирают нужный номер. -Алло, Антон, тут, - Арс замечает, как в комнату из кухни прилетает маленькая собачка и замечая Попова, начинает звонко тявкать, - ты поторопись пожалуйста. Ира, осмотрев квартиру на наличие хозяина вернулась в комнату. -Где Антон?! Я тебя, сука, спрашиваю?! -Ир, я не знаю где он, но он должен скоро вернуться. Ира замечает в руках Попова телефон и закипает с удвоенной силой. Её смс и звонки в последнее время игнорируются с завидной частотой. -Так значит тебе он на звонки отвечает?! -Ваши отношения меня не касаются. Девушка подлетает к креслу и с размаху даёт Арсу звонкую оплеуху, на щеке остаётся след ладони. В глазах на секунду начинают плясать золотистые искры. Ира тяжело дышит, потирая раскрасневшуюся ладонь. -Свали нахуй. Арсений не помнит, как поднялся с кресла, как собрал сумку и на чем вообще уехал оттуда. Помнит только цель и усталую волну раздражения в глубине души. Ира ещё многое высказала, только до понимания Арсения эти фразы не дошли и скорее всего к лучшему. Попов перед упрёками и ударами беззащитен, вовсе не в отсутствии физических сил дело, а в исключительной, мать её, дисциплине и чувству морали. Граф Попов Великолепный не отвечает ударом на удар женщины. И на удары судьбы в последнее время тоже. Родная многоэтажка встретила лютым холодом подъезда и запахом краски. -Да твою мать. Рука натыкается на гнетущую пустоту в кармане. Ключи. Арс воет сквозь зубы от досады и бросает сумку на пол у двери. Класс. Ебаный блять! Да все туда же. Попов сел рядом с сумкой и хохотнул. Чувство очемоданивания, это когда ты похож на квадратный чемодан, забытый хозяевами перед вылетом. Очемоданились значит. Интересно, а чемоданы тоже чувствуют усталость? Не знаю как остальные, но я точно чувствую. Окно подъезда стало темнеть, превращаясь в дыру в стене. Наскальные рисунки подростков на стенах становятся все менее яркими в свете фонарей. Холодает.
Примечания:
Права на все произведения, опубликованные на сайте, принадлежат авторам произведений. Администрация не несет ответственности за содержание работ.