ID работы: 12210507

Коридор.

Джен
PG-13
Завершён
1
Размер:
10 страниц, 1 часть
Описание:
Посвящение:
Примечания:
Публикация на других ресурсах:
Запрещено в любом виде
Поделиться:
Награды от читателей:
1 Нравится 0 Отзывы 0 В сборник Скачать

...

Настройки текста
В этот раз коридор казался бесконечно длинным. Его идеально отбеленные стены всё тянулись куда-то далеко к горизонту, не давая даже намёка, что может ждать в конце. Иногда удавалось добрести к примерному окончанию, но ничего дельного там не оказывалось, а со временем вообще потерялся интерес туда стремиться. Впрочем, куда занимательнее было заглядывать за двери, расположенные по сторонам коридора, словно они были специально расставлены так, чтобы было не скучно идти вперёд, ожидая всё больше и больше полезной информации. Как раз одну такую и предстояло сегодня открыть, но что-то пошло не так, и она оказалась запрета. 《Почему? 》вдруг, как гром средь ясной погоды, разразился вопрос в голове. Никогда такого не было. Почему именно сегодня она оказалась закрытой? И почему вообще это произошло? Ещё ни разу не встречалось прохода, что был бы закрыт для неё. Тем более во сне. За окном блестело солнце, освещая блондинистые кудри, беспорядочно лежащие на столе. Их владелица, над чем-то работавшая всю ночь напролёт, так и заснула на бумагах собственного исследования в стенах своего скромного кабинета. Голубые шторы были задвинуты, но яркий свет, проскользнувший в щёлку, всё равно заставил девушку открыть глаза. Она приподнялась над столом, и, убрав с щеки прилипший к ней лист бумаги, пробежалась глазами по его содержимому: «За каждой дверью своя история и каждая открыта моему взору». Перечитав несколько раз эту фразу средь остального большого текста, она взяла карандаш и зачеркнула лживые слова. 《Оказалось, что не все》- подумала блондинка. Дверь в кабинет вдруг отворилась. Это был отец.  —"Так и знал, что ты здесь. Ни свет ни заря, а ты уже на работе — ну вся в меня!» — его громкий задорный голос тут же сбил всю сонную атмосферу, оставив лишь лёгкое разочарование после недавнего видения. Девушка точно не знала, как называть этот феномен: она попадала в этот мир, когда засыпала, но при этом могла рационально мыслить и совершать осознанные действия, которые после пробуждения помнила в мельчайших подробностях. Других снов она уже давно не видела.  Мужчина что-то воодушевлённо говорил, но девушка уже не слушала, вытащив давно заготовленный белый конверт, и поставила его на край стола, параллельно складывая документы, на которых вчера вечером благополучно заснула. Заметив конверт, отец процедил: –"С тобой и поговорить толком нельзя, сразу к делу переходишь — ну вся в меня…» –"Скоро должен прийти клиент: тебе лучше уйти», — не отрывая глаз от бумаг, без каких-либо эмоций проговорила она. –"Как не гостеприимно с твоей стороны», — бросил он напоследок, прежде чем и правда просто уйти с тем, зачем он пришёл.  В конверте были деньги. У отца не было работы — он лишился её уже давно, когда после смерти матери ушёл в непроглядный запой и депрессию. Путём множества разговоров и попыток достучаться до закрытого от всего мира человека общими усилиями они вытащили его из глубокого отчаяния, в котором оказался. Но кое-что всё ещё осталось, в чём его дочка почему-то видела свою вину. Как никак, её профессия и предназначена для того, чтобы помогать людям, потерявшимся в себе или тем, кто оказался в сложной психологической ситуации. «Кабинет психолога: Жильцова Анастасия Фёдоровна» — гласила табличка на обратной стороне двери. Да, в проблеме своего отца Настя видела свою профессиональную некомпетенцию, но она просто старалась не думать об этом, предполагая, что скоро, возможно с помощью своего нового исследования, она найдёт способ сделать жизнь счастливее, и не только для отца. Наткнувшись на некоторые воспоминания, она всё сверлила глазами точку на уже убранном столе, но быстро отряхнувшись, как-бы выбираясь из ненужных мыслей, она встала из-за стола с целью подготовиться к приходу клиента. Она собрала волосы в аккуратный пучок, разгладила чуть замявшуюся на ней одежду, уже смирившись с тем, что не успеет переодеться в новую, так как и без того проспала. Оглядев себя в большом зеркале возле входа