ID работы: 12212155

The VHS-roller Clubbers | Тусовщики из видеопроката

Гет
PG-13
В процессе
23
автор
Размер:
планируется Миди, написано 68 страниц, 8 частей
Описание:
Посвящение:
Примечания:
Публикация на других ресурсах:
Уточнять у автора / переводчика
Поделиться:
Награды от читателей:
23 Нравится 10 Отзывы 2 В сборник Скачать

8. Тетради c уроков миссис Щёлк

Настройки текста
Примечания:

Notebooks from Mss Scholk lessons

      Утешение Дастина слегка выбило Робин из колеи. А может вправило назад. Она как-то об этом не думала. Но то, что чувствовала она себя слегка не в своей тарелке, было очевидно. Ночью всё было тихо, но утром на кой-то чёрт Робин проснулась слишком рано. И в глазах ни единой нотки сна. Значит, её что-то беспокоит. То, как на них со Стивом посмотрел тогда Дастин. Да, её это беспокоит. Но почему, чёрт её побери? С каких пор голова забивается такой хренью как выражение глаз Хендерсона? Может, потому что он влез в их со Стивом спор? А о чём они вообще тогда спорили? Позднее в салоне видеопроката -Стив? -А? – оборачивается с привычной усталостью Харрингтон. -Тебе не кажется, что мы вчера недоговорили? -Если ты вновь про наркоту… -Не, – отрывисто говорит Бакли, – Я про Дастина. -Ну, этого следовало ожидать. Я вообще сомневался, что эта его Сьюзи существует… -Я помню, но нет. Я не о ней. – «Скажи ты уже прямо, дурында…». -Тогда о чём? – в глазах Стива застывает расплывчатый интерес. -Дурость, но всё же… – Робин понимает, что копает сама себе могилу. Причём слишком быстро. – Чёрт. Ладно, – она разводит руками и подходит к Харрингтону к кассе. -Я иногда тебя не понимаю. – Стив растерянно отводит взгляд в сторону, потому что знает, что означает мешканье Робин: у той назрел какой-то странный вопрос, на который у него, очевидно, не будет ответа. -Видимо, это всё-таки о Хендерсоне…ладно. – Робин делает небольшую паузу и теперь точно знает, что скажет. Без всяких ужимок. – Почему почти ни одна любовь не проходит проверку временем? Типо в конце концов все остаются у разбитого корыта с раненым сердцем? – Стив вяло поднимает взгляд на свою «коллегу»: -И из-за этого ты последние пол часа мешкалась? У тебя же вроде только прошёл период… -Ты как всегда, – Бакли отмахивается. – Я же не спрашиваю чего ты сегодня такой кислый, словно по тебе асфальтоукладочным катком проехались, а после раздробили на мелкие кусочки и проехались второй раз. -А может, стоило бы, – с небольшой обидой отвечает парень. – Ты же знаешь, что я отвечу какой-нить бессмысленной банальностью, Роб. -Просто почему в любви у всех всё так сложно? Почему люди не могут любить за то, что человек просто есть? -Потому что это не любовь, Роб. Это утешение собственного эго, боже…, – Стив устало смотрит на улицу: к ним приближается клиентура младшего поколения. Целая толпа маленьких, но уже явных тинейджеров. -Какой же ты дурак. – Бакли тоже решает съязвить небольшой обидой. -Видишь, говорил же, – теперь на лице Стива проявляется небольшая улыбка. Он направляется к входной двери, где уже толпились школьники. У тех была целая сумка кассет. Стив ждал их пол дня, но эта ребятня удосужилась принести кассеты лишь к четырём. -Ну что ж, вот вы где. -О, простите, – слегка извиняется младшая из всех. -Брось Шерли. Дай это мне. – слегка нервно выхватывает у неё пакет более рослый парень. – С нас всё? -С вас ещё штрафные…как там… – Стив подмигивает Робин. Та не понимает языка его глаз. И тогда Харрингтону приходится обратиться к ней руками. Тогда Робин врубается, что нужно посмотреть штрафную сумму на кассе. -Два с половиной доллара, – растерянно говорит она. -Бросьте. Там полтора максимум. – усмехается парень. -Хочешь посмотреть расценки, милости прошу, – Стива очевидно, бесит этот наглец. Типо самый крутой… – Что стоишь. Пошли. -Его прибьют родители, – подмечает младшая, – Даже если там два… -Чертяги… – Стив слегка скалится. Слегка, поскольку понимает, что это всего лишь дети. Им лет то меньше, чем было Уиллу Байерсу, когда тот отправился в недельное Изнаночное путешествие. – Давайте свои полтора и валите. -Так бы сразу, – паренёк протягивает полтора и, как главарь, уводит толпу из салона. Стив вздыхает сильнее, чем прежде: -Не могла поднажать на них? -Стив, это же дети. -А у нас учётность. – Да, этот день был не его. Если Стива Харрингтона беспокоила касса, то значит не всё хорошо. Робин подметила это ещё с самых первых дней работы в Стар-Корте. -Ну и чего ты сегодня такой кислый? -Поздно уже, – Стив даже не поднимает взгляда. – Хочешь давить на жалость, давай. -Может признаем, что нас тоже задело то, что произошло с Дастином? Типо ментально. -Скажи ещё что внутренняя чакра передалась нам. Хендерсон тут ни при чём. -А что тогда с тобой? – Робин отходит в сторону от кассового аппарата. Стив же делает пару шагов назад и обречённо вглядывается с собственные кроссы. -Да просто не меняется у меня ничего. Я будто топчусь на месте, Роб. Даже не прыгаю. Просто топчусь изо дня в день. Люди меняются, развиваются…а у меня что-то всё встало с тех пор, как Нэнси исчезла из моей жизни. Стар-Корт не считается. -Снова хочешь ту рану вскрывать? -Как будто она затянулась, – Стив электризуется словно чеширский кот. Только вялый чеширский кот. Чешир, напившейся валерьянки. Или которому незаметно подсыпали ту, и теперь он философствует впустую. -Стив, я не хотела тебе напоминать о ней… -Ты и не напоминала. Дело не в ней, а во мне. Ты спросила почему любовь не проходит проверку временем, вот мой тебе ответ: людям свойственно меняться. Вот только перемены эти нужно поддерживать. А когда один меняется, а другой топчется на месте… -Да брось, всё это хрень. -Именно. – Стив с ней соглашается. – Всё это хрень. И меня бесит, что кроме этой хрени в моей жизни ничего нет. -Вау, – Бакли театрально вздыхает. – Стив, а может эта хрень и есть жизнь? -Брось философствовать. -Сам брось. -Робин, я серьёзно. – теперь в глазах Стива она замечает более глубокое отчаяние. – Что я могу поделать, если все девчонки смотрят на меня как на шута? Что со мной такого случилось, что я потерял свою харизму очарования? -Нифига ты её не потерял, – Бакли хватает Стива за ладонь, но тут же отпускает: та оказалась слишком холодной. -Что, слишком горяч? -Вот, – Робин пытается улыбнуться, но получается у неё как всегда хреново. Даже слишком. – А говоришь не растерял. -С тобой эти подколы никогда не работали. – отстранённо произносит Стив. -Да блин, Стив – Робин вновь берёт его за ладонь, и в этот раз не отпускает. Она готова к его холоду. – Если тебя это парит, значит надо что-то делать. Меняться. Сам же говоришь. -А если я боюсь меняться? – Бакли понимает, что с разговорами у них сегодня ничего не выйдет. Обычно в таких случаях ей помогали языки. Стиву же нужно что-то другое. -Знаешь, – Робин подходит к нему вплотную, почти сталкиваясь нос к носу. – Хватит болтовни. За мной имеется должок. – Стив растерянно смотрит на её макушку, в корне на понимая, что у неё в очередной раз возникло на уме. Но Робин не собиралась мучить