ID работы: 12214142

Темная пламя

Джен
NC-21
Завершён
30
автор
Размер:
8 страниц, 3 части
Описание:
Работа написана по заявке:
Публикация на других ресурсах:
Уточнять у автора/переводчика
Поделиться:
Награды от читателей:
30 Нравится Отзывы 17 В сборник Скачать

Часть 2

Настройки текста
      В поместье Малфоев большой каменный круг тоже был. И тела маглов, которым мы в троем резали глотки, тоже были. Обескровленные задушенные нашими с Драко магическими плетьми. Я не сказал бы, что ритуал, который мы проводили, хоть чем-то помог мне стать сильнее. Но Люциус лишь посмеялся над моими страхами:       — Он и не должен был. Мы привязывали наши палочки к нам самим, чтобы никто не мог забрать их у нас и обратить против прежних хозяев.       — И ради мы убили пятерых маглов?       Блондин с интересом посмотрел на меня:       — Вас это шокирует, юный Поттер?       — Сэр, меня шокирует отсутствие массовых модификаций у заклятия Империус. Маглов много и их не жалко! — улыбнулся я, допивая из кубка с кровью все, что там осталось.       Не знаю, вышла ли из меня остаточная энергия заклинаний, но меня определенно прорвало. Я рассказывал Люциусу о том, как жил у Дурслей, и он даже предложил мне подать жалобу на Дамблдора. Я обещал подумать и, действительно, чувствуя облегчение, словно лопнул нарывы мешавшие мне жить, прикоснулся палочкой к виску. Стоп, а почему мне вспоминается ночное небо, в котором полосуют друг друга самолеты времен второй мировой? Кто эта девушка с длинными косами, в паре с которой мы расстреливаем заклятьями неизвестных мне одетых в черное юношей со злыми глазами? Я рухнул без сознания, а память переполнялась событиями. Вот, незнакомая девушка с пышными каштановыми волосами и смуглой кожей с ужасом следит за моей дуэлью с бритоголовым татуированным колдуном. Вот, одноглазый русский и его големы разлетаются от моего заклятия. Кто я?

***

      Когда я очнулся, увидел, что оказался заключен в пентаграмму на полу. Люциус стоял, направив на меня палочку.       — Кто ты, дитя с памятью взрослого мужчины?       — Я не знаю! — честно ответил я.       Разум разрывали воспоминания, о двух жизнях. Теперь я знал откуда всё в Косом переулке кажется знакомым. Люциусу мой ответ не понравился. Он холодно сказал:       — Вы знаете о моих тайнах, сэр, которые я предпочёл бы скрыть. И я должен быть уверен, что вы будете молчать. Так я могу верить вам?       — Я не знаю, говорю вам! — крикнул я. — Я не знаю, сэр, откуда все эти воспоминания!       — Круцио! — рявкнул колдун. Боль пронзила меня, словно раскаленный клинок. Но что-то во мне присвоило её. Что-то вынудило дерзить.       — Лорд Малфой, как вы будете сражаться с маглами, если вашей силы не хватает, чтобы пытать мальчишку. Вашей силы для меня недостаточно!       Красная вспышка заклинания почти ослепила меня. От боли из моих глаз потекла кровь, но зато создание внутри меня наполнилось силой. Оно крикнуло моими устами:       — Эштикендес нетс!       И меня вырвало на Люциуса. Тонкие нити неизвестной субстанций сохли, почти моментально запутывая его и перетягивая, вскоре колдун напоминал жертву паука из магловских фильмов ужасов. Мое заклинание сломало ему челюсть, примотав её груди. А я чувствую, что сдохну, если не напьюсь сейчас изо всех сил. Он попытался освободиться. За этим делом меня и застала Нарцисса.

