фаза

Слэш
R
Завершён
46
Размер:
2 страницы, 1 часть
Описание:
Посвящение:
Примечания:
Публикация на других ресурсах:
Уточнять у автора/переводчика
Награды от читателей:
46 Нравится 7 Отзывы 21 В сборник Скачать

moonlight

Настройки текста
Примечания:
— ва-ау, кто это у нас здесь такая симпатичная оторва? с новой тату-ушкой, вы только гляньте, какой распущенный ангел. ну невозможно, нельзя быть таким красивым, прекращай издевательства, — чимин громко смеется, выгибаясь на чонгуковых бёдрах, весь сжимается, ёрзает, обвивая руками его потеплевшую от прикосновений шею. хён аж светится — редко застанешь пака таким радостным. чонгук кусает щёки, обнажая улыбкой выступающие передние зубы и косые ямочки. он трогает чужое тело везде, где может, стараясь обходить стороной края плёнки и, ради безопасности, всю чиминову спину, запускает пальцы под молочную ткань свитера, словно истыканного дыроколом, прижимает их к выступающим ребрам. пак ломается, вздрагивая, его голос становится ещё звонче, разносясь по всей гостиной, худые ключицы в вырезе изгибаются буквой v. а ведь юноша знает — тот ни капли не боится щекотки. и этот звук для него означает лишь счастье. — нет-нет, я знаю, что ты делаешь, ты кокетничаешь! хватит милашничать! ты не можешь так поступать с моим сердцем, распутник, хватит, хватит, — чимин задыхается от смеха, стискивая бицепсы чонгука ладонями, коротко поддается вперед, прилипая губами, как изголодавшийся по человеческому теплу странник, но, не успевает чон распробовать жадный рот и расслабиться, тело уже отрывается от него, растягиваясь на поверхности. пак продолжает улыбаться, даже не дернувшись, сжимает коленями его талию. чонгук в очередной раз задумывается о том, какой же парень мощный, какая безумная у него выдержанность к боли. казалось бы, юноше ли восхищаться, когда от собственного тела скоро не останется чистого местечка? но потому он и может оценить эти ощущения в полной мере. — я предельно честен, гук-и. может, это всё о тебе. о вас, о том, что мою любовь можно обернуть вокруг земного шара, что она никогда не угаснет, — чимин растирает выступившие от веселья слезы и теперь уже очередь чонгука ловить воздух, дабы не потонуть в море нежности, в коем его с головою топит. нечестно и неожиданно. он сводит брови, качая головой, и дергает чимина перевернуться. разложенный на диване матрас подкидывает вместе с ними, уравновешивающий шлепок приходится на колено в джинсе, пока пак гнется кошечкой, вздергивая задницу. аж низ верхней одежды соскальзывает, демонстрируя собирающуюся на коже пленку. тот хихикает, комкая пальцами рукава свитера, словно отыгрывает аниме-тяночку хентайной ролевой. — показывай давай, змей. твои бы слова да иметь на записи, чтобы включать, когда ты гонишь меня мыть за тобой посуду и оружейную кухню, — чимин показывает ему язык через плечо, раздеваясь. то ли они травкой надышались от хосоковой трубки, то ли солнце сегодня достаточно ярко поднялось и сеул одаривает их летним, свеженьким серотонином. плёнка собралась ещё сильнее, когда парень снимал свою попытку разбавить гардероб классической капсулой из шкафа тэхена, но чонгук видит её. конечно же, он её видит. серая и чёрная краски, вбитые в слои кожи в отражении всех фаз луны. чимин всё-таки продолжил свой полумесяц. чужой позвоночник сухо выступает под татуировкой, рисунок съезжает вместе с тем, как он прогибается, очерчивая весь паков скелет — да, по тому можно учить анатомию, и чон знает, что это больно. краснота переодически выступает и за прямоугольным куском защиты, расползается к корням растрепанного маллета. таинственность, благородство, эстетика. это пиздецки больно, однако чимин не выдает скованность ни единым движением, и это юноша смотрит опытным взглядом разбирающегося человека. он осторожно проводит кончиками пальцев вдоль чужой талии, пак вздыхает. чонгукова расчерченная символами рука смотрится прекрасно рядом с родным эскизом. правда, тот берёт за душу со скоростью света. прямо как его обладатель и идейный вдохновитель(сто процентов). комната сияет под лучами ультрафиолета, будто они на районной вписке в закрытых кварталах. — не дергайся. я не переживу, если мы испортим такую прелесть, — чон сильнее сжимает чужие бедра, наклонившись, чтобы… чтобы невесомо поцеловать серебристое полнолуние. иногда на него накатывает чувство нереальности происходящего, невозможно, чтобы он заполучил кого-то такого себе, чтобы получил такую жизнь. юноша в смятении вытряхивает чимина из джинсов. — поверить не могу, что ты такой горячий. ты не можешь быть моим, — острые лопатки приподнимаются в дыхании, явно слишком резком, и пак собирается обернуться, но чонгук вжимает его обратно в покрывало, наваливаясь сверху. — но я твой. и это для тебя, тебе же нравится, правда? она больше о вас, чем обо мне. просто в один момент вы стали частью моей души. я бы сказал, вы её создали. — она идеальная. золотые руки мастерицы хёны. — я люблю тебя. хочешь, я буду говорить это каждый день? — чон втягивает в рот губу, чтобы не закричать, и упирается в упругие ягодицы лбом, замолкая. он видит — светлые волоски на ногах чимина стоят дыбом. — ...нельзя извиваться, понял? чтобы не поплыло и не поцарапалось. — понял. — принести тебе обезбол? — нет. чонгук отгибает резинку тонких паковских боксеров, влажно облизываясь.
Примечания:
Отношение автора к критике
Не приветствую критику, не стоит писать о недостатках моей работы.
Права на все произведения, опубликованные на сайте, принадлежат авторам произведений. Администрация не несет ответственности за содержание работ.