Ульяна и тентакли

Другие виды отношений
NC-17
Завершён
44
автор
Саня Сардин соавтор
Пэйринг и персонажи:
Размер:
4 страницы, 1 часть
Описание:
Посвящение:
Публикация на других ресурсах:
Уточнять у автора/переводчика
Награды от читателей:
44 Нравится 4 Отзывы 5 В сборник Скачать

...

Настройки текста
Ночь — не всегда время сна и спокойствия. Тёмная пора скрывает множество вещей: от завораживающих и красивых до опасных и порочных. Иногда она дарит множество ярких моментов. Главное — нужное время и нужное место. Например тёплая постель в одном из многих домиков «Совёнка». Отбой. Пионеры дружно почистили зубы, умылись и разбежались по своим домикам. Кто-то ложился спать, кто-то читал в тусклом свете фонарика, кто-то играл в шахматы под одеялом. А две рыжие плутовки затаились в своём домике в надежде улизнуть погулять, как только заснут вожатые. Пионеры всегда находили приключения на голову. А эта парочка и подавно. Каждую смену Двачевская придумывала всё новые грандиозные проделки. В них бессменной напарницей выступала Ульяна. Чего стоила только попытка подрыва статуи в этом году! Уголь, сера, селитра и тройка по химии заставили Ольгу Дмитриевну понервничать. Даже несмотря на наказание, девочки считали, что оно того стоило. И вот, Алиса задумала новую шалость. Не грандиозную. Небольшую. Личную, для собственного удовольствия. — Слушай, Уль, давай пойдём к новенькому? — плевавшая в потолок Двачевская пошарила за кроватью и достала полулитровую бутылку с прозрачной жидкостью. Она поболтала ею и озорно усмехнулась: — Повод есть. — Алиса, я не по этой части… Сама знаешь, — зевнув, буркнула Ульяна и села на расстеленную кровать. — На футболе еле выиграли у мальчишек. Устала сильно. Без меня, хорошо? — Без тебя? Ну… лады. Алиса не привыкла кого-то уговаривать. Ульяна, ни капли не стесняясь подруги, стянула с себя футболку и улеглась в кровать, окончательно проясняя свои намерения. Алиса хмыкнула и засунула бутылку за пазуху. Через минуту её уже и след простыл. Оставшись одна и полежав ещё с полминуты, девочка встала и закрыла дверь на ключ. Выключила свет — не хотела привлекать внимание вожатой. Но окно оставила приоткрытым. «Ей же надо как-то возвращаться. Она же не останется у новенького. Хотя, может, они после водки будут… Спать.» Пожав плечами и тоскливо глянув на мерцающих вдалеке светлячков, Ульяна улеглась обратно. В сонном сознании зашевелились воспоминания. Как она быстро и сладко засыпала в обнимку с Алисой. Та всегда пускала её к себе под одеяло. Со старшей подругой девочке было гораздо спокойней. Так некстати вспомнилась объёмистая грудь Алисы, иногда становящаяся предметом зависти. Уже это потянуло за собой те мысли Ульяны, которые она бы не рассказала подруге. Она видела жизнь Алисы изнутри: и всё задорное веселье и проделки, и многозначительные взгляды парней, которые она собирала на пляже. То, как она, ничуть не стыдясь, наслаждается ими, будто купаясь. Доверяя только Алисе, Ульяна стеснялась мальчиков. Настолько, что с ними даже не обнималась. Но девочка в глубине души хотела чтобы на неё смотрели так же, как на старшую подругу. Тем более она младше всего на год. Сны, где она попадает на её место, снились всё чаще и становились всё интереснее. Даже интереснее поездок Алисы на дальний остров вместе с её поклонниками, причиной которых она всегда называла поиск монстра-осьминога. Ульяна в монстров не верила и, смотря на развязность подруги, строила догадки одна смелее другой. Веки у девочки от усталости начинали слипаться. Оставив мечты, она укуталась поплотнее и начала засыпать. — Вот бы и мне такое. Попробовать. Чтобы всегда были мальчики вокруг… Всегда, — донеслось от уже мирно засопевшей Ульянки. Тем временем по погружённому в ночь лагерю медленно что-то ползло. В тусклом свете фонарей это легко можно спутать с большой лужей с радужными разводами бензина. Но оно двигалось. Медленно и неторопливо. Текло по земле комом слизи размером с крупную собаку. Двигалось почти наобум, пока не почуяло за открытым окном жертву. Остановилось, едва заметно пульсируя. Окно открыто. Препятствий нет, существо двинулось туда. Уже более