vintage music

Слэш
PG-13
Завершён
89
автор
Пэйринг и персонажи:
Размер:
10 страниц, 1 часть
Описание:
Посвящение:
Публикация на других ресурсах:
Уточнять у автора/переводчика
Награды от читателей:
89 Нравится 20 Отзывы 25 В сборник Скачать

you're part of the past, but now you're the future

Настройки текста
У Сынмина голова раскалывается, он не спал сутки, и сейчас, вместо того, чтобы возвращаться домой после внепланового ночного дежурства, он направляется в корпус, где расположено стоматологическое отделение и всё потому, что его коллега не передал необходимые подписанные документы. А Сынмин был слишком ответственным, чтобы оставить папку на столе. Поэтому сейчас Ким Сынмин кутался в свое огромное длинное пальто от сильного ветра и снега, спеша в отделение, до которого идти минут десять. Погода с утра не радовала, снег с дождём, холод и мрачность совершенно не радовали. Мужчина был уже достаточно на пределе и такая атмосфера навевала на него только ещё большую тоску. Несмотря на то, что только недавно он получил повышение в должности и теперь в его обязанности не входило дежурство по ночам, всё же такое иногда случалось. Он был трудолюбивым и если дополнительные смены включают в себя дополнительную оплату, то парень согласен поработать и ночами. Ему казалось это хорошей идей, как и то, что много работы придаёт ему смысл жизни. Он с детства мечтал работать если не врачом, то ветеринаром. И ни разу не отказался от своей мечты, поступив в медицинский, а потом и устроившись на подработку в больницу, в которой до этого проходил практику. Он считал, что это и есть его предназначение. Именно это всегда придавало молодому человеку сил уже на протяжении всей его сознательной жизни. Конечно, он только недавно перешёл к практике как таковой и уже со дня на день его ждали первые хирургические операции, где он уже не будет ассистентом, что это волновало всё его существо в чувстве предвкушения. Он всей душой желал стать квалифицированным врачом-нейрохирургом, но для этого он прошёл лишь половину пути. И ему совершенно точно казалось, что он хорошо справляется, будучи один за эти несколько лет. Здание уже маячит перед глазами и Сынмин раздражённо откидывает длинную чёлку с глаз. Он уже почти добрался и кожей чувствует тепло, что царит внутри. Он сосредоточенно прожигает взглядом серое здание, что запинается прямо на вымощенной, аккуратной дорожке и чуть не плюхается в лужу. Сынмин матерится тихо, поправляет сумку и шлёпает дальше, окончательно наплевав на мокрые кроссовки. Что ж, день не задался с утра, а время едва к семи подбирается. Сынмин успокаивает себя мыслями о том, что скоро он окажется у себя дома, примет горячий душ и ляжет в теплую постель, но это помогает всё меньше, особенно когда кроссовки так неприятно хлюпают от количества воды в них, а лямка сумки так и норовит сползти с плеча. Сынмину бы отдохнуть, но он откидывает эти мысли прочь. У него ещё лекция завтра вечером и потом снова бежать на ночную смену подменять заболевшего коллегу, ему не до этого, да и деньги нужны, электричество он знатно так расходует. Отдохнёт он когда-нибудь в будущем, а сейчас об этом он может только мечтать, как и о заветных парочки часов сна, которые ускользают от него словно песок сквозь пальцы. Парень чуть ли не сносит стеклянные двери, залетая внутрь помещения и сразу идёт в сторону лестницы. Лифтом, уже сонный, мозг не догадывается воспользоваться, поэтому на пятый этаж он добирается на своих двоих. Хотя он сказал бы, что доползает, потому что дыхалка уже ни к чёрту, и Сынмин вынужден признать, что стоило бы хоть немного заниматься спортом, потому