автор
Размер:
37 страниц, 1 часть
Описание:
Примечания:
Публикация на других ресурсах:
Уточнять у автора/переводчика
Награды от читателей:
5 Нравится 2 Отзывы 2 В сборник Скачать

*

Настройки текста

НЕЛЛИ ТОДД

(другие псевдонимы: Нелли Ловетт, Лафт)

СБОРНИК СТИХОВ Джек Воробей, Суини Тодд, Джекилл и Хайд, Влад Цепеш, Карл I Стюарт, Карл VI Валуа, Жоффрей де Пейрак, Эдвард Руки-ножницы и просто фантазии

ОГЛАВЛЕНИЕ: ДЖЕК ВОРОБЕЙ
1. Неуязвимый 2. Поцелуй 3. Волны в мятежном танце... 4. Дайте мне три корабля 5. С нами море 6. Песни океана 7. Песня старого моряка СУИНИ ТОДД (по мотивам фильма-мюзикла «Суини Тодд, демон-парикмахер с Флит-Стрит): 8. Суини Тодд (акростих) 9. Суини Тодд (Сродни болезненному бреду…) 10. Твое сердце ДЖЕККИЛ И ХАЙД (по мотивам одноименного мюзикла, где сюжет несколько отличается от повести Стивенсона) 11. Ода… Хайду! 12. Грехи 13. И кто тебе доктор? ВЛАД ЦЕПЕШ, ГОСПОДАРЬ ВАЛАХИИ 14. Влад Цепеш (акростих) 15. Последний пир перед расплатой + видео https://youtu.be/bjEVZln1PT4 16. Lasă pe Dumnezeu să judece (Пускай Господь рассудит по делам) 17. Trădare (Предательство) 18. Дракону 19. Легенда о мелком жулике КАРЛ I СТЮАРТ, КОРОЛЬ АНГЛИИ, ШОТЛАНДИИ И ИРЛАНДИИ 20. Триптих «Remember» («Поражение Карла I», «Топор», «Тени Карла I») КАРЛ VI ВАЛУА, КОРОЛЬ ФРАНЦИИ 21. Безумный король ЖОФФРЕЙ ДЕ ПЕЙРАК 22. Рескатор ЭДВАРД РУКИ-НОЖНИЦЫ 23. Руки-ножницы О ВОЙНЕ 24. Кончилась война О ЛЮБВИ, ИСПЫТАНИЯХ И ТВОРЧЕСТВЕ 25. Перед казнью 26. Любовь королевы 27. Святой отец 28. Видение 29. Вино 30. Колдунья 31. Любовь 32. Рана (Может быть еще рано?..) 33. Ложь во спасение 34. Песня мертвой девушки 35. Поэту 36. Одна из граней творческого «Я» 37. Шутка О КОСМОСЕ 38. Загадка бытия ************************************************************************** ДЖЕК ВОРОБЕЙ 1. НЕУЯЗВИМЫЙ ПРЕДИСЛОВИЕ «Тот, кто коснется проклятого золота ацтеков, обречен на вечные муки» – так гласит предание. Но алчность не верит угрозам, и пираты, захватив клад, к своему ужасу превращаются в бессмертных... «мертвецов». Горечь досады, – увы, не раскаяние. Тем не менее, есть единственный способ избавиться от заклятия: вернуть обратно все похищенное золото. И полчища проклятых пиратов во главе с капитаном Барбоссой вот уже 10 лет грабят суда и порты, стремясь собрать растраченные ими монеты… А дерзкий пират Джек Воробей, свободный от проклятий, бросается в воду за девушкой, упавшей со скалы, хотя его об этом никто не просил... и незамедлительно получает «благодарность»: «Казнить!». Забавно, правда? Лишь только сердце человеческое знает, где ошибки, а где грехи. И жизни простого смертного не хватит, чтобы собрать их все по крупице... * * * ЭПИГРАФ: Я капитан Джек Воробей, смекаешь? («Pirates of the Caribbean», часть 1) Доброго дела порою Мало ли, чтобы казнить? Я ли, причастный разбою, Стану прощенья просить? Тут и не пахло наживой, Но «благодарности» рад. «Грязный мерзавец паршивый, Жалкий, никчемный пират...» Слышал. Причем не однажды. Колкость не колет глаза. Жалости вашей не жажду: Это вино – не слеза! Знаю: удача, как ветер, Яблоко в ловких руках. Что же коварней на свете: Золото, ром или... прах? Некто, познавший невзгоды, Племени древнего месть, Душу бы Дьяволу продал, Чтоб это яблочко съесть. Съесть, чтобы брызнула соком Жизнь, кисло-сладкая жизнь!.. Много ли с горечи проку, – Полно, бедняга, остынь! Две водосточных канавы Смотрят с вопросом в ответ. А за плечами кровавый, В муках потерянный след. Руки, как цепи – нет мочи Сбросить проклятье оков! – В призрачном свете полночном Вон ты, безумец, каков... Что тебе ром, окаянный? Выпей хоть весь океан! Дьявол, и трезвый, и пьяный, Ядом наполнит стакан. Слушай, зачем убиваться: Видишь – ты неуязвим! В золоте хочешь купаться Или – быть просто живым?.. Ром обжигающе крепок, Сыплет полночный покров Сотнями желтых монеток – Сотнями черных грехов. Лучше б довел до могилы Алчности проклятый путь... Только бессмертным под силу Все до последней вернуть! 2. ПОЦЕЛУЙ ПРЕДИСЛОВИЕ: Когда поцелуй причиняет боль... В стихотворении описана роковая сцена на «Черной жемчужине» - поцелуй предательства. («Пираты Карибского моря – 2. Сундук мертвеца»)

- Ему нужен ты - не корабль... не другие... И выхода у нас нет. Мне не стыдно... - Пиратка!.. («Pirates of the Caribbean», часть 2)

Тоска и боль... и стон щемяще-нежный, Казалось, на другом краю земли, Под сомкнутыми веками надежды Дремали, точно судно на мели. «Нет выхода, и слезы бесполезны. Ты сам поймешь, моя ли то вина...» Отрывистый, негромкий лязг железа... И, глубже океана, - тишина. В плену своей мечты Он будто грезил Один-единственный - неповторимый раз. И, замерев, стоит Она над бездной Огромных, широко раскрытых глаз. В них даль морская - солнца отраженье. А в самой глубине Его души – Безжалостные штормы и крушенья. «... Беги. (Не оставляй меня!) Спеши!..» 3. ВОЛНЫ В МЯТЕЖНОМ ТАНЦЕ

