Good day

Слэш
PG-13
Завершён
82
автор
Пэйринг и персонажи:
Размер:
7 страниц, 1 часть
Описание:
Примечания:
Публикация на других ресурсах:
Уточнять у автора/переводчика
Награды от читателей:
82 Нравится 3 Отзывы 19 В сборник Скачать

calm

Настройки текста
Пак Чимин осознал, что запал стих, когда увидел между деревьями, возле огромного сугроба и совсем рядом с протоптанной тропинкой незнакомого человека. Пак сжал губы. От холода кожа уже покрылась мурашками, а промёрзлый воздух обжёг рот при первом же вдохе. Пусть одежда мужчины была похожа на ту, что висела в доме, пусть его волосы, наполовину скрытые шапкой, были чёрными, а шарф закрывал нижнюю часть лица и подчёркивал крупный нос, Чонгуком он не был. От понимания этого в животе, пустом и немного ноющим от голода и паники, потянуло так сильно, укололо так резко, что Чимин едва нашёл силы полноценно вдохнуть. Он, совсем растерявшийся, не подумавши как следует, шагнул назад. Лишь спустя миг понял, какую ошибку совершил, когда мужчина начал подходить. Руки задрожали, но Чимин сжал их в кулаки и дёрнул плечом, закрыв собой Тима. Руки мужчины поднялись в знакомом жесте, настолько знакомом, что уставшему, напуганному и разбитому организму захотелось слепо поверить. Чимин метнул дикий взгляд в сторону, в другую, стараясь не жмуриться от ослепительного снега и рассмотреть побольше. — Успокойтесь, у меня ничего нет, — подал голос мужчина, подойдя на столько, что можно было увидеть хмурость его бровей. — И я ничего вам не сделаю. Откуда вы взялись? Куда собрались? — Домой! — резво отозвался Тим, и от его смелости в голосе шею «куснули» мурашки. Чимин хотел бы подбадривающе сжать его ладонь и поддержать, но мальчик быстро продолжил: — А вы собираетесь вломиться в чужой дом! Удивление, которое Чимин испытал в этот миг, на секунду вбило в ступор. Вбило и незнакомца, который резко остановился, а его брови приподнялись. — Нет-нет, вы не так поняли… Хруст снега сбоку до огромной надежды сначала не воспринялся всерьёз, но когда Чимин краем глаза увидел мелькнувший силуэт, то его всего захлестнуло волнение. Чонгук признался сразу. Его одежда была в снегу, лицо было красноватым, уставшим. Его взгляд метнулся от незнакомца к Чимину. — Всё в порядке, не бойтесь, я знаю его. Можете вернуться в дом. И посмотрел так, будто просьба была очевидной, не подлежащей спору. Чимин мотнул головой в отрицании и потянул Тима за собой. — Нет, мы уходим. — Куда? — Чонгук удивился. — Вы ещё не ели, на улице мороз, а за ночь сильно замело дорогу. — Мы дойдём. — Только когда чужой взгляд прошёлся по нему сверху вниз, Чимин поёжился. Хорошо всё-таки, что они с Тимом надели свои куртки. Плохо, что под верхней одеждой находилось то, что им не принадлежало, и что это могли заметить. Конечно, при такой погоде и таких сложностях никуда ходить не хотелось, и Чимин прекрасно понимал, как трудно будет дойти до станции или ещё дальше. Не хотелось замёрзнуть до смерти или провалиться в один из глубоких сугробов. — Всё нормально, мы можем помочь вам добраться, куда нужно. — Незнакомец помедлил, прежде чем опустить шарф. И хоть по низкому голосу можно было не понять, мужчина оказался достаточно молодым. — Меня зовут Тэхён, я так же живу в этом доме. Я не вор и не преступник. Чимин сухо сглотнул и отвёл взгляд. В голове стало пустовато, он уже не знал, о чём думать и как себя вести. Тим подтянулся, и его голос раздался почти что над ухом: — Что нам делать? Чимин мотнул головой. Голод, растерянность, холод и страх: всё это так цепко вгрызлось в сердце, отяжелило, и в носу начало пощипывать. Он плакать не хотел, как не хотел и умирать ни с чьей-то помощью, ни по собственной неосторожности. Хотя крупица доверия к Чонгуку была: он не тронул их ни вечером, ни ночью, ни под утро. Он накормил, обогрел, дал одежду. Чимин испытывал благодарность за это и, конечно, не хотел лишаться такой помощи. Как и не мог заставить себя довериться полностью. Особенно сейчас, когда появился другой человек, когда они почти сбежали с робкой надеждой. Что же должно было произойти, чтобы страх в его сердце потеснился надеждой и спокойствием?