его неведением. – Я всё ещё не сожгла стопку тетрадей миссис Щёлк. -Хм…что? – Стив усмехается на полном серьёзе – На кой чёрт она сдалась тебе сейчас? -Если ты забыл, то напомню: ты попросил меня её не сжигать и оставить на лучшее время. -Даже если так, сейчас это звучит крайне…глупо. – Стиву хотелось бы сказать, что это было когда он думал, что сможет её добиться. Типо они бы стали парой. Но они вроде как всё порешали ещё в Стар-Корте. -Иногда в жизни должны случаться глупости. – Бакли отпрыгивает на шаг назад, слегка пританцовывая. Эти повадки Стива слегка бесили. Но, наверное, Робин была единственной, на кого у Стива не было сил злиться или обижаться. – Так что, поехали? -Ладно, твоя взяла… -Тебе понравится, – с лёгкой фальшью окрылилась Бакли. – Всё-таки я не жгла её для тебя. -Какой чести я удостоен…, – пожал плечами Стив. -Тогда через десять минут сворачиваемся? -Робин, – Стив корчит лицо тупого качка. – Мы вообще то на работе. -Значит после восьми. -У тебя серьёзные траблы со временем. -Потому я и не люблю себя ограничивать во времени, – в шутку признаётся Бакли. Робин удаётся уединиться в уборной, и как только она защёлкивает дверь, то выдыхает всю собственную уверенность, улетучивая её и устало опираясь на боковую стенку. Чего ей только стоило этого добиться…она что-то сомневалась, что это то, что нужно Стиву. Ни одного человека никогда не интересовали конспекты и учебные записи, а уж Стива-то подавно…он учился последние два года через пень-колоду, конечно, по её личному мнению. Но может это поможет ему хотя бы развеяться…она правда хочет помочь ему. Робин не тот человек, чтобы устроить тусовки и напиваться до животного состояния. Один раз в жизни она на такую тусовку сходила, в восемьдесят третьем, результат – два дня отходняка и ещё целая неделя, а может и весь месяц похмелья. И самое ужасное – беспамятство. В её голове почти ничего не отложилось. А Стиву такое бы помогло. Забыться. Но так-то он действительно выпал из всего этого. Стив словно птенец, который повис между школьным тинейджерством и моментом, когда нужно принимать решения о своём будущем как настоящий взрослый человек. Но кто из них стремился повзрослеть? Кажется, в этой гонке со временем они оба лузеры. Спустя положенные три часа видеопрокат пустеет. Стив гасит последние огни и садится на своё законное водительское место. Робин слегка взволнована, но за пару минут её волнение сходит на нет. Даже как-то быстро накатывается усталость. То ли Стив был хорошим водителем, то ли Робин и правда устала… -Всегда любила закаты, – купаясь в лучах заходящего солнца, пробубнила Робин. -Хм… – задумчиво промычал Стив. – Я всегда их как-то пропускаю мимо себя. -То-то ты совсем не загорелый, – по-плутски улыбнулась Бакли. -Только не начинай про море. -Боже, – Робин поворачивает свой удивлённый взгляд в самое сердечко Стива. Стива всегда пугает такой взгляд Робин. Но он привык к её, порой чрезмерной, эмоциональности. – Ты так наивен… -Я рад слышать это. – Стив снижает передачу. -Знаешь, мне кажется для того, чтобы этот день завершить хорошо, нам следует встретить закат. Я целых два месяца его не встречала…точнее, провожала. – слегка растерялась Бакли. -Так ты уже определись Роб…закат или тетрадки? -Мы успеем всё. – Робин бесила периодическая заносчивость Стива. Она порой не понимала, как как так можно жить. И как можно не любить закат? Кажется, это следует исправить. Им потребовалось порядка десяти минут, чтобы добраться до возвышенности Лихолесья – небольшой поляны, где ранее Дастин установил тайную вышку для обеспечения связи по всему городу. Но Робин, в отличии от Стива, об этой вышке даже не думала. Она представляла себя маленьким ангелом…или невинной душой, которая ещё не была сломлена. Почему-то закаты напоминали ей об этом времени. Наверное, даже не прям об этом. Скорее ей хотелось отмотать время на года три назад. Когда Хоукинс был Богом забытым местом, Робин часы проводила наедине с собой и ей было «Идеально». Почему теперь это не идеально? Что с ней случилось? Она не хотела верить, что её так сломали чувства к Темми. Это ведь банальщина. Она намного умнее каких-то там чувств. Ну, разве что исключение составляли чувства к закату. Да, она определённо находится в отношениях с каждым закатом. -…Меняю их как перчатки. И каждый раз каждый красивее прежнего. -Удивительная аналогия…, – охал Стив, следуя за Робин. – Ты не думала стать писателем случайно? -Не, – отмахивается Бакли. – У меня в этом нет таланта. -Ну почему же, – Стив присаживается рядом с ней на импровизированную подстилку. – У тебя отличный кругозор. Хорошее мышление. И способность видеть аналогии во многом. -А у тебя талант находить в людях таланты, которых у них нет. – Бакли опирается на плечо Стива. -А может быть, люди отказываются их принимать, когда такое говорят? – В шутку напирает он. Робин тихо посмеивается. – Что? -Ты просто такой дурень. Забей на это. Лучше следи за солнцем. Знаешь легенду о зелёном луче? -Что ещё за луч? Какая-то штука из звёздных войн? -Боже… – Робин поражалась необразованности Стива. Как так вышло, что в одной из престижнейших семей Хоукинса выросло такое вот чудо по имени Стив Харрингтон? – Мне мама рассказывала. Что, когда над морем заходит солнце, в самый последний момент, когда горизонт окончательно пожирает солнце, в тот самый миг в небе появляется зелёный луч. Значит, что в это время из мёртвых возвращается одна душа. -Чепуха всё это. – Стив прижимает Робин ближе к себе. Та не сопротивляется. -Да ясное дело что чепуха. Это оптическая какая-то хрень. Честно забыла…преломление… -Дастин наверняка знает. -Оооо, Дастин знает всё. Он у нас прям «Ходячая энциклопедия». -Но явно не профи в подколе девушек. -По-моему, профи тут только ты. – Робин смотрит в глаза Стива с самой издевательской иронией и не выдерживает: смех резко прорывается из недр её гортани и захватывает всё тело Бакли. – Прости…вот же зараза… -Тебе не стоит быть столь эмоциональной. -А, по-моему, это даже полезно. Помогает выветрить всю дурь. Слышал, что смех продлевает жизнь? Это ведь научный факт. Стив решил промолчать. Как-то находить ответы на все прихоти Робин ему давалось тяжело. Да и сейчас вроде никакой прихоти не было. Они всего лишь сидят рядом, на холме, провожая один из множества столь похожих друг на друга, но в то же время абсолютно разных закатов. Робин тоже уловила этот настрой. Молчание не прерывалось порядка двух минут. Это даже было как-то странно. Робин начало казаться, что она совершенно одна. Словно рядом никого и не было. Для Робин это было удивительным чувством, довольно странным и противоречащим её натуре. В её памяти запечатлевается кончик солнечного диска и запах Стива. Не тот, что обычно исходит от скрещивания нескольких средств для укладки волос, а тот, что Стив обычно скрывал. Его настоящий запах. Видимо, у Робин разыгрались гормоны…но она же поставила себе цель на сегодня не дать Стиву уйти в себя? Если он сейчас сидит рядом с ней, то значит ему хорошо. Значит, она