Посвящается Джеку Воробью. Ах, простите - капитану Джеку Воробью! Никто не сравнится с ним! ("Пираты Карибского моря")

Волны в мятежном танце, Штормы – всего лишь песня: Ведь у тебя на пальце – Море в оправе перстня. Воли соленый ветер!.. Вряд ли ты это знаешь: Ты ведь такой на свете Только один, смекаешь? Радуга за кормою Да океан безбрежный... Тише, прошу, не смейся, Сердце мое, мой нежный. 4. ДАЙТЕ МНЕ ТРИ КОРАБЛЯ Дайте мне три корабля да океан мятежный – Я назову их «Джек», «Сердце мое», «Мой нежный»!.. Дайте три жизни мне, долгих как бесконечность… Лучше одну – с тобой, чем в одиночестве – вечность!.. Дайте мне три стрелы, чтобы построить мачты! Слава, богатство, власть… – как это мало значит! Вера, Победа, Жизнь, море, земля и солнце – Именем лишь одним, только твоим, зовется! 5. С НАМИ МОРЕ Поутру проснешься, нежный, Моря бирюза Заблестит – и ты откроешь Темные глаза. «Затеряйтесь в океане, – Горизонт широк, – В золотистой дымке ранней. Ветер – между строк. Улыбнутся словно дети Морю небеса...» – Так однажды на рассвете Пели паруса. 6. ПЕСНИ ОКЕАНА Песни океана С ветром в унисон – Маленького юнги Предрассветный сон. Колесо штурвала, Реи, знамена... Пело и качало, А вдали - весна. «Не читаю книжки, Не ищу тиши – О мечте мальчишки, Море, напиши!» Звезды в темном небе – Словно сотни стрел! Он и написал бы, Если бы умел... Синие чернила Пенистой волны – Море уносило Песни, как челны. Мачты белокрылой Стонущий смычок... Сквозь туманный полог – Солнце-светлячок. 7. ПЕСНЯ СТАРОГО МОРЯКА Осталась часть меня где-то На тихом Британском юге. Отчасти - брожу по свету, Да часть меня - на Тортуге. Я словно распят над морем! Войти бы в речное устье Да просто глядеть на зори... Но море меня не пустит. За то, что не ведал истин. Возможно, так мне и надо! Во сне я - старая пристань – И стайка лодочек рядом... Построю для них я мачты, Упругие, как надежды. На них - паруса, а значит – И ветер будет как прежде... Да сон моряка недолог! Но этого мне немало: Долой парусину-полог, Вздохнул - и опять к штурвалу! ************************************************************************** Смотрите также ленту авторских фотоколлажей "Суини Тодд, демон-парикмахер с Флит-стрит": https://fabulae.ru/prose_b.php?id=90118 И фотогалерею к моему роману о Суини Тодде «Вопреки всему»: https://fabulae.ru/prose_b.php?id=90116 СУИНИ ТОДД 8. СУИНИ ТОДД (акростих) Посвящается Суини Тодду, демону-парикмахеру с Флит-стрит С тобой готова я сгореть дотла, Украсив огненными всполохами ночь! И возродиться в самом корне зла Невинным ангелом – точь-в-точь. И люди сложат обо мне легенду… 9. СУИНИ ТОДД (Сродни болезненному бреду…)

There was a barber and his wife and she was beautiful... a foolish barber and his wife. She was his reason and his life... and she was beautiful, and she was virtuous And he was naive. Sweeney Todd ("Sweeney Todd , the demon barber of Fleet street" by Stephen Sondheim)

ПЕРЕВОД:

Когда-то жил здесь цирюльник со своей женой, и она была красива… глупый цирюльник и его жена. Она была смыслом его жизни… и она была красива и добродетельна, а он наивен был.

Суини Тодд («Суини Тодд, демон-парикмахер с Флит-стрит» Стивена Сондхайма)

Сродни болезненному бреду – Пятнадцать лет небытия! – На дне души я нес надежду, Как нерождённое дитя. И только на пороге воли Мне стала истина ясна: Что пустота страшнее боли И громче крика тишина… Ползет заря кровавой лентой По мокрой коже мостовых. Пустое кресло ждет клиента, Обитель призрака – живых. Корысти на расправу отдан Коварней хмельного питья, Рыдает и плюется Лондон В седую морось бытия. И перед Богом не в ответе Кто более не жив, не мертв. За окнами в туманном свете Крадутся жертвы чьих-то жертв. Не нужно дани пустословью: Не жажду вашего суда. Позвольте плакать вашей кровью, Не обессудьте, господа!.. Срываться вниз с обрыва ночи За плотью падающих тел – И ночь становится короче, Хоть бездна мрака – мой удел. А там, в обители рассвета, На бледно-розовой тропе, Священник, раб своих обетов, Сулит прощение толпе. Закройте уши и не верьте! Пророки слепы и глухи. Мы все заслуживаем смерти За чьи-то тяжкие грехи. Лохмотья грязи попирая, За черной тенью вдалеке Я обречен идти по краю С холодным лезвием в руке. И петь под порванные струны Непостижимое уму, Быть от отчаянья безумным… И знать об этом САМОМУ. 10. ТВОЕ СЕРДЦЕ На заре ты поднялся с колен И услышал негромкий стук. Что там? Сердце, попавшее в плен, Наземь – из ее рук?.. Или эхо упавших оков? «Стой, сейчас подберу сама… От изгиба твоих висков Я сегодня сойду с ума! Мне привиделся сон во сне, – Грезы часто зовутся былью, – …Помню шрам на твоей спине, Словно след от срезанных крыльев». Кто-то умер… или воскрес? Может просто прочесть молитву? На щеке мимолетный блеск, И она подала тебе бритву. «Вот она – твой бесценный друг, Ловит свет и в луче смеется. Слышишь этот негромкий стук – Твое сердце ВСЕ ЕЩЕ БЬЕТСЯ...» Примечание: Интересно то, что в стихотворении автор словно говорит с Суини. Фраза «На заре ты поднялся с колен» символизирует свет в конце тоннеля и движение ему навстречу. В этой песне – намек на близость, в которую от радости не верится. А выражение «сон во вне» означает, что Нелли даже во сне кажется, будто она грезит. В порыве нежности Ловетт сравнивает Суини с падшим ангелом. «Твое сердце все еще бьется!» – Нелл доказывает Суини, что он еще жив. Возможно, для любви... ************************************************************************** ДЖЕКИЛЛ И ХАЙД Стихотворения написаны по мотивам мюзикла «Джекилл и Хайд» (В результате медицинского эксперимента Доктор Джекилл превращается в воплощение чистого Зла (по имени Эдвард Хайд) с целью научиться контролировать его в себе, а затем и во всем мире. Но со временем превращения начинают происходить уже помимо воли Джекилла, и Зло вот-вот сотрет его собственную личность…) 11. ОДА… ХАЙДУ! Есть у тебя одно достоинство на фоне Бесчисленного множества грехов… ***