***

Чонгук услышал голоса не сразу. Раскидывая снег, объём которого за ночь почти что достиг окон, он полностью был погружен в работу. Конечно, помимо этого в его голове крутились и совершенно иные мысли. Чонгук не знал, что делали дети, проснулись ли они, боялись ли они или продумывали план побега. Несмотря на решимость вчера, на смелость, сегодня он не мог повторить это упрямство. Дожидаться того, пока дети проснутся, он не мог, как бы не пытался. Он закончил дела в доме, стараясь не шуметь, а после, чтобы вновь отвлечься, вышел на улицу. Поначалу он стал расчищать снег рядом с входной дверью, чтобы в случае чего суметь быстро среагировать, если дети захотят высунуться на улицу, а после так увлёкся, что не сразу заметил объём проделанной работы и то, как обошёл дом. Через занавески и мутные окна нельзя было рассмотреть, что творилось внутри, и он рассчитывал на слух, чтобы успеть вовремя. А ещё мысли о Тэхёне, который должен был вернуться утром, подливали масла в котёл проблем. Если бы его муж был дома вчера, Чонгук уверен, хоть чуточку, но ситуация бы была другой. Тэхён был не таким чёрствым и чрезмерно серьёзным при обычном общении, это могло сыграть на руку. Поэтому, когда Чонгук увидел Тэхёна и детей, испуганно выглядывающих из-за двери, он понадеялся, что всё обойдётся. Но то, что ему самому показалось сложным, Тэхён тоже не осилил. — Вам ничего не угрожает, — продублировал Чонгук свои мысли в который раз. — Сейчас вы поедите, а там будем решать, что делать. Смотреть на детей было проблематично. От их взглядов внутри всё крутило и ныло. Через не застёгнутую до конца куртку Чонгук узнал свитер Тэхёна на Чимине, который дал вчера, но не позволил себе и слова сказать по этому поводу. Тэхён смотрел на него выразительно, с огромным интересом и непониманием в глазах. Но прямо сейчас было трудно ему всё объяснить, поэтому он сделал пару шагов к дому, не остановившись, когда старший мальчик прищурился. — Конечно, вас никто тут держать силой не будет. Хотите уходить — я не буду вас останавливать. Никто не будет, — кивнув на Тэхёна, Чонгук пожал плечами. — У вас есть выбор. То, как заблестели глаза Чимина, вызвало странные чувства внутри. Вскоре мальчики повернулись друг к другу и зашептались. Чонгук обманывать не собирался, не собирался их ловить, если они захотят сбежать. Он действительно хотел дать им выбор и, пока они вцепились друг в друга и принимали важное решение, он в два шага дошёл до Тэхёна. — Ну надо же, — с усмешкой фыркнул муж, лукаво подняв на него взгляд. — Меня не было всего ночь, а ты уже успел завести детей. — Тэхён, — Чонгук наклонился к нему, изо всех сдерживая себя, чтобы его не обнять и не прижаться с крепким поцелуем. Но нельзя было сейчас демонстративно выражать свои чувства и желания, ведь это явно насторожило бы мальчиков, особенно старшего, у которого мысли касательно мужчин были очень жестоки для его возраста. — Я всё объясню, конечно. Не знаю даже, с чего начать. — Если я правильно понимаю, они сбежали откуда-то? — шёпотом спросил Тэхён, полностью повернувшись к нему. — Сироты? — Возможно. Вчера вечером приезжали два поезда, было много детей. Я не знаю подробностей, но не думаю, что это была какая-то экскурсия. Они были одни в овраге, чудом их заметил. Их одежда и забитость… Тэхён, я просто не мог пройти мимо. — И, конечно, ты столкнулся с проблемами? — с неожиданным огорчением спросил он. — Чёрт возьми, всё-таки нужно было вернуться пораньше. Я бы попробовал помочь как-нибудь… — Не думай об этом. Никто не виноват, — Чонгук положил руку на его плечо и немного сжал. А после выпрямился. Его взгляд тут же попал в плен настойчивого взгляда Чимина. Мальчик, несмотря на вызов в глазах, у Чонгука вызвал совершенно разные эмоции. При очередной мысли о том, что им пришлось пережить, начали грызть совесть, сожаление, а в голове не осталось ни одной разумной идеи, как перестать думать об этом. — Сначала зайдём мы. — Он наконец собрался с силами и кивнул на Тэхёна. — Если не передумали, можете зайти. Но я бы хотел дать вам хотя бы перекус. — Это было бы правильно, — подхватил