справляется. Может, они бы так и сидели до самых поздних сумерек, если бы не лёгкий прохладный ветер - тот первым встрепошил Бакли. Она выдержала так лишь пару минут в неподвижном состоянии: -Ну всё. Можно идти. -Хм…как-то быстро. -Не люблю терять время. – Робин спешно начинает спускаться. – Идёшь? -Конечно, – нечего ему тут задерживаться. Эта задумка с закатом вообще была странной. Но Робин полна странностей, ведь так? Уже в машине Робин начала отогреваться. Как-то с заходом солнца её кожа начинала резко ощущать опускающийся на город купол холода. И чтобы отвлечь себя от этого самого озноба, Бакли вновь начала трещать как сорока: -…Я вот думаю всё-таки, что сегодня мы справились хорошо. Красноты этой больше нет в компе. -Но она появляется каждый день. Будто народ не знает правила трёхдневной аренды. -Да кому вообще пришло в голову делать аренду в основном на три дня? -Может, чтобы потом рубить штрафное бабло. -Да не, – Робин расправляет свои руки, аккуратно положив их на собственные колени – Хотя мысль хорошая. Но мне кажется, кто-то просто сделал это с дуру. -Ну я не думаю, что бизнес устроен так. -Да из меня бизнесмен как из тебя специалист в математике. -Вообще-то в математике мои познания не так уж и слабы, – съёжился Стив. -Ой, конечно. Прям щас мне скажешь все формулы основные по логарифмам. -Знание логарифмов ещё ни о чём не говорит…боже, – Стив растерянно опирается ладонями на руль. – Ты всегда так? Принижаешь мои способности? -Хочу дать тебе пинок под зад, чтобы эти самые способности развить, – иронично отвечает Робин. Стив закатывает глаза, вновь не в силах что-либо ответить. Каждый раз она его уделывает…каждый раз. Видимо, ему стоит смириться. Хотя его это когда-то волновало? Он же не был всезнайкой в классе, в отличие от Робин. Тихоня, о которой никто ничего не знал. У которой даже толком не было друзей. Но стоит ли поднимать эту тему сейчас… – О нет…притормози. -Что? – Мысли Стива перебиваются слегка встрепенувшейся Робин. -Ещё не хватало мне сейчас знакомить тебя с родителями. -Как официально…, – ухмыльнулся Стив. -Я серьёзно. Они должны были к этому часу уехать, а машина до сих пор стоит. -Ну, это твоя была идея, Роб. Мы можем всё отменить. – Стив пытается сообразить, как найти выход из сложившейся ситуации. – А может…через гараж? Я так к Нэнси пробирался. -Нашёл где применять свои акробатические способности. – Робин всё сильнее ёрзала на месте. Ни одно из решений, что приходило Робин в голову одно за другим, её не устраивало. Если так продолжится ещё пол минуты, то она устроит протест собственному мозгу за то, что тот мыслил обо всяком, но не о деле – Видимо день сегодня не наш… -Принимаешь на свой счёт мои грехи? – Стив озадачивается. -Надо же как до тебя поздно доходит…я уже этим два с половиной месяца занимаюсь, дурила, – обиженно произносит Робин. – Западня. -Да ладно. Радуйся, что нас не застукали внутри. -Да не. Мои родители не так категоричны в этом плане. Просто не очень хочу сейчас впадать в неловкие ситуации. -И в чём же выражается «неловкость?» – с удивлением задумался Стив. -Ну, парней я никогда домой не приводила… -Парней??? – Стив иронично напрягся. – Я о тебе чего-то не знаю? -Боже…ты как всегда, – и тут в поле зрения Робин попадают два силуэта. Она сразу же узнаёт в них своих родителей. – Но удача всё-таки на нашей стороне. Постоим ещё пару минут. Они укатят, и мы…дом в нашем распоряжении. -Боже, ты говоришь это как ребёнок, который тайно ведёт к себе друга. -А разве это не так? Я в душе вообще ещё не наигралась. -Мне интересно, а играла ли ты вообще? -Да. У меня была любимая кукла. Если ты, конечно, об этом. -А о чём же ещё… – «плюс одна странность. Думать в нашем возрасте о куклах» подумал про себя Стив. Спустя предсказанные Робин пару минут, машина и правда покидает порог её дома и уезжает в другом направлении. Стив сразу же занимает освободившееся место. Вот только Робин как-то словно зависла. -Хей, Роб, ты как? -Да так, – тихо ответила она, – просто как-то хорошее настроение улетучивается за секунду. Такая черта у меня. -Я заметил. -И как с этим бороться? -Хм…, – Стив выключает зажигание. – Хрен его знает. -Это всё ты. -Я? – Стив в недоумении. -Ты каким-то образом крадёшь мою энергию. Я…не знаю. -Роб, – Стив поворачивается к ней. – Ты о чём? -Не знаю. Просто…просто это странно. Ладно, – она делает глубокий вдох, как бы выветривая из себя всё дурное. Кажется, у неё получается. – Давай примем это за небольшое отступление. Так можно же? -Ну…можно, – пожал плечами Стив. «Она слишком странная сегодня…». Обычно у Робин было три состояния. Самое первое и привычное для Стива – искательница приключений. Умная спутница, которая выручит в абсолютно любой ситуации и поддержит любой разговор. Второе – романтика. «Поезд без тормозов». Именно так можно было охарактеризовать данное состояние Робин. А третье – поникший цветок, у которого словно пропала тяга к жизни. И обычно одно состояние перетекало из другого плавно, медленно, словно капли моросящего дождя, постепенно образовавшие лужи на асфальте. Но сейчас Робин пережила все три состояния меньше, чем за пять минут. Это слишком быстро. И Стиву начало казаться, что её мозг начал сбоить. Или это он так много о ней думает? Стив не знал. Он просто не знал, как ему реагировать на это. Можно быть с ней на одной волне, а может стоить занять противоположную сторону? Хрен его знает, что она имела в виду под кражей энергии. Да, её внутренняя батарейка не всегда была заряжена на все сто процентов. Но и у Стива не было ни единого намерения разряжать Робин. Наоборот, вроде как это её инициатива. Сейчас Стиву пригодился бы сюжетный поворот, где персонажей отвлекает другая проблема. И он, к счастью, происходит. -Хей, – Стив перебивает тихое бурчание Робин. – Мне кажется, или там в доме…дым? – Робин резко поворачивает голову…глаз Стива оказался зорким: с кухни действительно шёл небольшой дым. -ВОТ ЧЁРТ – Бакли как ошарашенная выбегает от машины и нервно вскрывает дверь. Замок поддаётся не с первой попытки – обычное явление, когда Робин впадает в состояние стресса. Оказывается, что мать как обычно забыла выключить чайник, вода в котором, очевидно, успела выкипеть и от него уже исходил неприятный запах пригорелого железа. Робин вырубает плиту, а сам чайник, не подумав, схватывает голой рукой, но тут же отстраняется, чуть не получив ожог. -Ну что тут? – Стив следом влетает в дом, даже не думая о том, что заходит сюда впервые. -Моя мама когда-нибудь сожжёт наш дом, – развела руки Робин. – Она никогда не научится следить за тем, что оставляет на кухне. -Да уж… – осознав, что ничего страшного не случилось, Стив переводит своё внимание на обстановку вокруг…кухня как кухня, ничего примечательного кроме как коллекции разделочных ножей он не приметил. Бежевые обои в едва заметную крапину создавали приятное освещение. А может, связано это было с подсветкой. -Тебя правда не удивляет, что в моём доме чуть не случился пожар??? – взявшемуся из ниоткуда возмущению Робин, кажется, не