резво и осмысленно. Подползя к стенке домика, оно выпустило вверх тонкие отростки. Они закрепились за подоконник и сразу загустели, превратившись в крепкие крючки. Существо бесшумно двинулось вверх, вбирая отростки в себя. Оказавшись на подоконнике, оно застыло. Будто пристально изучало дрыхнущую в форме морской звезды и что-то бормочущую Ульяну. Видимо, оставшись довольным, оно шлёпнулось на стол. Тот от такой наглости угрожающе заскрипел. Поползло к занятой кровати. Но на полпути остановилось и снова крупно запульсировало. Вытянулось длинным отростком в сторону трусиков в горошек, небрежно брошенных девочкой на изголовье кровати. Достигнув цели, несколько раз раздулось и опало, будто меха в кузнице. Едва слышный аромат совсем юного тела только раззадорил существо. Оно, будто не в состоянии терпеть, с тихим хлюпаньем растянулось отростками до пола, скатившись по ним и собравшись воедино. Снова вытянувшись, но уже вверх, оно аккуратно подняло простыню с девочки, заставив её довольно промычать, и переложило её на соседнюю кровать. Разводы на прозрачной слизи задвигались и стали переливаться. Существо уже проверенным способом забралось на кровать и задвигалось, вытягиваясь в разные стороны тонкими отростками. Теперь, больше походя на осьминога, оно заскользило всей дюжиной щупалец по вспотевшей от очередного сна девочке. Кожа после щупалец, подбирающихся выше, к бёдрам становилась сухой. Существо впитывало пот в себя. И вот, щупальца осторожно, стараясь не разбудить девочку, коснулись её половых губок. Аккуратно, затем набираясь смелости. Но, распробовав Ульяну, существо поняло, что жертва ещё не готова к тому, чтобы изучить её изнутри. Немного подумав, существо обвило стройные ножки парой щупалец, сразу загустевших и превратившихся в упругие канаты. Вряд ли теперь у Ульянки есть шансы выбраться. А осьминог пополз выше. Пара отростков обвились вокруг почти плоской груди. Кончики стали влажными и размягчились, начав ненавязчиво тереть нежно-розовые сосочки. Пятое щупальце поползло ещё выше и обвилось вокруг шеи. Шестое — превратило кончик в подобие листика и нависло над головой. Ещё пара тоже превратили кончики в язычки и коснулись спрятанной меж розовыми створочками жемчужины. Ульяна наконец отреагировала, вздрогнув всем телом и тревожно выдохнув. Казалось, она должна была проснуться, но сознание девочки не уделило этому внимания. Существо продолжило аккуратно действовать всеми конечностями, заставляя девочку дышать чаще и глубже. Не знавшее ласки тело реагировало ярко — вскоре по половым губкам потекли капельки смазки, капая на белую простынь. Ульянка порывалась сжать бёдра, спастись от незнакомых ощущений, но щупальца, обвитые вокруг, не давали этого сделать. Существо тем временем решило, что прогрев можно заканчивать и одним из отростков нежно попыталось проникнуть внутрь, насладиться девочкой сполна. Девочка наконец заподозрила неладное и начала просыпаться. Она не понимала, что происходит. Только чувствовала нечто склизкое между ног. С трудом проморгавшись и сфокусировав взгляд, Ульяна с удивлением увидела нависшее в паре сантиметров от её носа полупрозрачное щупальце. Она рефлекторно попыталась отодвинуться, но наткнулась на сопротивление осьминога. — Мамочки! — только и успела ойкнуть. Нависший над ней отросток молниеносно заткнул рот. Потёк по лицу и превратился в тесную маску, не дающую сказать и слова. Девочка с нарастающим страхом осознала, что слизь пытается пробраться в рот и сжала губы. Ей овладела паника, она ещё раз попыталась выбраться, впрочем, без особых успехов. Щупальца казались ей шлангами с текущей по ним водой. Приносящими странную слабость, но оставляющими ясным сознание. Ульянка попыталась схватить щупальце но пальцы будто прошли сквозь воду, оставшись в липкой субстанции. Она могла только беспомощно ныть и дёргаться, надеясь на чудо. В голове пронеслась мысль, что стоило быть осторожнее в желаниях. А тело продолжало сдавать позиции под напором искусных щупалец, продолжавших нежно истязать её слабые места. Смазки выделялось всё больше. Как бы Ульяна не сопротивлялась, не думала, как это страшно и мерзко, тело