в кабинет, она потёрла глаза, пытаясь снять остатки дремоты, и теперь перед ней стоял серьёзный психолог с прямой осанкой, а ясные немного уставшие голубые глаза смотрели прямо, не выказывая никаких эмоций. Складывалось впечатление, что с каждым таким разом, когда девушка сталкивалась с самой собой перед зеркалом, её глаза становились тусклыми больше, чем в прошлый, словно они никогда и не были цвета морской волны. Оторвав взгляд от своего образа, она осмотрела помещение. Небольшое, но удобно обставленное. Это место уже давно стало вторым домом: именно здесь она проводила большую часть своего времени то за работой, то за исследованиями. Анастасия была довольно педантична к своей работе и обстановке вокруг — всё должно лежать на своих местах, поэтому перед началом каждого сеанса она переставляла вещи, даже если ли это какая-то незначительная вещь, взятая во время диалога с клиентом. Это помогает сосредоточиться и даже в какой-то степени расслабиться.  Стук. Первая пациентка на сегодня уже была на пороге в кабинет.  –"Ох, вы как всегда придирчивы к порядку?», — проговорила она, видя как девушка, не замечая даже стука, перебирала книги на полке. –"А вы как всегда пунктуальны», — ответила она, обернувшись, смотря на наручные часы, –"чтож, начнём. Впереди ещё долгий рабочий день» Каждый раз, слушая проблемы других, девушка с упоением наблюдала, как меняются их привычки, мнения, отношения к миру вокруг, и каждый раз, если она находила это интересным для рассмотрения, записывала в свой блокнот. Чёрная кожаная книжка с жёлтыми страницами была почти полностью исписана находками и заметками насчёт поведения людей в разных периодах жизни или обстоятельствах. Собственно, описывать поведения разных людей и их причины и является главной темой исследований Жильцовой. То, что было интересно ей больше всего на свете. Иногда казалось, что объяснить такие феномены, как чувства и душа невозможно, но ответ где-то, так или иначе, существует. Всё, что люди не в силах объяснить научным путём, они зовут фантастикой, но почему тогда различные чувства людей и сами они не являются сказкой? Хорошая почва для размышлений, особенно тогда, когда они способны заглушить прочие ненужные мысли о нависших проблемах. Помогать людям, решать их беды — тоже в какой-то степени является отдушиной для Насти. Находя ответы на немые вопросы подопечных, которые они не могли озвучить, даже по сути незнакомому человеку, девушка непроизвольно чувствовала некую гордость за себя, что она делает мир лучше, что кто-то нуждается в её помощи, что кто-то эту помощь ценит. В других же сферах жизни она не находила ничего увлекательного, что и привело её к тому, что она буквально живёт в своём маленьком мире, ограниченном стенами кабинета. У неё нет ни парня, ни мужа, ни детей, хотя её бывшие одноклассники уже давно строят крепкие семьи, которые иногда наведываются за советом. Друзей как таковых нет, либо они все в итоге пользовались ею, притворяясь, что любят, либо их изначально никогда и не было. В любом случае, Настя привыкла решать все проблемы сама, прекрасно осознавая, что в этом мире больше не на кого положиться, кроме себя. Часто она повторяла себе это во снах, когда одиноко бродила по коридорам воспоминаний о тёплых университетских днях, проведённых в кругу «друзей». Впрочем, она давно уже научилась держать чувства глубоко в себе, особенно, когда работает с людьми. Говорят, психологу тоже нужен психолог, но Настя считает иначе, анализируя и каждую свою выходку или необдуманное действие. Так, и в своём поведении она замечает интересные вещи. Например, сны. Последние полгода ей снится один и тот же коридор, с теми же дверьми, но за каждой дверью новый «сон». Истории, сокрытые здесь, о чём-то ведают, заставляют о чём-то подумать. Сколько бы она не искала информации об этом месте в книгах или интернете - ничего не находила, поэтому решила взяться за это сама, открыв новое исследование, объектом которого являлась она сама. Каждый сон она записывала, каждый сюжет она прокручивала, иногда даже находила параллели с настоящим миром и тем, что с ней когда-то происходило, пока она не поняла, что все видения, все истории и сюжеты являются частью её самой. Проще говоря, это её старые, давно