ID работы: 12209735

Братские узы

Гет
G
Завершён
41
автор
Размер:
5 страниц, 1 часть
Описание:
Публикация на других ресурсах:
Запрещено в любом виде
Поделиться:
Награды от читателей:
41 Нравится Отзывы 9 В сборник Скачать

.

Настройки текста
У волчицы пронзительный взгляд. Элайджа помнит в ярчайших красках, как Майклу пришлось выдержать его стальной холод. Широко и безоговорочно искренне улыбаясь, мистер Локвуд объявил своему семейству и семейству Майклсон радостную весть о помолвки своей дочери Джордан и Элайджи. Сердце Клауса пропустило удар, а после забилось в бешеном ритме. Кровь прилила к вискам, как будто в одночасье лишая здравого смысла. Элайджа был готов стать несокрушимым щитом, защищающим присутствовавших от гнева младшего брата. В улыбке Майкла читалось злорадство. Незнание главы семейства Майклсон того, что Никлаус нашел душевный покой и умиротворение в Джордан, считалось благословением. Тайна двух бьющихся в унисон сердец была покрыта мраком по их единогласному решению. Свое счастье они берегли трепетно. — Напрасно, — говорил Элайджа брату, искренне веря в Майкла и его отцовскую любовь к сыну. Клаус отрицательно качал головой. Элайджа тяжко вздыхал, но тайну брата хранил безоговорочно. Что страшного мог совершить Майкл, узнав обо всем? Забрать самое ценное, руководствуясь низкими порывами своей гнилой душонки и необъяснимой ненавистью к Клаусу. Это он и сделал. Неизвестно как, неизвестно кто, неизвестно зачем. Тайное перестало быть таковым. Майкл решил простым известием о помолвки отнять у Никлауса и Джордан, и брата, связь с которым, чувство привязанности к которому бесценны. Скажите, вздор? Увы, нет. Воспитание и уважение к родителям не позволят, как минимум Джордан, пойти против их воли. Элайджа смотрел в ее стеклянные глаза, чувствуя, как ее хрупкий мир разбивается на сотни мельчайших осколков. Возможно поменять братьев местами? Исключено. Плод порочной любви, свидетельство позорного предательства — недостойная партия для дочери вожака стаи. Таково суждение мистера Локвуда. Чужие ошибки клеймят невиновных. Элайджа пьет бурбон в одиночестве. Возможно ли предать отца во благо своей вечной жизни? Как велик будет гнев Майкла и Локвудов, если их решение станет пустым звуком для их детей? Устаревшие устои. Удел отца — ломать жизнь собственному ребенку, удел ребенка — наблюдать, как рушится собственная жизнь. Джордан — единственный наследник Локвудов. Возможно, так будет не всегда, но сейчас на ее плечах покоится груз ответственности за стаю, наследие и будущее своего семейства. Эгоистично бросить все на произвол судьбы, думая только о своем благополучии. Эгоистично руководствоваться велением сердца, когда на карту поставлено слишком много. Эгоистично… и абсолютно верно. Клаус готов вершить любые безумства. Некая привязанность к Майклу, безусловно, существует. Несмотря на то, что последний не скрывает явно скверного отношения к сыну, тот хранит в далеких уголках души толику любви к тому, кто его воспитал. И это мелочь по сравнению со страхом потери той, чье сердце принадлежит Клаусу всецело; той, к кому обращены все его благие помыслы и чувства. Джордан хранит благоразумие и помнит о собственном долге, возложенном на нее с момента рождения. Джордан вырывает сердце Клауса из груди одной фразой: нам надлежит смириться. Элайджа слышал каждое слово, режущее по живому похлещи ножа, и поражался, как много сил в хрупкой наружности. Самые страшные демоны рвались на волю, когда Никлаус слышал слова прощения и прощания в свой адрес. Джордан обнимала его так сильно, как только могла. — Мое сердце навсегда твое, — шептала едва слышно и бесконечно любовно. Отпускать не хотелось ни на мгновение и никогда более. Частичку душу не отнимали, душу выворачивали наизнанку, даже не думая хоть немного ее поберечь. Клаус целовал Джордан самозабвенно. Сам себя вынудил принять ее решение. Во избежание боли. Во избежание ее лишних страданий. Ибо сердце из груди она вырвала и свое. Потом Никлаус просто исчез. Элайджа разговаривал с Майклом и видел в его взгляде, как бьется в экстазе гнилая душонка, ликуя от того, что сотворила. Надежды на милость отца не наблюдалось. Наивно было даже надеяться на нее. Долгие угрюмые вечера Элайджа проводил в тяжких думах, пил бурбон и проклинал