День Вейдера

Джен
PG-13
Завершён
96
автор
Пэйринг и персонажи:
Размер:
10 страниц, 1 часть
Описание:
Посвящение:
Примечания:
Работа написана по заявке:
Публикация на других ресурсах:
Уточнять у автора/переводчика
Награды от читателей:
96 Нравится 29 Отзывы 27 В сборник Скачать

Часть 1

Настройки текста

День первый. Все совершается по воле Силы. Действительно?

«Наверное, уже ничто не сделает этот день хуже». Дарт Вейдер устало откинулся назад, вдыхая фильтрованный воздух мед-капсулы. В памяти все еще были свежи воспоминания прошедшего дня. Воспоминания — и эмоции. Превосходство с оттенком скуки — когда замораживали Соло. Яростная уверенность в своих силах: бой с Люком Скайуокером не принес неожиданностей. Боль отвержения, когда Люк предпочел умереть, но не быть рядом. И — бессильная злость на себя и окружающих, когда «Сокол» смог прорвать блокаду. Столько разных эмоций… давно такого не было. Давно. С того самого дня, как его надежды сгорели в пламени Мустафара. С того момента, когда он потерял все — и даже Император не мог расшевелить его. Но сегодня что-то изменилось. И ему вдруг захотелось продлить это ощущение. «Хорошо было бы повторить этот день». Вейдер устало улыбнулся нелепой в своей абсурдности мысли. Это же надо было так устать… Ситх закрыл глаза, окончательно проваливаясь в сон. Он разберется со всеми проблемами завтра.

***

— Пип-пип-пип. Лорд Вейдер открыл глаза, чувствуя неясное раздражение. Кажется, в этот раз он не ставил будильник. Или просто забыл отключить? Нахмурившись, он понял, что не помнит. Невольно вздохнув, мужчина сел на койке. Сначала все было вполне обычно. Утренние процедуры, медитация, завтрак. Первое непонимание возникло, когда он пришел на мостик. — Лорд Вейдер, мы завершили подготовку. Блокада пропустит один транспортник по сигналу, — Адъютант немного нервно смотрел на экран датапада, считывая данные. — Да, Ландо Калриссиан просит встречи. Опять насчет пойманных мятежников. — Что? — Вейдер остановился на развороте и внимательно посмотрел на помощника. Что-то в его словах было странным. Он вдруг понял. — Калриссиан на Беспине? Он точно помнил отчет о том, что Ландо Калриссиан сбежал на злосчастном «Соколе», прорвавшем блокаду вчера. Да и… он припомнил, как уже слышал эту фразу от адъютанта — тоже вчера! — Да, милорд. — Кажется, помощник уловил его настроение и занервничал еще больше. — Он не отлучался с Беспина. — Понятно, — Вейдер широким шагом направился в ангар.

***

Дарт Вейдер молча смотрел на Ландо Калриссиана, который, заикаясь, просил его смягчить наказание для пойманных мятежников. Особенно для Хана Соло. Однако ситх просто стоял и молчал, от чего Калриссиан нервничал еще больше. А вот Вейдеру было очень интересно, что происходит. Он определенно помнил эту сцену. И не сомневался в том, что она уже происходила. Вот только реальность будто опровергала его знания и ситх чуть ли не впервые в жизни не понимал, что ему делать. «Сила. Я, скорее всего, видел видение будущего». Хотя этот логичный вывод как-то не совпадал с его ощущениями. Ни одно видение не могло быть настолько реалистичным, чтобы он перепутал видение и реальность. Что ж, он легко это проверит. Просто посмотрит, что будет дальше. И ситх решительно махнул рукой, обрывая корелианца. Этот день не такой уж и длинный.

***

«С другой стороны, мне не обязательно повторять все». Дарт Вейдер смотрел на лицо Люка, искаженное гневом и отчаянием. Это зрелище неожиданно задело что-то внутри и ситх решил не доводить до крайности. Поэтому молодой человек лишился лайтсейбера, рассеченного точным ударом — но не руки. Впрочем, это мало помогло. И Люк Скайуокер так же решительно бросился вниз, обрывая ниточку надежды, похороненную глубоко внутри ситха. Вейдеру оставалось только вздохнуть. Похоже… некоторые видения обречены сбываться. Мужчина выдохнул, беря эмоции под контроль. Что ж, день еще не закончен. Посмотрим, удастся ли последняя попытка.