***

      Я выпил четвертый кувшин молока, Люциус которому жена закончила вправлять кости, сидел в трусах в кресле и смотрел, как лимонный сок стекает по его гладкой груди. Им его так же полила Нарциса.       — Знаете, мистер Поттер, вы очень везучий мальчик! — сказал он, наконец. — А если бы моя жена не бывала в Германии и не знала, чем пришлось бы снимать ваши чары?       — Сэр, я не знаю, откуда мне известно это заклятие, — осторожно сказал я. — Не знаю и почему нахамил вам.       И я действительно не знал! Чужие воспоминания — очень дрянной признак для мага. Этому учили все прочитанные книги. А Люциус огорошил меня ещё больше, заявив что у меня Воландеморт в голове. У меня к темному магу не было особых претензий. Он защищал свою жизнь. А вот к моему отцу, полезшему в войну с новорожденным ребенком на руках, которая его, чистокровного, никак не касалась, очень даже. Но все же Воландеморт не часть меня. Его нужно вынуть и как можно скорее. Люциус был с этим согласен. Он засел писать свои знакомым, как это можно сделать. А мы с Драко стали готовиться к возвращению в Хогвартс.       Школа встретила сиянием защитных заклятий и доспехами бродящими по коридорам. Остальные Гриффиндорцы тяжело переживали нападение тролля и засели за боевую магию. Я отлично понимал, что у ребенка столько же шансов одолеть боевого монстра пусть и не одетого в броню, сколько научиться не замарываться, ходя по большому на руках ограничился артефактным шарфом из шелка акромантула. Гигантские пауки могли отклонять заклятия и даже дать способность не привлекать к себе внимания, если искать не будут принципиально меня. По совету Люциуса я продолжал обыскивать Хогвартс, используя воспоминания Воландеморта. Конечно, ни один из магов, которых магическое сообщество называло великими, по факту не создал ничего нового. Но, если мне не добраться до книг и артефактов давших силу Альбусу Дамблдору, почему бы не использовать Воландемортовские? В данный момент я охотился за трудом описывающим влияние лунных фаз на силу чар. Проблема была в том, что автор рассматривал материал на примере темных чар и обрядов, вроде жертвоприношений, когда энергия жертвы использовалась, чтобы, например, укрепить жилище волхва. Но нет магии темной и злой, даже чары вызывающие такое сильное отчаянье, из-за которых жертва отказывается от пищи и тихо угасает, можно использовать, чтобы довести до целителей того, кто подвергся мучительному проклятью. В таком состоянии он хотя бы сохранит более менее здравый рассудок.       Заклинание света вынудило Гаргулью открыть путь наверх в узкий потайной чулан, где все ещё лежали книги, до которых не дорвались руки упырей министерства. Я вздохнул, по мнению магического правительства маг, прочитавший книгу с гей персонажами, побежит за страпоном что ли? Почему нас должно касаться, как применял свои открытия автор? Главное, что они работают!       В узкое окно на улицу, я видел, как старшекурсники из дуэльного клуба Пуффендуя зеленели от сотворенных чар, оживляющих доспехи. Неужели я один думаю, что нужно атаковать заклинателя? Ведь латы можно восстанавливать и оживлять, пока магия есть. С ухмылкой я спустился вниз и попросился принять участие в поединках. Сегодня как раз должно быть полнолуние. Все усиливающие чары работают с тройной силой. Почти закончившие свое обучение слизеринцы сначала смеялись надо мной, а потом, когда выросшая под чарами трава проникла им под одежду и щекотала все на свете, они начали испытывать спазмы. После этого их пришлось отправить в кабинет мадам Помфри, а меня к Дамблдору.       — Гарри, я очень рад, что вы, наконец, стали интересоваться дуэлями. Но почему вы начали с дуэльного клуба Пуффендуя? — спросил директор. — Преподавательский состав крайне обеспокоен слухами о глупости представителей этого колледжа.       — Я, господин директор, очень обеспокоен слухами о том, что Пуффендуйцы совсем не глупы. Более того, один из их третьекурсников осваивает магию измерений. Я вовсе не хочу угодить куда-нибудь в другой мир. -сказал я, любуясь малюткой Фениксом. Мы и так потеряли Гермиону Грейнджер…       Бабах!       Грохот, явно магловского, орудия вывел нас из равновесия. Выглянув в окно, я увидел, что слухи о пуффендуйском гении правдивы. Но терпения ему явно не доставало. Незнакомый мне мальчик с ужасом отходил от машины, где вращалась медная шарообразная подвеска. А над Хогвартсом парил магловский дирижабль, сбрасывая на нас бомбы. Лицо Дамблдора перекосилось. Он выхватил палочку и выкрикнул защитные чары.       Впервые в жизни я был готов отдать кому-то всю энергию, что я имел, потому что хорошо себе представлял, что может сделать бомба со старым потрескавшимся замком.
Возможность оставлять отзывы отключена автором
Права на все произведения, опубликованные на сайте, принадлежат авторам произведений. Администрация не несет ответственности за содержание работ.