уже позабытые воспоминания, моменты из жизни, такие непримечательные тогда, но такие невообразимо захватывающие сейчас. Осознание этого приводило в шок, но не Настю. Она была собрана и уверена при любых обстоятельствах. И никто, даже она сама не могли этому помешать. Но, если говорить о серьёзности и готовности ко всему, то это лишь побочные действия страха. Страх — главный зачинщик чего бы то ни было. Страх умереть привёл первобытных людей к выживанию; Страх перед неизвестным заставил появиться на свет религию; Страх, что тебя будут презирать, заставляет людей кидаться под копирку. Они все на одно лицо. Настя же боялась ударить в грязь лицом перед судьбой и будущей жизнью, от чего воспитала из своих чувств непоколебимую неприступную стену. Неизвестно, что так повлияло, смерть матери ли, или ошибки молодости, за которые она так и не может себя простить. Скупа на чувства, но щедра в помощи. Интересно, что же лучше? Абсолютно всё равно. Закончив очередной рабочий день, девушка всё же решила вернуться в свою берлогу и банально принять душ, что она не делала со вчерашнего дня. Ей хотелось ещё поработать перед сном, но вспомнив последний, она поняла, что и так не сможет продвинуться дальше, если не поймёт, почему дверь была закрыта, поэтому она, не раздумывая, решила погрузиться в царство Морфея.  К счастью, долго ждать не пришлось. Перед глазами девушки снова открылся уже привычный мир грёз, где она нескончаемо бродила. Настя придерживалась правила «ничего не бывает просто так» и пыталась понять, зачем вселенная позволяет ей видеть этот мир. Даже её одежда во сне выглядела иначе. На ней было лёгкое, но длинное белое платье в пол, что красиво сочеталось с её светлой внешностью. Она бы никогда не надела такое в жизни. Девушка прогуливалась по извилистым светлым коридорам, словно беспокойный дух, ищущий пристанище, не понимая смысл видений, которые старательно вещает ей сознание. Двери были абсолютно одинаковыми, но что-то внутри заставляло чувствовать в какую именно нужно зайти. На этот раз душа привела её к развилке. Оказавшись в маленьком пространстве с тремя закрытыми проходами, она остановилась. 《Развилка? Что-то новое》 Как только она перешла порог в помещение, за спиной закрылась дверь, которой, кстати, там не было, давая Насте ещё один путь в развилке — назад.  Подумав, что назад идти нет смысла, чисто из профессиональных соображений, она подошла к двери впереди неё. 《Только вперёд》- пронеслась в голове мамина фраза, вылетевшая из её уст в их последнюю встречу. Больше увидеть её было не суждено. Перед тем, как дёрнуть за изысканную ручку, девушка помедлила. Что-то внутри неё смялось, ожидая вновь встретиться с невозможностью пройти дальше. Но ручка поддалась и дверь отворилась. Но за ней было большее удивление. Ещё один коридор. 《Что-то не так》 Прошагав парочку метров и оценив взглядом этот белый туннель, она вдруг осознала, что дверей больше нет. Обернувшись, она вдруг подумала, что скрывается за остальными дверьми, но, решив обследовать сначала эти чертоги разума, уверенно отвернулась и зашагала дальше. Вскоре идти стало невыносимо долго и девушка сорвалась на бег. Это было так не похоже на неё, вечно строгую к себе и рационально мыслящую. Она резко остановилась, поймав себя на тех же мыслях. Взяв себя в руки, она выпрямила спину, и с гордой осанкой твёрдо решила оставаться спокойной. 《Это место странно влияет на меня, чего же оно от меня хочет?》- подметив в голове немой вопрос, она постаралась запомнить его, чтобы записать в блокнот и позже найти ответ.  По мере того, как она продвигалась, до неё доносились звуки, с течением времени слившиеся в шёпот. Вскоре шёпота стало слишком много, словно множество людей перебивали друг друга, и как не старайся, не разберёшь, о чём они спорят. Она прижималась к стенам, пытаясь найти источник звука, но попытки были тщетны. Звуки всё усиливались, становились громче, но не переставая быть лишь шёпотом, который, казалось, доносится из самих стен. Вскоре, Настя начала замечать, что шум начинает раздражать, и двигаться дальше становится всё невыносимее, но она твёрдо решила игнорировать его во что бы то ни стало. И вот снова пространство. Такое пустое, словно гостиная без мебели. Она снова оглянулась. Безликий белый коридор одиноко пустовал на том же месте. Подул лёгкий ветерок, развевая такое же белое платье души, что так же одиноко блуждала средь громоздких стен, что-то старательно выискивая, но будто бы не в силах отыскать. Ветер подталкивал девушку идти дальше. –"Как скажешь», — незаинтересованно бросила она в пустоту, перебивая в голове прочий шум. 