было предела. -Но всё же обошлось, – сказал очевидное Стив. -Обошлось. – всё ещё обозлённо ответила Бакли. -Сбавь пыл, Роб. -Да как тут сбавишь его…, – и правда: слишком много эмоций за текущий вечер. Надо как-то расслабиться. -Ну,… -Да ладно, как есть. Ты прав, всё же обошлось. – Робин словно извинялась за то, что произошло. – Давай опустим это недоразумение и вернёмся к нашему плану. -Ах да, тетрадки с уроков миссис Щёлк, – только вот на лице Робин возник резкий ужас. Стив не понял, что опять он сказал не так. Но когда Робин тихо ругнулась, закрыв лицо ладонями, Стив понял, что дело совсем не в нём. -Мне крышка! – Робин сразу же указывает Стиву подниматься наверх. Стив впаадет в замешательство: -Да что такое, Роб!? -ПРЕДКИ! Быстро наверх! – Но стоило Стиву обернуться из-за любопытства, как уже было поздно: в прихожую вбегает женщина, почти что копия Робин, разве что ростом выше на пол головы и, разумеется, с небольшими морщинами в силу возраста – Под стол! Быстро лезь, умоляю!!! -С ума сошла что-ли!??? -Робин, боже, – мать стирает со лба накопившейся пот и облегчённо вздыхает. – Хвала небесам ты пришла вовремя! Если бы я не вспомнила и тебя не было… -Всё нормально, мам. Всё в порядке, – глаза Робин надулись как два воздушных шарика, готовых вот-вот лопнуть от стыда. Она никак не рассчитывала на то, что сегодня состоится знакомство Стива с её родителями. Пускай как угодно, где угодно, но не сейчас. Не в такой обстановке. -Я всегда говорила тебе, что у Бога есть запасной план на все случаи в жизни. -Но это не отменяет того, что тебе следует всегда выключать всё на кухне, – с укором подмечает Робин. -Да, ты права… Стив в это мгновение стоит в стороне, но, разумеется, попадает в поле зрения миссис Бакли. Отвертеться уже точно не получится: -Я так полагаю, в спасении дома я обязана и этому молодому человеку, – слегка улыбается женщина. -Стив, Харрингтон, – с лёгкой растерянностью Стив протягивает ей руку, но та лишь отмахивается. -Брось, ты не на собеседовании в колледж. – Стив старается подыграть её простоте, а Робин в этот момент сгорает от стыда. Всё идёт совершенно не по плану. Как ей быть? Как перестать вот так волноваться? -Но, думаю, испытание по набору в пожарную команду я прошёл, – женщина улыбнулась чуть шире: -Раз уж так вышло, то...я заварю чай. У нас всё равно есть запас времени. -Но ты говорила, что вы уедите в восемь, мам! – разве руками Робин. -Знаю, но я всегда оставляю час про запас. Ты же знаешь меня, дорогая – Стив хотел было поддержать разговор, но миссис Бакли его опередила – Пойду, скажу Тому, что мы задержимся. -Мам, мам! – Стив понимал, к чему Робин клонит такой интонацией, но всё ещё сохранял молчание. Но женщина уже выскочила на улицу. -Уж прости меня, -Лучше иди наверх, я серьёзно! – в полнейшей растерянности сказала Робин. Стив послушно следует за Робин. Её комната оказалась довольно уютной. Стив хотел бы, чтобы у него было что-то похожее. Но он так много увлекался мыслями о том, что ему нужно быть королём Хоукинс-Хай и вниманием девчонок, что совсем упускал себя. А сейчас, когда школа осталась позади, что-то менять в своей комнате было уже поздно. -Пока посиди тут. Я вернусь через пару минут – Стив пожал плечами, словно он мог делать что-то другое. Стив так-то тоже не горел желанием знакомиться с родаками Робин. Но раз так вышло…как он хотя бы выглядит? В принципе вполне сносно. Усталость после дня в видеопрокате наоборот, может придала ему некой мужественности. Что его могут спросить? Да хрен его знает, а важно ли? Он как-то не особо хотел париться на этот счёт. Стив принялся рассматривать стопку учебников по языкам, которые, сяду по виду, за какое-то время успели запылиться. Самым верхним оказался учебник Итальянского, за ним лежал Французский и пара незнакомых Стиву. Кажется, Испанский и ещё какой-то. Ах, немецкий. Наверное, самый странный язык для Стива. Он слышал его лишь пару раз в жизни, кажется, на уроках современной истории, когда речь заходила о второй мировой. Стив не думал, что Робин настолько полиглот. Интересно, как бы она говорила по-немецки…скорее, она тараторила бы всё хлеще, чем коренные немцы могут это делать. «Дурные мысли, боже…» Робин, как ей показалось, потеряла своё лицо: на панику времени не было. Нужно хотя бы как-то подготовиться к неожиданному чаепитию. Она не может просто дать всему плыть по течению – это не её стиль. -…Ну не пугай его так сразу-то. -Да ладно, тебе, Хелен. Парней сразу ставить надо на место… -Бога ради! – Робин подбегает навстречу отцу – Что сразу, то парень! -А как ты хотела-то? – ехидно улыбается мужчина, приобняв дочь. -Он не мой парень, пап! Так что о таких разговорах забудь. -Ну вот, а я уж приготовился… -Том! – строгий взгляд жены сразу же усмирим пыл отца Робин. Но на самом деле ему как-то было всё равно, ведь наверняка его дочь выдаст простое объяснение. Да даже гадать не пришлось: -Мы просто заехали забрать пару старых школьных вещей, а вот чайник уже вина не моя. -Ага, конечно, как обычно. -Том!!! -Да всё, всё, – Томас в очередной раз вздохнул. Хелен всегда была за вежливость и редко понимала мужской юмор. -Не каждый день у нас гости, раз так вышло то…Роби, дорогая. – мать посмотрела на Робин. – Ты пока иди наверх. А через минут пять спуститесь. -А вам спешить что, не надо? – Робин не знала, зачем это спросила. Избежать чаепития уже всё равно не получится. -Ну, мы всегда выезжаем заранее. -Ну да, да… – протянуто улыбнулась Робин. – Ты же всегда любишь заранее. -Беги наверх. – Робин задерживаться и не думала, так что мамина просьба была выполнена через долю секунды. А наверху она застукала Стива…за изучением Испанского? -Тебе зачем этот учебник понадобился? Он мне дорог, – Робин сразу же выхватывает её из рук растерянного Стива. -Да ну, я просто посмотрел, Сеньорита. Как там, Mi amo Steve… -Да ты прям горячий испанец, – вот только через секунду Робин скорчила морду кирпичом. Стив понял, что та в очередной раз пошутила. -Это у тебя видимо от родителей, шутить там, где другой человек и не думает шутить. -Учусь у лучших, – с широкой улыбкой пожала Робин плечами. – Но сейчас послушай меня внимательно, Стив. -Я весь во внимании. – Стив двигается к краю кровати, чтобы дать Робин присесть рядом. -Мой отец…ты уже, наверное догадался. Порой у него странный юмор. Ты можешь попасть под его допрос. -Боже, – Стив не сдерживает улыбки. – Робин, серьёзно, остынь. Несите огнетушитель, срочно! Аууу! – Робин не сдерживается от такой импровизации и начинает по-тихому ржать. -Вот же ты сволочь! -Есть у кого поучиться. -Но я серьёзно, Стив. -А я тоже на полном серьёзе. Не паникуй, всё будет нормально. -От твоей уверенности я хочу паниковать ещё больше…ладно, – Робин подходит к полке с архивом книг. Среди этих книг она когда-то и положила тетрадь по биологии…ох и не думала она, что хранила её для этого. Стив решает отложить учебник по Испанскому в сторону. Он думает посмотреть справочники по другим языкам, но Робин бежит вперёд его мысли: -Вот и она. Мой шедевр