Среди этих господ Столько грешных скотов. Их прилизанный мир, Где лишь деньги – кумир, Прикрывает идеальный фасад. («Джекилл и Хайд»)

Я вижу, как желанья точат разум, А малодушие боится жить. Как, собственною слабостью наказан, Дрожит порок за внешностью ханжи. Душа – орех под слоем шоколада, А сердцевина горькая на вкус. Ты чхал на вычурную выделку «фасада», О, Хайд, я в унисон с тобой плююсь! Ты чист – без всяких примесей обмана И лицемерной трусости людской, Открытый всем, как резаная рана. Вот почему ты – проклятый изгой! В тебе мертва борьба противоречий: Живет лишь вызов криком в темноте. О тишине не может быть и речи, А гнев урчит, как голод в животе! Что толку колесить вокруг да около: Дитя – и то легко удержит нож… Ты страх, подобострастие и ложь Одним ударом ловко УХАЙДОКАЛ! О, безупречный, добрый доктор Джекилл, Тебе и впрямь безумно повезло: Ты так радел о благе человека – Смотри, как Хайд уничтожает зло! 12. ГРЕХИ В образе Эдварда Хайда открытое зло дерзко бросает вызов ханжеству и лицемерию!

And I feel I'll live on forever, With Satan himself by my side! And I'll show the world That tonight, and forever, The name to remember's The name Edward Hyde! («Jekyll & Hyde») Отныне я буду жить вечно! Эй, Дьявол, за мною ступай! И сила моя бесконечна, И мир пусть узнает, что имя моё - Эдвард Хайд!

(«Джекилл и Хайд»)

Никогда не стремился сдержать я свой бешенный норов!.. Как-то ночью бреду по извилистым улочкам злачного Сохо* И смотрю: облаченный в сутану, до треска упитанный боров Хвать в охапку девицу – и в угол. Эх, догадлив, пройдоха: Привалился к стене, подложив под себя, чтобы не было твердо. Потянуло на сладкое, отче? Не хмурьтесь. Ну, с кем не бывает? Наслаждайся, дружок: если меда – так тростью да в морду!.. Эй, что вперились, олухи? Или не видели, как убивают?! Извращенец, ублюдок, ханжа – в глаз и в лоб, и по темени! Поцелуй мостовую – отведай рутины житейской. Коль святой – не шатайся, ища приключений, по темени. Как, вы все еще здесь, любопытные?! И никто не позвал полицейских? Вы грешите похлеще, как матерые плуты, без тени улик… Заглушая рычаньем и хохотом жалкий лепет молвы, Я один показал лицемерному миру свой истинный лик, Не стыдясь, не смущаясь и даже не склонив головы! «Как он смеет смеяться – сам по уши в этой грязи? Кто он? Проклятый, пьяный, безумец, маньяк? Или дьявол?..». Я свободен, как ветер зловонный, и неотразим! Проникаю под юбки, корсеты и рясы – разве не я вам? Вы трусливо воротите взоры и держите ухо востро, В ослепительном свете дневном на личине соринки не видно. А в глазах у меня, точно в луже, отражается ваше нутро – Омерзительно, пошло, убого и до рвоты бесстыдно! За шикарным фасадом, как пить дать, шикарная мерзость, Но, покуда я жив, не ищите тропы себе млечной. Я бросаю вам вызов, уроды, простите за дерзость! И назло вашей совести ЖИТЬ БУДУ ВЕЧНО! *Сохо – квартал в Лондоне. 13. И КТО ТЕБЕ ДОКТОР?

ЭПИГРАФ:

Однажды доктор Джекилл поведал другу историю своего неудачного эксперимента. Друг был поражен до глубины души: – И что: выпил эликсир, и вот такое «чудо» выскочило? – Ага!.. – Слушай, Джекилл, ну ты хотя бы закусывал! (Авторский анекдот)