《С каких пор я стала говорить сама с собой? И откуда здесь ветер? 》 Она всё дальше шла по комнате, озираясь в каждую сторону, будто бы боясь упустить что-то важное. Но в конце была стена. Без ничего. Хотя что-то было. Это шум, бесконечно и бесяще взывающий куда-то в неизвестность. Ветер тоже задул сильнее, толкая вперёд, что всё пошатывало спокойствие девушки. В один момент ей захотелось всё это прекратить, даже проснуться и освободиться ото сна, что буквально её испытывает, но с другой стороны она не верила в конец своего путешествия, не все двери перед ней были открыты, она не готова была вот так просто поддаться эмоциям и бросить всё на полпути. Полная решимости она прикоснулась к стене. Весь шум, а с ним и ветер, внезапно стих. Всё погрузилось в какую-то странную оглушительную тишину, воздух будто бы встал. Повисло чувство ожидания и предвкушения чего-то, что должно быть дальше. Но ничего не происходило. Тусклые голубые глаза обратили свой взор куда-то прямо в стену, словно пытаясь понять, что делать дальше. Тут осознание пронеслось в голове. Дверь. Должна быть здесь. Но её нет. 《Проход снова для меня оказался закрыт.》 На секунду девушкой овладела такая ярость и разочарование. Чувства, которые она впервые не была в силах сдержать. Она сжала кулак и со всей силой, что у неё только была, ударила им об стену, отделяющую её от ответов, которых она так жаждала получить. Она подскочила на кровати. Гнев всё не отступал, а кулак болел, будто она и правда стукнула им об что-то. Она вскочила и стала наворачивать круги по комнате в попытках себя успокоить. Но вдруг прозвенел будильник, от чего Настя буквально подпрыгнула на месте. Первым порывом было разбить будильник об стену, но, остановив руку над ним, она заставила себя взять себя в руки. 《Что за детские игры.》 Поход в здание, где располагался её кабинет, оказался как никогда трудным. Шёл дождь, а и без того серые мысли, не дающие покоя всё утро, только добавляли в атмосферу сплошное напряжение. Но образ родного душе места заставлял её идти вперёд, в надежде снова укрыться от всего на свете. И только войдя в свой кабинет, она смогла облегчённо выдохнуть. Дальше день шёл как обычно. Клиенты один за другим заходили за порог кабинета и изливали душу, рассказывали об всём что их так терзает, а психолог Жильцова находила ответы и подталкивала их к верному решению, словно тот ветер, что подталкивал её всё дальше вглубь комнаты. 《Хм, интересное сравнение》- ручка, покорно лежавшая до этого на столе, теперь быстрыми отрывистыми линиями заскользила по бумаге. Пригодится. Когда за заключительным пациентом никто не зашёл, девушка посмотрела на часы. 《Сегодня пятница》-- кивнула она в подтверждение своим мыслям. Почти каждую пятницу вечером, последним человеком, заходившим в кабинет психолога, была, наверно, единственная знакомая Насти, которая даже казалась подругой. Они учились на одном курсе, и Полина часто помогала ей с какими-то мелкими проблемами, касаемые пар, и тем, что Анастасия частенько на них опаздывала от недосыпа. Отец Полины был деканом университета, в который они вместе ходили, и она всегда что-то придумывала, чтобы прикрыть подругу, а также давала конспекты того, что Настя благополучно пропускала. Девушка была ей очень благодарна за такую щедрую помощь, но никогда не понимала почему она это делает, по доброте душевной, или чтобы потом использовать это против неё же. Одним словом она ей не доверяла, и от того и не называла своей подругой, хотя та считала иначе. Чтобы как-то отплатить за помощь в университете, Настя всегда приглашала Полину, если той нужно было поговорить. В общем, устраивала бесплатную консультацию у психолога. В итоге, это просто переросло в традицию и обычную, пустую по мнению девушки, болтовню о том о сём. Хотя, для исследования некоторые моменты можно было бы и почерпнуть. Сегодня было не исключение.  