Не смотри в глаза

Слэш
NC-17
Завершён
145
автор
Размер:
9 страниц, 1 часть
Описание:
Примечания:
Публикация на других ресурсах:
Уточнять у автора/переводчика
Награды от читателей:
145 Нравится 9 Отзывы 30 В сборник Скачать

Who is he?

Настройки текста
      Сегодня все, что могло пойти не так — пошло. Важная встреча сорвалась, настроение было ни к черту и еще погода в Нью-Йорке была пасмурная. Не говоря уже о том, что октябрь в целом выдался холодным и сырым. Хотелось уже поскорее вернуться домой и поужинать. Хотя считался ли полноценным ужином один лишь кофе с сигаретой? Поспешно выходя из кабинета, с нетерпением желая уже отдохнуть, он предварительно захватил тренч и кейс, однако на выходе из офиса его поймала ассистентка. — Мистер Хэ, постойте! — Да? Что случилось? — почти стальным голосом спросил Тянь. — Хотела напомнить, что Вам сегодня должны доставить костюм к восьми вечера. — Костюм? — в недоумении уточнил он, сдвинув брови. — Да, Вы же просили позавчера меня забронировать Вам столик на двоих, на вечер. Я все сделала.       Столик. На двоих. На вечер. Тянь тяжело выдохнул и прикрыл на момент глаза, поджав губы. Из-за работы он совсем забыл об этом. — Вы, наверно, забыли? Мне стоило напомнить Вам вчера, — виновато произнесла ассистентка. — Нет, все нормально. Я помню. А что насчет платья? — Его уже доставили. — Отлично. Ей понравилось? — Извините, я не уточняла, мне стоит позвонить? — Ничего страшного, не нужно. Я сам позвоню. Кстати, ты можешь уйти сегодня пораньше. — Правда? Спасибо, — кивнула она, улыбнувшись.       Тянь уже собирался уйти, как его одолело какое-то странное желание. Такое иногда бывало, но с чем и как это связано, Тянь охарактеризовать не мог. Просто внезапность или спонтанность, можно называть как угодно. Он резко встал и обернулся. — Да, и водителю передай, чтобы тоже домой ехал. — Вы хотите поехать на такси? — Нет, хочу прогуляться, — улыбнулся он. — Но там же дождь. — У меня есть зонт. — Хорошо, — как-то неуверенно и озадаченно произнесла ассистентка.       Наконец, выйдя из офисного здания, в лицо ударил порыв морозного ветра. Улица его встретила серой, бесформенной толпой и потоком желтых такси, безостановочно сигналивших друг другу. Противный, мелкий дождик скатывался по черному зонту, а лакированные ботинки успели запачкаться в грязных лужах. Тянь судорожно пытался найти в контактах ее имя и когда у него получилось, именно в этот момент его обрызгала машина, на что он не сдержался и выругнулся. — Твою ж мать, — процедил он сквозь зубы, отряхиваясь. — Алло? — глухо раздался женский голос в трубке. — Сука. — Алло-о-о? Тянь, что случилось? — обеспокоенно продолжала девушка. — Извини, я не тебе. Меня машина обрызгала. — Машина? А ты разве не на работе? — Сегодня решил пораньше уйти, неважно. Тебе пришел мой подарок? — с улыбкой поинтересовался он. — Да, пришел, — по приподнятому голосу стало ясно, что она тоже улыбнулась. — На самом деле, курьер застал меня врасплох. Я только вышла из душа, поэтому мне пришлось примерить его на голое тело. — Правда? Жаль, что я этого не видел. — Хах, думаю вечером оценишь, — закусила она губы, томно выдохнув. — Платье чудесно. Ты сейчас где? — Еще возле офиса, захотелось воздухом подышать. — Воздухом? В Нью-Йорке? Ты шутник, Тянь. Кстати…       Взгляд Тяня случайно зацепился за вывеску метро, отчего он завис и слова девушки превратились в бессвязный поток, будто белый шум по ушам, а не человеческая речь. Тянь поймал себя на мысли, что уже лет пять он точно не катался на метро, как раз с тех пор как переехал в Америку. Честно