ID работы: 12219741

What I’ve done

Фемслэш
NC-17
Завершён
215
автор
Размер:
5 страниц, 1 часть
Описание:
Примечания:
Публикация на других ресурсах:
Уточнять у автора / переводчика
Поделиться:
Награды от читателей:
215 Нравится 4 Отзывы 27 В сборник Скачать

Часть 1

Настройки текста
What I’ve done! What I’ve done Повторялось раз за разом в моей голове вместе песней от Линков. Наушники разрывались от того, что я их врубила на полную мощность, а голова была готова треснуть, но мне было все равно на это. Плакать уже не хотелось. Прошло всего лишь две недели, хотя раньше мне казалось, что я буду вечность оплакивать разрыв с Этери. What I’ve done!! Надрывался голос Честера в голове и казалось, что весь мир перестал существовать. Я, музыка и картинка того, как я давала интервью, которое потом крутили неизвестно сколько раз и на все лады обрезали для сетей. «Моим наставником является Брайан Орсер» Я помню, как сдерживалась на камеру, чтобы не зареветь и выглядеть обычно. Обычный день, обычная я, обычный переход от одного тренера к другому. Ничего страшного и важного. Но я точно знаю, что знающие по мимике все поняли. Даже я поняла, когда первый раз увидела интервью, и поморщилась. Слишком неестественно говорила, а когда произносила фразу, то смотрела вверх. Да, самый явный признак сдерживания слез. Это было тогда, а сейчас… Слезы снова покатились, знакомо скатываясь по вискам и противно задерживаясь в ушах. Мне лишь оставалось надеяться, что я не слишком громко всхлипываю, чтобы снова не прибежали утешать меня. Сколько бы раз я не говорила, что не нужно этого делать. Просто разбитое сердце, и все скоро пройдет, но они все равно каждый раз прибегали. Что согревало и раздражало одновременно, но я не могла на них злиться. Они слишком милые и искренние. What I’ve done!!!! Я тихо начала мычать песню, ощущая вибрацию в груди, картинка сменилась. Я вижу лед… тепло от тела Этери, которая, замерев, сидит рядом… кажется, уже тогда в глубине души знала, что предвещала эта поза – она собиралась утешать меня. Я знала, она знала. Мы знали. What I’ve done!!! Я закрыла глаза и сосредоточилась на дыхании, пора было засыпать. Завтра тренировка, боль и серая реальность, которую я изо всех сил пыталась хоть как-то окрасить в краски. То ли хреново пыталась, то ли краски не хотели ложиться на мою жизнь. Это всего лишь жизнь. Я усмехнулась. Любимая фраза Этери. Это всего лишь жизнь. Почему-то потом быстро стали сменяться картинка за картинкой под закрытыми глазами. Вот Этери меня зажала в тренерской; вот она меня целует, пока мы у нее дома смотрим какой-то фильм, Диша еще не вернулась; вот я сижу у нее на коленях и шепчу, что хочу ее. Палец автоматически начал прибавлять громкость, словно это могло меня отрезвить, но так не бывает. Громкость уже максимальная, а трезвость так и не приходит. Это всего лишь жизнь.

_________________________

What I’ve done Привычно орет в ушах песня, пока я разогреваюсь перед выступлением. Теперь это был своеобразный гимн для моей любви к Этери. Сложно было даже это чувство назвать любовью. Грусть, тоска, тяга к ней обратно и легкий флер разочарования в той, которая когда-то была всем миром для меня. Я краем глаза замечаю ее. Взгляд быстро делаю пустым, лицо кирпичом… хотя думаю, что если бы мы соревновались с реальным кирпичом, то кирпич бы проиграл. What I’ve done – ору я изо всех сил внутри себя, как только Этери пролетела мимо меня. Нет. Все правильно сделала. Я бы просто не смогла быть рядом и не сломаться. Хотя я и так сломана, но в Канаде я смогу хоть как-то починить себя, может быть эмоционально. Тренировки и собственное тело лишь ломали еще больше. Всего лишь девятнадцать мне, а я уже не могу без таблеток. Сжав зубы, я продолжила подпевать… What I’ve doooone! Отсчитывая минуты до своего выхода, чтобы показать там нечто прекрасное, чего у меня не было внутри, а так хотелось…

***

Год спустя.