искусства, – в руках Бакли находилась толстоватая, слегка поблёкшая тетрадь. Неудивительно, что она так поблёкла – полтора года уже тут лежала. -Выходит, весь твой мысленный сыр-бор вот из-за этого, – Стив тыкает в обложку тетради. -Выходит. – тихо подмечает Робин. – И так, амёбы, одноклеточные…, так, это не интересно…, – Стив, откровенно, не желал проявлять явного интереса к тому, что ему показывала Робин. До тех пор, пока при очередном перелистывании из тетрадки не выпала старая смятая записка. – Знаешь, сейчас я смотрю на это…и понимаю, что это простые рисунки и не более. Странно, раньше я ими восхищалась… -Людям свойственно приукрашивать свои достижения, – Стив поднимает упавшую бумажку и случайно приоткрывает её. К его удивлению, почерк в записке оказывается знакомым. Весьма знакомым. -Возможно, а может это моя чер… -Робин, – Стив окончательно утыкается в записку. – Это что, Нэнси писала? – в глазах Робин проявляется тревожный стыд. На секунду она замирает, будто не зная, что делать, а затем резво вырывает листок из рук Стива – Осторожнее. -Как на счёт задержаться после уроков? На заднем дворе школы…надо же, я и забыла про это. -Ты что, фанатела от Нэнси? – Робин не знает, что и ответить. Точнее она знает, что ответить. Но не знает, что последует за этим. -Вообще-то это она фанатела от тебя, – Робин возвращается уверенность, однако всего лишь на жалкие пару секунд – Но если реально, то это записка должна была быть твоей. Просто…, – Стив замечает, как Робин юлит. -Брось, это всё школьные шалости. -Я должна была передать её тебе. Но мне тогда показалось, что ты этой Уиллер не достоин. Не знаю, мне показалось…ты достоен лучшей пары. Боже, что я несу… – Стив не сдерживает улыбки. -Выходит, ты уже тогда решала, с кем мне встречаться, а с кем нет… -Стив! -Да я не сужу тебя. Наоборот, любопытно… -Мы же уже говорили, – краснеющее лицо Робин становится всё труднее не заметить. -Да-да….да, – тут что-то улыбка с лица Стива предательски хочет сойти на нет. Его вдруг посещает абсолютно дурацкая мысль. Стыд Робин, её взгляд, растерянность…ему был знаком этот взгляд. Не конкретно в Робин, а в общем. Когда девчонка боится признаться в том, что чувствует. Или её разум думает, что не знает, что чувствует, а вот подсознание уже всё знает. Дурацкая мысль. Не за этим они пришли сюда. – Нэнси тогда хорошо в голову весна стукнула. -Это с осени 82-го вообще-то, – с лёгкой обидой подмечает Робин. -Да не важно… Спасает пару от этой неловкости отец Робин: чай был готов, а потому им следовало идти вниз. Робин даёт Стиву последние наставления, а он в очередной раз ей говорит расслабиться, заверяя, что всё будет окей. Но Робин переживала не просто так : она ведь прекрасно знала своего отца, и то, как он относится к парням. О Стиве она рассказывала ему мимолётно в паре семейных посиделок за чашкой чая, не более. Так что избежать опроса было почти невозможно. Однако, начиналось всё более менее спокойно: -Я не могу не поблагодарить тебя, Стив, за то, что спас мой дом от пожара. -Я просто подвёз Робин, так что это, мягко выразиться, случайность, – Стив старается сдержанно улыбаться, хоть ему это и не сильно хочется. -Порой случайности не случайны, – вставляет своё слово Миссис Бакли – Значит, так было нужно. -Да и машина твоя, парень. Так что… -Я понял, придётся принять вашу благодарность. Спасибо, – Стив всё ещё пытается вести себя сдержанно. Ему не нравится напор взрослых, но если это касается обыкновенной благодарности, то тратить свои силы явно не стоит. Стив больше подмечал, что Робин всё ещё испытывала дискомфорт. Ну ещё бы: знакомь Стив таким же образом её со своими родителями, он бы сам стоял на ушах. Так что Робин можно было понять. Плюс ему удаётся найти безопасную тему для разговора. – Знаете, наверное вы правы, миссис Бакли. -О, милый, ты можешь звать меня Хелен, – любезно обращается к нему женщина. -Хелен, – поправляет себя Стив. – Что случайности не случайны. Ведь если бы мы с Робин в вечер 4 июля немного задержались на подработке, думаю…вы сами понимаете. -Вы бы вы оказались в зоне химикатов…, – в глазах миссис Бакли промелькнуло лёгкое беспокойство. А вот у Робин наоборот, взгляд стал спокойнее. -Нам просто повезло. Плюс произошло это уже после закрытия, так что… -Бросьте, юноша, вам не стоит принижать свои способности, – учтиво смотрит на Стива Томас. Так вот от кого обладает таким взглядом Роб… -Но это правда. Нам повезло, как и другим счастливчикам…Байерсам, к примеру. -Ты о том парнишке, кого пару лет назад фиктивно похоронили? – уточняет Томас. -Да. Знаете, торговый центр восстанавливают, так что… -Да кто в него пойдёт после такого кошмара? Ох… – Хелен тяжело восприняла тот вечер. Да что она, для всего города это был удар под дых… -Важно, что это позади, и что теперь это, вроде как, под контролем федеральных властей. -Это как-раз таки плохо, моя дорогая, – обращается отец к дочери. – Верхушка забудет о нашем городке как это всегда бывает. – Робин знала, что отца легко увести разговоры о политике, а потому нужно как-то выкручиваться. Причём срочно. -И пускай. Знаешь, я приучила Стива любви к кино, – глаза Стива выворачиваются наизнанку. До любви к кино было ой как далеко… «За что, Робин…». -Правда? -Только начала, – наигранно улыбается Стив. – Я предпочитал спорт кино, но теперь наоборот. Да и работаем мы в видеопрокате, так что хочешь или нет, а о кино узнаёшь больше. Да… – вроде-бы выкрутился. Пронесло…или нет? -Главное не слишком увлекайся этим делом, юноша. Хотя с нашей девочкой это легче простого… -Пап! -Я о твоей склонности к гуманитарным наукам, Робин. Не подумай ничего такого, – тем не менее, Робин всё равно восприняла это так, как именно и ожидала - с долей презрения по отношению к себе. Но такую малую оплошность она отцу простит. Стоит иногда признавать, что он правда не имел в виду что-то более личное. -Да, Робин правда специалист в языках. Во всяком случае, мне так кажется. -О, Стив, поверь, тебе не кажется, – на лице миссис Бакли проявляется лёгкая улыбка. А также Хелен понимает, что чувствует дочь, и что происходящее сейчас - не то, что хотелось бы Робин. -Это сложно не заметить, – Стив старается улыбнуться в ответ. Ему вдруг резко захотелось заржать, потому что в голову врезалось воспоминание, как Робин разгадывала шифр русских, глумясь над ним с Дастином. Спасает Стива, как ему кажется, миссис Бакли: -У вас сейчас столько возможностей. В наше время тоже была романтика, но не так как сейчас… – «Зря я обрадовался». Действительно зря. Как оказалось, миссис Бакли ненарочно решила закопать Стива в могилу – Ты помнишь, как ухаживал за мной, Томас? -Ты про тот случай в кинотеатре? Было время, да… – Стив не находит, что ответить. Не знает и Робин. Она чувствовала, к чему клонят родители. И их настрой её не нравился совершенно. Консервативным родителям сложно принять, что Стив просто друг. Да что там Стив. Любой парень. Робин казалось, что у её родителей имелось определённое табу на парней. Что каждого нужно сразу же