Тэхён, улыбнувшись и потерев рукавицы друг об друга. — Холодина такая. Горячее мясо здо́рово бы помогло согреться и набраться сил, да? Чонгук сделал на пробу несколько шагов, наблюдая, как мальчики незамедлительно спустились с крыльца и отошли в сторону. Они не сводили глаз, пока он не подошёл к двери. Он посмотрел на Тэхёна, который пусть и улыбался тепло и по-доброму, во взгляде имел тревожность. Чонгуку, как леснику с принципами, приходилось заниматься всяким серьёзным: тащить вязанки дров на другой конец города за один подход; бить в кровь лица зажравшихся богатых городских, решивших попытаться втоптать его и его образ жизни унизительными комментариями; упорно завоёвывать доверие и сердце Ким Тэхёна вниманием и поступками; под шансом лишиться дома требовать деньги за свою работу с должников, тех самых богатых и городских; ранить руки и цеплять занозы каждый день. Но контролировать свой шаг перед детьми, держать себя в руках, чтобы не спугнуть, — такого он не делал никогда. И мог даже чуть-чуть погордиться своими выдержкой и умениями. Когда вошли в дом, Тэхён замер у двери. — А что, если уйдут? — Тэхён, — Чонгук провёл ладонью по лицу и задумался, — я тоже не знаю, что делать. Давай подождём? Если что, я думаю мы сможем догнать в любой момент. — Но догонять не хочется, — муж обернулся, уголки его губ дёрнулись в растерянной улыбке, а уверенный голос превратился в шёпот. — Не хочется, — выдохнул Чонгук и принялся расстёгивать пальто. — Кстати, что ты делал на улице так рано? — Тэхён последовал его примеру. — Вроде, с дровами ты вчера закончил. — Снег раскидывал. Лопату там забыл, — махнув рукой, он снял сапоги и толкнул дверь в дом. — Потом заберу. Жар встретил приятно. Тэхён шумно вдохнул, протяжно выдохнул и потянулся. — Наконец-то дома. Его работа, связанная с отправкой писем и посылок, отнимала достаточно времени, чтобы Чонгук тоже успел соскучиться. Он улыбнулся ему, пусть и не со всей радостью в сердце из-за происходящего, и поманил к себе, кивнув на печь: — Там мясо по твоему любимому рецепту. — Балуешь, — усмехнулся Тэхён и, подойдя к нему, потрепал по волосам. — И когда только успел? Я…я переоденусь только. Чонгук кивнул. Вымыв руки, он спешно расставил на столе тарелки, хлеб, снял с печки успевшее остыть мясо. Сел, подперев лоб кулаком, и прикрыл глаза, думая. Вот сейчас, сейчас всё случится… Осталось подождать немного, ведь он не хотел ошибаться! Когда Тэхён вошёл в комнату, закатывая рукава свитера, он нервно сглотнул и поднялся. — Мне не по себе так. — Да, мне тоже. Давай тогда, — Тэхёна тут же прервал стук за дверью, кашель, а после скрип петель, — просто сядем и поедим, — закончил он, заметно занервничав. Чимин вошёл первым, дёрнул подбородок вверх и стащил уже расстёгнутую куртку. — Это же мой свитер, — удивлённо сказал Тэхён. В глазах мальчика блеснули страх и решимость, он прижал к себе куртку и нахмурился. Тэхён быстро поменялся в лице и взъерошил волосы, словно что-то быстро обдумывая. — Он уже столько всего пережил и всё ещё греет? У меня есть кое-что получше и потеплее. Ответа не было. Вместо этого Чимин повернул голову к Чонгуку, метнул взгляд на стол и на пару секунд поджал губы. — Мы поедим. — Отлично, — тут же ответил Чонгук, кивнув. — Тут всем хватит. За столом была тишина. Чонгук старался не смотреть на детей, старался заставить свой мозг работать и выдавать идеи, как поступить дальше. Он не съел и половины своей порции, как звон посуды оборвал все мысли. Чимин положил вилку в пустую тарелку, облизал блестящую от жира губу и опустил взгляд. — Спасибо. — Берите ещё хлеба, — Тэхён подвинул к нему корзинку. — Он свежий. — Спасибо, — Тим потянулся за ним, и старший мальчик не сделал ни малейшего движения его остановить. Это было странно. — Мы возьмём его с собой, можно? — М-м, да, — ответил Тэхён, неуверенно улыбнувшись. Они молча наблюдали, как дети начали собираться. Чонгук барабанил пальцами по столу, внутри нервы долбились о грудную клетку, хотели вырваться наружу. Когда дверь за худыми спинами захлопнулась, он медленно выдохнул и поднялся. Резкими движениями стащив свитер