ID работы: 12217038

Хан Чонхи свободна?

Гет
G
Завершён
0
автор
Пэйринг и персонажи:
Размер:
4 страницы, 1 часть
Описание:
Примечания:
Публикация на других ресурсах:
Уточнять у автора / переводчика
Поделиться:
Награды от читателей:
0 Нравится 0 Отзывы 0 В сборник Скачать

Часть 1

Настройки текста
В вечер четверга в ресторан на углу улицы ввалилась группа шумных студентов. Недалеко от этого ресторанчика находился университет иностранной литературы, откуда студенты вечерами валили толпами, желая расслабиться и выпить соджу. Вышедшая из неприметной двери официантка хотела было принять заказ у студентов, но остановилась. Её звали Хан Чонхи. Она подрабатывала официанткой по выходным, но когда заболевшая подруга попросила заменить ее в будние дни, Чонхи не отказала. До этого дня Чонхи была уверена, что все отлично. До этого момента она надеялась, что больше никогда его не встретит. Не говоря об этом вслух, она всегда знала, что его лицо могла узнать из тысячи. Опомнившись, девушка отпросилась у владелицы ресторанчика на перерыв. Едва она взглянула на лицо Чонхи и ее тщётные попытки не смотреть на шумный столик около окна, то всё поняла. Ким Чжемин. Первая школьная любовь Хан Чонхи, которого она любила до беспамятства. Чонхи сидела на холодном бетонном крыльце заднего двора ресторанчика, спрятав лицо в поджатых ногах. Была поздняя весна; прохладный ветер трепал ее короткие волосы, однако щёки и уши продолжали гореть, будто ошпаренные кипятком. Воспоминания о школьных временах и Чжемине были для Чонхи пощёчиной, после которой она путалась в своих чувствах. Чонхи правда надеялась, что больше никогда его не увидит. Потому что он не пришёл той весной? Потому что она боялась признаться себе, как сильно её задел его поступок? Потому что… Чонхи не знала, почему. И эта неопределённость пугала её сильнее всего. Распрямив затёкшие ноги и подставив лицо прохладному ветру и последним тёплым лучам солнца, Чонхи закрыла глаза и глубоко вздохнула, наслаждаясь ароматом весеннего вечера. Когда всё это началось?

***

20ХХ, май, шесть лет назад

Коридор был заполнен от и до школьниками, кричащими и хихикающими, весёлыми и спокойными. Хан Чонхи шла сквозь толпу, кусая выхваченную одну из последних булок в школьной столовой. За ней шагала её подруга, Сок Хи, то и дело рассказывающая анекдоты и шутки. Смотря в никуда, Чонхи едва не столкнулась лбами с незнакомцем, успевшим вовремя её подхватить. В нос ударил нежный запах вишни, от которого Чонхи будто проснулась. Банальные извинения, и они разошлись. Но Сок Хи не заметила, как её подруга на полпути остановилась и обернулась, смотря в спину незнакомцу. Надкусив булочку, ей вдруг стало интересно, обернётся он или нет. И будто услышав ее мысли, незнакомец оглянулся и встретился взглядом с Чонхи. Обернулся, – подумала она про себя, улыбнувшись и приветливо помахав свободной рукой.

***

В классную дверь постучали. Была большая перемена, и некоторые школьники легли спать прямо на партах. Сквозь открытые окна проникал приятный аромат набухших почек и цветов. – Хан Чонхи свободна? Голос из-за дверей снова вырвал Чонхи из размышлений, вернув в реальность. Девушка недоумённо уставилась на одноклассника, открывшего дверь. Тот же пожал плечам и кивнул в сторону дверей, мол, пойдёшь или прогнать его? А за дверью оказался незнакомец с вишневыми духами. Закрыв за собой дверь, Чонхи во все глаза смотрела на незнакомца. Опустив глаза на бейджик, она прочитала: «Ким Чжемин». – Вы хотели что-то спросить? – начала Чонхи, встретившись взглядом с Чжемином. Внезапно у неё в голове пронеслась мысль, что у него красивое имя. Чжемин улыбнулся и протянул руку: – Ким Чжемин, – представился он, хотя знал, что она видела его бейдж. – Хан Чонхи, – в ответ улыбнулась она и пожала руку, хотя слышала, как пару минут назад он позвал ее по имени. – Значит, Чонхи, – произнёс Чжемин. В его устах имя звучало как сладкий мёд, отчего на её щеках появился непроизвольный румянец. – Я много слышал о тебе от учителя иностранной литературы, вот мне и стало интересно познакомиться поближе. Утренняя встреча была неожиданная, да? Она неловко улыбнулась, смущаясь от внезапной похвалы. Учитель иностранной литературы ее хвалил? – Да… Очень. – Вот что, Чонхи, – Чжемин наклонился, смотря Чонхи в глаза. – Я хотел пригласить тебя в ресторанчик неподалёку… Нет, пожалуйста, не смотри на меня как на маньяка. Мне правда очень интересно с тобой познакомиться поближе. Так что, ты согласна?