сватать. Она подала невербальный знак Стиву. А Стив, сам того не понимая, ляпает полнейшую чушь: -И всё равно, с девушками, мне кажется, раньше было легче. Сейчас они слишком требовательные. -Правда? – удивляется услышанному Томас. Робин вот-вот сгорит от нахлынувшего из подсознания стыда. -Лучше пока жить для себя. Девушки подождут. А уж тем более «Ухаживания», знаете ли. – Стив уже понял, что его Ва-Банк прогорел настолько, что на нём будто не осталось одежды. Глупость, над которой они бы с Робин заржали. Но им сейчас было не до ржача. Стив хотел извиниться за сказанное перед Робин. Но не мог, иначе это показало бы его слабость. А выглядеть слабым перед родителями Робин Стив не хотел ради самой Робин. Так что придётся сохранить своё достоинство. -Ты мне уже нравишься, парень. Хорошо сказал, да? -Да, – тихо подмечает Хелен. Но кроме услышанного Хелен заметила, насколько всё происходящее было неловко для их дочери, а тем более бедного паренька. А потому ей стало предельно ясно, что их беседа не приведёт к чему-то особому и пора уже закругляться. – Тем не менее, я полагаю, что нам с Томасом надо ехать. Всё-таки путь не близкий. -А куда вы направляетесь, если, конечно, это не тайна? – Стив задаёт этот вопрос из вежливости, допивая свой чай. -В Блумингтон. Там хорошие сауны, мы всегда ездим туда с Томасом. -А, слышал. – «Финские сауны в Блумингтоне» - место, любимое старшим поколением. Стив правда о нём слышал, правда уже не помнит от кого. Отец Робин обращает свой взгляда на Харрингтона: -Что ж, юноша. Робин, – нескрываемая улыбка отца вновь пристыдила Робин, – Отдыхайте. Только не шалите, -Томас! – Хелен знала, что Робин не любит такого рода «Шутки», а потому понимала, что такое к добру не доведёт. -Ладно-ладно, – он протягивает руку Стиву. -Рад познакомиться, мистер Бакли. – Стив в ответ крепко протянутую руку. – И с вами, миссис…Хелен. -О, Стив, мы тоже рады. Но сейчас нам пора. Я надеюсь, что нам удастся в будущем чаще видеться. Мы всегда рады тебе как гостю в нашем доме, – ох, Стиву рада любая мать. И дети. Не на тех работает его очарование… -Я буду ждать тебя наверху, – Робин молча кивнула в ответ, и Стив направляется в комнату Робин, продолжая сдержанно улыбаться. Как только первый этаж скрывается за лестницей, Стив выдыхает долго сдерживаемый им воздух, вытирая со лба накопившийся от волнения пот. Всё прошло не настолько плохо, насколько он себе представлял. А Робин наверняка представляла это в ещё худшем свете. Если у неё вообще было время что-то представлять. -Я буду в машине, – Томас не считал необходимым давать Робин какие-то советы. Его Робин давно самостоятельна и в обиду себя точно не даст. Да и Стив этот вроде как адекватный, если сравнивать с другими парнями. Что сейчас ему озадачиваться этим… Как только отец уходит, Робин наконец-то расслабляется и тоже вытирает сходящий с лица пот. -Вам не стоит так переживать из-за нас, Робин. -Ну вообще-то пятнадцать минут назад дом чуть на спалился. Так что наше со Стивом волнение вполне естественно. -Брось, Робин. Я-то всё вижу. Стив не плохой человек. -Я и не говорила, что он плохой, мам. -Я знаю, знаю. Просто…ай, ладно, – отмахивается Хелен. -Ну что? – обрывком фраз Хелен всегда вынуждала Робин задать этот вопрос. -Да так, я тоже, наверное, из-за чайника распереживалась. -Ладно, -Да… -Завтра во сколько вернётесь? -Не думаю, что рано. -Мам! -Мы правда думаем задержаться. Завтра приезжает такой массажист…знаменитый Дензель Блеквуд! -Я всё равно не запомню его имя, мам. (И вы, читатели, тоже не обязаны) -Я знаю…да…, в общем, отдыхайте. И дом не спалите! -От кого слышу-то! – Хелен крепко прижимает дочь к себе, и затем удаляется. Робин провожает её робким взглядом, и когда мотор родительской машины начинает урчать и набирать обороты, Бакли закрывает дверь на ключ, оглядываясь назад: наконец-то она может вернуться к тому, ради чего всё это затевалось: помощи Стиву. -Можешь спускаться, Стив! Родительская вечерня окончена. – Стив же в ответ кричит сверху: -Точно? -Да, всё чисто. – Стив слетает по лестнице словно ниндзя, представая перед Робин в другом ключе: ожившем, расслабленным…и улыбающимся? -Ты как считаешь, нормально всё прошло? -Могло быть хуже. Но ты продержался молодцом. -Ты тоже. -Не сказала бы, – смятение вновь начало захватывать Робин. – Не люблю отцовские шутки. -Не заметил, чтобы он как-то шутил на твой счёт. -Просто ты его не так хорошо знаешь. -Возможно… – сложно было не заметить, как на лице Робин прорисовывалось волнение. Стив решает не акцентироваться на этом, чтобы дать Робин выдохнуть. -Ладно…а на чём мы остановились? -Тетрадь? -Да…да…тетрадь, – Робин хватает Стива за руку и волной несёт его наверх. Такой настрой в Робин Стиву нравился. Робин думает продолжить рассматривать записи по биологии, однако подсознание предательски говорит ей, что это не имеет смысла. Вновь переменившееся настроение Стив подмечает сразу, а потому обращается к подруге: -Тебя задели мои слова за столом? -Слова? Ты выкрутился, правильно сделал. – Стив откладывает тетрадь в сторону: -Я серьёзно, Роб. Всё в порядке? -Обид нету, – Робин смотрит прямо в глаза Стиву. -Тогда что тебя беспокоит? -Ты правда хочешь знать? – Стив уже знает, что она скажет. В очередной раз. – Мне кажется, что ты всё ещё хранишь надежду быть со мной. И дело не в словах а… -Посмотри мне в глаза, Роб. – Стив придерживает её руку. Пара присаживается на кровать, и Робин предательски утыкается в глаза Стива. Почему его, а не чьи-то ещё? Она просто устала, да? Да и почему она думает об этом? Она помогла Стиву прийти в себя? Вроде да. Так может пора с этим всем покончить? -Я думаю, тебе пора ехать домой. -Нет, Роб. Робин, блин, – Стив начинает жестикулировать руками, как бы пробуждая себя настоящего после этого спектакля за столом. – Я понимаю твои причины недоверия. Я понимаю, что ты боишься, что я всё также буду думать о тебе. Но правда такова, что я нашёл друга. Того, кто меня понимает лучше, чем любая девушка. Пускай я сморозил глупость перед твоими предками, но в ней есть доля правды. Я правда не ищу никого. Да, моё мужское начало хотело бы девчонку, но я понимаю, что она разобьёт мне сердце, как когда-то Нэнси. -Не стоит принимать всех девушек за Нэнси. -Да речь вообще не о них, Робин. Я говорю о тебе. О том, что я нашёл первого настоящего друга. Ты понимаешь меня. Ты знаешь меня. -Лжёшь, – Робин хочет…заплакать? Или это слёзы от грядущего смеха? Это вводит Стива в заблуждение. Он говорил, что Робин знает его, но и он знает о Робин кое-что: что сейчас от неё можно ожидать всё, что угодно – Вот же ты дурень! Забыть… -Про что? Робин!? -Я про Хендерсона, тупица! -Упс… -Ему было бы весьма обидно слышать такое, – Стиву вдруг захотелось ударить самого себя. Или чтобы перед ним оказалось оказалась рука Дастина. Или его укорительный взгляд. -Представил сейчас, что Дастин даёт мне леща. То ещё зрелище… -Ты прости меня за недоверие. Я привыкла быть одна, а сейчас ты фактически в моей крепости. -Между прочим, это была