Пэйринг и персонажи:
Размер:
планируется Миди, написано 78 страниц, 15 частей
Описание:
Примечания:
Публикация на других ресурсах:
Уточнять у автора/переводчика
Поделиться:
Награды от читателей:
56 Нравится 52 Отзывы 23 В сборник Скачать

Часть 10

Настройки текста
Примечания:
-Я уже понял, что ты меня любишь, Антон,-Арс смеётся, затаскивая пьяного в слюни Шастуна на кухню своей квартиры, - и я тебя люблю, в какой-то степени. -В смысле в какой-то степени?!-Антон смешно разводит руками и, кажется, случайно хватает Попова за фамилию,-я ж еще ого-го! Арсений ловит флэшбэк с концерта и продолжает подыгрывать, искренне наслаждаясь моментом. Когда Попов приехал к клубу на такси, чтобы забрать пьяненького друга и заодно его машину, мужчину встретил такой сюрприз, на который он не мог рассчитывать даже в самых смелых мечтах. Что за сюрприз? Антон с букетиком голубых цветочков льна, судя по земле на коленках, добытых с ближайшей клумбы. Оказывается Шастун в своей глубокой пьяной душе романтичный девятиклассник, на век застрявший в вечере выпускного. -Шаст, ты мне скажи, ты нахер цветы с клумбы обломал? Детство в жопе проснулось?-Арсений стягивает с длинных ног здоровенные яркие кроссовки, пытаясь придумать, куда их поставить, потому что вазы в квартире нет. -Кто сказал, что оно спало? У меня вообще ничего не спадает!-Антон сыпется с собственных каламбуров и Арсения с собой на это юмористическое дно тянет, а тот и не сопротивляется. Зачем? Тем временем Арсений-умничка, как вот уже сотый раз зовет его Шаст, успел постелить на диван простынь и приволочь подушку с одеялом, вопреки всем мешающе-пьяным факторам, которые, к слову, процесс никак не ускоряют своими мимолетным касаниями и тысячей почти детских вопросов. Осталось уложить на место кудрявое недоразумение и отправиться спать самому, если конечно Госпожа Бессонница соизволит пожаловать своему нерадивому подданному несколько жалких часов ночного сна. Что-то подсказывало, что нет. -Раздевайся. -Чего?-У Антона глаза проясняться начали в считанные секунды, пока Арс принялся стягивать с длинного непослушного тела теплую толстовку. Попов заканчивает свой странный ритуал и намеревается благополучно слинять, как плотное кольцо рук обвивает его бока: -Да, блять, Шаст, ложись спать! Э, от меня то отцепись!-Антон уже приземлился распакованной задницей на диван, вот только нечто клюнуло его в эту самую задницу так, что в гениальной голове родилась фееричная аналогия, увы, не от слова анал. -Я коала,-промычал Антон и потянул тонкую веточку-Арса вниз. Попов только вздыхает и думает, что меньше года назад мог бы удержаться в планке с таким весом, но нынешнее положение дел располагает разве что к смирению, так что расслабленно падает сверху. -Хуяла. -Избито. -Кто бы говорил. Антон гладит арсовы торчащие лопатки, пока градус в крови медленно снижается до приличной отметки. Хлопок под пальцами такой мягкий, теплый от кожи и трения жесткими подушечками пальцев. Арсений щекой чувствует импульсы в груди Антона и парадоксально хочется спать. Из приоткрытой форточки доносятся затихающие звуки трассы, редких ночных гуляк и шелест ветра в проводах. Сквозняк касается открытых участков кожи, пуская табун мурашек, волоски на руках встают дыбом, приятная прохлада граничит с жутковатым речным холодом. Ночь за окном крепнет, заливает город холодной темной водой. -А над нами километры воды, а над нами бьют хвостами киты.. Голос у Антона приятный, особенно если слушать вплотную, как вибрации проходят по грудной клетке, оформляясь в слова. -Хорошая песня. -И не поспоришь. Антон ёрзает, подтягивает Попова за плечи выше и умиротворенно зевает, ослабляя объятия. Арсений поднимается с теплого места молча, засовывает только-только потеплевшие пятки в домашние тапки, морщится от холода. -Арс. Во взгляде Антона столько нежной обеспокоенности, что кажется, будто это Арсений будет завтра мучиться похмельем, а не он сам. Попов улыбается мягко, наклоняется над кудряшками, проводит длинными пальцами по светлым волосам, окончательно растормошив прическу. -Спи крепко. И Антон действительно крепко спит. Во сне видит бескрайнюю водную гладь с прожилками пены на гребнях высоких волн. Сон кажется таким реальным, что на щеках оседает соленая дымка, собирается в капли на ресницах и волосах, капает на мраморный пол античного здания. Колонны, созданные