то пока у него есть только длинные прогулки от работы или университета до дома и обратно. Выровняв дыхание, поправив волосы и сумку, Ким следует по светлому коридору в сторону нужного кабинета. Чувствует он себя довольно странно. Ему кажется, словно он находится в потустороннем мире, в мире какой-то компьютерной игры или страшного фильма. Сынмин идёт медленно, а его шаги отдаются звонко вдоль коридора, но этот звук мокрой обуви только портит всё, делает хуже. И как назло никого из людей нет, ни медсестёр, ни врачей, наверняка, некоторые из них лишь в пути на работу, а кто-то сидит в кабинете, да чай попивает. На мгновение Сынмину кажется, что он здесь один, он кутается в свой плащ, но спасает это мало и он всё равно чувствует, как холод пробирает до костей. Мерзкое ощущение, хочется сбежать отсюда побыстрее. Он доходит до нужного кабинета, стучится скорее на автомате, чем из вежливости и дёргает ручку. Закрыто. А Сынмину и удивляться сил нет. Скорее всего, врач даже ещё до работы не доехал и стоит в пробке в центре Сеула, тогда как горе сменщик Кима забыл уточнить тот факт, что такое может случится. Сынмин тихо ругается и обессилено падает на диванчик около кабинета. Если он правильно рассчитывает, то врач приедет минут через двадцать-тридцать, поэтому Ким вполне может подождать. Он вздыхает, прикрывает глаза и откидывается на спинку дивана. Спать в такой атмосфере абсолютно невозможно, яркий белый свет режет глаза, но каким-то чудом он ухитряется провалиться в сон ненадолго. Возможно, сказывается усталость и отсутствие сна. Ему не становится легче, наоборот, он только мёрзнет сильнее и кутается в пальто, желая спастись от холода. Он не знает, сколько времени проходит, но на часах семь, а врача так и нет. Отделение понемногу оживает, вот уже медсёстры стали чаще мелькать перед глазами, где-то щёлкают ключи в замочной скважине, а Сынмин так и сидит у закрытой двери, игнорируемый всеми. К семи тридцати у Кима заканчивается терпение и он решает отдать папку девушке администратору, наплевав уже на слова коллеги про «лично в руки», потому что никаких рук тут нет и не предвидится. Он лениво сползает с диванчика и следует тихо по коридору обратно, но уже к лифту. Сонно нажав на кнопку, парень гипнотизирует табличку с цифрами, на которых отображается этаж, и, когда они показывают пятый этаж, а двери открываются, он растерянно замирает. ― Сынмин-хён? ― первое, что слышит он, сам не в силах произнести первым приветствие, ― Эмм, здравствуй. ― Привет, ― растеряно бормочет Ким, отходя в сторону и пропуская парня. Сам он забывает, что вообще-то вызвал лифт, чтобы спуститься вниз. Двери лифта закрываются, кто-то снизу уже вызвал его снова, а Сынмин так и стоит, чувствуя себя дураком, не в силах оторвать глаз от парня напротив него, который тоже не спешил идти. Он был безумно красив, как и всегда, идеальный классический костюм темного цвета, в тон ему пиджак, пальто, в руках портфель и шарф, а копна светлых пышных и длинных волос уложена аккуратна. Он словно модель, сошедшая с обложки модного журнала. Сынмин всегда так говорил ему, и сейчас это снова почти вырвалось из его рта. Сам он на его фоне выглядел максимально побитым щенком в мокром пальто, растрёпанными волосами и уставшим лицом. ― Что ты тут делаешь так рано? ― старший решает взять себя в руки и перевести тему. ― Зуб резко заболел, ― тихо отвечает парень, касаясь своей щеки и слегка хмурясь, ― Выпил таблетку пару часов назад, и еле как уговорил, чтобы меня сразу приняли. А ты? ― По работе, пустяки. Надо было передать пару бумажек. Ты в порядке? Проводить тебя? Сынмин не знает, зачем делает