***

Он снова стоял у широкого экрана, бездумно смотря на звезды. Ментальный контакт был снова разорван — «Сокол» вошел в гипер несколько мгновений назад. Чувство повтора посетило его, вот только сейчас он почему-то чувствовал себя еще хуже. Он проигнорировал шагнувшего к нему Пиетта и просто ушел. В этот момент он еще больше, чем когда-либо ненавидел видения Силы.

День второй. Кажется, что-то происходит…

— Пип-пип-пип. «Почему я не отключил его?» Мужчина страдальчески посмотрел в потолок. Он был почти уверен в том, что отключил сигнал вчера — после провала, ему хотелось отдохнуть и никого не видеть. Но проклятый будильник снова нарушил его планы. И Вейдера посетило нарастающее дурное предчувствие. … Он с некоторой опаской зашел в помещение. Адъютант сразу же подскочил, явно увидев его. — Лорд Вейдер, мы завершили подготовку. Блокада… — Вейдер неверяще смотрел прямо перед собой. Это было уже не похоже на видение. Происходило что-то странное и даже страшное. И ситх совсем растерялся. — Да, я спущусь на Беспин, — он несколько заторможено кивнул и вышел, не обращая внимания на странные взгляды. Ему было плохо.

***

«Это уже перебор», — он смотрел на драматичное прощание Соло и принцессы Леи, сдерживая тошноту. В первый раз ему было все равно. Во второй — скучно. А вот сейчас Дарт Вейдер вдруг понял, что ему не нравится эта открытая демонстрация чувств. И это открытие неожиданно рассердило его. — Как трогательно, — он с мрачным удовлетворением отметил, как Соло и принцесса отпрянули друг от друга. «Сегодня вы точно не поцелуетесь». — Не хватает только признания в вечной любви. Остро-ненавидящий взгляд Соло поднял ему настроение. Чуть-чуть. В конце концов, он не обязан каждый раз смотреть эту сцену. Дарт Вейдер слегка махнул рукой, давая сигнал к началу. Этот вариант развития событий ему понравился больше.

***

В какой-то момент он понял, что просто не может продолжать этот день, как задумывал. Люк Скайуокер снова спрыгнул в шахту, несмотря на увещевания и предложения — пусть и с целыми руками. «Это какая-то насмешка Силы», — Дарт Вейдер постоял на краю, глядя вниз. Люк, естественно, не разбился. Да и с чего бы — если этого не произошло в прошлый раз… — «Даже Император надо мной так не издевался». Мысль об Императоре напомнило ему еще кое о чем. И срочное сообщение по защищенному каналу отравилось в последний путь. А Дарт Вейдер, странно улыбаясь под маской, зашагал к выходу. Ему было очень интересно, наступит ли завтрашний день.

День третий. Я наконец поймал тебя!..

— Пип-пип-пип. «Опять». Теперь он был уверен — ведь вчера он специально отключил будильник. Но утренний сигнал повторился. А это значило, что и день повторится. На этот раз он не торопился, решив все обдумать. Он по-прежнему не знал, что происходит, но у него определенно появилось желание проверить границы своих возможностей. И… развлечься? В конце концов, последствий не будет.

***

— Хан! — принцесса Лея с отчаянием смотрела на контрабандиста. Дарт Вейдер скучающе вздохнул. Эта любовная драма немного приелась и ситх почти всерьез задумался, стоит ли досматривать. И тут внезапная мысль заставила его улыбнуться. — Принцесса Лея, — все присутствующие вздрогнули от звука глубокого голоса. Девушка с легким страхом посмотрела на него. — Я вижу, вы не хотите расставаться со своим другом? Пожалуй, я могу исправить эту несправедливость. — Нет! — громко крикнул Соло, когда принцессу толкнули к нему на платформу. — Вейдер, зачем тебе это?! Отпусти ее! — Я думаю, из вас получится замечательная скульптурная группа, — издевательски произнес ситх, глядя на пленников. Да, эта идея оказалась неожиданно удачной. Он махнул рукой, приказывая начинать. Платформа медленно поползла вниз. Неожиданный рев почти оглушил всех присутствующих. Забытый всеми вуки резко рванулся к Вейдеру с весьма однозначными намерениями. Настолько быстро, что окружающие штурмовики не успевали среагировать. Невидимая рука сжалась на горле Чубакки, обрывая рев. Дарт Вейдер хладнокровно сжал пальцы, усиливая воздействие силы. И огромная туша вуки рухнула на пол. Почти одновременно с этим, платформа с Ханом и Леей опустилась в яму, окутанную холодным паром. Ситх удовлетворенно усмехнулся. Даже если этот день снова повторится, приятные воспоминания останутся. Это того стоило.