Вздрогнули колбы и склянки В шкафчике кабинета. Кто-то вернулся с гулянки… Или влетела комета? «Джекилл, ты, знать, утомился, Ну-ка, иди отдыхай! - Вкрадчиво в самое ушко Доктору шепчет Хайд. – Выпей горячего чаю, На вот тебе пирожок. Завтра еще погуляем! Правда, забавно, дружок?.. Выплеснем желчи излишек, Стоит лишь только начать! Я наломаю дровишек – Будешь потом отвечать. Джекилл, таких как ты так много, Хайдов критически мало: Ты – отражение Бога, Я – словно в заднице жало! Что ты лепечешь? Фигня*, Бред лихорадочный... Ну неужели убьешь меня - Ты ж ведь порядочный!.. Хочешь, пожарю оладушки? Кстати, кто свистнул мой штопор?..» – «Шел бы ты к чертовой бабушке!» – «Там и увидимся, доктор!» * Официально слово «фигня» появилось лишь где-то в 50-х годах 20 века. Но не всем известно, что проныра Хайд придумал его еще в 19-ом. (Примечание автора) Не удивляйтесь этой трогательной чуткости Эдварда Хайда: он, в конце концов, заботится о своем желудке! ШУТОЧНЫЙ БОНУС: Что мне нравится в Хайде, так это его страстное желание жить! Он не плачется и не дуется по углам, а ЖИВЕТ… КАК ХОЧЕТ САМ! И имел он всех в виду! 1. После ознакомления с книгой и мюзиклом «Джекилл и Хайд» становится ясным истинное происхождение слова «ухайдокал»! 2. Однажды ночью Хайд малость покалечил Люси во время их «опасных игр», а утром она явилась к доктору Джекиллу с просьбой полечить ее. Джекилл, пораженный: «Ой, Люси, и кто же это тебя так?..» Люси: «Эх… Какой же ты добрый, Джекилл, когда не пьешь!» 3. Хайд: «Вечно Добро какое-то пресное – надо ему насолить!» 4. Эмма и Джекилл на прогулке. Эмма: «Доктор Джекилл, хотите, я куплю вам сладкой ваты?» Джекилл: «Нет, спасибо, вату я не ем». Эмма: «А что тогда? Бинты?..» 5. Через день после обещания Эммы принять Джекилла таким, как есть, к ней вваливается вдрызг пьяный Хайд во всей красе: «Привет! Ты, кажется, сказала, что примешь меня таким, как есть? Ик!.. Ну, принимай!» 6. Встретились как-то Эдвард Хайд с Суини Тоддом. Хайд: «Везет же тебе, Суини!» Тодд: «Да неужели?!» Хайд: «Ты хоть не зависишь от Бенджамина Баркера так, как я от этого Джекилла!» Тодд: «А лично во мне – два Хайда: один пакостит днем, а другой ночью!» 7. Доктор Джекилл долго думал и, наконец, нашел способ держать Хайда под контролем: вместе с формулой HJ7 он выпил целый пакет быстродействующего слабительного. Результаты оказались превосходными: Хайд остался дома на всю ночь! ************************************************************************** ВЛАД ЦЕПЕШ, ГОСПОДАРЬ ВАЛАХИИ

Пускай хулят невежды - что за малость! Клевещут, будто чужда была жалость... Твоя душа в Валахии осталась. Шумят леса и колосятся нивы, А твой народ свободный и счастливый!

14. ВЛАД ЦЕПЕШ (акростих)

Злые поступки запиши на воде, а добрые высеки на камне. (Румынская поговорка)

Владеть не значит править без предела – Любить, принадлежа до глубины. А если и карать, то лишь за дело: Для торжества злодеи не нужны! Ценой души не платят за свободу, Едва нагрянут лютые враги. Придем к победоносному исходу Единством, не вступающим в торги. За родину, за веру и за волю! Шакалам же наградой будут колья! 15. ПОСЛЕДНИЙ ПИР ПЕРЕД РАСПЛАТОЙ ( +видео https://youtu.be/bjEVZln1PT4 ) Сызвеку повелось у высшей знати Из-за спины правителей колоть. Менять, как прохудившееся платье – И снова греть откормленную плоть. И на пиру, хлеща вино, как воду, Глумиться под сурдинку, а за сим Нестройным хором славить воеводу… Которого по счету – дьявол с ним! Что ж, торжествуйте, упивайтесь вволю, Пока от снеди ломятся столы. Когда палач к утру заточит колья, Так ли вы будете заносчиво-смелы? Предательство – нехитрая наука, В чужие руки гвозди забивать. Сегодня ложь не станет вам порукой, Сгубить могли – учитесь умирать! И, оборвав аккорды лэутарей, Я бросил чашу, что испил до дна. «Так сколько же вы знали господарей?», – Спросил. И воцарилась тишина. И кто-то, поперхнувшись от смятенья, Изрек: «Троих… а может, семерых?..». А я считал тягучие мгновенья Перед коротким, резким: «На кол их!». Служили кошельку, а не короне… Кому трусливо присягнули вы, Когда мой брат живьем был похоронен, Когда отца лишили головы?! Я словно видел все во мраке зыбком, А на устах – незримая печать. Что за нечеловеческая пытка – Вот так смотреть в себя и не кричать! Карать и миловать – мое святое право, И смерть моих врагов сравняет счет, Но самая жестокая расправа Даже на миг мне близких не вернет. Кто знал, чьей муки это отраженье, Когда рожон, заточенный остро, Под дикий рев на пике напряженья Пронзил насквозь продажное нутро? Свершился суд. Тревожное затишье… Помилуй, Боже, брата и отца. И на пути, что предначертан свыше, Придай мне сил не дрогнуть до конца! ПРИМЕЧАНИЕ: Воевода или господарь – титул правителя Валахии. Лэута — старинный лютневидный инструмент. Историческая справка: В ноябре-декабре 1447 года Янош Хуньяди совершил поход в Валахию, чтобы свергнуть Влада II Дракула. Отцу Влада Цепеша по приказу Хуньяди отрубили голову, а его старшего брата похоронили заживо. Сам Влад в это время находился в Турции в качестве заложника. После прихода к власти во второй раз Цепеш продолжил расследование обстоятельств гибели своего отца и старшего брата. По итогам расследования было казнено более 10 бояр. Некоторые утверждают, что количество казненных бояр составило от 500 до 20 000 человек, но историки не нашли подтверждений этим сведениям. Дело в том, что 20 000 бояр просто не было во всей Валахии! Доказываю: 500 000 жителей разделим на 20 000 бояр. Выходит, что каждый боярин владеет максимум деревней в 25 крестьян – смешная цифра! И так могло быть при условии, если бы в государстве не было ни армии, ни купцов, ни горожан, ни духовенства. Чтобы объявить боярам приговор, Влад Цепеш сначала пригласил их на пир. Румынские источники связывают этот пир с праздником Пасхи. 16. LASĂ PE DUMNEZEU SĂ JUDECE! * (ПУСКАЙ ГОСПОДЬ РАССУДИТ ПО ДЕЛАМ!) Стихотворение написано от лица Влада Цепеша.