твоя идея, – в чём Стив был совершенно прав. -Я обычно держусь в стороне от всех. А ещё сторонюсь тусовок. Девичников… -У тебя не было ночей с подругами? – Стив вначале удивляется, но затем понимает, что это был глупый вопрос. – Можем устроить одну сейчас. Побуду твоей «Подругой». -Стив, -Перестань быть занудой. У вас есть что-нибудь…настолка может? Или стаканчики для пивного понга? -Покоя мне не будет…но и тебе тоже, – Робин резво обнимает Стива, стараюсь почувствовать тепло его рук и плеч. Стиву приходится смириться с этой прихотью Робин. – Пошли. Есть что показать. И Робин правда было что показать. Речь шла о пианино, что мило таилось в углу гостиной. А также о её таланте играть на нём. Ну как играть. Перебирать клавиши на примитивном уровне с кучей фальши. -Это отца. Он увлекался музыкой, и изредка что-то, да поигрывает здесь. -Интересный талант… -Скорее хобби. -Привычнее было бы услышать автомобили. Мужчины любят рыться в гаражах. -И тем не менее, я тоже кое-что поигрывала кроме этой брехни, как там было… – правой рукой Робин начинает играть мелодию. Соль-соль…соль-си бемоль-си бемоль-ре-ми…до…ля-ля…ля-до-до-до-ре…соль-соль…соль-си бемоль-си-бемоль-до…си-бемоль-соль…фа-фа-фа-ля…фа…фа… (на октаву выше). Стив внимательно слушает, представляя, как Робин профессионально исполняет это произведение. Возможно, это может звучать красиво, да нет, это звучит красиво. Если только не фальш… Да, от волнения руки Робин начинают предательски лезть на ненужные диезы или путать соль с фа. Тем не менее, она пытается сохранить песню, даже начинает напевать: When are you gonna come down? When are you going to land? I should have stayed on the farm I should have listened to my old man… -Это Ролиннг Стоунс? -Пресли это. Элвис. Дурень ты, - Робин пытается продолжить играть мелодию, но улыбка Стива окончательно сбивает её с толку. -Там про кирпичную дорожку вроде было…да. Да, теперь вспоминаю. -Твои познания в музыке видимо такие же, как и в кино пару месяцев назад. -Удар в сердце, Робин, – Стив машинально прикладывает свою руку к груди, иронично корчась от боли. -Моя любимая, кстати. Хорошая песня. Правда я давно её не слушала. Да и на гитаре давно не играла… -Гитаре? – ещё один музыкальный инструмент. – Так ты, получается, почти что человек-оркестр. -Да не, не. Гитара мне просто больше по душе. Хотя я так говорю о ней, словно часы за ней провожу. Я от силы в жизни раз пять за неё садилась…даже простейшие рифы не сыграю,... – Стив в этот момент замечает, что Робин ожила. Что её страхи и сомнения сошли на нет. Что она говорит обо всём этом с неприкрытым наслаждением. И что это она настоящая. Впервые за последние дни он наконец-то смог раскрепостить её. Ну, или Робин раскрепостило это пианино. Робин же этого не замечала: она просто рассказывала, ничего более. Только спустя секунд двадцать она подмечает лёгкость, возникшую в её душе – …Но если честно, я не люблю рассказывать о таком. Мне нравится, что это только моё. Знаешь, как твой личный необитаемый остров. -Хм…но мне ты это рассказываешь. -Я не чувствую, что мне следует это скрывать от тебя. -Почему? -Видимо, доверяю… – этот вывод для Робин оказался совершенно неожиданным для неё самой. Доверие – вещь обоюдная, и пускай у Робин в семье всё было хорошо, доверять окружающим ей сильно не доводилось. Особенно после чувств к Тэмми Томпсон. Стиву такое слышать было…важно. И в то же время парадоксально. Он только-только говорил Робин, что нашёл в ней друга, а теперь чувствует иное. Её ли это очарование или просто так складывается? -Я ценю твоё доверие, Робин. Но ты не думала пересмотреть приоритеты? Что тебе нужен кто-то ещё? -Не думаю, что мне стоит их пересматривать, – пожимает плечами она. Стив решает сохранить паузу, как вдруг чувствует на своей ладони холодную ладонь Робин. По всему телу тот час проходят мурашки. «Зачем же ты так со мной, Робин…» А Робин сама не понимала, что творила. Она просто это делала. Точнее, тело будто само за неё это делало. Так бывает, когда мозг выдаёт ошибку между причиной и следствием. И сейчас в её голове возникла именно такая ошибка. А возникла она, потому что Робин отказывалась принимать причину. А вот следствие ей было видно кристально чисто. -Удивительно, что одно прикосновение или взгляд заставляют людей сходить с ума. Да? – Стив и не знает, что ответить, лишь пожимая плечами. Она же не сделает то, что ему, кажется, может сделать, да? Кажется, сделает. Робин прислоняется к Стиву, вновь стараясь закрепиться в его объятиях. Стиву приходится окончательно принять факт того, что сегодняшним вечером рулит Робин. А также то, что она, сама того не понимая, теряет голову. Выходит, он может очаровывать? Или он тут совсем не причём? -Я что-то чувствую, Стив. И я не знаю, это гормоны или я… -Тебе ли не всё равно? – Стив тихо смеётся. А Робин не знает, смеяться ей или нет. Она вовсю погружается в океан разгорающихся чувств. Или это не чувства. Это было что-то другое. Это именно «Бабочки в животе». Плохой признак. Но Робин уже ничего не могла поделать: тело решило всё за неё. -Что, если я не остановлюсь? – Стив окончательно даёт понять Робин, что она с ним в безопасности и что он в любом случае будет с ней: -А оно тебе надо, останавливаться? – стоп-кран был оторван, и поезд без тормозов в лице Робин Бакли обретает крылья и выходит на первую космическую скорость. Губами Робин аккуратно впервые прислоняется к шее Стива, но в тот же момент резко отторгается: -Фу, от тебя пахнет маслом! – Стив же никак не обращает внимание на её замечание: -А это всё твой чайник. -Плевать, – первая космическая набрана. Робин прикусывает шею Стива, чувствуя, как возникающий отовсюду пот сливается в нечто единое со Стивом. -Нам нужно наверх. Уж прости, не хочу делать это на рояле. -Вот чёрт! – Робин оглядывается, понимая, что пояницей опиралась на клавиши, некоторые из них издали случайные звуки. – Да. Ты прав. Робин запрыгивает на Стива, впиваясь в его губы. Стиву с трудом, но удаётся удержать её. Давно он не практиковался…да и разве это назовёшь практикой? Ей просто понесло крышу. И хорошо, что понесло с ним, а не с каким-нибудь придурком вроде покойного Харгроува. Через пол минуты они оказываются на кровати. Тетрадь с записями уроков миссис Щёлк уже была на полу, как и смятая записка, когда-то не дошедшая до Стива. Его руки казались ей слишком сильными. И в то же время нежными. Робин понимала, что это её гормоны. Что это женское начало. И что это – нормально. Но что было удивительнее всего – ей это нравится. Со Стива первого слетает футболка. Затем он стягивает с Робин рубашку, а следом – штаны. Робин обращает внимание на своё тело и те прикосновения, которые ей давал Стив. А ещё она чувствует свободу. Вот только стоило Стиву прикоснуться к груди Робин, как та резко подскакивает, словно наэлектризовавшийся ёжик. Стив сразу же даёт ей больше пространства: -Ты как? -Ох…чёрт…-чёрт-чёрт…, – Стив видит, что Робин совсем потерялась. Перед ним словно была даже не Робин. А девочка. Маленькая девочка, которая всё это время сидела под ширмой умной Робин. То была другая Робин. – Вот же…ох… -Ты дыши глубже. Окей? -Нет, Стив…я просто…я…я… -Боишься? – Стив было уже хотел расстроиться. Однако что-то ему не позволяло это сделать. Совесть наверное. Ему было лень копаться в своей голове. -Положи свою ладонь мне на грудь. Ешё раз. -Роб…? -Прошу, Стив. – Харрингтону не остаётся ничего другого, как положить правую ладонь ей на грудь. Довольно странная картина для Стива. А для Робин – так вообще дикая. -Я так понимаю, ничего не будет? – Робин робко отвечает: -Мне нужно привыкнуть к теплу твоей кожи. Для меня это…новое. Боже, что я несу… -Ничего, всё нормально. Просто доверься себе и тому, что чувствуешь. Поверь, так будет лучше. -Всё равно это… -Я не сужу тебя, Робин. Ты сама сделала этот выбор, пусть даже не признаёшь этого. Но ты сама предложила мне поехать к тебе, сама тянешь в эту...