***

Люк сразу увидел плиту с замершими фигурами друзей — Вейдер специально приказал разместить ее на самом видном месте. Какое-то время юноша просто стоял, задыхаясь от страха и гнева, не в силах сдвинуться с места. Ситх улыбнулся, применяя простейший толчок Силы. Слишком просто. — Я знал, что ты придешь, молодой Скайуокер, — заявил он, стоя над упавшим джедаем. Тот быстро вскочил на ноги — чтобы повторно упасть от легкого движения Вейдера. — Не торопись. Мы пока только поговорим. — О чем?! — яростно прошипел Люк, уже не пытаясь встать. Голубые глаза ненавидяще смотрели на черную фигуру перед ним. Фигуру злейшего врага! — Например, о твоем отце, — Вейдер почувствовал приступ странного веселья. В этот раз Люк не сможет спрыгнуть в шахту, не желая признавать правду. Разве только в яму с карбонитом. — Оби-Ван рассказывал тебе о нем? — Да! — ожидаемо крикнул Скайуокер, уже с настоящей ненавистью смотря на ситха. — Ты убил его! — Нет. Люк, я твой отец! — он шагнул вперед, контролируя движения. В Силе ощущался тот же самый коктейль эмоций: страх, неверие, ужас, отрицание… осознание правды. Молодой джедай уже умел отличать ложь от правды. — Нет! — Люк ошеломленно качал головой, сразу обессилев. Будто внутри сломался какой-то стержень. — Нет! — Присоединяйся ко мне, Люк! Я покажу тебе истинную мощь Темной стороны Силы. Ты сможешь встать рядом со мной, чтобы править галактикой! Как отец и сын! — Вейдер протянул руку, готовый ко всему. На этот раз он решил не говорить об Императоре. Не зачем. Потом, вместе они сами решат, как поступить. Главное — чтобы Люк захотел присоединиться к нему. — Как отец и сын? — Скайуокер притих. Эти слова что-то задели внутри него. И Вейдер уже было понадеялся… как взгляд юноши зацепился за плиту, удерживающую замороженных в карбоните повстанцев. — Ты… причинил вред моим друзьям! Я… нет, я не присоединюсь к тебе! Он вскочил на ноги и тут же упал от толчка Силы в яму, находящуюся за ним. Холодный пар взвился в воздух. — Что ж, на этот раз я хотя бы поймал тебя, — задумчиво сказал Вейдер, изучая получившуюся скульптуру. Он наконец поймал Люка Скайуокера! Вот только мысль о том, что это может быть напрасно, мешала радоваться результату

***

Дарт Вейдер сидел в своей каюте и нерешительно смотрел на хронометр. Уже ночь. Этот день завершился удачно, он поймал Люка Скайуокера и получил похвалу от Императора. Но будет ли все это завтра? Он боялся вероятного ответа. Наконец ситх вздохнул и погасил свет в каюте.

Бесконечный день

— Пип-пип-пип. Дарт Вейдер протянул руку и швырнул будильник о стену, разбивая вдребезги. Не помогло.

***

— Мое здоровье! — иронично сказал ситх, открывая первую бутылку. Он теперь знал, что алкоголь не успеет повлиять на его здоровье — бесконечный день продолжался уже неделю. Вейдер сделал первый глоток и закашлялся. Первый опыт точно станет последним.

***

— Кстати, я давно хотел сказать, — Вейдер внезапно поднял голову и встал, игнорируя удивление Императора. — Меня достало вам подчиняться. — Это бунт? — с возрастающим гневом спросил Палпатин, остро жалея, что молнии Силы нельзя послать по голосвязи. — Почему бы и нет, — согласился Вейдер, догадываясь о мыслях уже точно бывшего повелителя. Радость отравляло только осознание того, что он не стал бы этого делать, если бы не временной повтор. Но резкий обрыв связи все же принес некоторое удовлетворение. Определенно надо будет повторить. Пару десятков раз.