сдавало её с потрохами, подаваясь навстречу неизвестному существу. Осьминогу даже не приходилось удерживать ноги. Одно из щупалец, как раз орудовавшее у её щёлки, стало толще и покрылось выпуклым хаотичным рисунком. И, немного поколебавшись, резко проникло внутрь. Ульяна закричала — существо явно переборщило с шириной. Но девочка разомкнула губы, дав ему возможность забраться внутрь, сразу затвердев. Горячее, будто резиновое, немного скользкое и знакомое на вкус — Ульяна в точности запомнила, каково щупальце. А оно забиралось глубже, как сверху, так и снизу. Испуганная девочка даже пропустила момент, когда уже жадно исследующее её лоно существо впитало несколько капелек крови. От переизбытка эмоций пионерка чуть не потеряла сознание. Но существо не давало этому произойти. Радужные разводы, до этого беспорядочно плававшие по слизи, сгустились у девичьей кожи, напитывая её силами. Осьминог хотел, чтоб она оставалась в сознании. Чтоб она сломалась, поддалась удовольствию. Чтоб вскрыла потаённые желания. Чтоб однажды вернулась к нему. Существо беспрепятственно двигало щупальцами, постепенно утолщая их за счёт других. Ульяна чувствовала, как осьминог пытается полностью заполнить её изнутри, как мягкий кончик каждый раз достаёт до матки, заставляя её громко стонать. Страх куда-то ушёл. Девочка успокаивала себя тем, что пока он не ранил её. И уже даже не держал. Верх брало любопытство и сшибающее с ног горной речкой возбуждение. «Эти штуки… Очень… Приятно…» — подумала Ульяна, в полной мере чувствуя всё, что вытворяли с ней щупальца. Наконец решившись, девочка полностью расслабилась, отдавшись на волю ночного гостя. Он же воспринял это как приглашение и принялся тщательно смазывать сокращающуюся от такого вторую дырочку, заставляя Ульянку невольно постанывать. Одновременные ласки всех слабых мест уже переполняли её эмоциями, но осьминог решил, что и этого будет мало. Он хотел овладеть ею полностью и без остатка. Погрузить в экстаз. К паре щупалец, истязавших сосочки, присоединились ещё несколько покрытых присосками. Они спиралями извивались по маленькой груди, по плоскому и мягкому животику, оставляя засосы. Ульянка в объятьях существа вдруг мелко задрожала и огласила комнату протяжным стоном. На простыню потёк ручеёк смазки. Синие глаза закатились от удовольствия. Девочка обмякла тряпичной куклой, но существо это не волновало. Осьминог продолжил своё коварное дело. Присоски действовали проворно, оставляя всё больше красных пятен. Сосочки от такой нежной пытки затвердели и стали бордовыми. Девичьи щёчки полностью залил яркий румянец. Глаза раз за разом закатывались, когда щупальце проникало всё глубже в глотку, забивая дыхание. Ульянка слепо шарила руками, стараясь схватить свободные щупальца. Но не чтобы отбросить, нет. Она хотела их гладить, трогать. Обхватить рукой, покрепче сжать. Наконец осьминог решил, что с прелюдией можно заканчивать и проник в оставшуюся дырочку. Быстро и резко. Ульяне на мгновение стало больно, но существо продолжило доставлять ей удовольствие. Щупальца двигались ритмично, каждый раз исторгая из Ульянки то ли крик, то ли визг сквозь импровизированный кляп. Её захлестнуло море эмоций, вытесняющих все остальные мысли. Тело дёргалось от малейшего касания, цвета стали ярче, будто кто-то разом выкрутил чувствительность. Оргазм подступал всё ближе. Не оставалось сил. Не оставалось желания терпеть и сопротивляться. Склизкие щупальца сделали свое дело. Девочка снова забилась в конвульсиях, словно пойманная рыбка. Казалось, на постели не осталось сухого места. Ульяна ощутила на себе, как её заполняет сразу со всех сторон. Прозрачная густая горячая пряная жидкость вливалась в неё, выходила из берегов, смешиваясь со смазкой на простыне. Завершив дело, осьминог скрылся под кровать. Юной пионерке только и оставалось — лежать и думать, что это было. — Как расскажу Алисе… Не поверит…
Отношение автора к критике
Приветствую критику в любой форме, укажите все недостатки моих работ.
Права на все произведения, опубликованные на сайте, принадлежат авторам произведений. Администрация не несет ответственности за содержание работ.