Скидки
автор
Пэйринг и персонажи:
Размер:
7 страниц, 1 часть
Описание:
Посвящение:
Примечания:
Публикация на других ресурсах:
Уточнять у автора/переводчика
Награды от читателей:
164 Нравится 8 Отзывы 32 В сборник Скачать

1

Настройки текста
      — Сичэнь-гэ, я дома! — именно с этой фразы теперь начинался каждый вечер буднего дня у Цзян Чэна.        Не так давно его возлюбленный всë-таки уговорил его съехать со съемного жилья и переехать к нему. Аргументы у него, надо сказать, были крайне обоснованные, и даже Ваньиню, который достаточно ревностно относился к своей территории было сложно с ними поспорить. Сичэнь жил один, в доме, в котором провел все детство, там было достаточно комнат, чтобы выделить Цзян Чэну отдельную, на случай, если он захочет побыть в одиночестве, а такие дни бывали нередко. Но Ваньинь учился сосуществовать со своим возлюбленным в одном пространстве и не становиться при этом колючим. Хотя иногда его все еще напрягал тот факт, что у него не было никаких путей к отступлению. Он слишком привык убегать первым, перед тем, как его в очередной раз бросят. След из предательств за его спиной был слишком длинным чтобы рассчитывать, что в этот раз всë будет, как в сказке с хорошим концом.        Сичэнь, правда, продержался в его жизни дольше, чем кто бы то ни было еще. Хотя бы за это ему можно было начать доверять, и Ваньинь пытался. Правда. Получалось с переменным успехом, но они определенно достигли некого прогресса, раз уж он открывал своим ключом дверь их общего дома.        Повесив куртку на вешалку и стянув с ног кроссовки, юноша прошел в гостиную. Его возлюбленный был так погружён в работу, что даже не заметил его возвращения.        Сичэнь не так давно занял должность генерального директора медицинской корпорации Гусу Лань и на него навалилось слишком много всего. Он забирал работу на дом, а вместо полноценных приемов пищи перебивался кофе, энергетическими батончиками и бутербродами. Иногда, если Ваньинь возвращался из университета не очень поздно или если ему не нужно было вставать к первой паре, он заботливо складывал своему парню контейнер.        — Сичэнь-гэ, — Цзян Чэн обвил шею мужчины руками и прижался щекой к щеке. — Я дома.        — А-Чэн, добро пожаловать, — устало отозвался Лань и стянул с носа очки.        — Ты ужинал? — юноша посмотрел на монитор с кучей графиков и мелких цифр и вздохнул.        — Скорее нет, чем да, — мужчина прижал подушечки пальцев к закрытым векам и слегка надавил, пытаясь расслабить их хоть так.        — Согреть тебе что-нибудь? — Ваньинь мысленно пытался вспомнить, что есть в холодильнике.        — Нет, родной, иди отдыхай, я ещë поработаю пару часов и приду, — Сичэнь водрузил очки обратно и снова погрузился в свои рассчеты.        Цзян Чэн вздохнул. Так продолжалось уже пару недель. Он засыпал один и просыпался, завтракал и ужинал чаще всего тоже в одиночестве. Не говоря уже про почти полное отсутствие минимального физического и эмоционального контакта. Нет, Ваньинь взрослый человек, все прекрасно понимает, у них сейчас напряжённый период, на Сичэня навалилось очень много всего, и он старался его по возможности не отвлекать. Пытался себя убедить, что ему правда хватает того, что они находятся в одном доме. Но все равно безумно скучал по своему парню. Сичэнь слишком разбаловал его постоянным вниманием, привязал к себе, приучил к своим ласковости и тактильности.        Ваньинь переоделся в пижаму и забрался под одеяло. Одному на огромной кровати было холодно. Юноша сжался в комочек и закрыл глаза, последний курс был невероятно тяжелым, так что даже не было сил принять душ. Через несколько минут он, отогревшись, провалился в сон.  ***       — Сегодня вечером заскочит Вэй Ин, ты не возражаешь? Мне нужно отдать ему кое-какие материалы по учебе, — Цзян Чэн прижал телефон плечом к уху и продолжил расписываться в бланках.        — Родной, ты же знаешь, что я не против, мог бы и не звонить. Извини, мне уже пора бежать.        — Ты пообедал? — в череду гудков спросил Ваньинь, Сичэнь уже положил трубку.        