это. По хорошему ему бы попрощаться и отправиться домой. Он понимает, что сейчас может совершить ошибку, но ещё он помнит, как сильно парень не любит посещение стоматологических клиник и уйти сейчас будет верхом бескультурья. Сынмин ещё много чего знал, не даром ведь они встречались с первого курса вплоть до начала последнего курса младшего. Они познакомились случайно, в винтажном магазине. Сынмин искал проигрыватель, а паренёк с рыжими волосами и с брекетами мечтал о древней пластинке старой группы. Они разговорились, гуляя по магазинчику, а потом решили продолжить общение в кафе недалеко. Так и завертелось. Парня звали Ян Чонин, он был на полгода младше и собирался поступать в университет на факультет, связанный с информационными технологиями. Он был ярким и веселым мальчиком, который смог покорить сердце Сынмина с первых секунд. ― Я… ― Чонин запинается, пряча глаза. ― Не знаю, не уверен, что у тебя есть время. ― Всё в порядке, ― Сынмин улыбается, делая шаг навстречу, ― Мне не сложно. ― Спасибо. Сынмин улыбается, не в силах сдерживать себя. Он возвращается в коридор, чувствуя, как Ян следует позади него. Он такой тихий, что Сынмин почти не слышит его шаги. Только чувствует взгляд на своей спине. Он чувствует себя максимально странно, словно его ноги деревенеют и передвигаться становится с трудом. Он старается не обращать на это внимания, мужественно идя по коридору с кучей дверей. ― Хён, ― окликает парень пару мгновений спустя. ― Мы подошли. Сынмин резко останавливается и разворачивается. Он не хочет смотреть в глаза Чонину, не хочет видеть в них то, что определённо там есть. Страх и неуверенность. Сынмин не выдержит, он должен сейчас быть дома, в кровати, после душа. Он не должен переживать и волноваться о том, что его бывший молодой человек сейчас пойдёт на приём к ненавистному ему врачу. Он должен отпустить прошлое, потому что время уже ушло. Чонин был прекрасным парнем, он был тем, кто искренне любил его. Он был его любовью, первой и единственной. Он был рядом всегда, несмотря ни на что и Сынмину думалось, что так будет всегда. Наивность. Сынмин был наивным, думая, что рутина, постоянная занятость в работе и учебе, как-то смогут этому помещать. Но реальность такова, что иногда не было времени на то, чтобы сказать «Доброе утро.» Это было правильным решением ― оставить друг друга, чтобы не мешать будущему и их карьере. Это было обоюдным решением и они даже и не думали ненавидеть друг друга или что-то в этом роде. Просто в один момент всё закончилось и они попрощались, уверенные, что так будет лучше для них двоих. ― Если ты хочешь, я могу подождать тебя здесь, ― говорит он. ― Правда? ― блондин растерянно моргает, озирается, смотрит на дверь кабинета, а потом на Сынмина. ― Пожалуйста. ― Хорошо, без проблем. ― Спасибо, ― Чонин кланяется, а Сынмин спешит его одёрнуть, слегка касаясь плеча. ― Эй, ну ты чего, мне совершенно не сложно. ― Ты… Боже, у тебя пальто мокрое, ты чего, заболеешь же, снимай. Чонин беспокойно оглядывает Сынмина, заставляя того нервничать ещё больше. Он не хочет напрягать младшего, но тот так смотрит. Ким знает этот взгляд, с таким Яном спорить бесполезно, можно только разозлить больше. Поэтому Сынмин скидывает с плеч тяжёлое пальто и его тело пронзает дрожь, в коридоре дует сквозняк, а он всего лишь в лёгкой рубашке. Чонин следит за ним, сам ловко снимая с плеч своё пальто и накидывая его на плечи старшего, а после ещё и шарфом огромным укутывает. ― Я постараюсь не задерживаться, хён, ― Чонин улыбается и спустя пару секунд исчезает за белой дверью. Сынмин с минуту сверлит кабинет дежурного стоматолога, а потом