Каждый видит, каким ты кажешься, мало кто чувствует, каков ты есть. (Макиавелли)

Народ и господарь – стрела и лук, И бесполезна голова без рук. Любовь и боль не существуют врозь: Я – в каждой жизни, каждый кол во мне – насквозь. Но зло претит людскому естеству. Скосить его, как сорную траву – Не грех, не воровство и не разбой. Лишь тех, кто чист, я заслоню собой. Пускай хулят за то, что нравом крут, Пусть извергом кровавым нарекут – Я все равно дракон, а не змея. С рождения. Хоть четвертуй меня! Нет смысла извиваться без вины, А правда не ударит со спины. Лишь с ней в бою отчизну отстоять – Каждую кровью политую пядь! Но поднялся со дна болотный ил: Знать, я не всю проказу истребил! Цена свободы слишком высока – Продажный пес не выпустит куска. Как ослепителен победы лик – Лишь на один неповторимый миг!.. И на глазах стирается, как мел, Как мир, которого построить не успел. Но там, где всходы житные сожгли, Созреет семя в глубине земли. Прольется правда, точно кровь из жил – Свершится все, ради чего я жил! *Lasă pe Dumnezeu să judece! (дословный перевод с румынского) – Предоставьте судить Богу! 17. TRĂDARE* (Отповедь Влада Цепеша королю Матьяшу)

О самом лютом из владык, кто подданных своих привык тиранить повсеместно, с тех пор как мир был сотворен, о злейшем звере всех времен, насколько мне известно, поведаю стихами, как Дракул, злобствуя, владел Валахией и свой удел упрочить мнил грехами.

«Дракул-воевода» Михаэль Бехайм (Это та самая поэма, которую Матьяш заказал, чтобы очернить Влада)

Я ждал, что противник сразит меня в спину… Однако иной мне судился удел: Мой друг и союзник воздал мне по чину И даже в поэме прославить велел! Орудия ката – топор и веревка, Оружие воина – меч и копье. Однако не каждый способен так ловко Без боя вонзить клеветы острие! Не мечу на первенство в списке героев, И мало кто искренне труд мой хвалил. Но лучше быть белым под слоем помоев, Чем грязью из грязи под слоем белил! * Trădare - предательство (румынский) 18. ДРАКОНУ (Владу Дракуле)

Никогда не смейтесь над живыми драконами. Джон Толкин

Когда один с раскрашенной вороной Без перерыва носится вокруг, Другой, держа в руках ковер узорный, Вещает, не жалея свой досуг, Не попадайся в золотую сетку. И, разгадав коварное словцо, Уж лучше сразу уронить монетку, Чем слишком поздно уронить лицо. Не дожидайся Пасхи лошадиной, Когда союзник, уловив твой знак, Спешит на битву шагом муравьиным Или… срезает листья для собак. Напейся из ручья воды холодной, Напейся вдоволь, не щадя зубов! Коль испытать тебя судьбе угодно, Не откликайся на обманный зов! А тот, кто доставал тебя из дыни, Вспоров утробы из-за огурца, Пускай угомонится да остынет: Не то добыча разорвет ловца! И на пути к тебе не будет броду, Врагу не перебраться по мосту. Пускай гусем проходит через воду, Не хочет – уплывает на плоту! ПРИМЕЧАНИЯ: Исторические события и игра румынских выражений – ключ к смыслу текста для тех, кому еще не все известно о Владе Цепеше: В первом четверостишии появляются сразу две исторических фигуры: 1) Венгерский король Матьяш Корвин недаром ассоциируется с вороной (Корвин означает «ворон»). Носиться вокруг с разукрашенной вороной – пытаться обмануть кого-то. 2) Султан ассоциируется с ковром. Говорить с ковром в руках – пытаться кого-то одурачить. Оба они пытались заморочить голову Дракуле. Султан пытался подчинить его себе, а союзник-Матьяш обещал помочь только на словах. Уронить монетку – неожиданно понять что-то важное. Уронить лицо – очень удивиться чем-то. На лошадиную Пасху – в далеком будущем или, скорее, никогда. Срезать листья для собак – ничего не делать. Напиться холодной воды – перестать себя обманывать, посмотреть правде в лицо. И снова о Мехмеде. Достать кого-то из дыни (арбуза) – Очень сильно достать, разозлить. «Вспоров утробы из-за огурца» – имеется в виду тот случай, когда из султанского сада пропал огурец, и Мехмед приказал вспарывать животы своим садовникам, пока пропажа не нашлась. Последнее четверостишие – намек на переправу турок через Дунай, когда в 1462 году они напали на Валахию. Но Влад заблаговременно успел уничтожить все переправы. В данном случае султану даются два совета: Перейти как гусь через воду – не делать выводов из прошлых своих ошибок. Уплыть на плоту – сойти с ума, обезуметь. 19. ИСТОРИЯ О МЕЛКОМ ЖУЛИКЕ

О самом лютом из владык, кто подданных своих привык тиранить повсеместно, с тех пор как мир был сотворен, о злейшем звере всех времен, насколько мне известно, поведаю стихами, как Дракул, злобствуя, владел Валахией и свой удел упрочить мнил грехами. Поэма «Дракул-воевода» (Михаэль Бехайм)