Как всегда навеселе и с улыбкой до ушей безупречно выглядящая брюнетка наконец зашла за порог. Она сразу же, впопыхах отбросив вещи на диванчик, побежала обнять давнюю подругу. Настя привстала, чтобы обнять в ответ. Она уже к этому привыкла, поэтому никакого отторжения это больше не вызывало, хотя девушка была не из тактильных людей, поэтому она не особо задерживала данную привычку её подруги. Большую часть времени говорила Полина. Её мысли текли из уст нескончаемым потоком, будто бы она была обязана рассказать всё что с ней стряслось за последние несколько недель, особенно, когда она пропускала некоторые пятницы из-за большого количества дел. Уже давно разобравшись в образе Полины, как личности, психолог поняла, что в жизни данной девушки очень мало людей, которым она может выговориться из-за внимания, которое она непроизвольно к себе притягивает. Мало того, что Полина очень открытый и общительный человек, она также находит всё больше новых знакомств во время своей работы, особенно когда её папа человек с многочисленными хорошими связями. С психологией у неё не сложилось, но всегда был талант в изготовлении оригинальной одежды, что и поспособствовало её становлению дизайнером. Она частенько рассказывала про последние слова моды, про новые идеи, показывала наброски и красивые ткани, которые она буквально час назад с трудом урвала на рынке. Полина казалась интересной личностью, но то, что она так воодушевлённо тараторила, совсем не заботило Настю, ей было абсолютно всё равно, и эту встречу она воспринимала как ещё один визит очередного клиента, которому надо выговориться.  Пока Жильцова, что-то писала в блокноте, брюнетка напротив сидела на диванчике и, попивая свежесваренный кофе, о чём-то говорила уже более спокойно и расслаблено, будто мечтая. То, что она пьёт кофе, хотя был поздний вечер, не осталось незамеченным психологом и она записала и это в блокнот.  –"Что насчёт тебя?», — вдруг резко раздался вопрос из уст Поли, –"А то всё я да я говорю, а о тебе, если подумать, мало что знаю.» –"Разве? Что же ты хочешь узнать?» –"Ну…», — на секунду она задумалась: что же такого спросить, –"Как у тебя дела в последнее время? Выглядишь взвинченой.» –"Взвиеченой? Интересно. Но нет, тебе показалось, всё также, как и всегда.», — ясно кто не любитель душевных разговоров.  –"Странно. Ну ладно, что насчёт твоих исследований? Есть успехи?» Настя некоторое время сверлила собеседницу взглядом, гадая зачем ей эта информация, но уловив в мимике лица и движениях лишь желание сменить монолог на диалог, спокойно ответила: –"Есть, но их не так уж и много», — кратко и понятно. –"Напомни-ка тему, по-моему, что-то связанное с чувствами людей?» –"Именно. Но у меня несколько проектов…» –"Так или иначе», — голос стал серьёзнее, чем обычно, что подметила психолог, –"Как же такое «холодное сердце» как ты пишет исследования чувств?», — мелкая ирония. –"Не вижу ничего странного, на что ты намекаешь?», — Анастасия не любила ходить вокруг да около, особенно, когда дело касалось её драгоценной работы, но и не любила конфликты, прекрасно осознавая сарказм противоположной стороны. –"Нет, я не хочу обидеть, мне просто интересно. Я редко вижу тебя за пределами кабинета. Разве твои исследования и наблюдения ограничиваются стенами этого помещения? Разве не продуктивней наблюдать не только за людьми нуждающимися в твоей помощи?» Обрушившиеся вопросы застали девушку врасплох. –"Не думала над этим, но тем не менее, вряд-ли людям будет приятен мой пристальный взгляд», — быстро отбившись одним лишь ответом, она поспешно вернулась к записям. Полина вдруг приняла совсем серьёзный и даже в какой-то мере сочувственный вид. Посмотрев на время, она не спеша собрала пакеты с сумками и перед выходом остановилась. –"Знаешь, мне иногда кажется, что твой мир и есть твой кабинет, а что за ним тебя совершенно не интересует», — она обернулась на психолога, но тот, будто бы и не слушая, продолжал свою замысловатую работу, –"Я не знаю что именно, но чувствую, что что-то не так, я ведь всё-таки не зря на пары ходила… Но одно я могу сказать точно: ты закрыта от всего мира настолько, что он закрылся от тебя в ответ», — на этих словах Настя выронила из рук карандаш, –"Мне правда жаль» На этих словах последний посетитель на этот день покинул помещение. Что это было такое и зачем вечно улыбчивая Полина вдруг сказала такие слова, да ещё и так серьёзно, даже без доли усмешки? Почему эти слова вдруг заставили так задуматься? 