ID работы: 12219593

Мокро

Слэш
NC-17
Завершён
184
автор
Пэйринг и персонажи:
Размер:
3 страницы, 1 часть
Описание:
Примечания:
Публикация на других ресурсах:
Запрещено в любом виде
Поделиться:
Награды от читателей:
184 Нравится 4 Отзывы 46 В сборник Скачать

громко

Настройки текста
      Намджун закатывает глаза к потолку и тихо стонет, сжимая темные волосы на затылке Сокджина. Тот стоит перед ним на коленях и давится членом во рту, но не отстраняется, продолжая отсасывать. Мокро. Слюни и смазка стекают по подбородку и шее, они так любят, им нравится заниматься сексом грязно, до стертых колен, до сорванного голоса, до испорченных простыней и сбитого дыхания.       Омега поднимает взгляд и быстро быстро моргает, пытаясь сфокусироваться, но альфа резко подается вперед и прижимает ближе к себе, заставляя уткнуться носом в лобок и сжать руки на бедрах. Сокджин мычит и расслабляет горло, ему хорошо, ему нравится искусственная асфиксия, ему нравится стоять перед любимым человеком на коленях и доставлять удовольствие. Намджун отпускает волосы, позволяет отстраниться и восстановить дыхание. Он аккуратно поднимает на ноги за руки, целует в лоб и укладывает на кровать, помогая стереть с лица беспорядок.       — Это было великолепно, но мы же не закончили? — альфа притягивает под коленями ближе к себе и закидывает ноги на бедра. — Ты заставляешь меня видеть небеса в алмазах, любовь моя. Я покажу тебе бриллианты.       Он притягивает к себе для поцелуя и целует долго, страстно, мокро, без стеснения, как они любят. Чтобы губы болели, чтобы кислорода катастрофически не хватало, чтобы жгучие укусы ощущались особенно ярко на чувствительной коже. Они не любят мало, им нужно много, максимально удушающе, взять все без остатка, чтобы после вновь набирать лимит. Они любят друг друга также — страстью и нежностью, заботой и вниманием, редкими ссорами и длительными, жаркими, томительными примирениями.       Намджун первым разрывает поцелуй и лишь на секунду отдаляется от любимого омеги за контрацепцией. Их страсти не нужны последствия. Альфа медленно вводит два пальца и наспех растягивает Сокджина, тот любит слегка грубо, до легкой боли, до тянущих мышц, поэтому никогда не тратит на растяжку больше десяти минут.       Намджун входит одним слитным толчком, сразу же начиная двигаться. Он ловит губами срывающиеся стоны и двигается быстрей, размашистей, грубее, выбивая хрипы из раздраженного горла.       Страсть дополняет невинную любовь. Они случайно нашли друг друга в огромном мире из нескольких миллиардов людей, а после признались в самых прекрасных чувствах. Их тяга друг к другу подобна притяжению Цефея, будто внутри мощнейшие магниты, которые заставляют тонуть в любви и ласке, наполняться чувствами до отказа, задыхаться друг в друге.       На небесах звезды расцветают, луна освещает уснувший город, который не знает, в котором потерялась одна влюбленная, погруженная друг в друга пара. Намджун сжимает бедра омеги до синяков и прижимает максимально близко, чтобы чувствовать его лучше, чтобы заставлять стонать громче и сжимать подушку под собой, разрывать простынь от слишком резких движений руками.       Сокджин обнимает ногами за поясницу и проводит пальцами по плечам. Он оставляет царапины, которые, как и пятна на его бедрах, будут долго напоминать о прошедшей ночи. Намджун медленно выходит из него и переворачивает на живот, приподнимает бедра и плавно входит, вновь начиная двигаться. Омега любит грубый секс, альфа это знает, поэтому пользуется любой возможностью, чтобы доставить удовольствие и заставить срывать голос, задыхаться.       Он шлепает по заднице и смотрит на краснеющий след, а после толкается быстрей, чтобы Сокджин под ним почти скулил и хныкал от ощущений, которые сводят с ума. Внизу живота завязывается узел — Намджун чувствует оргазм, который вот вот накроет их, поэтому резко выходит. Омега очень разочарованно стонет и переворачивается на спину, тянет руки и просит объятий. Они тонут друг в друге, наслаждаются каждой секундой, проведенной вместе.       Внутри влюбленных плещется звездным бескрайним океаном любовь. У нее нет конца, она проходит через всю жизнь, каждый момент должен быть пропитан этим прекрасным чувством. Их любовь больно не делает — она исцеляет, хоть и особым способом. Их любовь — наркотик, дофаминовая игла, которая проходит по каждой вене и застревает где-то в сердце. Без постоянного выброса гормонов начинается ломка.       Сокджин первым разрывает сладкий мокрый поцелуй и седлает бедра альфы. Он медленно опускается на член. Тело тянет от наслаждения, от предвкушения разрядки, от удовольствия, которое карамелью струится по коже и превращается в тяжелый мед где-то на уровне члена.       Омега то опускается, то поднимается, он стонет и закидывает голову назад, упираясь руками в грудь Намджуна, который держит его за бедра и порой вскидывает свои, чтобы проникнуть еще глубже и сорвать более жалобный и звонкий стон.       Они кончают почти одновременно. Сокджин на несколько секунд раньше. Он сквозь оргазм совершает последние движения и чувствует, что Намджун сжимает его талию и бедро, изливаясь следом. Они устало смотрят друг на друга и сливаются в поцелуе, который наполнен трепетом и чистой, уже без похоти, любовью.       — Отнеси меня в душ, — омега капризно кусает чужую губу и соскользает с члена. — Я устал.       Намджун смеется, обнимает его и через несколько минут опускается вместе с ним в ванную, включая теплую воду.       — Это было невероятно, — альфа целует в плечо и аккуратно наносит гель для душа на нежную кожу. — Оставайся у меня сегодня.       — Я и не собирался ехать домой. Ты вытрахал всю душу, я даже ключи держать не смогу.       — Оставайся у меня навсегда. Хочу каждый день просыпаться и видеть тебя рядом.       Сокджин шокировано оборачивается и не верит своим ушам, хлопая ресницами. Предложение жить вместе — серьезный шаг, ведь им придется привыкнуть к распорядку дня друг друга, домашним особенностям и делить один шкаф с одеждой на двоих.       — Ты уверен, что мы не сожжем квартиру нашей безудержной страстью?       — Я думаю, мы будем постоянно опаздывать на работы, потому что перед тобой в пижаме невозможно устоять.       Омега смеется и счастливо обнимает, прижимаясь как можно ближе. Он обязательно подумает над этим предложением, взвесит все «за» и «против», но сейчас он хочет насладиться эйфорией и еще раз прокрутить в памяти, что они любят мокро, громко. Что они любят друг друга.
Примечания:
Отношение автора к критике
Не приветствую критику, не стоит писать о недостатках моей работы.
Права на все произведения, опубликованные на сайте, принадлежат авторам произведений. Администрация не несет ответственности за содержание работ.