Молодой человек отложил телефон в сторону и устало потер виски. Все разваливалось. Казалось, не переедь Цзян Чэн в дом своего возлюбленного, они и то виделись бы чаще. В миллионный раз повторяя себе, что все это скоро кончится, юноша продолжил заниматься своими делами.        Вэй Ин встретил его у ворот дома.        — Лань-гэ не возражает, что я зайду? — Усянь подождал, пока брат поравняется с ним.        — Сказал, что не против, но он последние дни очень занят, не уверен, что он вообще заметит, — пожал плечами Цзян Чэн.        — Да, Лань Чжань говорил мне, что после вступления в должность у него даже поесть времени нет.        Дом встретил их тишиной, Сичэнь засел в своей спальне, предоставляя братьям время для общения.        — На столе в гостиной материалы, которые ты просил, — Ваньинь заглянул в холодильник и после стремительного осмотра понял, что его возлюбленный снова пропустил ужин. — Есть хочешь? — поинтересовался он у брата.        — Нет, — заторможенно отозвался тот, уже полностью сосредоточившись на работе.        — Я схожу наверх, — предупредил Цзян Чэн, поднимаясь по лестнице.        — Давай, — махнул рукой Усянь.        На втором этаже тоже царило безмолвие. Из комнаты Ланя доносился стук клавиш ноутбука и его же мерное гудение, дверь была открыта.        — Сичэнь-гэ, я дома, — юноша стукнул пару раз по дверному косяку, чтобы привлечь внимание своего парня.        — Добро пожаловать, — не отрывая хмурого взгляда от экрана поприветствовал его возлюбленный.        — Всë в порядке? — отмечая про себя явную напряжённость Ланя, уточнил Ваньинь.        — Да, А-Чэн, не отвлекай меня, у тебя гость, займись им, — довольно прохладно ответил Сичэнь.        Цзян Чэн вздрогнул. Его возлюбленный никогда не говорил с ним в таком тоне. Это было неприятно. Появилось ощущение, что он в чем-то провинился. Ваньинь часто испытывал это чувство пока жил с родителями, а отношения с ними у него всегда были далеки от хороших.        — Прости, — глухо извинился Ваньинь и спешно удалился.        — Чэн-Чэн, я нашел, что мне было нужно, так что пойду, ты, наверное, отдохнуть хочешь, — Вэй Ина он застал в коридоре с папкой подмышкой. — Ты как? — оторвавшись от завязывания шнурков на кроссовках, поинтересовался старший брат.        — Всë хорошо, — Цзян покачал головой. — Ты прав, я устал сегодня.        — Тогда до скорого, — Усянь улыбнулся на прощание и выскользнул за дверь.        Ваньинь приложился головой к прохладному металлу.        Спустя полчаса ожидания, что Сичэнь спустится вниз хотя бы поужинать, молодой человек вынужден был признать, что придется подниматься еще раз. Боязливо подойдя к чужой комнате, он застал мужчину все в той же позе.        — Ты не хочешь поужинать? — тихо поинтересовался Чэн, останавливаясь на пороге, будто наткнувшись на стену отчужденности.        Боже, Ваньинь и представить себе не мог, что спустя столько времени и работы над собой он все еще будет так зависим от настроения другого человека. Вросшее с детства привычное поведение не желало с ним расставаться. Вот и сейчас, почувствовав знакомые эмоции от близкого, подсознание выкинуло очередной фортель. Мол, сделай все, чтобы на тебя не злились, ты боишься чужой злости, потому что ты боишься быть ненужным. Если ты разозлишь его, он бросит тебя, как все бросали.        — А-Чэн, я очень занят, — терпеливо, но с нотками раздражения отозвался Лань, даже если злился он изначально не на Ваньиня, тот воспринимал это слишком близко к сердцу. — Пожалуйста, не мешай мне.        — Хорошо, — пробормотал юноша отступая.       Он прошел дальше по коридору в свою комнату. Он ночевал здесь только первые ночи, а потом окончательно перебрался в спальню Ланя к нему под бок. Но сегодня у него больше не было сил и желания возвращаться туда.        Ваньинь побродил по комнате, не зная чем себя занять на оставшиеся пару часов до того, как захочется спать. Вытянув с полки над столом тетрадь с информацией, которую давно нужно было освежить в памяти, парень уселся на диван. Спустя полчаса он заснул, в одежде, в неудобной позе, один.        