***

— Милорд, пощадите пленников. Не замораживайте Соло. — Не замораживать, говоришь? — задумчиво сказал Вейдер, прерывая Калриссиана. Тот испуганно притих, смотря на него большими темными глазами. Темный Лорд неожиданно усмехнулся. — Хорошо. В конце концов, ничто не мешает ему провести еще один допрос, пока он ждет Люка. Надо как-то разнообразить жизнь.

***

— Здравствуй, молодой Скайуокер, я ждал тебя, — Вейдер с трудом сдерживал усмешку, наблюдая за выражением лица сына. Тот смотрел на своих друзей скованных, но точно живых в дальнем углу помещения. — Я знал, что ты придешь. — Лея? Хан? Чуи? — Люк осторожно приближался, смотря на неподвижные фигуры. — Что ты с ними сделал? — Всего ли усыпляющий газ, — небрежно ответил ситх. — Не переживай. Я их не трону, если мы договоримся. — Договоримся? — с подозрением переспросил Люк. Странное поведение врага сбивало с толку и юноша не понимал, что ему делать. — О чем? — Например, почему ты так сильно пытаешься уничтожить Империю, — сказал Вейдер, чувствуя неожиданный интерес. А ведь это его шанс узнать своего сына получше! Почему бы и нет? — Имперцы уничтожили мою семью, — со злостью отрезал Скайуокер, крепче сжимая рукоять лайтсейбера. На него снова нахлынули горькие воспоминания. — Сожгли ферму дяди. За что мне любить Империю? У меня ничего не осталось! — Кроме лживого джедая и Альянса, — задумчиво кивнул Вейдер. Он не помнил отчета с Татуина об уничтоженной ферме. Хотя если бы было, он точно не пропустил — как он понял, это происходило как раз тогда, когда они гонялись за дроидами с планами «Звезды Смерти». — Империя тут не при чем. Кто бы ни сжег твою ферму, это были не военные Империи. Люк озадаченно нахмурился, чувствуя искренность в чужих словах. И это было странно. Так же странно, как и мирный разговор, когда он уже приготовился к последнему бою. — Почему ты назвал джедаев лживыми? — он понял, что еще задело его в этой фразе. Разве Бен и Йода лгали ему? — Потому что они лгали тебе, — подтвердил его мысли ситх. — Что тебе говорил Оби-Ван о твоем отце? — Что ты… убил его! — Люк чувствовал себя странно. Гнев, который он всегда испытывал при мысли о Вейдере и отце казался приглушенным. Почему? — Нет, Люк. Я твой отец! И это была правда. Люк неверяще смотрел на черную фигуру перед собой, не понимая, что чувствует. Внутри образовалась пустота. Юноша разжал руку, чувствуя, как рукоять лайтсейбера выскальзывает из хватки и оружие летит куда-то на пол. — Нет, — почти прошептал он, когда Дарт Вейдер шагнул к нему.

***

Ситх стоял в ангаре ИЗР и молча смотрел на открытый космос. Он видел опасливые взгляды техников и офицеров, случайно оказывающихся поблизости. Но все старались держать дистанцию. Он мог… все. Бесконечный день наконец вымотал его и Дарт Вейдер понял, что устал. Устал раз за разом устраивать ловушку для сына. Устал издеваться над пленными повстанцами. Устал от страха окружающих его людей и алиенов. Устал… жить. Когда высокая фигура просто прошла грави-экран, отделяющий ангар от открытого космоса, люди сначала не поняли, что происходит. А когда поняли, тело Темного Лорда уже унесло на орбиту Беспина.

***

Люк наносил беспорядочные удары, почти не надеясь победить. И тем более удивился, когда почувствовал, что последний удар достиг цели. Высокая фигура в черных доспехах рухнула прямо на него, заставив резко отскочить. Когда Люк снова приблизился, чтобы проверить состояние врага, Дарт Вейдер определенно был мертв.

