Трудности настоящего

Гет
R
Завершён
24
автор
Размер:
6 страниц, 1 часть
Описание:
Посвящение:
Примечания:
Публикация на других ресурсах:
Запрещено в любом виде
Награды от читателей:
24 Нравится 10 Отзывы 5 В сборник Скачать

Как завещали дети

Настройки текста
Примечания:
      — В общем, мне нужно вытянуть из Слизнорта нужные воспоминания, — сказал Гарри. — Дамблдор сказал, что он раздобыл очень важную информацию, но прежде чем приступать к действиям, хотел бы убедиться…       Дело было во время урока по Травологии. Поттер наложил на всех вокруг оглушающее заклинание, чтобы их никто не мог подслушать. Он был несказанно рад, что его друзья помирились, потому что рассказывать одно и то же два раза и лично каждому ему совсем не нравилось.       — Как думаешь, куда она делась? — спросил Рон, который был с задумчивым видом. — Мадам Помфри сказала, что еще вчера вечером отпустила ее.       — Вы меня вообще слушали? — разозлился Гарри, он ведь им такие важные вещи рассказывает.       — Да, Гарри, конечно, — заверила друга Гермиона. — Рон просто еще после вчерашнего не отошел. Мы хотели навестить Шарлотту с утра, но ее не оказалось в Больничном крыле. И… мы волнуемся.       — Мне Дамблдор сказал, что они вчера вернулись во Францию, — ответил Гарри. — У их родителей вроде закончилась командировка, и нам надо искать нового охотника, я думал о Демельзе на постоянное место…       — Уехала? — ахнула Гермиона, а Гарри показалось, что у подруги в глазах слезы.       — Даже не попрощалась… — еще больше поник Рон.       — Да что с вами? — удивился Гарри. — Да, Шарлотта мне тоже очень нравилась, но ей можно писать, во Франции безопаснее, а у нас есть более насущные проблемы.       Рон с Гермионой переглянулись. Да, наверное, так будет даже лучше. Ей здесь было опасно. Да и это было совсем неправильно, что их дочь с ними одного возраста. Но своим присутствием она подарила их отношениям ту нежность и терпимость, которой им не хватало, по-настоящему объединила их, и ребята точно были уверены, что рано или поздно создадут это голубоглазое кудрявое рыжее чудо.       Хотя Гермиона и переживала, что их отношения с Роном начинаются с ее секретов. Роза рассказала ей, что соврала отцу про то, что Драко не Пожиратель. И если дочь Рон простит, то ее точно нет, тем более, раз они теперь вместе, у него будут возникать вопросы, куда она порой ходит. С другой стороны, они с Драко могли общаться на рунах, если это было бы необходимо. Хотя слизеринец заверил ее, что она и так внесла огромный вклад с Феликсом, дальше он сам, но Гермиона хотела найти способ избавиться от Метки, он ведь наверняка существует.       Но Рон точно не готов был сейчас услышать такую правду о Малфое, а главное поверить, что он на их стороне. Ее полностью устраивало, что Рон считает Малфоя просто неинтересным для Волан-де-Морта, поэтому он поддерживает ее в этом вопросе. А вот Гарри по-прежнему не уставал повторять, что Малфой отныне один из Пожирателей.       Хотя, казалось, даже будущая общая дочь не могла в корне изменить их отношения. За обедом этого же дня Рон с Гермионой снова успели поссориться. Казалось, Гарри тоже устало закатил глаза на то, что их мнения оказались кардинально противоположными.       Вопрос со Слизнортом надо было как-то решать.       — Он же тебя любит, — говорил Рон, помахивая вилкой с куском курицы. — Разве он может тебе в чем-нибудь отказать? Только не своему маленькому принцу зельеварения. Просто задержись сегодня после урока и задай свой вопрос.       — Если даже Дамблдор не сумел вытянуть из него правды о том, что произошло на самом деле, значит, Слизнорт решил ее утаить, — негромко сказала Гермиона, убирая со стола снежинки, которые посыпались с заколдованного потолка. — Крестражи… Крест-ражи… Ни разу о них не слышала…       — Не слышала? — Гарри почувствовал разочарование.       — Наверное, тут какая-то особенно Темная магия, иначе зачем бы они понадобились Волан-де-Морту? Думаю, добыть эти сведения дело совсем не простое, Гарри. Будь поосторожнее, когда станешь разговаривать со Слизнортом, как следует продумай стратегию…       — Ладно, сначала попробую метод Рона, вдруг прокатит, — виновато посмотрел на нее Гарри.       Гермиона собрала свои вещи и отправилась на урок раньше своих друзей. Вновь тая обиду на Рона, она пересела на уроке к Эрни, тайно наблюдая за Малфоем. И если в начале года у него был болезненно-зеленый цвет лица, синяки под глазами и потерянный вид, то сейчас он снова выглядел просто холодным, неприступным и королем ситуации, однако его серые глаза отныне улыбались, переливаясь небольшими бликами.       Гермиона всегда верила в силу любви. Драко и Астория были лишний раз тому доказательство. Скажи ей даже год назад, что она сможет смотреть на Малфоя не с ненавистью, а с восхищением, она бы не поверила.       Как только закончился урок, Гермиона быстро собрала свои вещи и направилась на крышу Астрономической башни (нет, это возмутительно, она варила зелье целых два часа, а Гарри благодаря этому проклятому Принцу снова получил всю похвалу от Слизнорта, а к зелью и не притронулся, украв из личных запасов зельевара Безоар). С недавних пор это место могло составить конкуренцию библиотеке по ее любимым. Тем более, что идти на ужин ей совсем не хотелось.       — Добрый вечер, мисс Грейнджер, — за ней послышался голос Дамблдора.       — Добрый вечер, профессор Дамблдор, — Гермиона тут же вскочила на ноги, убеждаясь, что на ее лице нет слез.       — Вам тоже нравится это место? — дружелюбно спросил у нее Дамблдор.       — Да, здесь красиво, — неуверенно ответила Гермиона. — Спокойно.       — Ваша дочь мне рассказала, что именно здесь я умру, — с улыбкой сказал Дамблдор.       Гермиона уставилась на директора. Нет, Дамблдор всегда был со странностями, но она предпочитала находить им объяснение, ведь в добавок ко всему он был еще и гением. Но она искренне не понимала, как можно так спокойно и даже радостно говорить о своей смерти.       — Профессор, Вы считаете, что в будущем так все и будет? — спросила Гермиона. — В плане… Она обязательно будет? Такая же?       — Мисс Грейнджер, Вы уже другая, — покачал головой Дамблдор. — Но это до сих пор в ваших силах сделать ее такой, даже лучше.       — Я не знаю, получится ли у меня, — тяжело вздохнула Гермиона, подходя к окраине крыши. — Рон он хороший и замечательный, но я не уверена, что смогу быть с ним, иметь ребенка, если наши отношения будут такие, если он не будет готов меняться…       Вдруг на лестнице послышались шаги. Дамблдор и Гермиона одновременно обернулись. Через несколько секунд на крыше появился и Рон, удивившись директору, но в последний момент опомнился и поздоровался.       — Точно не уверены, мисс Грейнджер? — улыбнулся старик, направляясь на выход, оставляя их наедине.       Гермиону не удивило, что Рон нашел ее, с картой Мародеров точно невозможно спрятаться, разве что только в Выручай-комнате, ее удивило скорее, что Рон вообще ее искал, ведь прежде он никогда не замечал ее отсутствие, а если и замечал, не предавал этому особого значения.       — Это тебе, — Рон достал из-за спины малиновый пион.       Гермиона улыбнулась, подходя к нему, забирая цветочек и тут же зарываясь в него носом.       — Спасибо, — Гермиона обняла Рона, чувствуя от него родное тепло.       — Прости меня, — проговорил Рон, ответно поглаживая ее по спине. — Я не хотел тебя обидеть, просто думал, что Гарри правда справится просто, но Слизнорт его послал.       — Давай постараемся не ссориться из-за таких пустяков, хорошо? — Гермиона подняла на него глаза.       Рон кивнул и тут же нагнулся, обнимая за талию и нежно целуя в губы.              — Как у тебя с Гарри? — спросила у подруги Гермиона в один из дней. — Ты рассталась с Дином?       — Рассталась, — поджала губы Джинни. — Только пошло все не так, как я планировала. Он обвинил меня, что я никогда не любила его, только использовала, что я бросаю его ради другого, он узнает, кто это. А Гарри взял его в команду, пока нет Кэти, и я не могу начать встречаться с Гарри, потому что тогда Дин уйдет из команды, а скоро матч, я не хочу их ссорить.       — Вечно этот ваш квиддич, — закатила глаза Гермиона. — Ну, будем надеяться, что Лаванда будет держать себя в руках и не кинется на Гарри.       — Я думала на вечеринке у Слизнорта поближе пообщаться с Гарри, но он что-то перестал их делать, когда они так нужны, — вздохнула Джинни.       — Он из-за Гарри их и не делает, — усмехнулась Гермиона и на вопросительный взгляд Джинни махнула рукой. — Долгая история.       — Кстати, как у тебя с Роном? — тут же расплылась в улыбке Уизли.       — Все хорошо, — кивнула Гермиона. — Во всяком случае намного лучше, чем было раньше.       — Вы уже спали? — с нетерпением спросила Джинни.       — Джинни! — залилась краской Гермиона. — Нет… И вообще, твой опыт показывает, что секс может только все испортить. Я не хочу спешить, хочу, чтобы все случилось правильно что ли.       — Знаешь, я сейчас даже рада, что у меня все случилось с Дином, — пожала плечами Джинни. — Зато с Гарри можно будет сразу перейти к более серьезным отношениям, и я не буду чувствовать себя неумехой. Тем более на Рождество мы с Шарлоттой мечтали, и я сказала, что хочу троих детей от Гарри, а она сказала, что так и будет. И я теперь не могу это выкинуть из головы.       Гермиона чуть улыбнулась уголками губ, вспоминая свою дочь, представляя ее маленькой, как она играет с детьми, которые точная копия Гарри. Да и сама последнее время нередко представляла, какой из Рона получится отец. В итоге пришла к выводу, что прекрасный.              — Малфой, надо поговорить, — устало сказала Гермиона, садясь рядом с ним в библиотеке, с силой бросая на стол огромную книгу.       — Грейнджер, ты с ума сошла? — зашипел на нее Драко. — А если нас тут кто-нибудь увидит?       — Это была последняя книга в этой библиотеке, — ответила Гермиона.       — Сочувствую, но, может, Уизли повезет, и теперь ты вечера будешь уделять ему, — съязвил Драко. — Или тебе нужен пропуск в библиотеку Мэнора?       — Угадал, — кивнула Гермиона. — Но прежде я спрошу у тебя, вдруг, ты знаешь. Это по твоей темной части. Что такое крестражи?       Лицо Малфоя вытянулось, а в глазах мелькнул ужас. Он с опаской осмотрел библиотеку. Да, кажется, она была права, что это слишком темная магия, не исключено, что это что-то создали сами Пожиратели.       — Через пятнадцать минут встречаемся в Выручай-комнате, — прошептал Драко. — Используй то помещение, что вы использовали в прошлом году во время занятий.       Гермиона первая отправилась на восьмой этаж. Выручай-комната предоставила ей помещение, позволяя поностальгировать по их занятиям. Улыбка озарила ее лицо, когда она обезоружила Рона, а потом и вовсе впервые в жизни смогла создать Патронус…       — Рассказывай, — голос Малфоя заставил ее вздрогнуть, слишком внезапно он появился. — Откуда ты про это знаешь?       Они сели в кресла, которые им услужливо предоставила комната, а Гермиона не знала, стоит ли ей рассказывать совсем все, но сдалась под выжидающем взглядом Малфоя, все же он на их стороне, он может им помочь.       — Дамблдор просил Гарри узнать, как именно и в каком контексте Волан-де-Морт интересовался этим у Слизнорта в свои шестнадцать лет, — рассказала все Гермиона.       — Летом… после того, как посадили отца, — тяжело вздохнул Драко. — В общем, моя замечательная тетушка поселилась у нас в доме. И я случайно услышал их разговор с матерью, что Темный Лорд злится на отца не только из-за пророчества, но еще и из-за того, что не сберег его крестраж. Я тогда понятия не имел, что это такое, но буквально через пару дней мне поставили метку, а Снейп дал моей матери Непреложный Обет. Разумеется, мне стало интересно, что это такое. Ведь ни о чем подобном я не слышал ранее. И в нашей библиотеке в одной из книг я нашел информацию. Крестраж — это предмет, который содержит в себе частичку души человека. Ты можешь потерять тело, но не умереть. Вот так вот он и возродился. И если мой отец не сберег крестраж, значит, у него есть еще. Думаю, что ты уже поняла, что душа делится и запечатывается только при совершении убийства…       — Кажется, Дамблдор хочет понять, сколько он их сделал, — поджала губы Гермиона, резюмируя рассказ Драко. — Слушай, я могу рассказать Гарри и Рону, что ты…       — Нет, — отрезал Малфой. — Эти два… бравых гриффиндорца точно не поверят, что я с меткой на руке имею благие намерения и вожу Темного Лорда за нос. Ты сама говорила, что Поттер уверен в своих подозрениях. Либо ищи способ снять метку, хотя, этого сейчас делать точно нельзя, в противном случае у меня не будет с ними связи, либо мы ждем финала всей этой истории, чтобы я доказал им свою позицию действиями, а не словами.       — Ладно, — согласилась Гермиона, а Малфой встал с кресла и направился на выход. — Астории привет.       Но все-таки один раз она не уследила за Гарри. Во время одного из уроков по трансгрессии, он подобрался к Крэббу и Гойлу, которые слишком громко обсуждали недовольство, что им приходится стоять на страже у Малфоя, и с этого дня загорелся идеей узнать, где именно они стоят и что делает Драко. Гарри буквально не расставался с картой Мародеров, а потом, когда до него дошло, что Драко пропадает в Выручай-комнате, и вовсе установил там дежурства. Гермиона пыталась перенаправить его энергию в другое русло, к Слизнорту, учитывая, что эта информация, действительно, была важна. Но Гарри был непреклонен, да еще она стала чаще гулять с Роном вдвоем, поэтому Поттер так умело использовал это время для слежки, но Гермиона нашла выход: она просто заранее говорила Драко о своих прогулках с Роном, а тот эти же вечера посвящал свиданиям с Асторией. Гарри ожидаемо злился, что у него ничего не получается. А Гермиона надеялась, что в таком случае друг бросит эту затею, ведь чем меньше Драко работал над Исчезательным шкафом, тем злее был Волан-де-Морт. Да и дело с убийством Дамблдора стояло на месте. Однако здесь им надо было благодарить Снейпа, который умело пускал Лорду пыль в глаза, что Драко занят этим.              Первый день весны не принес для Драко ничего хорошего. И начиналось утро с наказания у Слизнорта. Впрочем, Малфою было на это все равно, ведь вчера ему наконец удалось поработать над шкафом и не опасаться слежки Поттера.       Драко перебирал ингредиенты для зелий, как в личную комнату Слизнорта послышался стук. Ему казалось, что он слышал голос Поттера, но решил не отвлекаться от своего наказания, чтобы быстрее его закончить и позавтракать с Асторией. Он никогда не думал, что будет благодарен собственному сыну за ту жизнь, к которой он сейчас стремится.       Вдруг из соседней комнаты послышались какие-то крики. Драко не смог усидеть на месте и вышел из класса. Уизли бился в судорогах на полу, у него шла пена изо рта, Поттер пытался всунуть ему безоар, а профессор стоял с бутылкой Медовухи и не шевелился.       — Давай, Рон, жуй, — отчаянно вопил Гарри.       — Поттер, уйди, это не поможет, — отпихнул его Малфой, тут же бросаясь к шкафу с готовыми зельями, надеясь, что у Слизнорта есть нужное, куда более сильное противоядие.       — Но это же противоядие от всех… — растерянно проговорил Гарри.       — Нет, Поттер, не ото всех, — Драко, наконец, нашел то, что искал.       — Я не понимаю, — прохрипел Слизнорт.       Драко откупорил пузырек и вылил все содержимое в рот Рону. Пена тут же прекратила идти, а он закашлялся. Драко судорожно выдохнул.              Гермиона крутилась перед зеркалом, стараясь уложить свои волосы. Сегодня был день рождения Рона, она долго выбирала подарок, даже отпросила их вдвоем у МакГонагалл на вечер, чтобы сходить в Хогсмид. И наконец она была готова на тот самый шаг, про который говорила ей Джинни.       — Симус, а Рон еще в спальне? — обеспокоенно спросила Гермиона, понимая, что ее парень задерживается.       — Нет, я когда проснулся, их с Гарри уже не было, — ответил Финниган, выходя из гостиной.       — Странно, — сказала сама себе Гермиона, теряясь в догадках.       Но не успела она выйти из гостиной, чтобы поискать друзей на завтраке, как столкнулась с Гарри.       — Гарри, — воскликнула Гермиона. — Где Рон?       — Пошли, все расскажу, — Гарри схватил ее за руку и потащил по коридору.       — Что происходит? — не сдавалась Гермиона.       Пока они шли до Больничного крыла, Гарри ей рассказал про любовное зелье, которое случайно употребил Рон, а потом про отравленную Медовуху и героический поступок Малфоя.       — Рон, — ахнула Гермиона, подбегая к бледному парню, который был без сознания, но дышал уже ровно.       — Кризис миновал, он поправится, — заверила Гермиону мадам Помфри, поправляя Рону одеяло и оставляя на тумбочке лекарства. — Сейчас ему нужно поспать и прийти в себя, не каждый выживет после такой ударной дозы яда.       — Спасибо, — Гермиона резко бросилась к Драко, обнимая его.       Кажется, и Малфой, и Поттер не ожидали от нее такого, поэтому Драко в ее объятиях не шелохнулся, а Гарри лишь молча и в полном шоке наблюдал за этой картиной.       Следом пришли Дамблдор, Снейп и МакГонагалл. Гермиона почти не слушала повторный рассказ Гарри и Драко о том, как все случилось. Лишь крепче сжимала руку Рона.       Хотя одна деталь все же заставила ее включиться в разговор.       — Гораций, кто Вам подарил ее? — спросил Дамблдор, нюхая содержимое.       — Один из бывших учеников, — ответил Слизнорт. — Честно говоря, директор, я хотел распить ее вместе с Вами.       — Видимо, на то и был расчет, — в своей привычной манере ответил Снейп.       Гермиона смотрела, как Снейп не отрываясь смотрит на Малфоя. Она и сама понимала, как он подставляется, но была безумно благодарна, что он спас Рона. Кажется, судьба ей в который раз показала, что она не сможет без него.       — Грейнджер, прекрати благодарить меня, — отнекивался Драко, когда преподаватели и Гарри пошли в кабинет директора, повторять историю для прибывшего семейства Уизли. — Я не мог поступить иначе, ты же знаешь, какой я настоящий.       — Знаю, — кивнула Гермиона. — Что со шкафом?       — Готов, — ответил Драко. — Темный Лорд решил действовать сам. И он зол, что посылка не дошла до адресата. Снейп будет знать дату нападения, мракоборцы будут в Выручай-комнате, всех его главных соратников посадят.       — Хорошо, — кивнула Гермиона.       — Малфой? — прохрипел Рон, который уже давно не спал, и слышал весь разговор. — Ты меня спас?              Гарри, Рон, Гермиона и Драко стояли в кабинете директора. После смерти Дамблдора здесь было находиться особенно тяжело. Но они были обязаны закончить дело, ради которого директор и отдал свою жизнь. Перед ними на столе лежали медальон, чаша, диадема. В руках было по клыку Василиска.       — Все поняли? — спросил Снейп, убирая себе под мантию меч Годрика Гриффиндора. — Бейте их одновременно. Поттер, пошли, нам пора. Удачи.
Примечания:
Отношение автора к критике
Приветствую критику в любой форме, укажите все недостатки моих работ.
Права на все произведения, опубликованные на сайте, принадлежат авторам произведений. Администрация не несет ответственности за содержание работ.