Утро субботы было великолепным. Птичьи трели разбудили Цзян Чэна довольно рано. Переодевшись в домашнее он умылся и привел себя в порядок. Сегодня и у него и у Сичэня должен был быть свободный день, так что Ваньинь очень рассчитывал, что они, наконец, проведут его вместе.        Юноша собрал волосы в низкий хвостик, пока спускался по лестнице. Лань, как обычно, вставший рано, сидел за барной стойкой с документами и кофе.        — Доброе утро, — тихо предупредил о своем появлении Ваньинь.        Сичэнь поднял на него усталые глаза и ограничился кивком.        — Что хочешь на завтрак? — приняв молчание за позволение войти на кухню, поинтересовался Цзян.        — Что угодно, — оставляя размашистую подпись на очередной бумажке, озвучил мужчина.        — Сичэнь-гэ, сегодня суббота, ты работаешь без отдыха третью неделю, — открывая холодильник попробовал договориться Чэн. — Может ты отложишь свои документы, и мы займемся чем-нибудь вдвоем?        — Чем? — спросил Лань, переводя на своего парня взгляд.        — Я не знаю. Придумаем, посмотрим кино? Или сходим куда-нибудь? — Ваньинь принялся вытаскивать из холодильника еду.        — А-Чэн. У меня сейчас нет на это времени. Я хочу закончить со всем, и после этого мы займемся отдыхом.        — У тебя нет времени на меня? — глухо отозвался Цзян.        — Ты же знаешь, что я не это имею в виду, — мужчина допил кофе и кинул взгляд на часы, спустя пару мгновений ему позвонили.        Некоторое время он разговаривал по телефону, пока Ваньинь готовил, сгорбившись над плитой и низко опустив голову. Давненько он не чувствовал такой небрежности и ненужности. И, уж тем более, не ожидал их от вечно мягкого и ласкового Сичэня.        — Мне нужно отъехать по делам, завтракай без меня, — Лань спешно собрал документы со стола и накинул пиджак, висевший на спинке стула.        — Может, мне лучше съехать? — Цзян Чэн не хотел этого говорить, оно само вырвалось из пересохшего горла, юноша замер в испуганном ожидании чужой реакции.        — Ты хочешь съехать? — прохладно переспросил Сичэнь.        — Я… я не знаю, — глухо произнес юноша, все еще боясь повернуться к возлюбленному.        — Что за внезапная истерика? Я приеду с работы, и мы все обсудим, — Лань бросил тяжёлый взгляд на юношу, который, будто почувствовав, повел лопатками.        Когда дверь за мужчиной захлопнулась, Ваньинь судорожно вздохнул. Истерика? Наверное Сичэнь прав? Может это он сам так остро все воспринимает? Не удивительно, с его-то багажом. Ну, разумеется, проблема в нем. Ведь переживают люди как-то такие моменты. Лань не собирался его бросать и не охладел к нему, просто очень устал. А Ваньинь еще и отвлекает постоянно. Понятное дело, что это жутко надоедает. Цзян Чэн потянулся к телефону.        — Шицзе, привет, нет все хорошо. Послушай, у тебя остались еще те успокоительные, которые ты принимала недавно? Не можешь одолжить? Я просто очень нервничаю перед экзаменами. Хорошо. Спасибо. Я заеду в течении часа.  ***       Сичэнь устал бесконечно. Дядюшка, решивший отойти от дел крайне неожиданно, оставил ему такую кучу работы, в которой приходилось разбираться на ходу, что Лань не успевал даже поесть и поспать толком. Не то, что уж обратить внимание на своего молодого человека.        Совет директоров, состоящий из стариков преклонного возраста, истрепали ему все нервы настолько, что он огрызнулся на возлюбленного, о чем пожалел сразу же, как только произнес все эти ужасные слова. Ваньинь не был ранимым тепличным цветком, но его доверие было хрупким, как хрусталь. Заполучить его, чтобы юноша наконец открылся и начал показывать свои эмоции, а не проживать их болезненно в одиночестве, было чертовски трудно. А порушить все одной фразой было легче легкого. Так что мужчина, которого сорвали из дома в выходной, теперь напряженно крутил руль и уже придумывал варианты извинений.        Цзян Чэн как-то рассказал ему о своем прошлом и о своей семье, и, с тех самых пор, Лань поклялся самому себе его беречь. А сегодня от этой клятвы отступил. И даже усталость его не оправдывала.        