почти весь мир. Пойти наперекор отцу. Позволит ли благородство предать семью? Ее бледную тень. Стоит ли хранить преданность, уважение тому, кто рушит жизни с завидной легкостью и регулярностью? Брат дороже отца? Он как вторая половинка одного целого. Младший. Порой невыносимый. Нерушимая опора. Иногда — большая проблема. Друг. Ценнейший персонаж вечной жизни. До боли родной. Не задумываясь, за брата Элайджа убьет. Не задумываясь, за брата Элайджа умрет. Братские узы нерушимы. В день свадьбы незадолго до церемонии бракосочетания Майклсон наведывается в покои своей невесты. — Ты не должен видеть ее до свадьбы! — кричит Ребекка, загораживая Джордан собой. Наследница Локвуд изумительно красива. Белоснежное платье в пол с юбкой из воздушной органзы и кружевным корсетом, изящно подчеркивающим зону декольте и талию, выразительные глаза и локоны каштановых волос, ниспадающие на плечи. Для абсолютной идеальности образа не хватает только искрящих счастьем глаз. — Оставь нас, — отзывается Элайджа в ответ. Джордан не таит на него злобу. Винит в своем несчастье лишь Майкла. Знает, про прочность связи Клауса и Элайджи. Понимает, что последнему тяжело так же, как и ей. — К чему суеверия, когда брак по определению несчастен? Мужается. Ибо должна быть сильной. Элайджа смотрит на невесту с полминуты. Молчание. Джордан видит в его глазах сожаление и жалость. Жалость к своей персоне. Так унизительно это чувство обычно, так уместно оно в этот самый момент. И так бесконечно сильно хочется быть маленькой слабой девочкой. Вот-вот расплачется. Элайджа подходит к Джордан совсем близко, притягивает ее к себе, чтобы обнять. Лишь доли секунды она мысленно противится, после чего обессилено падает в его объятия. Джордан не дала воли слезам, когда вырывала Клаусу сердце. Сейчас их бесконечный поток обрушивается на Элайджу. — Так больно, — шепчет она, вцепившись ледяными пальцами в его пиджак. — Знаю, — кивает тот в ответ, бережно проводя рукой по ее волосам. Иногда необходимо вынимать из омута печали простым теплом и дозволением проявить слабость. — Нам стоит подумать и о себе. — Что? Джордан поднимает на Элайджу заплаканные глаза. Она будет счастливой невестой. Но не его невестой. — Найдем Клауса. Отрицательно качает головой, а слезы предательски льются по щекам градом. — Мы не можем… это безумие. Безумие, которое безудержно хочется совершить. — Моя семья… — Думай о себе, Джордан! Семья? У Майклсон тоже семья, глава которой своими действиями рушит ее из-за одной неудержимой прихоти сделать сыну больно. Семья? Вожак Локвуд ломает дочери жизнь нежеланным браком, потому что его стаи нужна опора на долгие годы вперед. Кому-то есть дело до чужой боли? Кому-то кого-то жаль? Это ли не эгоизм? Устаревшие устои. Почему дети не могут вести себя эгоистично во благо самих себя? Вечность бесконечна. Проживать ее, желая смерти тем, кто ее ломает? Это ли не безумие? Элайджа обрушивает на Джордан правду, которую в глубине души она знает, но не принимает. Он заставит ее сделать это. — Со временем твой отец примет твое решение, простит. — Они будут преследовать нас вечно. Чисто из жажды мести. Потому что невозможно простить неповиновение; невозможно принять то, что твой единственный ребенок выбрал себя, а не поступил правильно, как это от него ждали все. — Мы справимся. Вместе. Рука об руку через все. Элайджа как сейчас помнит Клауса беззаботным ребенком. Помнит, что никто не нуждался в нем больше, чем тот маленький мальчик. Помнит, что был рядом всегда. Несмотря ни на что. Вопреки всему. Независимо от обстоятельств и чужого мнения. Элайджа должен быть рядом сейчас. Должен быть тем старшим братом, который сотворит невероятное, сломает нерушимое, сохранит бесценное. У волчицы пронзительный взгляд. Элайдже нравится наблюдать, как карие очи загораются огнем решимости. Джордан едва заметно улыбается. Так же быстро, как было принято решение сломать счастливую вечность, принимается решение спасти ее. — Где жених? Невеста? — интересуется миссис Локвуд. Ребекка загадочно улыбается. В поисках вырванного сердца. Уже очень далеко.
Возможность оставлять отзывы отключена автором
Права на все произведения, опубликованные на сайте, принадлежат авторам произведений. Администрация не несет ответственности за содержание работ.