И так далее… и того лживее. Разумеется, за венгерские денежки! Что ж... У Матьяша* был печатный станок, а у нас - интернет! (*Матьяш I Корвин – король Венгрии) Кто пишет байки по утрам, Тот поступает мудро. Парам-парам, парам-парам, На то оно и утро! Узреть же можно, не трудясь, В поэме сей не кровь, а грязь, Которой не жалея, Измазал Дракулу Матьяш, Коварный план лелея. История о мелком жулике В ответ на «Легенду о великом изверге» и поэму Михаэля Бэхайма «Дракул-воевода» Наскреб деньжонок Пий Второй На крестовой походик. Король Матьяш, треся губой, Их съел, как бутербродик! «Ням, вкусно! Вот бы еще раз!.. А турок я не трону. Гораздо лучше, не скупясь, Купить себе корону*!». Довольный, но слегка смущен, Матьяшик долго думал: Ведь надо как-то объяснить Пропажу оной суммы… А должен был возглавить рать Валашский воевода. «На Влада Цепеша – ***рать, Пускай гуляет бродом! Я лучше, если по уму, Сурово встречу князя И посажу его в тюрьму, Своей измазав грязью!». На том король и порешил: С султаном тихо спелся И дело Дракуле пришил… И «колбасы» наелся! * Имеется в виду выкуп короны святого Стефана у германского императора. ************************************************************************** КАРЛ I СТЮАРТ, КОРОЛЬ АНГЛИИ, ШОТЛАНДИИ И ИРЛАНДИИ 20. ТРИПТИХ «REMEMBER» 1) ПОРАЖЕНИЕ КАРЛА I с о н е т Стелился дым по тлеющим лугам, Заря пылала, туч раздвинув стены, И бился Тайн*, взметая клочья пены, Когда клинок упал к твоим ногам, Победных труб и ветра слился гам. Враги желали грозной перемены. Их не пугали дикий вой гиены И бездна тьмы по бурным вечерам. Напрасно там, на воле, пела птица, На солнце оперенье распаля: Душа твоя в бессилии томится, И призрачны свободные поля, А ночи вороная кобылица несет туда, Где выжжена земля. ПРИМЕЧАНИЕ: *Тайн – река на границе Англии с Шотландией. 2) ТОПОР Толпа собралась у стола, Предвидя торжество. Со злобной радостью ждала, Когда введут Его. А на алеющем сукне, Предвестником побед, Лежал топор, и сталь в огне Бросала грозный свет. Король вошел, и шум утих. Его спокойный взор Был прям и горд, и в этот миг Заметил он топор, Но страха не было в глазах: Величие и боль. Не обратить измене в прах Пылающий огонь! И непреклонный этот дух Заклятием немым Заставил пасть неверных слуг Невольно перед ним. И над притихшею толпой Со скорбью прозвучал Тот самый голос, что порой На стон не отвечал. «А, жалкий призрак палача, Удар сей за тобой, Но разве стоишь ты меча: У нас не равен бой!» Король умолк, пожав плечом: Что значит злая суть? Низложен, проклят, обречен, Он продолжал свой путь. Сомкнулась стража, снова гул, Досада, жалкий спор, В смятеньи мелких душ тонул Широкий коридор. Пусть потерял друзей король, И гвардию, и трон, Но предначертанную роль Не дрогнув принял он. 3) ТЕНИ КАРЛА I Пустая площадь пред Вайтхоллом. Молитвы горечь на устах Оцепенело дремлет Лондон У серой осени в руках. Глядится в зыбкое затишье Туманный полукруг луны… Судя других, ты не услышал Укора собственной вины. Путем безжалостной расплаты Ушел сурово-молчалив, Закованный в стальные латы, Корону шлемом заменив. Шотландцам верил ты, как братьям, Но утренний холодный свет Прогнал неверной тьмы объятья: Соратников с тобою нет. И совершилось… Безнадежно Упал разломленный клинок. Потерян трон – и жизнь ничтожна. И пуст светлеющий восток. Теперь недолго ожиданье: Неотвратимо лег покров На эшафота очертанья В туманных отблесках костров. И чья вина, что в наказанье Немая мука суждена? Что не послужит оправданьем И боль, испитая до дна?.. Та ночь тянулась и летела, И, до рассвета горяча, В звенящей полутьме горела Твоя последняя свеча… Я вижу площадь пред Вайтхоллом В морозный день, когда сердца Пылали, движимые зовом Непримиримым до конца. Венец отравленный короны На доски эшафота пал. Коварный дьявол создал троны, Во искушенье жертвам дал. И там, где свод полночный низок Над чередой точеных крыш, Задумчиво парящий призрак Глядел на лондонскую тишь. Осколки золота на небе Ночь обесценила, склонясь Пред завещанием: «REMEMBER!»*, Произнесенном в смертный час. *«REMEMBER!» – ПОМНИТЕ! (англ.) ************************************************************************** КАРЛ VI ВАЛУА, КОРОЛЬ ФРАНЦИИ В стихотворении используется образ Карла VI Безумного из династии Валуа, короля Франции (1368-1422 21. БЕЗУМНЫЙ КОРОЛЬ Потухшие взоры безвыходной ночи, Шуршащие тролли постылых мгновений Уводят сознанье и медленно точат На тлеющих углях тревожных видений. Холодные стены, презревшие эхо, И плиты камина, забывшего пламя, Не дрогнут от боли бесплотного смеха, Которой уже не излиться слезами. Минувшего факелы гаснут свечами, И скудного ужина не было мало. А где-то, за стенами, это молчанье Излилось огнями веселого бала! У ложного зарева ветхие крылья… Но только священнику не было жутко Остаться у трона, покрытого пылью, Свидетелем скорби, лишенной рассудка. В стихотворении используется образ Карла VI Безумного из династии Валуа, короля Франции (1368-1422). ************************************************************************** ЖОФФРЕЙ ДЕ ПЕЙРАК 22. РЕСКАТОР

- Но ведь вы один такой? - О нет, я всего лишь первый. (Слова Рескатора) (Анн и Серж Голонн «Анжелика и султан»)

В просторах Средиземноморья Суда – Крылатые герои Мятежной армии ветров, Покой оставив за кормою, Не зная тяжести оков, Взлетают гордо над волною. И вот в опасную игру Вступает ОН, и на ветру Тревожно вьется флаг «ГОЛДСБОРО»: На алом фоне все видней – Рисунок порванных цепей - Эмблема шхуны Рескатора. Он против рабства, против лжи, Монархии бездарной плена, Не преклоняющий колена Пред жадностью слепой души И не сгибающий свой стан Перед коварной мглой сутан. Избегнув пламени костра, Отвергнут завистью Двора, Себя нашедший в новом деле, Он утолял не жажду мести – Свободу звал он долгом чести И шел, не отступая, к цели. Не принимая бренный век, Войны безжалостный стратег, Бросая дерзкий вызов трону, Предвидел, что настанет день, И вновь карающая тень Заставит потускнеть корону. ************************************************************************** ЭДВАРД РУКИ-НОЖНИЦЫ 23. РУКИ - НОЖНИЦЫ

- Обними меня. - Я не могу... (художественный фильм «Эдвард Руки-ножницы»)

