ID работы: 12214284

Сборник драбблов с Карлом Гейзенбергом

Гет
NC-17
В процессе
110
автор
Размер:
планируется Макси, написано 24 страницы, 4 части
Описание:
Примечания:
Публикация на других ресурсах:
Уточнять у автора / переводчика
Поделиться:
Награды от читателей:
110 Нравится 24 Отзывы 16 В сборник Скачать

1. Очередной братец

Настройки текста
Примечания:
      Гейзенберг никогда не любил собрания: видеть самодовольную рожу этой пернатой стервы — то ещё удовольствие… Но, как послушный сынок, он должен был прибегать по первому зову и делать то, что пожелала бы прогнившая душонка мамочки, как бы ему этого ни хотелось. Унижения, ругань, притворство — ими наполнялась каждая такая встреча. Однако так было до тех пор, пока в «семье» однажды не появилась ты. Милая, очаровательная девочка, годившаяся ему в дочери, ты сразу завладела вниманием четвёртого лорда, хоть и не прилагала для этого никаких усилий. Так, собрания Матери приобрели для Гейзенберга большее значение, чем прежде, ведь именно на них он мог встретиться с тобой не преднамеренно.       Годы, проведённые в одиноком отшельничестве, очень сказались на социализации Карла: он был крайне нелюдим, местные сами сторонились его, отлично наслышанные о недюжинной силе, скрытой в нём, а общение с названными братом и сёстрами (уж тем более, с мамулей!) сводилось им к минимуму, чаще необходимому и неизбежному. Так что, когда в компании появилась ты, невинная и не испорченная ядом злобной паучихи Миранды, и мужчина вдруг ощутил к тебе давно забытое влечение, снова вернуться в привычное русло общения и вспомнить, какого это — ухаживать за девушками, стало для него проблематичным. Однако спустя время и ненавязчивые встречи ему таки удалось завладеть и твоим вниманием взамен; у вас было не так уж много общего, но ему нужен был лучик света в пучине безумия, а тебе… тебе нужен был кто-то, с кем можно коротать одинокие вечера (нет, речь не о запретной близости). И вот, спустя столько лет аккуратного обхаживания, ваши отношения наконец сдвинулись с мёртвой точки, если бы только сегодняшний день не подкинул Карлу такую свинью…       Всё грёбаное собрание он сидел как на иголках, беспрерывно дымя одной сигарой за другой и нервно потирая рукоять молота, облокоченного о скамью. А причиной такого его состояния была ты. Точнее, этот новоиспечённый член вашей ненаглядной семейки, всё это время пожирающий тебя чуть ли не плотоядным взглядом. Гейзенберга это выводило из себя — весь вид этого жалкого сопляка, на которого ты отчего-то смотрела с нескрываемым интересом. Всё внутри лорда закипало, как бурлящая лава вулкана, а руки так и чесались послать в сторону засранца какую-нибудь железяку. Однако каким бы сильным ни было его желание прикончить его на месте, он не мог устроить сцену прямо здесь и сейчас. Тогда Альсина уж точно засмеяла бы и унизила бы его у всех на глазах. Этого ещё не хватало!       Но ты (конечно, не специально) не замечала всех нервных движений и красноречивых вздохов со стороны лорда. Всем твоим вниманием завладел этот милый юноша — твой новый брат.       — Итак, — продолжала Матерь, внимательным взглядом из-под золотой рясы осматривая вас по очереди, — кто решится взять на себя ответственность рассказать своему брату о нашей деревне, показать окрестности и научить правильно пользоваться своей силой?       