Мужчина поднялся в свой офис и, первым делом, заказал домой цветы. Он хотел бы вернуться до обеда чтобы провести время с Ваньинем, а для этого надо было хорошенько поработать, чтобы все успеть.        До обеда, разумеется, не получилось, но вот к ужину очень даже. Мужчина заехал в их общий любимый ресторан и взял два плотно набитых пакета вкусной еды.        Дома было тихо, свет на первом этаже не горел. Сичэнь нахмурился. Он прошел в кухню, оставил там пакеты, посмотрел на букет в вазе, рядом лежала записка, которую он попросил вложить в цветы, рядом валялась ручка. Лань щелкнул выключателем.        «Прости меня.»       «И ты меня.»       Мужчина напрягся, на ходу скидывая пиджак и небрежно, что было для него редкостью, перекидывая через перила, он быстро поднялся на второй этаж. Там тоже было темно. Сичэнь остановился у лестницы. Неужели Ваньинь действительно решил съехать? Лань схватился за голову. Задумался на секунду и, едва передвигая ноги, подошел к двери в комнату, которую выделил возлюбленному. Сердце гулко стучало в ушах, внутри будто все внутренности склеились в один ком. Мужчина повернул ручку и бесшумно открыл дверь. Все вещи были на своих местах. На кровати угнездился в куче одеял и подушек Цзян Чэн.        Лань Сичэнь вздохнул успокоенно и привалился к косяку. Видят предки, он чуть не поседел в тот миг, когда подумал, что его возлюбленный может его оставить.        — А-Чэн, — ласково позвал он юношу вложив в голос всю свою нежность. — А-Чэн?        Молодой человек даже не пошевелился, хотя никогда не отличался крепким сном.       — А-Чэн, — Сичэнь подошел к кровати и присел на ее край. — А-Чэн, — громче и уже куда более обеспокоенно, чем мгновение до этого.        Ваньинь все так же лежал, свернувшись в комочек.        Лань непонимающе обвел комнату взглядом. Наткнулся на пустой бутылек от таблеток на прикроватной тумбочке. По спине пробежал пугающий холодок. Сердце буквально замерло от ужасной мысли. Мужчина медленно повернулся к возлюбленному и протянул к нему дрожащую ладонь.        — А-Чэн! — он слегка потряс Цзян Чэна за плечо.        Юноша что-то буркнул и перевернулся.        Сичэнь судорожно вдохнул, не заметив, что до этого задержал дыхание.        — А-Чэн, вставай, я принес ужин, — он наклонился и потерся носом о показавшуюся из-под одеяла щеку.        — Ммм? Мне снится сон? — промурчал медленно просыпающийся юноша. — Ты снова меня любишь?        — Разве я когда-нибудь прекращал? — Лань отвел волосы с лица своего парня. — С понедельника возьму отпуск и мы уедем куда-нибудь вдвоем, в какую-нибудь глушь, чтобы там даже связи не было, — пробормотал Лань укладываясь на чужой груди, пока Ваньинь пытался справиться с желанием закопаться поглубже.        — Я подумал, что ты злишься на меня, — не открывая глаз, так было проще, разоткровенничился Цзян Чэн.        — Никогда, родной, я дурак, который не смог совладать с эмоциями, прости меня, — Сичэнь продолжал играться с волосами Ваньиня.        — И ты меня прости, я не был уверен в том, чем могу тебе помочь и чувствовал себя беспомощным и подавленным. Я не хочу съезжать от тебя, — Ваньинь погладил Ланя по голове. — Так что там на ужин?        — Я заскочил в наш любимый ресторан, так что поднимайся, пойдем есть. И, А-Чэн, ты должен спать не здесь, — слегка похлопал юношу по бедру Сичэнь. — Спускайся, жду внизу.        — Скоро буду, — Ваньинь потянулся и сел в кровати.        Вечер обещал быть отличным, раз они проведут его вдвоём. А если впереди еще и отпуск. Цзян Чэн счастливо улыбнулся и поднялся. Есть после долгого сна хотелось ужасно.
Примечания:

Ещё работа этого автора

Ещё по фэндому "Мосян Тунсю "Магистр дьявольского культа" (Основатель тёмного пути)"

Ещё по фэндому "Неукротимый: Повелитель Чэньцин"

Права на все произведения, опубликованные на сайте, принадлежат авторам произведений. Администрация не несет ответственности за содержание работ. | Защита от спама reCAPTCHA Конфиденциальность - Условия использования