Дали мальчику сердце из теста Мягкое, нежное. …Это небо в просветах окон – Такое безбрежное!.. Только руки - живые цепи, - Не сумел, не сбросил... – В молчаливых водах печали Не послужат и парой весел. Ах, мечты - этот мир неведомый! Блики, отзвуки, дуновения... Почему тебе пальцев не дали – Прикоснуться, хоть на мгновение?.. У реальности два обличия: То кристально чисто, то зыбко. Ты родился, живешь, ты дышишь... Или все это - просто ошибка?.. Сердце - робкая пташка в клетке - Ты еще не пело! Как пугливое эхо бьешься О железо тела. Почему?.. Для кого? Быть может... Боже, как это странно: Ты срезаешь ножом травинку, А на сердце - живая рана! Прячься, мальчик, от света яркого, Защищенный своей скорлупкою. Не гляди в голубые окна: Ведь надежда - такая хрупкая... ************************************************************************** О ВОЙНЕ 24. КОНЧИЛАСЬ ВОЙНА! Родниково-чистая до звона Над седым окопом тишина – Замерла... Не слышно даже стона. Неужели КОНЧИЛАСЬ ВОЙНА?! Встанем с непокрытой головою. Не забудем тех, что не дошли. Отдыхайте, братья, после боя... Спите на груди родной земли. Погляди, товарищ: я не верил, А в родном селе - давно весна. Маленькая дочка ждет у двери... Как она должно быть подросла!.. Слезы и... тепло - в родимом доме – Материнской ласковой руки... Тонко, словно детские ладони, Над землею всходят колоски... И - полей просторы перед нами... Радость эту - не испить до дна И не передать двумя словами, Не измерить! КОНЧИЛАСЬ ВОЙНА! ************************************************************************** О ЛЮБВИ, ИСПЫТАНИЯХ И ТВОРЧЕСТВЕ 25. ПЕРЕД КАЗНЬЮ Решеток хмурое сплетенье Над бездной камеры глухой. Веками тянутся мгновенья, И горько призрачен покой. Он ждал конца без содроганья, И пыток неизбежный круг Не вырвал жалкого признанья Ценою изощренных мук. Над городом туманно-серым Зари струится полоса. Бесстрастно повторяют стены Суровой стражи голоса. О, скоро он увидит снова Портал распахнутых ворот!.. Но туго стиснуты оковы, А путь ведет на эшафот. Ступени скрипом одиноким Пронзят безмолвие толпы. Глубокий взор к огню востока Он обратит, презрев мольбы. Туда, где в зареве туманном, Сердца влекущее на смерть, Виденье трепетного стана Зловещую роняет сеть. И, замирая, устремится Прощанием в немую даль Одно лишь имя, точно птица… И упадет со вздохом сталь. 26. ЛЮБОВЬ КОРОЛЕВЫ Как удивительно и хрупко Земное счастье… Что мне власть? Я принимаю форму кубка, В который щедро пролилась. В тебе тону я с головою, С тобой дотла хочу сгореть: Переставая быть собою, Не страшно даже умереть! Но, до безумия шальная, Душа трезва, как никогда, И лишь теперь я точно знаю, Что нет прекрасней слова «Да»! И нет суровей приговора, Чем быть одной на высоте, Парить над миром без опоры В пронзенной светом пустоте… Сужу, повелеваю, правлю, Играю судьбами порой, Охотница… и жертва травли, Я сбита собственной игрой! И мне не обойти закона: Мою главу на страх другим Венчает бренная корона, Чело влюбленной девы – нимб! 27. СВЯТОЙ ОТЕЦ

Цена жертвы измеряется страданием.

Лишенными сна ночами Тернистый твой путь проложен. Надежды стали свечами Усталым светить прохожим. Зачем же в потемки кельи Под вечер тоска крадется? Томительным искушеньем Иль бредом она зовется? Невольно боясь ответа, Ты стал вопрошать святыни, Но в отзвуке медном где-то Молитвы твои застыли: Так ясно сквозь дым кадильный Сквозила весна, и словно Под натиском трав бессильно Крошились плиты часовни! Дохнула ночная свежесть… Безлюдно. Куда заманят Чарующей негой – Нежность, Объятья - бездной желаний? Иного пути не зная, Ты скорбно проходишь мимо. Видение исчезает, А Время – неумолимо. В суровой святой неволе Чужие врачуешь раны, Скрывая таинство боли Во мраке своей сутаны. Но будет Любовь земная – Лазурно-синяя птица – Вдали, запретов не зная, Вторым твоим сердцем биться. 28. ВИДЕНИЕ Полнолуния ночь… Озаренный сиянием луг Истлевает у кромки зловещей лесной темноты, Заглушая копыт осторожно-задумчивый стук И скрывая от всадника радости нежной цветы. Неожиданно тонкие руки, дрожа на ветру, Без труда укротили упрямую поступь коня: Развивая во мраке волос золотистых игру, Воспарила легко над загадочным лугом Она. И казалось, из трепетных губ шелестели слова, Замирая в сияньи луны, расцветая в тени: «Эта вещая полночь для нас…» Простонала сова – И пугливо рассеялась греза, роняя огни. Было трудно вернуться под полог заветного сна, Но до боли светло постигать незнакомую суть Заповедной тропы, по которой умчалась Она, В забытье тишины опрокинув магический путь. Закатилась луна в отдаленную пышность лесов, И томится поляна, с тоской ожидая рассвет. Только манит печальной улыбки волнующий зов, Остается затерянный в росах таинственный след. 29. ВИНО Судья ты или исповедник? В тебе одном заключены Святое таинство обедни И злые козни сатаны. В тебе - реальность и химера, Воспоминаний горький ком… И жар любви, и грусти мера, И боль, пронзенная клинком. И бред уныло-беспросветный: «О Боже праведный, внемли!» Далекий зов и вздох ответный – И тишь, как на краю земли... Устало преклонив колени, Молитвы позабыв стихи, Я снова, точно в озаренье, Простил себе её грехи. Верни потерянные звенья, Дай хоть на миг увидеть свет!.. О, эту муку пробужденья Поймет не пьяный, а поэт. 30. КОЛДУНЬЯ Утомленными шагами Отступает день. Бьется крыльями о камни Призрачная тень. Позабытая рассветом, Я богата тьмой, Лунным тлением согрета, Слита с тишиной. Где-то мечутся вопросы Жалкою мольбой… Отчего так стонут сосны, Словно под пилой? Лихорадочно взовьется Пламя у столба – Суеверно отшатнется Темная толпа. Словно света избегая, В глубине сердец Затаилась боль живая – Раненный птенец. Так пускай, гоня сомненья И печали прочь, Звездно-синим сновиденьем Разольется ночь! Незаметно улыбнется Бледная луна, И душа моя проснется Не заклеймена. 31. ЛЮБОВЬ Ты смеешься?.. Что значит «любовь»? – Сотни зреющих зерен в колосе, Меч, висящий над головой… На твоем золотистом волосе. Это тонкий невидимый след От слезы на двери железной. Это птицы летящих лет – И затишье… и вскрик над бездной. 32. РАНА (МОЖЕТ БЫТЬ, ЕЩЕ РАНО?..) Закрывается старая рана – Засыпает, раскинув крылья, Сердце, – может быть, слишком рано? – Утомленное бредом и былью. Было время – из раны этой На протянутые ладони Изливалось лучами света – Что? – Никто уже и не вспомнит… И, монеткой, брошенной в воду, Словно крошечной каплей солнца, Спит мечта, обретя свободу, И ко мне уже не вернется. 33. ЛОЖЬ ВО СПАСЕНИЕ Порою, пряча от себя досаду, С надеждой слепо ищем ветра в поле. И, как собаку, гневно гоним правду… Чтобы, прозрев, не корчиться от боли! Мы лжем себе, стремясь перехитрить Хотя б кого-нибудь, хотя б отчасти – Найдя во лжи спасительную нить, Отвоевать у зла крупицу счастья. Трусливо убегаем от любви, А нити лжи сплетаются все туже. Как часто оттолкнуть мы норовим… Того, кто больше всех на свете нужен! Щадя себя, сдаемся без борьбы, Считая поражение победой. А счастье задохнется в кратком «бы» – И рай душе останется неведом. Лукавство прирастает, словно маска, И не объятья, а броня все крепче. А на глазах защитная повязка: Обманывать себя гораздо легче. 34. ПЕСНЯ МЕРТВОЙ ДЕВУШКИ Брызги света, золото листвы, Ветер голубой в лиловой пыли, Отзвуки молчанья и молвы - От меня закрыли, заслонили… Нету даже прорезей для глаз: Кладбище - не театр, гроб – не маска. Молодость моя еще не раз Оживет в передзакатных красках. А плита могильная тепла – Я еще кого-нибудь согрею… Может я совсем не умерла – Просто никогда не постарею. 35. ПОЭТУ Чего искать, за что бороться Душа твоя обречена?.. На дне глубокого колодца Не ярче ль кажется луна? Прольется эхо лунной песни, – Из бездны или с высоты? – «Пройди сквозь бури и воскресни Для грез, надежды и мечты!..» Слова бездонно-бесконечны – Тебе известны тайны слов. Ты видел путь маняще-млечный, Покрытый иглами шипов. И девушку в небесно-синем, Незримую для остальных… Зарю – в ночи, ручей – в пустыне И – в пламени поющий стих. И безоглядно, как впервые, И хлеб, и кров готов отдать За дар – в отчаянном порыве Гореть, смеяться и страдать. 36. ОДНА ИЗ ГРАНЕЙ ТВОРЧЕСКОГО «Я» Возникло тайное сомненье, Но до сих пор ответа нет: Как называть мои творенья – Загадки, шутки или… бред? Просторы впереди все шире – Чего еще в пути желать? Но я живу не в этом мире… А может, вовсе не жила? Ищу среди живых на свете Изнанку собственной души… Не этот ли попутный ветер Мои чернила иссушил? Зачем перо, когда есть крылья? Зачем писать, когда поешь? Я – вымысел, рожденный былью, Я – в собственное сердце нож! Осколок солнца в свежей ране, Смятенье красок и шрифтов – Но это лишь одна из граней, Хрустальной вазы….. без цветов. Да кто же я – беспечный ангел Иль демон в омуте огня?!.. Искать себя – мое призвание. Но может – вовсе нет меня! 37. ШУТКА