до него доходит, что он может хотя бы сесть на диван рядом. Он вздыхает, кидает сумку и садится рядом, откидываясь на спинку и закрывает глаза. В голове тысяча мыслей, он беспомощно впивается пальцами в отросшие волосы и с силой тянет. Он не хочет думать о том, что делать дальше. Он устал, у него болит голова, ноги так и не согрелись, в сумке у него лежат документы, которые он так и не отдал, а всё, что его сейчас заботит, так это Чонин в кабинете стоматолога и его пальто, от которого пахнет всё тем же парфюмом, что и несколько лет назад. Ким утыкается носом и слегка вдыхает аромат. Это всегда его успокаивало, вот так просто укутаться в его одежду или в шею. Сейчас это тоже помогало, Сынмину мгновенно становится легче, а голова тяжелеет, а тело расслабляется. Понемногу становится теплее, и мужчина кутается и усаживается удобнее. В голове туман и пряный аромат, что Сынмин не замечает, как проваливается в сон. Он дремлет, совершенно забывая о том, что он в общественном месте, но в этот момент ему так хорошо, что не хочется думать ни о чём больше. Он так и продолжает дремать, потеряв счёт времени, и будят его только пальцы, которые начинают слегка перебирать его волосы. Сынмин сонно отрывает тяжёлую голову от шарфа и моргает, не в силах открыть глаза нормально. Он трёт их и фокусирует свой взгляд, натыкаясь на озабоченное лицо младшего. ― Ты уснул, хён, ― он подцепляет длинными пальцами челку и заправляет за ухо, ― У тебя так волосы отросли. ― Угум, ― кивает Ким, ― Как ты себя чувствуешь? Всё в порядке? ― Да, было неприятно, но врач вколол лёгкое обезболивающее. Чувствую всё ещё онемение и говорить тяжело. Но всё обошлось, доктор сказал, что всё будет в порядке. ― Я рад, что ты в порядке. ― Сынмин улыбается слегка. ― Пойдём, я отвезу тебя домой. Сынмин хочет отказаться, но только посмотрев в лисьи глаза парня, покорно кивает. Ему не хочется доставлять хлопот Чонину, но мысль о том, что придётся стоять в автобусе с кучей людей, когда он может доехать с комфортом, заставляет поежиться. Он трясёт головой и быстро поднимается с дивана, пытаясь стащить с себя пальто Чонина, чтобы отдать, но его останавливают: ― Оставь, Мини, ты слишком замерз, ― он закутывает его обратно. ― Но ты… ― начинает Сынмин. ― Я в порядке, не волнуйся, ― Чонин улыбается, подхватывая пальто старшего и кривится, ― Боже, ты его как будто в воду окунул, хоть выжимай. Ты под проливным дождём обряды устраивал? ― Нет, ― Сынмин равняется с Чонином и смотрит на него краем глаза. ― Тут идти было минут десять от силы, а дождь лишь слегка моросил. ― Слегка? ― Чонин саркастически хмыкает. ― Там лило как из ведра. Сынмин пожимает плечами, заходя в двери лифта, и нажимает кнопку первого этажа, когда Чонин заходит следом за ним. Повисает молчание, Чонин тыкает себя в щёку и губы, пытаясь почувствовать хоть что-то, но эффект от укола явно ещё не прошёл. Сынмин смотрит на это, не в силах сдержать улыбку. Младший выглядит очаровательно, и улыбается в ответ, когда ловит на себе чужой взгляд. Спустя пару мгновений лифт оповещает их о прибытии на первый этаж. Сынмин выходит первым и спешит к стойке регистрации, дабы отдать документы молодой девушке. Сынмин раньше её не видел здесь, возможно она новенькая. И она явно не выглядит слишком довольной, сверлит Сынмина взглядом, когда тот подходит, что он уверен, она сейчас его пошлёт и мало её волнует, что он врач и находится по должности выше. А у Сынмина совершенно нет сил спорить хоть с кем-либо. Девушка уже открывает рот, чтобы возмутиться, как рядом с Кимом возникает Ян, добродушно улыбаясь: ― Прошу, передайте эти документы нужному