По правде, этот новенький не обладал какой-то особенно сильной способностью. Регенерация его была также слаба, да и здоровье в целом подводило. Однако Миранда посчитала этот эксперимент более-менее удачным и даже решила принять в свою семью, чему некоторые — в основном Гейзенберг, разумеется, потому что остальным было всё равно, — были не очень-то рады. Парня звали Лука, и красота его была такой, что скажешь, будто он сошёл с обложки модного журнала: молодой, смугловатый, с густыми вьющимися волосами и угольными глазами, а рубашка, застёгнутая на все пуговички, кроме первой и второй, выгодно подчёркивала рельефные мышцы и гладкую кожу. Казалось, этот Аполлон был идеален.       Стоя рядом с Мирандой на небольшом возвышении и сложив руки на груди, он подмигнул тебе, когда ты в очередной раз — совершенно случайно! — встретилась с ним взглядом, и очаровательно улыбнулся, обнажая ровный ряд белых зубов. Как вдруг порция дыма прилетела тебе прямо в лицо, заставляя зажмуриться.       — Что ты творишь?! — поворачиваясь к Карлу, сидящему на скамейке рядом, прошипела ты, недовольно хмурясь и всё ещё пытаясь проморгаться. Тот ничего не ответил, а лишь криво усмехнулся, затягиваясь снова. Усмешка показалась тебе странной, и ты уже хотела спросить его, в чём дело, когда Миранда прервала тебя:       — Дорогая, — обратилась она к тебе, протянув руку и привлекая твоё внимание, — мне кажется, тебе лучше всех удастся справиться с этой задачей. Ты присоединилась к нашей семье последней и пока ещё не забыла, какого это — рождаться вновь.       Ты была удивлена такому повороту событий, ведь доселе она не давала тебе никаких важных поручений. Что ж, это будет первым, и ты никак не должна её подвести.       — Да, Матерь, — почтительно склонив голову, промолвила ты, внутренне улыбаясь и вновь мельком глядя на парня рядом с ней.       Миранда кивнула и уже хотела распрощаться с вами, когда вдруг раздался хрипловатый голос Карла:       — Да чему эта соплячка может его научить? — махнув сигарой в твою сторону, почти что неприязненно произнёс он, и ты удивлённо взглянула на него, не ожидая грубости в свою сторону. — Сажать цветочки и варить компот? Ха! Отдайте его мне, и я сделаю из него настоящего мужика. — Золотистые глаза лорда зловеще сверкнули за тёмными окулярами, когда он посмотрел на Луку.       Со стороны леди Димитреску послышался едкий смешок: кажется, она вполне понимала, почему вдруг обычно остающийся в стороне Карл в этот раз решил поучаствовать в «делах семейных». Проигнорировав это, ты полностью развернулась к Гейзенбергу, расслабленно развалившемуся на спинке скамьи. Такое его поведение было тебе непонятно. «И что на него нашло?» — подумала ты, пытаясь разглядеть за ехидной маской, обычно нацепляемой им, чтобы скрыть истинные чувства, ответ на свой вопрос. Однако лорд казался непроницаемым.       — Вообще-то, чтобы быть, как ты выразился, настоящим мужиком, вовсе не обязательно направо и налево размахивать молотом и скалить клыки. Достаточно хотя бы просто не грубить, — скептически заметила ты и услышала, как кто-то тихонько посмеялся (вероятно, это была Донна).       Гейзенберг не ответил, однако его губы исказились в фальшивой усмешке: ему нравилось, что, несмотря на то, что ты была слабее его, никогда не боялась постоять за себя и высказать свою точку зрения. Хотя, в любом случае, он, конечно же, не причинил бы тебе вреда.       Несколько секунд, которые, казалось, длились целую вечность, вы смотрели друг на друга, пытаясь понять истинные мотивы, движущие вами. Однако одно ты могла понять абсолютно точно: он не хотел продолжать спор у всех на глазах. Хмыкнув, ты вновь повернулась к Миранде.       — Матерь, позвольте всё же я займусь Лукой.       