Безумцы всех умней! (Безумный шляпник «Алиса в Стране Чудес»)

Говорил туманно: Думал не о том – Привезли беднягу В сумасшедший дом. Он и не заметил, Что кругом врачи... «Мы своей надежде – Сами палачи!.. Просто гениально!.. Слово - не сырье. Слово — это сила, Было бы твое!..» Вскакивал — смеялся, Вздрагивал - стонал. Не переставая Все писал, писал... О любви, о муках ... И тиши немой. О зеленом шторме В дымке голубой... «Он руками машет – Нам не одолеть! Может быть, рубашку На него надеть?» Долго старый доктор Объяснить не мог, Что творится с парнем... Наконец изрек: «Это же писатель! Вдохновенья жар Медик не излечит: Это - Божий дар». ************************************************************************** О КОСМОСЕ 38. ЗАГАДКА БЫТИЯ Безбрежные космические дали!.. Какая роль отведена для нас Во времени, бегущем по спирали, Где гаснет «было» и горит «сейчас»? Искать пути к таинственным планетам? А может, просто тихо ждать конца, Когда в сияющем потоке света Душа взлетит, лишенная лица?.. О, Космос, ты – гармония хаоса, Энергия бесчисленных частиц, Пронзительная скорость – до износа, Неоновые всполохи зарниц... Ты – колыбель небытия и жизни, Незыблемый… и хрупкий, как хрусталь. В твоем непостижимом механизме Незаменима каждая деталь! Но так ли необъятна бесконечность, И гордо недоступна высота? Что скрыто за коротким словом «вечность», Пуста ль на самом деле пустота? И кто же человек?.. – Хранитель знаний, Искатель правды в круговерти дней, Песчинка в океане мирозданья, Он – как маяк среди других огней. Непросто – но дано! Пускай же каждый, Кто в суть предназначения проник, Своим трудом и мудростью докажет, Насколько уникален и велик!
Примечания:

Ещё работа этого автора

Ещё по фэндому "Пираты Карибского Моря"

Ещё по фэндому "Эдвард Руки-ножницы"

Ещё по фэндому "Суини Тодд, демон-парикмахер с Флит-стрит"

Ещё по фэндому "Стокер Брэм «Дракула»"

Ещё по фэндому "Стивенсон Роберт Льюис «Странная история доктора Джекила и мистера Хайда»"

Ещё по фэндому "Дюма Александр (отец) "Двадцать лет спустя""

Ещё по фэндому "Джекилл и Хайд"

Ещё по фэндому "Хамфрис Крис «Дракула. Последняя исповедь»"

Ещё по фэндому "Артамонова Елена «Исповедь Дракулы»"

Отношение автора к критике:
Приветствую критику только в мягкой форме, вы можете указывать на недостатки, но повежливее.
Права на все произведения, опубликованные на сайте, принадлежат авторам произведений. Администрация не несет ответственности за содержание работ. | Защита от спама reCAPTCHA Конфиденциальность - Условия использования