признать, Хэ был наслышан о нью-йорском метро, как о грязном и вонючем, наверно, поэтому он никогда в нем и не был. И по какой-то причине, у Тяня, все равно что синонима к слову стерильность и опрятность, возникло непреодолимое желание спуститься в обшарпанную подземку. — Что скажешь? А, Тянь? — Что? — вдруг пришел он в себя. — Ты меня вообще слушал? — Да-да, слушал, просто… Отвлекся. — У тебя точно ничего не случилось? — Нет, все правда в порядке, заработался просто. Ладно, давай вечером встретимся, поговорим обо всем. Окей? — Ну… Как скажешь, — в ее голосе прочиталась нотка обиды и она положила трубку.       Убрав мобильник в карман, желание взяло вверх, и ноги сами повели его к зеленым перилам. Медленно шагая, преодолевая ступеньку за ступенькой, Тянь оказался в неожиданно новом для себя месте. Все как и описывали, все как он и представлял. Запах какой-то сырости, даже плесени, холодная и грязная подземка. Столбы, отделанные белой, будто больничной, плиткой, местами разбитой и с ржавыми подтеками, местами обклеенной стикерами. А еще толстая желтая линия, тянущаяся вдоль платформы. Тяню даже повезло увидеть пробегающую крысу.       В такой атмосфере Тянь, привыкший к комфорту, чувствовал себя неуютно, постоянно оглядывался по сторонам и наблюдал за людьми, которые постепенно собирались на перроне в ожидании поезда. Вдалеке он заметил спящего бездомного на какой-то картонке и непроизвольно поморщил нос от увиденного.       Долго ждать не пришлось, с громким гулом и скрежетом подкатился вагон, точно из фильмов ужасов. Железный, злой и совсем некрасивый, однако что-то в этом было особенное и Тянь с легкостью вошел внутрь. На удивление, осталось даже несколько свободных мест и Хэ смог присесть. Он весь подобрался, прижал к себе кейс и уставился на собственные ботинки. Возможно, все было не так однозначно, ведь пока Тянь оглядывался на платформе, он заметил немало людей, выглядевших довольно прилично и дорого. И если честно, его это даже поразило в какой-то степени. Предпочтению комфорту — время?       Вагон жестко тронулся, судя по карте висевшей на станции, ему нужно было проехать четыре остановки и сделать пересадку. Впервые за некоторое время, Тянь уже относительно более менее зная Нью-Йорк, подумал, что ему ничего не стоило заблудиться, элементарно пропустив свою станцию. Ему это показалось забавным, что он, как человек, совершающий ежедневно кучу сложных задач, совершенно не ориентировался в подземном пространстве.       Переведя взгляд с носов ботинок, он вновь невольно начал разглядывать людей: чернокожую женщину, сидящую напротив, она уставилась в телефон и отчего-то искреннее улыбалась, затем измотанную морально девушку, судя по ее недовольному выражению и серому цвету лица. Скучные, однообразные, ничем не выделяющиеся люди, совершенно ничего эстетического и приметного. Один за одним, словно в банке с серыми мышами. Однако из толпы протиснулся некто и внутри пробило неожиданным импульсом.       Первое, что увидел Тянь — это ботинки. Грубые, весомые, кожаные со шнуровкой ботинки, видно, что не первый день ношенные, но идеально начищенные и блестящие. И еще не поднимая дальше взор, Хэ в тот момент понял, что их обладатель совершенно точно ненормальный, сумасшедший придурок. Псих. Просто мысль, ничем не подкрепленная, но до чего уверенная. Затем, позволив себе оторваться, Хэ увидел длинное, прямое черное пальто, татуировки на кистях рук, пальцы в массивных кольцах, наушники свисающие с тонкой шеи, рыжие волосы под ежик и по-своему безупречное лицо.       