***

– Хан Чонхи свободна? Это был двадцатый день, как Чжемин звал Чонхи. С того вечера дружеские отношения между ними завязались сами собой, и ребята не заметили, как сблизились. Постепенно Чонхи начала подмечать изменения во внешнем облике Чжемина, но все заметки и подсчёты велись только у неё в уме. Однажды Чонхи едва не завела личный дневник, в котором собиралась написать все то, о чём думала, и от чего у неё болела голова. Ему идёт с укладкой, – часто подсознательно думала она, общаясь с ним. – Чёрная водолазка тоже к лицу. Серая серёжка? Она идеально подходит к блеску жизни в его глазах. О, неужели сегодня он не выспался? Он такой сонный… Может, сбежать с уроков и найти укромный уголок на крыше? Сегодня вроде солнечно. Эти мысли постепенно перерастали в большее, начиная пугать Чонхи. Почему ей вдруг стало интересно, с кем он общается днём? Почему начинает нести несуразную ерунду, едва оказывается рядом с ним? Несомненно, Чонхи понимала, что у неё появляются чувства к Чжемину, и отнюдь не дружеские. Она чувствовала это по раскрасневшимся щекам и хаотичным мыслям, кои появляются только в его присутствии. Это всё наводило её на мысли о влюблённости. Её первой школьной влюблённости. Время шло, и, в конце концов, Чонхи решила признаться спустя год их дружбы. В их обычном ресторанчике, где они впервые встретились, Чонхи сидела весь день. Она смотрела на цветущую вишню за окном. Смотрела и на её падающие нежные лепестки, медленным снегопадом покрывающие асфальт. Чжемин не пришёл на встречу. После не пришёл и в школу. Через месяц его классная руководительница сообщила, что он переехал в другой город, и причин для беспокойства нет. Тогда она вздохнула с облегчением, но тяжесть в груди не пропадала. Она безумно волновалась и скучала последующий год. Её постоянно терзали мысли, почему он не сказал о своём уходе, или почему до сих пор не позвонил. Ей хотелось узнать, что привело их к этому. У неё появлялось всё больше вопросов, на которые нет ответов. Она не хотела признавать, что иногда сверлила взглядом телефон, надеясь, что сейчас позвонит Чжемин и скажет что-нибудь смешное. Надеялась, что всё это долгий сон, от которого она проснётся, как в их первую встречу. С каждым днём разочарование становилось всё больше. И пока дни непрерывно шли друг за другом, сменялись времена года. Наступило лето. И после осени с зимой вновь пришла весна. Только тогда Чонхи поняла, что Чжемин исчез из её жизни.

***

20ХХ, май, настоящее время

Дверь открылась, и из неё выглянула макушка головы владелицы ресторанчика: – Та группка ребят ушла, – сообщила она, тут же нырнув обратно и закрыв дверь. Солнце ушло за горизонт. Зажгли фонари по обеим сторонам от заднего двора. Перерыв Чонхи был длиннее положенного, но никто не возражал. Она промёрзла, поэтому встала и встряхнулась, подбадриваясь и приводя себя в хорошее расположение духа. Чонхи бы никогда себе не призналась, что устроилась работать в этот ресторанчик из-за Чжемина. Здесь они впервые пришли знакомиться. Здесь они общались и после, и здесь же они виделись последний раз. Она никогда бы не призналась, что втайне всё ещё надеялась увидеть здесь Чжемина. И вот, он был здесь, а она как последняя трусишка сбежала и спряталась на заднем дворе. Взявшись за холодную ручку, Чонхи глубоко вздохнула, набираясь энтузиазма и сил. Едва войдя, она тут же натолкнулась на незнакомого человека, быстро проговорив извинения. Стоило ей поднять глаза, слова застряли в горле клоком, а в нос запоздало ударил приятный аромат вишни. Перед ней стоял Чжемин. Он удивлённо смотрел на неё сверху вниз, замерев. Здесь, при нормальном освещении настенных ламп, Чонхи могла хорошо разглядеть его лицо и глаза. Она смотрела на его взъерошенные волосы, на блестящие глаза, на пухлые губы и румянец на щеках. Она смотрела, как он берет её под локоть и как поднимает другую руку, чтобы большим пальцем стереть слёзы с её лица. Чонхи сама не заметила, как начала плакать. Не заметила, как сильно ему обрадовалась и как прочла в его глазах то, что он не смог сказать шесть лет назад. Глаза Чжемина наполнились слезами, но он улыбался. Его губы не могли не растянуться в улыбке. Он жалел о многом, но полную глубину вины почувствовал только сейчас. По щекам скатились слёзы. – Хан Чонхи свободна?..
Отношение автора к критике
Приветствую критику в любой форме, укажите все недостатки моих работ.
Права на все произведения, опубликованные на сайте, принадлежат авторам произведений. Администрация не несет ответственности за содержание работ.