《Почему? 》Снова этот вопрос. Последнее время его довольно много. Несколько дней Жильцова не могла выкинуть из головы нависшие вопросы, недавний приговор Полины и проект, что никак не двигался с места. А не двигался он, потому что сон с коридором перестал преследовать девушку, что тоже очень удручало. Пронеслись даже мысли, что последняя её выходка там, в порыве чувств, могла разгневать то, что её туда с каждым разом провожало. Но как же так? Последние дни выдались особенно рассеянно. Подавленная отсутствием информации она и вовсе перестала спать, каждый раз о чём-то глубоко задумывалась, и всё чаще оставалась на ночь прямо в кабинете, не желая больше ни с кем контактировать.  Но в один из пасмурных серых дней к ней на работу наведался отец. Взглянув на него, девушка тут же напряглась. –"Ты рано. Что-то случилось?», — откинув все проблемы, она не забывала держать планку.  Отец, поняв о чём речь, не стал заострять на этом внимание. –"Я тут уборку дома устроил и нашёл несколько вещей твоей матери. Подумал, может тебе будет интересно поглядеть что-там и вобщем…», — он выглядел слегка подавленно, видимо память о матери ещё больно отзывалась в его шатком сознании. Поставив коробку на стол, он замялся, не зная, что ещё сказать. Они редко общались с дочерью, и виделись лишь для того, чтобы уладить некоторые финансовые вопросы, от того было ещё более неловко и стыдно посмотреть дочери в глаза. –"Я тебя поняла. Хорошо, я посмотрю», — она переключила внимание обратно к бумагам. –"Ну ладно… Я, наверно, пойду, не буду мешать» Он постепенно начал удаляться, но напоследок, всё же себя пересилив, девушка произнесла: –"Спасибо… Я это…ценю», — ей так не нравилось чувствовать эту неловкость перед человеком, который буквально и есть её семья, но она не могла позволить себе больших чувств. Точно не сейчас. Отец слабо улыбнулся, и немного потоптавшись у порога, в конце концов, ушёл, снова оставляя девушку в глубокой пучине нескончаемых мыслей. После рабочей смены взгляд всё же был прикован только к коробке. Закончив со всякой работой она принялась и за неё. Первое что попалось на глаза был семейный фотоальбом. Да, по закону жанра именно он. Пролистывая страницы, она снова уходила глубоко в себя, предаваясь старым воспоминаниям из детства. Ах, как хорошо и беспечно тогда было! Вот бы вернуть на миг это время и побыть такой же лёгкой и беззаботной!  На глаза попались старенькие полароидные фотокарточки, сделанные в далёком прошлом, когда мама ещё была жива. На них красовались несколько счастливых лиц, весело обнимающие друг друга. Это был шестой по счёту день рождения Насти, и хотя она мало что помнит с того возраста, но, судя по фотографиям, у неё было много друзей. Она непроизвольно усмехнулась своим же мыслям.  Вдруг из альбома что-то выпало. Маленький беленький конверт приземлился прямо у ног девушки. Аккуратно его вскрыв, она с удивлением обнаружила, что это письмо. Прощальное письмо её матери — единственное, что она оставила перед смертью. Настя знала о его существовании, но в то время почти убитая горем, она решила оставить его на лучше время прочтения. Кажется, этот день настал. Прошло около пяти минут и из глаз строгого психолога вдруг стали сочиться слёзы — впервые за долгое время. Она даже не стала их останавливать: они просто беспорядочно текли, капая на холодный пол. Казалось, уже всё равно на собственные принципы и обещания никогда больше не плакать. Если бы она прочитала письмо намного раньше, ещё тогда, то она бы точно и слова не поняла из того, что пыталась донести заботливая мать, ведь сейчас эти слова казались истинным спасением, тем, что она так давно искала — ответами. Немного успокоившись, она решила поехать домой и привести себя в чувства.  После всех процедур она решительно, перечитав письмо, отправилась спать.  