Да, оно точно показалось ему безупречным, в его понимании это означало не идеальное, а необыкновенное. Впалые щеки, усеянные веснушками, аккуратный прямой нос с легкой горбинкой, украшенный септумом, хмурые тонкие брови, но самое потрясающее — это глаза.       Тянь как-то слышал, что глаза это зеркало души? И если следовать из этого, то прямо сейчас он сгорал в адском огне. Прищуренные, хитрые, безразличные, но до чего живые на фоне всех остальных. Он как будто видел изнанку жизни: непритворную, грязную, зияющую дырами. Тянь понимал, что вот так вот откровенно пялиться на парня напротив — неправильно, но он был не в состоянии отвести от него взгляд. Как только он пытался, он через пару секунд возвращался с интересом обратно. Это неописуемое, странное чувство, когда перед тобой сидит человек, вы не сказали друг другу ни слова, но ты понимаешь с первого его появления, что он — особенный.       Разумный вопрос — кто он? Но, к сожалению, без ответа.       Тянь заерзал на месте и потерял счет времени, не в силах себя контролировать, подмечая в Рыжем каждую уникальную деталь. И когда Тянь услышал, что объявили его станцию, он понимал, что ему нужно сейчас встать и выйти, однако он не шелохнулся.       В какой-то момент их взгляды пересеклись и это вызвало волну мурашек по телу. Зависли. Рыжий вопросительно поднял бровь, и Тянь ему неловко улыбнулся, отчего тот с недоумением оценивающе оглядел его, но зачем-то улыбнулся краешком губ в ответ.       Твою мать. Сотни мыслей и сюжетов пролетели в голове ежесекундно. Кто он? Чем занимался? Почему так неформально выглядел? Куда ехал? Кто. Он? Тянь склонил голову, фантазируя, и медленно проскользнул еще раз по его худощавому силуэту, заметил, как тот сжал в длинных пальцах пальто и как уверенно откинулся назад. Станция за станцией и дрожь от того, как Рыжий несколько раз прикусил губы будто бы специально. И беспрерывный контакт глазами, точно ментальная связь.       Показалось, что мигом пролетела вечность, потому что когда Рыжий поднялся с места, Тянь уже был очень далеко от своей станции. Рыжий встал у дверей, и Хэ в этот момент понял, что медлить нельзя и оказался рядом, сзади, позволив себе бесцеремонно любоваться изящной шеей и проколотыми мочками ушей. Тянь придвинулся еще ближе и тот парень отреагировал спокойно, так, словно они были тысячи лет знакомы, хотя не знали даже имени друг друга. Значит, можно еще ближе. На фоне грязи, пыли и смрада, запах чистоты и кожи, напитанной лосьоном. Еле уловимый запах шампуня, будто мятного, что-то очевидно свежее.       Впадая в беспамятство от запаха и красоты, точно поверженный синдромом Стендаля, Тянь потерял момент, когда они вышли и он последовал за ним, шагая в такт его тяжелым шагам. Как собака, что прикормили и пригладили. Тянь старался держать дистанцию, но при этом не отставая и четко давая понять, что он рядом и рядом не просто так.       Мокрые улицы, старые дома Нью-Йорка, уже потемневшие от времени и непогоды, разбитые дороги и сомнительные личности — к черту, Тянь был очарован впереди идущим силуэтом. Рыжий не оборачивался, но без сомнений чувствовал, что за ним шли. Он натянул капюшон толстовки и спрятал руки в карманах пальто, увеличил темп шага и Тянь тоже.       Они зашли за угол и Рыжий, уже не в состоянии терпеть, вдруг резко остановился и обернулся, вытянув руку. В пальцах он сжимал рукоять ножа и взгляд его сделался открытым и безумным. — Стой на месте, — хрипло сказал он.       Тянь молча последовал его приказу, застыв солдатиком в мелкой луже. Он сглотнул и покалывающими мурашками, словно раскаленными иглами, пробило по телу от янтарных глаз. Страха не было, только интерес. — Че тебе нужно? — спросил парень, но Тянь его проигнорировал, продолжая тупить взглядом.       