врачу, потому что мы спешим. Спасибо. Девушка тут же расплывается в улыбке и кивает, а Чонин, не долго думая, уже тянет Сынмина к выходу, помахав девушке рукой. Тот поджимает губы, но послушно следует. Его душу сводит неприятное чувство. Чонин всегда был таким: нежным, красивым, ярким, с доброй улыбкой и яркими глазами. Он всегда располагал людей к себе, в нём души не чаяли все. Сынмин никогда не ревновал его к другим людям, потому что они были вместе и он знал, что младший принадлежит лишь ему, но теперь всё иначе. Сейчас Чонин, возможно, свободен и может флиртовать и встречаться с тем, с кем пожелает. Сынмин понимает и принимает это, но сердце всё равно до боли сжимается, а на глаза слёзы наворачиваются. Это глупо, до безумия глупо. Он незаметно стирает слезы с глаз. Они расстались по обоюдному согласию, потому что карьера и учеба были важнее, а отношения строить было невозможно. Они хотели, как лучше, но это не значит, что чувства прошли. У Сынмина определённо нет. У Чонина может быть. Он вырос, стал ещё более прекрасным, а тот неуклюжий мальчик с красными волосами и брекетами остался жить лишь в воспоминаниях Кима. Чонин не живёт прошлым, он двигается вперёд. Сынмин тоже не живёт прошлым. Он двигается вперёд и у него выходит неплохо. Он так продвинулся в своей работе, его ценят и от него ждут только высшие результаты, а начальник хвалит постоянно, но сейчас он растерян. Возможно, виновато то, что он не спал больше суток, не ел столько же, да ещё и промок, а на последок встретил своего бывшего возлюбленного, который ещё и ведёт себя слишком. Как именно «слишком», Сынмин ответить не может, но это его ломает совсем немного. Чонин ведёт его к темно-синей машине, новой, судя по всему. Сынмин в машинах не разбирается от слова совсем, поэтому просто быстро шмыгает внутрь, благодаря за любезно открытую дверь. Чонин лишь улыбается и спешит сесть за руль. ― Какой адрес? ― спрашивает он, заводя автомобиль. ― Всё тот же, ― пожимает плечами Сынмин, прикрывая глаза. ― Когда ты уже оттуда съедешь? Район просто ужасный, ― Ян морщится. ― Когда повысят, тогда и подумаю. Чонин недовольно фыркает, выезжая с парковки. Он больше ничего не говорит, только за дорогой следит, а старший не желал его лишний раз отвлекать, ведь тот только вышел от стоматолога. Сынмин прикрывает глаза снова проваливаясь в сон. Езда в машине, с комфортом, ещё больше убаюкивает и он просто не может этому сопротивляться. Он чувствует, что Ян иногда кидает на него взгляды, но о его мыслях можно только догадываться. Сынмин всегда понимал его с полуслова, взгляда, вздоха, но сейчас они встретились впервые за долгое время и понять мысли друг друга так спонтанно невозможно. Возможно, Ян тоже прокручивает в голове их отношения. Интересно, он вспоминает их с такой же теплотой? Скорее всего, ведь они были парой, которой было комфортно друг с другом, но захочет ли он восстановить их отношения, начать сначала? Сынмин очень сомневается, а потом недовольно трясёт головой. Глупые мысли воспалённого мозга, которые лезут на фоне того, что он засыпает. Чонин реагирует на его действия удивлённым взглядом, а потом спрашивает: ― Всё в порядке? ― Да, просто чуть не вырубился. Прости. ― Ничего, ― Ян пожимает плечами, ― Хочешь, так поспи. Ты не голоден, кстати? Могу заехать купить еды. ― Нет, всё в порядке, правда, Йенни, ― ласковое слово вылетает помимо воли и Ким быстро затыкается, кусая внутреннюю сторону щеки. ― Хорошо, ― губы младшего трогает нежная улыбка. ― Отдыхай, Мини. Сынмин губы кусает и кивает, откидываясь на кресло. Ему и вправду нужно отдохнуть, и его радует, что хотя бы сутки у него есть