столетия назад выглядят совершенно новыми, блестящими после полировки, а в самом центре амфитеатра стоит он. Движимый беззвучной мелодией, Арс танцует, плавно ведет плечами и из узловатых сплетений вен льется море, цвета индиго, волны смывают прочные колонны одну за другой, пока не затапливает весь амфитеатр. Бескрайняя водная гладь поднимается над головами, покрывая километрами чистых потоков. Антон вздрагивает, поднимает голову вверх и обмирает, не в силах понять, как так случилось, что он видит над собой гладкий китовый бок, стремительно исчезающий в толще. Посыпается Антон под утро, недовольно подмечая головную боль в комплекте с жесточайшим похмельем, пытается запомнить яркий сон, чтобы прокрутить картинки еще пару раз. -Доброе утро,-Арсений в какой-то нелепой пижаме шлепает тапками по полу в сторону чайника. -Доброе это мягко сказано,-Шаст получает на руки таблетку от похмелья и стакан минералки, заботливо охлажденной в холодильнике и тает, широко улыбаясь,-Боже, ты мой спаситель. -Ты адресом благодарности не ошибся?-Попов хмыкает,-впрочем, так тоже можно. На вечер запланирована маленькая встреча в офисе со Стасом и ребятами по поводу завтрашних съемок дополнительного юбилейного выпуска. Антон в ужасе, а Арсений как обычно принимает судьбу с достоинством воина, уже получившего стрелу в сердце. Хотя, больше драмы, чем действительной муки. Попову с момента возвращения стало значительно лучше. Антон проследил, как медленно, но верно, вернулись несколько килограмм веса в костлявую тушку, как круги под глазами чуточку разгладились и, что самое важное, Арсений стал медленно возвращаться в свое привычное непредсказуемое состояние. Это не могло не радовать. Контакт с миром тоже постепенно налаживается, а значит все может пройти не так ужасно. На столе жужжит телефон. -Алло, да, приеду я вовремя, Стас,-Антон потягивается на шатком стуле, допивая растворимый кофе с молоком, который приготовил Попов,-Арс тоже. -О, объявился? Отлично, буду ждать в офисе, неситесь там быстрее,-голос в трубке -Давай, увидимся. -Что, Стас уже названивает?-Арс отрывается от телефона, на канале в телеге появляется первый кружочек за долгое время и Матвиеныч тут же отзывается своим кружочком на фоне какой-то машины,-о, опять Серега выпендривается! -Стас просил нестись быстрее,-Шаст кирпичует морду на сдавленный смешок. -Что говорит и курица и Шаст? -Я несусь. Очень смешно,-Антон играючи дуется, но Арс выглядит таким взбудораженным, что невольно начинает электризовать воздух вокруг себя, цепляя в этот магнитный круг пушистые завитушки. -Так может уже поедем? -Два часа до назначенного времени, куда так торопиться?-Зевает Антон. После этих слов, кто бы мог сомневаться, им действительно пришлось нестись через всю Москву. Классика. Каждый сталкивался с подобным в своей жизни, когда время тянется патокой, но стоит тебе моргнуть, как вот ты уже всюду опаздываешь! -Почему я нисколько не удивлен? Кто говорил, что пара часов это много?!-Арс скачет по прихожей, засунув одну руку в толстовку, попутно пытаясь завязать шнурки одного кроссовка носком другого, пока рядом в аналогичной позе матерится Шаст. -Да блядская хуета, блять! Они скользят в своих кроссах по заледенелому асфальту, цепляясь за что попало, вваливаются в салон авто с дружным: -Ну, двинули, блять! А потом собирают все камеры, из спортивного интереса считая количество штрафов, которые должны прийти со дня на день Шасту на почту. Антон держит руль одной рукой, второй умудряясь смахивать пепел с кончика сигареты так, чтоб пепел вылетал ровно в узенькую щелочку окна, не испачкав салон. Арсений на это косится из капюшонов и неодобрительно бурчит, за что получает титул деда за рулем. Ну, а кто руль держать будет? Добираются, на удивление, почти вовремя. Офис и площадка кишат всевозможными сотрудниками и какими-то удивительными вещами, собранными специально для одной, но безумно грандиозной, декорации. Впрочем, это они увидят завтра. -Здорово, что вы все вовремя,-Стас ужасно потрепанный подготовкой почти не язвит. Завтра на съемках ребятам предстоит воскресить любимые игры и даже костюмы! Все, до мельчайших деталей, должно быть идеально идентично. По такому поводу для Паши пришлось рисовать футболку в которой он был в первом выпуске, костюмеры прокляли этот заморочный рисунок сразу, как только увидели начальный эскиз. Для Антона пришлось знатно расшить кофточку, потому что годы неумолимы. -Шаст, ну ты раскабанел конечно,-Сережа ржет, глядя как Наталья, их стилист, вздыхает над каждой лишней полоской ткани. Смеяться Матвиенко остается недолго, потому что ему тоже принесли костюм из прошлого, где у Сергея нет спасительного запаса в виде лишних килограмм. Он надевает кофту максимально аккуратно, бережно расправляя рукава, потому что ткань имеет свойство дряхлеть, ворот кряхтит и по шву тянется маленькая дырочка, Наталья только терпеливо разматывает нитки для починки. -Ну, влез же! Сука! -Посмотрим как ты завтра попрыгаешь!