Хэ сделал пару шагов навстречу и Рыжий дернулся назад, сверля его взглядом исподлобья, не понимая, что хотел Тянь. На третьем шаге Тянь уткнулся грудью в острие ножа и только тогда остановился. — Успокойся. Я хотел сигарету стрельнуть. — Сигарету? Ты че меня за идиота держишь? Ты за мной с самой станции идешь. Тебе че надо?       Рыжий стервозно поджал губы и нахмурил брови, что проявилась морщинка. Он надавил ножом, медленно протыкая рубашку и кожу, однако Тянь даже боли не почувствовал, наоборот она показалась ему приятной. На белой ткани проявился алый след и Рыжий опустил взгляд, таращась, как пятно становилось больше. — Ты че делаешь, придурок? — усмехнулся он. — Жить надоело? — Я просто хотел проводить тебя, — внезапно честно ответил он. — Проводить? Меня проводить? Ты на себя посмотри, кого еще провожать надо, костюмчик, — язвительно процедил он.       Усмехнулся и снова прикусил губы, нож скользнул по рубашке и Рыжий вытер кровь рукавом, все еще не отводя пристальный взгляд от Тяня, будто хищник. Он достал из кармана недорогие сигареты и протянул их Хэ. — Я уже понял, что ты псих, — сказал он. — Не закапывай себя.       Тянь взял сигарету и зажал между губ, пошарил по карманам в поисках зажигалки, но не нашел, видимо, забыл в кабинете. Рыжий все понял и дал ему свою, предварительно тоже закурив. Дым ударил по горлу и Хэ надрывисто раскашлялся. — А ты точно куришь, костюмчик? — надменно сказал тот. — Курю. Просто обычно хорошие сигареты.       Рыжий быстро выпустил тонкую струю дыма. Он держал тонкую указательным и большим пальцем, повел челюстями и сплюнул горечь на землю. Он даже держал сигареты не как все люди, в его длинных пальцах она смотрелась как их красивое продолжение. — И что же курят такие, как ты? Парламент? — Вряд ли ты знаешь такие марки, — самодовольно ответил Хэ. — Мне кажется ты не в том положении, чтобы дерзить мне, заткнулся бы, — снова сплюнул он и облокотился о здание. — Че у тебя там, жена, дети дома ждут, а ты в подворотнях с маргиналами ошиваешься? — Ты не похож на маргинала. — Стелишь так, как будто знаешь меня.       Тянь улыбнулся и тоже плечом облокотился о кирпичную стену. Сейчас его мало волновало, что он мог запачкать одежду стоимостью в несколько тысяч долларов, он был прикован только к тому, как Рыжий курил. Втягиваясь с особым удовольствием, смакуя сигарету так, словно это лучшее, что есть на свете. Хотя в этот момент даже Тяню так показалось. — У меня нет жены. И детей тоже нет. — Да мне как-то похуй, если честно, что у тебя там, — сухо посмеялся Рыжий. — Смотрел фильм американский психопат? — Ты думаешь я маньяк? — Я, вроде, этого не говорил. — Но ты так думаешь? — Сам посуди, вечереет, а какой-то придурок тащится за тобой с метро. Всякое подумать можно. — Ну, а ты? Таскаешь с собой нож — зачем? — Чтобы такие, как ты не приставали. — А часто пристают? — улыбнулся Хэ.       Рыжий промолчал, туша сигарету о здание, но почему-то оставаясь на месте и с интересом разглядывая Тяня. Рыжий подметил дорогой тренч, туфли, черный длинный галстук. Он переминался с ноги на ногу, удивительно, но его ботинки все еще оставались чистыми и блестящими. Взгляд смягчился и сделался расслабленным. — Так и нахера ты поперся за мной? — спросил вдруг Рыжий. — У тебя глаза красивые. — Ты гомик что ли? — фыркнул он, косо смотря. — Вообще-то у меня сегодня свидание с девушкой. — И че дальше? — Не знаю.       