***

Личный СИД-истребитель исчез в огненном шаре от столкновения с крестокрылом повстанца. Адмирал Пиетт, стоящий на мостике «Экзекутора» с трудом сглотнул, не решаясь посмотреть на офицеров, стоящих рядом. Он знал, что на их лицах сейчас написано такое же потрясение, как и на его. Но кто мог подумать, что грозный Темный Лорд погибнет таким нелепым образом? И что ему сказать Императору?

***

Дарт Вейдер устало выдохнул и посмотрел на сына, стоящего напротив. В этот раз ему удалось убедить его в своей правоте, почти не напрягаясь. Зная его страхи и причины ненависти к Империи, он подобрал подходящие слова. И теперь Люк Скайуокер стоял рядом с ним, действительно желающий присоединиться к нему. И это вызывало странно теплое ощущение в груди. — Что с тобой произошло? — Люк с опаской разглядывал маску и доспехи Вейдера. — Последствия последнего боя с Кеноби, — лениво ответил ситх, размышляя. Как ему провести остаток этого дня? Он почувствовал вспышку злости сына на это признание. — Ты все еще хочешь быть джедаем? — Я не знаю… нет, — Люк нерешительно взглянул на отца. Даже без Силы было ясно, что он хочет забросать его вопросами обо все на свете. Но тут его лицо помрачнело. — Если я стану ситхом, мне придется отказаться от своих друзей? В этот раз Вейдер не стал замораживать Соло или демонстрировать иной вид насилия. Люк Скайуокер видел своих друзей, живых, хоть и без сознания, лежащих на полу. И это тоже было одним из смягчающих факторов. — Ты можешь спросить у них, — предложил ситх, заранее зная реакцию. Повстанцы были бы в ужасе от перспективы общаться с сыном Вейдера. — Они не присоединятся к Империи. — Я знаю, — печально ответил Люк, отворачиваясь от друзей и глядя на отца. — Но они поддерживали меня все эти годы, когда я остался один. Дарт Вейдер качнул головой. Он знал, что воздействие Темной стороны поможет его сыну не сожалеть о прежних эмоциональных привязанностях. Тьма усиливала только по-настоящему глубокие чувства, и в сторону индивидуализма. Он сам, если подумать, хотел присутствия Люка в своей жизни ради собственного комфорта, а не ради самого Люка. И это оставалось неизменным. Но его наивный сын не сможет принять это. Пока. — Темная сторона избавит тебя от сомнений, — сказал он, глядя на повстанцев. Бесконечный день что-то изменил в нем, заставив думать не только о себе. Но в то же время он не мог сказать, что перестал быть ситхом. Просто, у него появились другие приоритеты. Вейдер положил руку на плечо Люка и потянул сына за собой. — Пойдем. У нас пока есть время узнать друг друга получше.

***

— Мастер, — он привычно склонил голову в ритуальном знаке. Если подумать, сейчас он определенно по-другому относится к Императору. Злость ушла, оставив решимость. Решимость доказать, что он может большее — и, да, что он может однажды занять трон Империи. — Приветствую, Ученик, — Палпатин задумчиво смотрел на коленопреклоненного Вейдера. Что-то было не так. Странное чувство не желало уходить, тревожа старого ситха и заставляя медлить. — Ты поймал молодого Скайуокера? — Да. Он признал наше родство и готов присоединиться ко мне. — К тебе? — медленно повторил Палпатин, осознавая скрытые оттенки смысла. — Не к нам? Или не к Империи? — Пока только ко мне, — подтвердил Вейдер, поднимая голову. Он знал, что увидит — в глазах Императора уже горел испепеляющий гнев. Он не сомневался, что если бы это была настоящая встреча, в него бы уже летели молнии Силы. И факт удаления их друг от друга радовал его неимоверно. — Итак, ты хочешь мне что-то сказать? — обманчиво спокойно спросил Сидиус. Он знал своего ученика. Вейдер не стал бы просто так выступать против него. Даже получив сильного сторонника. — Да, Мастер, — наконец встал ситх. Он смотрел спокойно, впервые за долгое время оценивая своего Императора без влияния обиды и подавленной злобы. Бесконечный день притушил его эмоции и дал возможность по-новому посмотреть на других людей. И это оказалось неожиданно полезным. Вейдер чувствовал, как его возможности в Силе возросли — эмоции и желания, которые он отрицал годами наконец освободились… и ушли. Если бы не эта временная аномалия, это было бы невозможно. Мужчина улыбнулся про себя. Теперь он был готов двигаться дальше. — Люк должен стать моим учеником. Я обучу его всем необходимым приемам и пониманию Темной Стороны. Он станет надежной опорой Империи. Это мое условие. — В обмен? — Палпатин сузил глаза, глядя на Вейдера. Тот отчетливо ощущал нарастающую ярость своего Мастера. — Я не буду предпринимать попыток захватить трон. И все также признаю вас своим Императором и Мастером, — спокойно отозвался Вейдер. Это было одно из тех решений, на которые повлияла временная аномалия. Он всерьез думал о захвате власти, считая, что Император все больше поддается безумию. Теперь он видел глубже. — Вот как, — неожиданно задумчиво сказал Сидиус, изучая ученика. Кажется, такого он не ожидал. — Что ж… я согласен. Вейдер на мгновение застыл, не веря своим ушам. Дарт Сидиус действительно согласился? Ситх склонил голову, выражая почтение. — Спасибо, мой Император. Когда голограмма Палпатина погасла, он вдруг подумал, что не против повторить именно этот день.