И действительно. Сознание, наконец, отозвалось. Перед Настей снова был коридор. Она стояла на том же месте развилки с открытой передней дверью. Сон будто бы изначально знал куда пойдёт девушка. Отбросив всякие сомнения и внутренние правила, Настя сорвалась на бег, что не позволяла делать себе раньше. Она всё бежала и бежала. Шёпота было не слышно, но она всё мчалась вперёд, в надежде отпереть себе двери сама. Она чувствовала такую лёгкость, словно и нет никаких проблем, никаких исследований, никаких отцов, никаких Полин, никаких пациентов. Была только одна она и мир, что взывал к ней с самого начала. Этот мир — не сон, это нечто большее, чем просто спроецированная сознанием фантазия. Это выход! Она неслась всё дальше по длинному коридору. Подол её платья развевался, словно по дуновению ветерка. И вот, большая комната. Конец коридора — конец вопросов. Она встала перед стеной. Двери по прежнему не было, но чувства внутри так и распирали. Ветерок, будто бы это почувствовав, закружился лёгкими прикосновениями вокруг белого призрака с ясными светлыми голубыми глазами цвета морской волны. Девушка, решив отдаться спокойствию этого мирка, прикрыла глаза, чувствуя на себе лёгкие, тёплые, но такие будто бы родные прикосновения ветра.  Открыв глаза вновь, она оказалась в другом, совершенно новом для неё месте. Кругом была зелень, пятки щекотала трава, а глаза слепило яркое безмятежное солнце. Воодушевлённая красотой увиденного, она поплелась вперёд, осматривая такой интересный никем не виданный мир. Где-то вдалеке виднелся огромный сад. Множество цветов, даже незнакомых девушке, всё окружало её, простираясь до самого горизонта. В нескольких метрах стояла спиной женщина. Казалось, она даже не замечала иного присутствия здесь. Но, когда она повернулась, замерли обе. –"Долго ты, однако же», — женщина вдруг расплылась в тёплой улыбке. –"Мама?», — Настя не могла поверить своим глазам, но привыкшая сдерживать порывы эмоций, сама того не замечая, продолжала стоять как вкопанная, хлопая длинными ресницами. –"Нет — папа! А на кого я ещё похожа?», — то же чувство юмора, та же манера речи, всё это не оставляло и малейших сомнений, что это было она. --"Мама…», — ещё раз, теперь более облегчённо проговорила она, кидаясь ей в объятия, уже не думая ни о чём. –"Я тоже рада тебя видеть», — она прижала дочку ближе к себе в ответ, тоже безмерно соскучившись, –"Но у нас так мало времени…» Она немного отстранилась и пригласила напоследок прогуляться вдоль бесконечного сада, ведь эта встреча теперь точно окажется последней. –"Что это за место?», — Настя решила не тянуть и любопытство взяло вверх. –"А, это? Это мир внутри тебя, не более», — она сказала это так просто, будто было и без того очевидно. Поймав на себе вопросительный взгляд дочери, она усмехнулась, –"Ты сама придумала его когда-то, и теперь, твоё настойчивое сознание пытается вернуть к тебе жизнь. Даже я лишь воспоминание. Но, я всегда была, есть и буду здесь, так что сильно не надейся, что избавилась от меня», — она беззаботно рассмеялась, будто бы шутка и правда была такая смешная. –"Значит этот мир пытается мне что-то сказать? Я ведь так и знала!» –"Тогда почему не слушала?» Настя перевела задумчивый взгляд на горизонт. –"Скорее не умела слышать», — сказала она, повернувшись обратно к матери, –"Я прочитала твоё письмо. Почему при жизни ты не стала писателем? У тебя хорошо получается брать за душу», — теперь на шутки не скупилась и сама Жильцова Анастасия. –"Я просто очень хотела донести эту мысль до тебя, и, видимо, я не прогадала, раз ты здесь» Горизонт начал приближаться. Светская беседа была окончена, а земля будто бы в прямом смысле уходила из-под ног. Время прощаться. –"Я верю в тебя и в то, что отныне ты открыта для этого мира также, как и он отворился навстречу тебе. Вперёд и только вперёд…» –, последняя фраза донеслась особенно тихо, откуда-то издалека.  Настя проснулась. По щеке стекла скупая слезинка, напоминающее о сне. Вот только, Настя его совсем не помнила. Но она знала, что дверь там была всегда и теперь она открыта, а значит можно двигаться дальше. С того дня её жизнь больше никогда не была прежней.
Примечания:
Отношение автора к критике
Приветствую критику в любой форме, укажите все недостатки моих работ.
Права на все произведения, опубликованные на сайте, принадлежат авторам произведений. Администрация не несет ответственности за содержание работ.