Тянь докурил сигарету и бросил окурок на землю, не успел он ничего сказать, как вдруг почувствовал позвоночником резкий толчок и удушение на шее. Его галстук оказался намотанным на костлявую руку, а сам Рыжий навалился на него всем телом. — Слыш, блять, мудак, ты отвалил бы лучше, пока не поздно, — зло выплюнул Рыжий. — А то что? — спокойно спросил Тянь, дышать стало труднее. — Ты вообще неадекват, нарываешься? Ща кровавыми соплями харкаться будешь. — Буду, — на его лице промелькнула усмешка. — Или ты будешь. Или я могу заплатить. Сколько ты стоишь? — Ты ахуел что ли? — приподнял он бровь. — Просто поцелуй меня, — Тянь достал из кармана сто долларов и покрутил ими у лица Рыжего.       Он уставился сначала на Тяня, затем перевел взгляд на купюру, потом снова на Тяня и облизнулся. На его лице читалось недоумение, словно он искал подвох. Но подвоха не было. Была только спонтанность, которая вылилась в импульсивное желание. Тянь не мог никак объяснить себе сказанное и то, что он делал в данный момент, потому что его поступки походили на поступки реального психа. Это как отрывок из голливудского кино, только в реальной жизни. — Я же тебя реально порезать могу. — Да пожалуйста, — пожал плечами Хэ, потому что он знал, что тот этого не сделает.       Рыжий напряг желваки, поморщил глаза и задышал чаще. Концентрированная злость и агрессия, сверкающая в медных глазах, такое ощущение, что если погладить его кожу, непременно ударит молнией. Тянь молча положил купюру в карман черного пальто и склонил голову, ощутив на себе прокуренное горячее дыхание. Всего пару сантиметров до касания. — Просто дотянись, — манящим шепотом сказал Хэ.       Рыжий резко прикрыл веки, а после неожиданно поддался вперед, словно ощущая на себе ту же странную спонтанность.       Губы оказались поддатливыми, но в то же время колкими. Поцелуй выдался чересчур спокойным, но жадным, Рыжий расслабился, теряя из рук галстук. Отстраняясь, Тянь облизнулся, словно пытаясь четче запомнить вкус его сигарет. Выразительно посмотрел на Рыжего и улыбнулся уголками губ. — Еще? — спросил Рыжий почти невинно, глядя исподлобья.       Тянь молча вложил ему в пальто вторую купюру тем же номиналом и уже без стеснения притянул его к себе, кусая, проникая языком, позволяя себе нырнуть под пальто и разгуляться руками вдоль талии. Рыжий чувствуя такой натиск, прикусил его за язык и плотнее прижал к стене, вновь хватая за галстук.       Тянь почувствовал как стало тесно, ему хотелось большего. Желание было накатывающим, волнообразным и диким. Он не мог поверить в то, что это сейчас происходило наяву. Что он, прежде таким никогда не промышляющий, уверенным в своей ориентации, целовался с каким-то незнакомцем на улице просто потому, что зацепился за глаза, ни на кого не похожие. Но с каждым касанием, ощущением языка, острых зубов, в Тяне пробуждался ураган, сметающий все предрассудки.       Череду дурманящих, сухих поцелуев смог остановить только оглушающий лай собаки, пробегавшей мимо. Рыжий дернулся от Тяня и грубым движением вытер зачем-то раскрасневшиеся губы. По его лицу, выражающим не то похоть, не то распутство, Тянь понял, что они хотели одного. Рыжий схватил его за рукав тренча, и они завернули в один из темных закоулков.       Где некогда поцелуи, показавшиеся Тяню чем-то безнравственным и ненормальным, плавно перешли в бурые метки на шее, в покрасневшие запястья, расстегнутые штаны и собственные вульгарные стоны. Холодные руки Рыжего перемещались на груди под рубашкой Тяня, стирая корку от запекшейся крови. Продолжая взаимно изучать бледное, худое тело вдоль плоского живота, гладких бедер, Тянь не мог даже представить какое имя могло принадлежать столь безупречному телу. — Как тебя зовут? — вопрошающе выдохнул Хэ. — Заткнись, — четко и понятно ответил он.       