на отдых, иначе было бы невыносимо, а так он хотя бы выспится. Они подъезжают к жилому комплексу Сынмина в скором времени и Чонин же не только довозит его до подъезда, но ещё и провожает прямо до квартиры. Сынмин не говорит на это ничего, а так же старается игнорировать то, как недовольно Ян смотрит на его мокрые кроссовки. Сынмину хочется, чтобы он не делал этого, не был так заботлив, потому что они больше не пара, они не должны проявлять такое отношение друг к другу. Они не обязаны. И всё же, открывая дверь квартиры, Сынмин приглашает Яна войти первым и только потом заходит сам, закрывая дверь на замок. Чонин оглядывает коридор с каким-то трепетом. Ещё бы, они провели тут вместе не одну ночь и ни один год, с этим местом связано слишком много тёплых воспоминаний. Они встречали тут рассветы, готовили друг другу кофе и помогали с подготовками к экзаменам. Это было хорошее время. Сынмин же скидывает свои мокрые кроссовки, снимает пальто, аккуратно повесив его на вешалку, и спешит в ванну, чтобы помыть руки и умыть лицо. Он замирает на пару секунд перед зеркалом, чтобы посмотреть на своё лицо. Выглядит он, по его мнению, так себе. У него взгляд уставший, волосы от влажности топорщатся в разные стороны. Ужасно. Он вздыхает и, взяв себя в руки, выходит в коридор. Чонина же уже тут нет, он где-то в комнате, вероятно ищет лучшее место, куда повесить мокрое пальто. Стоит Сынмину пройти в спальню, как Чонин разворачивает его к шкафу со словами: ― Быстро переодевайся, не хватало тебе ещё заболеть. Ещё и обувь промочил, как так можно! Сынмин кивает, и с удовольствием стягивает с себя рубашку и джинсы, укутываясь в домашние мягкое худи и штаны, пока Чонин тихо выскальзывает из комнаты. Сам Сынмин показывается спустя пару минут с одеждой в руках, дабы кинуть её в стирку. Его слух улавливает, как в ванной журчит вода, а Чонин за это время уже надел своё пальто и поправлял его, смотря на себя в зеркало. Красивый. ― Я пойду, Мини, ― увидев старшего, говорит он, ― Я включил воду в ванной, чтобы она быстрее набралась. Береги себя. ― Спасибо, Чонин, ― Ким кивает, небрежно кидая одежду на пуфик рядом. ― Хорошо, ладно, мне правда нужно идти. Отдохни хорошенько, Сынмина, ― прощается Ян, поворачиваясь и открывая входную дверь. Сынмин снова кивает, не в силах оторвать взгляд от спины своего, когда-то, возлюбленного. У него уши закладывает, сердцу становится больно, и Сынмину кажется, будто он сходит с ума. Он не позволяет этим мыслям вырваться, но старается сдерживаться изо всех сил. Он ведь сильный. ― Йенни, ― он слышит свой срывающийся шепот словно из под толщи воды, ― останься… пожалуйста. Чонин замирает, а потом поворачивается, словно не понимая, послышалось ли ему сейчас, или старший и вправду попросил его не уходить. Но вопросы сразу отпадают, стоит ему заметить, каким разбитым выглядит старший. А у Сынмина уже слёзы из глаз текут и он определённо не может остановить это. Он начинает судорожно стирать их с лица, но это мало помогает, они продолжают идти. Он правда пытался держаться, но маска рушится буквально на глазах. Ян смотрит на это буквально пару секунд, прежде, чем подойти и аккуратно положить ему руки на плечи. Сынмину кажутся эти мгновения вечностью, что у него буквально ноги подкашиваются, стоит Яну подойти ближе. ― Иди ко мне, ― Чонин притягивает его к себе, позволяя обнять себя за талию и уткнуться лицом в шею. Сынмин судорожно всхлипывает, не в силах остановиться, чувствуя, как длинные пальцы успокаивающее массируют его голову. ― Я не могу без тебя, ― только и может выговорить старший. Чонин не отвечает, лишь целует в висок и прижимает