-Антон отомщен, потому как не он один не влазит теперь в старую одежду. Дима с момента начала шоу знатно похудел, так что одежда стала выглядеть только лучше, а Арсений благодаря колебаниям веса в последнее время, прекрасно поместился в своем синем пиджаке. Они стоят в этой гримерке и выглядят так, будто каждый день носят эти шмотки, то есть, нормально. Антон с Сережей хохочут и весело ругаются: -Ах, вы твари худосочные! -Дрыщи сила! Здоров, ребят,-из-за шторки выглядывает Паша, в жакете пятилетней давности и выглядит так, будто вылез не из-за шторки, а прямиком из машины времени, ее точно где-то там в примерочной за зеркалом заныкали и вытаскивают оттуда по новому, молодому Воле из двухтысячных,-Че, не влазит пузень? О, Арсюша, давно не виделись. -Привет, Паш, ты тоже влез?-Арсений переводит тему, весело улыбаясь, обсуждает завтрашний день и то, как быстро бежит время. Благодаря Паше шоу обрело полноценную, завершенную картинку на тв, так полюбившуюся зрителям канала. -Ну, как? Всем все подошло?-Стас зашел в гримерку, нервно улыбаясь,-а теперь, если все готовы, давайте поговорим про завтрашнюю съемку.. Все разъезжаются по домам поздно вечером, когда фонари уже зажглись на улицах и маленькая стрелка перекинулась через отметку 11:00, да, домой. Вечер хоть и короткий, а вымотались ребята не меньше, чем за целый съемочный день. У Арсения нервно подрагивают руки, Стас когда-то говорил, что электричеством от заведенного Арса можно питать несколько дней небольшой город, кажется, теория не работает. Руки не поддаются контролю и глаза безумно слипаются, а если прислониться головой к стеклу, то он, наверное, не проснется до утра. -Шаст, дай зажигалку,-Попов шарится в кармане куртки и извлекает оттуда свою пачку толстых темных сигар, зажимает в тонких пальцах одну. -В бардачке,-Арс щелкает железным колесиком, пламя на мгновение освещает его усталое лицо, пряди волос и прозрачные голубые глаза, а после гаснет. -И мне дай. Антон подкуривает у друга и часто-часто моргает, потому что глаза слезятся от дыма. У Антона впервые за последнее время что-то успокаивается, будто отпускает головная боль, будто перестает ныть больной зуб под действием обезболивающих таблеток. Это временно, но это не мешает насладиться этим затишьем. Потом зуб начнет болеть снова, но это потом. В салоне машины тихо, слышно размеренное дыхание Арсения, затяжка за затяжкой улетучивается в окно. Попов безбожно зевает. Москва горит, горит огнем ночных клубов, торговых центров, уличных фонарей. И мы горим. Горим своими чувствами, своими мыслями и своей болью. Завтра наступит завтра. Завтра превратится в сегодня и никогда не настанет. Сигареты истлели, маршрут перестроен на менее длинный, нас дома ждет кофе и незаведенный будильник на завтра. Которое не настанет. -Арс, просыпайся, пойдем домой,-Антон осторожно трясет друга за локоть, Попов разлепляет глаза, трет лицо холодными ладошками. Ночь беспокойна. Антон ложится спать на кровать к Арсению, потому что тот устал и замерз. Лежать рядом внезапно стало нормой, стало правильным за какие-то секунды. Антон укладывает большие теплые ладони на плечи, усыпанные тёмными родинками, греет щекотным дыханием затылок, пуская табуны мурашек по хребту вниз. У Арсения холодные стопы, которые Антон научился греть своими теплыми, холодно сначала до девичьего визга, зато чувство близости, касания кожей к коже, стоит того. Сон о море возвращается к Антону вновь. Море пахнет чистым хлопковым постельным бельем и свежим ментолом, смешанным с табаком. Арс во сне улыбается. А потом на всю комнату раздается звон будильника.
Примечания:
Права на все произведения, опубликованные на сайте, принадлежат авторам произведений. Администрация не несет ответственности за содержание работ.