романтику. -Ты прав. Да… -Чтобы ты знала: для меня твоё доверие важнее, чем вот это… -Не убирай руку, прошу. -Окей, – тихо шепчет Стив, смотря в глаза Робин. Две пары зрачков образуют невидимую гипнотическую связь. Такую, что кроме их собственного дыхания ни Стив, ни Робин более ничего не слышали. Они и не хотели. Особенно Робин. Они так и остались лежать, болтая то и дело о всякой всячине. Стив не считал это своей победой. А Робин, скорее, считала случившееся слабостью. Когда сознание меняется местами с подсознанием…она ведь чувствовала, что ничего из этого хорошего не выйдет. Что она может всё испортить. Или как минимум потерять друга. Но несмотря на такие мысли Робин дала себе понять, что сегодня уже было бестолку что-либо решать. Гормоны хорошо дали ей в голову и не только. А потому, словно опьянённая ароматом Стива, Робин заснула, опирая свою голову на его плечо с грудью. Порядка получаса Стив находился наедине со своими мыслями, а когда понял, что Робин спит младенцем, то подменил ей своё плечо на подушку и отправился выключить свет, да и нужду справить. После Стив ещё раз взглянул на спящую Робин и понял, что с Нэнси у него такого не было. А если и было, то быстро. Нэнси от него многое требовала. Робин же была собой. Пускай другой, но собой. И даже сейчас она оставалась собой. Стив наконец-то понял, чем его так зацепила Робин – искренностью. Искренность была редким качеством людей в Хоукинсе. И даже несмотря на это осознание, Стив решил для себя, что пока делать выводы рано. Стив понимал, что это всё лишь инстинкты. Его цепляло в Робин большее, чем вот это. И, наверняка будет цеплять ещё. На следующее утро, дом Робин Свет…неприятный…или всё же приятный, свет. Стив не хочет свет. Он хочет вроде как ещё поспать. Или уже нет… -Да ну нет…, – Стив пробует отвернуться от солнечного света, и только сейчас приходит в себя: он ведь не дома. Он с Робин. – Вот блин! Стив вскакивает, вяло протирая свои глаза. Сколько времени прошло? И где Робин? Он натягивает на себя брюки, а также слегка смятую футболку. Стив помнит всё. Кроме того, как заснул. По привычке Стив подходит к окну, как вдруг от неожиданности его пугает знакомый голос: -Доброе ут... -АО…чёрт, блин…доброе. Да. – Робин выглядела уже в самом привычном для себя образе: слегка неухоженные волосы, футболка на больший чем у неё размер и шорты. Стив пытается по-кавалерски улыбнуться, но Робин сбивает его настрой: -Стив, – Харрингтону приходится слегка надуть щёки, Робин бросает Стиву полотенце и тому, как бывшему игру в баскетбол, удаётся словить то без особой трудности – Там внизу поесть есть. Можешь разогреть хот-дог себе. И прости меня за мои кулинарные навыки если что, – Стив думает сначала поддержать Робин, но в ответ решает лишь молча кивнуть: -Я сейчас спущусь. -А я пока займусь журналом Итальянской моды. -Оригинально. Робин направилась в гостиную. Она не стала показывать Стиву своё разочарование, скорее это было её проблемой. Сама привела его, сама потянулась, винить ещё Стива в том, что в её голове одни тараканы из-за гормонов как-то глупо. Она ведь хотела сама разбираться в этом ворохе чувств? Вот и будет разбираться сама, а Стив…что Стив? Опять Стив? Нужно ждать, когда Стив из прошлого вечера хоть немного выветрится из её головы. Хорошо, что у них сегодня выходной, и уже через час Робин останется в привычной для себя среде – наедине с журналом Итальянской моды. Как она любит. -Знаешь, а это правда вкусно, – крикнул Стив с кухни, улепётывая хот-дог. -Ты не представляешь, как я старалась! – иронично прокричала в ответ Робин. -Я тебе верю, – жуя, процедил Стив – Но это правда вкусно! -Я радааа! Стив безмерно радовался тому, что Робин не сильно парилась о последнем вечере, а уже язвила обычными шутками. На и ход-дог закончился. Ну что ж, голод слегка утолён. Уже хорошее достижение. И несмотря на вроде как полный порядок, Стив всё-таки решает удостовериться, что между ним и Робин нету никаких недосказанностей: -Так что, я полагаю, ночь была исключением? -Верно, - не отрывая глаз от журнала, отвечает Бакли. -Лады…хорошо. -Я знаю, может, палку перегнула. Гормоны. Мой косяк. -Робин, я не думаю, что это твой косяк. Всё нормально, правда. -Снова оправдываешься? – кажется, Робин читала Стива по одной интонации его голоса. Либо заставляла Стива так думать. -Понимаешь, Робин, хорошо, что рядом был я. Другие парни поняли бы тебя по-другому. -Но ты-то не они, – вот тут она уже подняла свой взгляд, явно давая понять, что всё в порядке. Да, Стив научился распознавать доверие Робин по одному взгляду. – Я бы не была собой с другими, поверь мне. Так что да, сочтём всё это за нелепое исключение. -Исключение… – подытоживает Стив. -Да…Ну ладно, ладно. Иди сюда, – Робин решает прижать Стива к себе, чтобы вновь почувствовать его тепло. И не только. -Тогда до понедельника? -До понедельника, – едва улыбается Бакли. Теперь на её душе вроде как настал покой. Стив не беспокоится за неё, а она за себя. Ну а Стиву приходится смириться с такой вот странностью Робин. Она правда доверяет ему. И теперь Стиву нужно оправдать её доверие. Что это не просто так. Пускай это было исключением, но всякое исключение может к чему-то привести. И даже несмотря на такие мысли, Стив решает не хранить больших надежд. Ведь он не солгал предкам Робин, что не ищет девушек. Но в то же время солгал о том, что хочет пожить для себя. Стив очень хотел бы найти девушку. Да вот только понимает, что никто ему не подвернётся, потому что…парадокс, он не хочет быть пока с кем-то. Ему достаточно Робин. Дастина. Ему правда достаточно того, что есть сейчас. А что там будет дальше – время покажет. Такой конец рассуждения Стива вполне устраивает. А потому он посвящает весь день и его остаток разбору старого хлама в отцовском гараже. Иногда важно на что-то отвлечься. И гараж прекрасно подходил под это «что-то».
Отношение автора к критике
Приветствую критику в любой форме, укажите все недостатки моих работ.
Права на все произведения, опубликованные на сайте, принадлежат авторам произведений. Администрация не несет ответственности за содержание работ.