и бросив его на полку под куртками, Чонгук вошёл в комнату. Желание выглянуть в окно он подавил на корню. Тэхён пошёл следом. — Ты в порядке? — Не совсем, — Чонгук взял стопку одежды со стула и положил на кровать. — Хочешь, я прямо сейчас всё объясню? — он не дождался ответа, потому что по глазам Тэхёна и так всё было ясно. — Я их заметил, когда шёл домой. Думал, показалось сначала, но после рассмотрел. Как-то само в голову пришло, что они не просто так сидят, что им нужна помощь. Не хотелось тратить время на выяснение всего, к тому же нас буквально заметало. Повторюсь, я не смог узнать откуда они, и, наверное, до смерти их напугал, когда потащил за собой, но я их накормил, и они остались на ночь. А теперь… — Он надел свитер и грузно сел на кровать. — Я не смог простыми словами всё решить. — Ты хочешь, чтобы они вернулись? — Тэхён сел рядом и прижался к его плечу. — Не знаю. А что мы будем делать? — он пожал плечами и интуитивно сжал его руку. Не удержавшись, потянулся губами к макушке и после поцелуя в неё же прошептал: — Мы ведь не можем так просто взять к себе людей. — Всегда хотел заботиться о ком-то, кроме тебя, — Тэхён усмехнулся и легонько потёрся головой о его нос. — Всё-таки не думаю, что эту идею можно воплотить. — Боишься, что не справимся? — в голове Тэхёна слышалось смущение, и он фыркнул. — Боже, так глупо прозвучало. — Нет, наборот: боюсь что привяжемся настолько, что потом просто не сможем опустить. К тому же, если они сбежали от кого-то, их явно будут искать. Конечно, вряд ли на той стороне будет всё хорошо, раз они уже допустили такое. — Верно, — Тэхён вздохнул, а после положил ладонь на его поясницу, слегка потёр её. — Не злишься, что я вчера вот так решил всё за нас двоих? — Не злюсь. На твоём месте я бы поступил так же, — в голосе Тэхёна послышалось недовольство. — Боже, Чонгук, о чём ты? — Я знаю, знаю, — Чонгук подтянул его ещё ближе, крепко обнял и вжался холодным носом в горячую, чуть влажную, крепко пахнущую шерстью шею. — Зная, что они одни на улице, не думаю, что будет возможным думать о чём-то другом. — Может, всё-таки догнать? — Чонгука осенило, и он медленно отстранился, сжимая плечи мужа. — Попробуем уговорить помочь найти им дорогу? — Тэхён поднял на него взгляд. — Может, у меня что-то получится. — Я могу где-нибудь в стороне постоять, если будет нужно. Тэхён задумчиво нахмурился, и Чонгук уже успел подняться и дёрнуться из комнаты, стаскивая пальто, как слабый стук пригвоздил к месту. Лёгкий укол страха от неожиданности быстро прошёл, пока он размашистыми шагами добрался до двери. Шёпот за ней вызвал вихрь эмоций, он растерянно обернулся на Тэхёна, который успел выйти из комнаты. Взгляд Чимина было трудно описать. Мальчик стоял, сжимая перед собой рюкзак и смотрел прямо в глаза. Чонгук увидел на щеках следы подсохших слёз и новые, готовые вот-вот сорваться с ресниц. Он шагнул назад, давая пространство и выбор. — Что-то случилось? — тревога разраслась стремительно. А после он заметил позади свою лопату, которую Тим неловко пытался удержать в руках. — Вы оставили это на улице, — Чимин на мгновение перевёл взгляд на Тэхёна, поджал губы. Его руки крепче сжали рюкзак, а взгляд потупился. — Если ещё не поздно, можем ли мы остаться тут? Там много снега, идти тяжело… Он ещё не договорил, а у Чонгука в груди так сладко, так волнительно сжалось, губы непроизвольно тронула улыбка. Успокаивающая, подбадривающая. Он обернулся на Тэхёна, который с удивлением смотрел на детей. Не хотелось ни о чём спрашивать. — Конечно, — Тэхён кивнул и сделал пару шагов к двери. — Проходите, разувайтесь. Промочили ноги, наверное? Под его торопливый голос, под дыхание детей и их тихие ответы, внутри Чонгука распускалось приятное, успокаивающее чувство. Он прочистил горло, пропустил ребят и закрыл за ними дверь, чтобы не выпускать тепло из дома и сердца.
Отношение автора к критике
Приветствую критику в любой форме, укажите все недостатки моих работ.
Права на все произведения, опубликованные на сайте, принадлежат авторам произведений. Администрация не несет ответственности за содержание работ.