Я… свободен?

Он стоял перед иллюминатором своей каюты, ощущая биение чужого сердца совсем рядом. Спустя много дней — или лет? — этого безумного повтора, он наконец научился понимать людей. Не просто использовать в своих целях и уничтожать за неудачи и вредительство, но — понимать. И в первую очередь, своего собственного сына. — Какой он? — тихо спросил Люк, будто боясь нарушить молчаливое сосредоточение отца. Вейдер невольно усмехнулся пришедшему в голову сравнению. — Император? — Да. В этот раз Люк согласился присоединиться к своему отцу еще быстрее, чем раньше. Хотя Вейдер не отпустил его друзей-повстанцев и не скрывал своих намерений сделать сына ситхом. Да это и не имело значения. Ведь главную ценность для Люка представляли не идеалы Альянса или учение джедаев. И даже не дружба сама по себе. Главное — это семья. И Вейдер мог дать ее. Теперь мог. — Разный, — главнокомандующий повернулся к своему сыну. От него не укрылась легкая настороженность Люка. Ну, конечно, пропаганда Альянса и их видение Императора… — Ты сможешь сам составить свое мнение. Теперь ты мой ученик и как мастер-ситх, Император тоже должен оценить твой потенциал. — Император — ситх? — удивленно воскликнул юноша, глядя широко распахнутыми глазами на отца. Это было невероятно, странно и пугающе… но Люк вдруг успокоился. Отец прав. Ему стоит составить собственное мнение, а не полагаться на мнение других. Даже друзей. Последняя мысль отозвалась горечью сожаления. — Не подавляй свои чувства, — сказал Вейдер, наблюдавший за сыном. От него не укрылись последние мысли и связанные с ними эмоции. Это могло стать хорошим началом для обучения. — Отдай их Тьме. И получи Силу. Он мягко проник в разум Люка, показывая, как надо делать. И оставался рядом, направляя еще неумелого ученика. Но это не изменило его радости. Его сын был рядом и учился у него. Именно этого он и хотел в тот самый первый день, закончившийся катастрофой…

***

Пип-пип-пип. Дарт Вейдер вздохнул, не открывая глаз. Вчерашний повтор был самым лучшим в затянувшейся бесконечности одного дня. Но даже эта радость не могла отменить странной аномалии. Настроение немного опустилось и он решил встать позже. Но… — Пап! Ты уже встал? — вдруг раздался знакомый голос и ситх распахнул глаза. Не может быть… Он рывком поднялся и быстро пересек каюту, открывая дверь. Чтобы увидеть улыбающегося Люка за ней. Последний день действительно оказался последним для странной временной аномалии. Вейдер улыбнулся, чувствуя внутри яркое ликование. — Да, сын. И улыбка Люка стала для него лучшей наградой. Только ради этого стоило пройти все мучения. Вейдер был твердо уверен в этом.

Ещё работа этого автора

Ещё по фэндому "Звездные Войны"

Отношение автора к критике:
Приветствую критику только в мягкой форме, вы можете указывать на недостатки, но повежливее.
Права на все произведения, опубликованные на сайте, принадлежат авторам произведений. Администрация не несет ответственности за содержание работ. | Защита от спама reCAPTCHA Конфиденциальность - Условия использования