What I’ve done Песня снова кричала в ушах. На просторах ютьюба мне подсунулась эта песня, которая сейчас вызывала лишь легкую, грустную улыбку. Хорошие были времена тогда, хоть мне и казалось, что вокруг беспросветное дерьмище из серости и боли. Перевернувшись на другой бок, я продолжила читать книгу, которая до этого казалась жутко интересной. Через три минуты я поняла, что так и продолжаю пялиться в буквы и слова, которые оставались загадкой для моего понимания. Блин, я поморщилась и, крехтя, встала с кровати, решив выпить чай. Мама сидела на кухне и что-то смотрела в телефоне. Она подняла кружку, приветствуя меня и снова уткнулась в телефон. Мдааа, запереться в доме, пусть даже и большом, самое дурацкое, что может произойти в жизни. Хотя немного получше, чем запереться в гробу. Мы уже два дня с мамой не разговаривали. Нет, у нас все было хорошо, просто темы и желание общаться иссякли. Мне было хорошо в своей комнате с книжкой и иногда телефоном, мама же… чем бы мама не занималась, лишь бы меня не трогала. Ей, итак, неплохо досталось, когда я осталась жить в Москве, не уехав в Канаду из-за ковида. Целых две недели у нее ушло, чтобы понять, какую тактику ко мне применить. Может быть, до нее наконец дошло, что я стала взрослой со своими привычками и повадками. Одно она точно знает, что если я захочу общаться, то я приду к ней и пообщаюсь. Налив чай и взяв шоколадку, я отправилась в свое убежище – под одеяло. В свою комнату. Сев на кровать и поставив кружку на стул рядом, я решила, что это последняя шоколадка в обозримом будущем. Пора приводить себя в форму. Пандемия не навсегда, а вот приводить себя в форму слишком тяжело. Слегка повернувшись за книгой, я простонала от боли в спине и замерла, сжимая зубы до того состояния, что казалось, что они сейчас раскрошатся. Я терпела. Как и обычно. Взяв телефон, я нашла в Спотифай песню и поставила ее на повтор. What I’ve done - мой любимый гимн моей тупости. Не знаю почему, но, открыв инстаграмм, я в тысячный раз зашла в профиль Этери и посмотрела фотографии. Что ж, ничего так и не изменилось. Завтра будет уже два года, как я сделала заявление об уходе от Этери… не ушла… а «теперь у меня новый тренер…» Закатив глаза, я решила лечь и не двигаться. Снова погружаться в те времена и состояния мне не хотелось. Зачем? Все уже прожито и многое забыто, а большая часть уже помнится совсем не так, как было на самом деле. Теперь я понимаю Этери, только в глубине души до сих пор противно саднит. Но я приняла и поняла, почему тогда все так произошло на ОИ, и сейчас я была этому рада. Выиграть ОИ— это одно, а вот иметь дело с последствиями совсем другое. Скорее всего, я бы не вывезла – травмы, люди, любовь и ненависть народа… и поддержание своего статуса. Когда заявляешь о статусе, то его не только надо показывать, но и удерживать, а еще и ползти еще выше. Я уже тогда была сломанной игрушкой, а не после. Закатив глаза в очередной раз, я потянулась за книгой и через пару страниц мне удалось снова погрузиться в историю, забывая свои размышления.

_________________________

Этери. Я увидела надпись на экране. А дальше все было слишком быстро. Иногда мне казалось, что я про кого-то смотрю фильм, вот только внезапно оказалась главным персонажем, да еще и очутилась в самом фильме. Это всего лишь жизнь.

_________________________

What I’ve done!! Орала я во весь голос, подпевая Честеру, стоя на кухне. Телефон лежал на столе. Forgiving what I’ve done!! — Боже, как тебе еще не надоела эта песня? — вошла на кухню Этери и, подойдя ко мне, обняла со спины. Я оперлась руками о столешницу и откинула голову назад, радуясь, что в этот раз песня не была на повторе и заиграла какая-то легкая песенка. — Тери, мне она просто нравится, — пожала я плечами как получилось. — Ты же помнишь, что раньше она была напоминанием о том, что я упустила. Сейчас она о том, что я была идиоткой, но мне повезло. — Я широко улыбнулась. Это была правда. Я была рада, что хоть и была идиоткой, но наши отношения вернулись на круги своя. Внезапно я почувствовала властные руки Этери, которые скользили по животу вверх, а после нежно сжали мою грудь. Я застонала, соски уже были чувствительными, хотя ничего до этого не предвещало секс. — Этери, ты же сейчас не… Правая рука уже расстегивала пуговицу моих широких джинс и, она закусила мочку уха, прежде чем жарко прошептать: — Почему бы и нет. Она… сразу же вошла в меня без прелюдий и ласк, хотя они и не особо требовались, потому что я уже была готовой… как и обычно. Я закатила глаза от удовольствия того, как ее пальцы заполняли меня и дарили невероятно приятные ощущения, что казалось, я уже попала в рай. Этери больно зажала сосок и оттянула его. Хотелось ощутить ее руку кожей, но не время быть привередливой. Я шире расставила ноги, которые уже слегка дрожали, так что оставалась вся надежда на руки и на Этери. Губы женщины целовали самое чувствительное место на шее, а я… изо всех сил сдерживалась, оттягивая оргазм, чтобы получить как можно большее удовольствие, которое вот-вот меня накроет с головой. Привстав на цыпочки, я выгнулась и закинула правую руку назад, удерживая ее губы на своей шее. — Продолжай, — выдохнула я, ощущая, как тело начинает дрожать. Волны приятных ощущений раз за разом прогонялись по моему телу, пока я, сжав зубы и зажмурившись, сдерживалась. — А ты не сдерживайся, — я почувствовала кожей ее ухмылку и кончила, сдавленно застонав, закусив губу. — Черт, — выдохнула я, чувствуя, как Этери сильнее вжимается в меня. Я ощущала ее дыхание и понимала, что на этом мы точно не закончили. Я знала, что теперь она тоже возбуждена. — Всего лишь хотела тебе напомнить, что сейчас уже другая жизнь, — Этери поцеловала меня в висок, а я как щенок испытала прилив неописуемой радости. — Да, — согласилась я, — уже два года как. Иногда до сих пор не верится. — Лучше быстрее поверь. What I’ve done
Права на все произведения, опубликованные на сайте, принадлежат авторам произведений. Администрация не несет ответственности за содержание работ.