к себе крепче. Они стоят в коридоре минуту, или две, а может и больше, Сынмин теряет счёт времени, а Ян не отпускает, лишь гладит по волосам и спине. И Ким не может отпустить его, разжать свои объятия, боясь, что тот уйдёт. ― Я скучал по тебе, ― тихий голос Чонина пронзает утреннюю тишину. Сынмин отлипает от него, чтобы заглянуть ему в глаза. Ян смотрит на него в ответ, лбом утыкается в лоб старшего и сжимает руки на талии. ― Я так безумно скучаю по тебе каждый день. ― И я, ― Сынмин пытается выровнять дыхание, но получается из рук вон плохо. ― Я так сильно скучаю. Ты нужен мне, Йенни. Я без тебя не справлюсь. Чонин лишь на секунду отвлекается только для того, чтобы закрыть дверь и стянуть с себя пальто. Сынмин продолжает стоять посреди коридора и хныкать, следя за действиями парня. Младший тем временем уже снимает свои ботинки и отставляет на привычное место, где всегда стояла его обувь. Даже после их расставания Сынмин оставлял то место у стены пустым. Он много чего не трогал, после того, как они разошлись. Пустая полка для домашней одежды, полка для книг и шкафчик для всех книг и блокнотов, которые у младшего были. Сейчас, наблюдая за тем, как аккуратно Ян ставит свою обувь на прежнее место, Ким начинает осознавать это. Он старался двигаться дальше, но это было лишь иллюзией, потому что он неосознанно всегда думал о том, чтобы сделать что-то и как бы отреагировал Ян на это. Он никогда этого особо не замечал, только сейчас осознание свалилось на него обухом по голове. Чонин стягивает с себя пиджак, небрежно вешая его рядом с пальто и заметив взгляд Сынмина, улыбается ему: ― Пойдём, милый, я думаю, ванна скоро будет готова, ― он подходит к Сынмину, на ходу закатывая рукава рубашки и забирая одежду. Они заходят в небольшую ванну, Ян выключает воду и проверяет её, не горячая ли она. Убедившись, что она нормальной температуры, он удовлетворённо кивает. Тот же неловко топчется за его спиной, сжимая края худи. ― Забирайся скорее. Ты не взял с собой полотенце? Сынмин отрицательно качает головой. ― Глупенький. Я сейчас принесу. И ты не против, если я пока надену твою одежду? ― Конечно, ― Сынмин на мгновение удивляется, каким хриплым звучит его голос. Ян убирает вещи в стирку и удаляется из ванной, прикрыв дверь, чтобы не было сквозняка. Сынмин тем временем позволяет себе снять одежду и положить её на опущенную крышку унитаза. Он опасливо трогает воду, и удостоверившись, что она идеальна, он забирается в ванну и тихо вздыхает. Тело мгновенно расслабляется и тяжелеет. Сынмину наконец-то становится тепло. Хотя он согрелся ещё тогда, когда Чонин прижал его к себе. Парень улыбается своим мыслям, пальцем водя по воде. ― Вау, как тут стало жарко, ― Чонин открывает дверь, запуская прохладный воздух в ванную комнату. ― Я принёс полотенце. Оставлю здесь и пока приготовлю нам чай. Хорошо? ― Да, конечно. Сынмин поднимает голову и получает лёгкий поцелуй в лоб. Ян любовно убирает прядки чёлки с его лица и целует. Старший прикрывает глаза, ощущая легкое прикосновение мягких губ. Ян задерживается на некоторое время, а потом отлипает, пряча свой взгляд и розовые щёки. Хоть он и выглядит сильным, он всё ещё остаётся младшим. В их отношениях Сынмин всегда был старшим во всех смыслах. Он всегда заботился о Чонине, говорил тёплые слова, поил чаем и утирал слёзы, когда тот приходил к нему после очередной ссоры с родителями. Сынмин всегда был сильным для Чонина и теперь, спустя столько лет, Ян должен быть сильным для него. Сынмин проводит в ванной минут двадцать, полностью отдаваясь удовольствию от слегка горячей воды, слишком это чудесное времяпрепровождение