В ответа та кивнула, явно не желая и дальше выслушивать пререкания Гейзенберга, и, одарив четвёртого лорда многозначительным взглядом, вмиг разлетелась стаей ворон к верху, исчезая через отверстие в скале. Вероятно, это означало конец собрания, а значит, все могли расходиться. Первой ушла Димитреску, затем Донна и Моро. Гейзенберг покинул стены подземной церкви последним. И наконец ты осталась один на один со своим новым братцем. Он спустился к тебе, ни на миг не снимая с лица очаровательной широкой улыбки, и галантно подал руку. Держась за протянутую ладонь, ты встала со скамьи, мило ему улыбаясь.       — Я рад, что со мной осталась ты, а не один из этих злобных уродов, — самым что ни на есть дружелюбным тоном сказал он, но тебя передёрнуло от этих слов.       — М-м, — непонятливо нахмурилась ты, — они не уроды. Они — наша семья. Было бы хорошо, если бы ты понял это сейчас. — Твой тон не был нравоучительным. Ты улыбалась, однако смотрела строго.       — Ну да. Конечно, семья, — отмахнулся юноша, медленно приближаясь к тебе. — Пускай будет так. — Ты почувствовала тепло его тела и горячее дыхание, мягко обдающее кожу твоей шеи. — Ради тебя, — продолжил он, — я буду кем угодно. Хоть непослушным младшим братом. — Руки парня ненавязчиво обвились вокруг твоей талии, притягивая тебя ближе к себе.       — Э-э… — упираясь ладошками в его грудь, скрытую тканью рубашки, протянула ты, — Лука… Я не думаю, что это хорошая идея, — осторожно попыталась отказать ему.       — А мне кажется, очень даже хорошая, — уже не стесняясь, целуя тебя в шею, томно прошептал парень, забираясь руками под ткань твоей кофты.       — Лука… — протестовала ты, но тот не унимался. — Хватит!       Стоило твоему крику раздаться, как со стороны входа послышались быстрые, тяжёлые шаги. Ты повернула голову, когда хватка Луки ослабла: это был лорд Гейзенберг, и вид у него был, мягко говоря, недружелюбный. Металлические обломки, коих в округе было немного, угрожающе задрожали по мере его приближения, и ты поняла, что ещё никогда не видела его таким (даже при ссорах с госпожой Димитреску он не был так свиреп, а уж она-то могла вывести его из себя).       Вмиг ты осознала, что он собирался сделать, потому как рука его резко направилась в сторону Луки, который тотчас отпустил тебя и теперь стоял, чуть ли не дрожа, с огромными испуганными глазами.       — Так и знал, что ты тот ещё сучара! — прорычал он, когда почти оказался рядом. Ты успела среагировать и отшатнуться, как вдруг какая-то арматурина зарядила парню прямо по лицу, отбросив на добрые несколько метров и ударяя о стену. Посыпался кирпич, падая на кудрявую макушку, и тот болезненно взвыл, прежде чем потерять сознание.       Ужаснувшись, ты обернулась на Карла, а затем подбежала к Луке, присаживаясь на корточки и осматривая рану. Из носа текла кровь, а хрящ торчал наружу.       — Чёрт! Ты сломал ему нос! — вскрикнула ты, вновь укоризненно посмотрев на Гейзенберга. Но тот лишь пожал плечами, всё ещё тяжело дыша.       — Всего лишь нос. Переживёт как-нибудь.       В чём-то ты была даже согласна, однако насилие никогда не было для тебя приоритетным способом переговоров, воспитания и чего бы то ни было другого. Лорд же был другого мнения. Он считал, что только боль может сделать из парня настоящего мужчину, потому что сам прошёл через все круги ада и знал, какого это, на собственной шкуре. Однако сейчас его целью не было перевоспитание, это было импульсивный, необдуманный порыв встать на твою защиту. В общем-то, все действия, так или иначе касающиеся тебя, чаще всего были с его стороны необдуманными. Ведь ты была такой молоденькой, свежей и прекрасной, как только что распустившийся цветок. «Зачем ей нужен такой слабак?» — думал он, когда наблюдал за твоими бережными движениями около этого сопляка. — «Даже за себя постоять не может…»       Если бы ты могла читать мысли, уже давно поняла бы, в чем тут дело. Однако… в очередной раз ничего не ответила и повернулась обратно к Луке, приложив пальчики к его разгорячённому лбу. Несколько мгновений — и он медленно пытается открыть глаза. Нос на месте, а голова не кружится.       — И нафига ты это сделала?.. — недовольно проворчал Карл позади тебя. — Было бы уроком. А теперь даже шрама не останется.       — Тш-ш-ш!.. — шикнула на него ты и протянула ладошку к парню, осторожно открывая глаза и осматривая зрачки. — Кажется, он в норме…       Лука постепенно пришёл в сознание и, когда заметил твои руки около себя, в страхе дёрнулся, устремляя взгляд куда-то позади тебя. Испуганный и растерянный, пару минут назад он казался полным решимости получить то, что хотел, но стоило более сильному появиться на арене, как вся его хвалёная храбрость куда-то улетучилась. Тебе стало даже жаль его.       — Извини его за это, — начала ты, кивнув в сторону лорда, на что получила от того недовольный смешок. — Зато теперь знаешь, что лучше его не злить. — Ты покачала головой и мягко улыбнулась ему. — Признаться, я не ожидала от тебя такой… дерзости. Больше так не делай, ладно? — Тот судорожно кивнул несколько раз. — Послушай, тебе нужно понять, что здесь… очень опасно. Так что если ты хочешь быть частью этой семьи, если хочешь не подохнуть от лап какого-нибудь ликана, или гаргульи, или другой нечисти, которой здесь, к твоему сведению, кишит вся округа, то тебе нужно запомнить одну простую вещь: не суй свой нос туда, куда не просят. Просто делай то, что говорят. Считай это нашим первым уроком, — смягчившись, добавила ты. — Думаю, лучше продолжить завтра, не считаешь? Встретимся после полудня у алтаря. Ну, всё. Можешь идти.       Вряд ли твои слова возымели бы такой эффект, не будь за твоей спиной свирепого лорда, посылающего в бедного парня гневные молнии и одним своим видом заставляющего его внимательно тебя слушать. И только когда Гейзенберг кивнул ему в сторону двери, тот быстро поднялся и побежал на выход.       — И не вздумайте снова что-то выкинуть! — крикнул лорд ему вслед. — Я приду вместе с ней!       Ты поднялась следом, разворачиваясь к Карлу и отряхивая юбку. Он стоял почти расслабленно, с молотом на плече и устрашающе надвинутыми на нос очками. Наверное, будь ты на месте Луки, испугалась бы ещё больше. Однако… ты никогда не будешь на его месте. Осознание этого заставило тебя улыбнуться: всë-таки было приятно иметь такого защитника за своей спиной.       — Наверное, мне стоит сказать спасибо, — по-доброму улыбаясь ему, начала ты. — Благодарю, лорд Гейзенберг, — усмехнулась ты, ведь никогда не называла его так. Его губы дрогнули в едва заметной улыбке. И всё-таки она была не такой, как всегда: презрительной и фальшивой, в этот раз наполненная нежностью и искренностью. — Оказывается, иметь старшего брата — очень выгодно…       Ты сделала несколько шагов к нему ближе и, приподнявшись на носочках, оставила короткий поцелуй на щетинистой щеке. Дрожь прошлась по телу мужчины, а следом разлилось приятное тепло от твоего ласкового прикосновения, заставляя его губы окончательно расплыться в довольной улыбке.       Конечно, он хотел бы быть для тебя большим, чем просто старшим братом, и чувствовать нежность твоих рук ежедневно, но ведь всё ещё впереди, не так ли?..
Отношение автора к критике
Приветствую критику только в мягкой форме, вы можете указывать на недостатки, но повежливее.
Права на все произведения, опубликованные на сайте, принадлежат авторам произведений. Администрация не несет ответственности за содержание работ.