А затем ниже и еще ниже, холодными пальцами, будто ледышками, по истомленному телу и Тянь уже стонал умоляюще, не то, чтобы тот остановился, не то, чтобы наоборот ускорился и продолжал. В попытке намотать волосы на руку, совсем забыв, что на коленях не девушка, Тянь смог лишь только грубо вцепиться в ежик, между пальцев пропуская иголки. Желая выкрикнуть его имя, но вместо этого лишь низкий вой с отчаянным выдохом.       Горячо, скользко, быстро, но настолько непреступно. Тянь не принадлежал себе в этот момент, его захлестнула жадная, необузданная страсть, вперемешку с физическими ощущениями. Все, что он мог, это как астматик хватать воздух ртом, закатывать глаза, закидывать голову назад, ударяясь затылком о пыльные кирпичи и только лишь иногда находить в себе силы смотреть вниз на то, как ритмично двигалась рыжая голова, используя одну руку в процессе, а другой сжимая Тяня за бедро, больно впиваясь ногтями и царапая массивными кольцами.       Утопленный в экстазе, нечленораздельном бормотании в виде «сука», «продолжай», «еще и еще», мышцы во всем молодом теле напряглись, казалось, до предела. Рыжий брал глубоко, холодным носом упираясь в разгоряченную кожу Тяня. Открывая рот широко и помогая гладким, ловким языком. В сладком предвкушении от каждого движения вдоль, у Тяня крыло сознание так, что он чувствовал, как в нем просыпался бесконтрольный монстр.       Пальцы его сильнее сжали рыжие волосы, быстрее, еще быстрее, Хэ уже сам задавал бешенный ритм, отчего Рыжему становилось сложно дышать, но он терпел. Крупная дрожь по телу россыпью легла, изливаясь, а потом глотая и какие-то остатки сплевывая. — Сука, — выдохнул Тянь расслабленно.       В сознание его вернул только женский стальной голос, объявивший станцию. Тянь моментом очнулся, прикрылся кейсом, вынимая себя из нагрянувших на него фантазий. Теперь Рыжий взаправду выходил.       Тянь на секунду почувствовал, как потерял связь с миром, ибо его фантазии оказались слишком детальными. Прикрывая кейсом брюки, он вышел из вагона вслед за Рыжим. Он не мог его упустить, но было очень неловко, как подойти? Как спросить? — Эй, — Тянь схватил Рыжего за руку и тот с непониманием взглянул на него, вынимая наушник. — Че? — Я хотел…       Его глаза отдали искрами, губы застыли приоткрытыми. Такие чистые, огненные, ничему неподвластные, что Тянь буквально потерял дар речи, совершенно потерявшись в том, что хотел сказать ему. — Шань?       Вдруг взгляд Тяня упал на сзади подошедшего. Высокий парень с выкрашенными волосами в идеально белый и мутными, змеиными глазами. Рыжий отряхнулся, словно кот, от прикосновения Тяня, как будто от чего-то противного. — Это еще кто? Ты его знаешь? — Нет, — хмуро ответил Рыжий и косым взглядом прошелся по фигуре Хэ. — Вам чето надо от меня? — Извини, обознался, — спокойно сказал Тянь, повертев головой.       Они развернулись и медленно пошли вдвоем к выходу со станции, пару раз оглядевшись в недоумении на Тяня. Хэ заметил, как они мимолетно касались друг друга кончиками пальцев с тем парнем.       Шань. Даже имя безупречное. Жаль, что только так и оставшееся на губах в качестве фантазии.
Отношение автора к критике
Приветствую критику только в мягкой форме, вы можете указывать на недостатки, но повежливее.
Права на все произведения, опубликованные на сайте, принадлежат авторам произведений. Администрация не несет ответственности за содержание работ.