после работы. Чонин заглядывает буквально через пару секунд: ― Мини, чай готов. ― Иду, ― тихо бурчит старший. Он тратит ещё несколько минут, чтобы постоять под горячем душем и помыть голову. Закончив, он выбирается из ванны, наносит крем на лицо и укутывается обратно в мягкую одежду. Влажный пол холодит и заставляет покрыться тело мурашками, стоит ступить на него босыми ногами, но Сынмину всё ещё предстоит покинуть ванну и сейчас он жалеет, что не взял с собой носки. Чонин хозяйничает на кухне и перед тем, как прийти к нему, старший заглядывает в спальню, чтобы взять любимые мягкие носочки. В спальне обнаруживается расправленная кровать, что может намекнуть на то, что Ян уже приготовил всё ко сну. Сынмин улыбается этому и следует на кухню. ― Всё в порядке? ― спрашивает Чонин, как только старший заходит на кухню. ― Да, просто прохладно, ― Сынмин ежится. ― Потому что эта квартира та ещё дыра, тут сроду не было тепла, ― младший недовольно фыркает. ― Я понимаю, что это место много значит для нас, но не стоит настолько жить прошлым. Он разливает чай по кружкам и ставит их на стол. ― Я бы мог приготовить нам завтрак, но думаю, ты хочешь просто лечь спать, ― продолжает Чонин. ― Да, чая достаточно. Спасибо, ― анализируя его слова. Сынмин неловко улыбается, пока Чонин садится рядом с ним и обнимает его за плечи, словно успокаивая. Ким смотрит на него и потом кладёт голову на плечо. Они пьют чай в тишине и Сынмин почти засыпает с кружкой в руках. Его убаюкивает утренняя тишина и приятный аромат травяного чая. Это всё напоминает ему то время, когда они просыпались рано, чтобы отправиться на учёбу, и буквально носом в кружки утыкались и ложками хлопья пытались поймать в тарелке. Ким на мгновение снова почувствовал себя юным студентом. У Сынмина голова тяжелеет и он почти вырубается. ― Так всё, мы идём спать, ― Чонин одной рукой забирает у него кружку из рук, а другой берёт за подбородок. Сынмин кивает, вставая из-за стола и медленно ползёт в спальню, дабы забраться в кровать. Ян следует за ним, чтобы убедиться, что всё хорошо. Он снова целует его в лоб и уходит, чтобы убраться на кухне. Сынмин крутится на кровати, пытаясь удобнее устроиться в холодной постели и недовольно хныкает. Возможно, Чонин прав, и ему стоит начать искать квартиру уже сейчас. Здесь невозможно холодно и по сути, его больше здесь ничего не держит и можно уже найти квартиру ближе к работе с более лучшими условиями для жизни. Всё-таки эту квартиру он начал снимать, когда поступил в университет и сейчас жил здесь скорее по привычке. Чонин вскоре возвращается и забирается в кровать рядом, снова обнимая за плечи. Сынмин льнёт ближе, обнимая за талию и утыкаясь носом в грудь. Чонин всё ещё ходит в спортзал, Ким может хорошо это почувствовать, держа его в своих объятиях. Ян снова целует его и утыкается носом в, ещё влажные после душа, волосы. ― Ты либо съедешь, либо я заберу тебя отсюда силой, ― тихо говорит Ян. ― Попробуй, ― смеётся Сынмин. ― Играешь с огнём, милый, ― шутит Чонин и они тихо смеются. Сынмин поднимает голову и встречается взглядом с ним. Ян снова касается лба, убирая прядки с его лица. Сынмин прикрывает глаза от наслаждения, пока Чонин мягко касается губами его лба, потом целует в щеки и нос, заставляя млеть и тихо скулить от удовольствия. Он улыбается от реакции старшего и потом легко касается губами его губ. Сынмин мгновенно отвечает на поцелуй, прижимаясь всем телом. Чонин целомудренно целует его, без намёка на пошлость, только даря всё тепло и любовь. Он разрывает поцелуй спустя несколько мгновений и снова целует в лоб. ― Спи, детка. ― Спокойного утра тебе. А Сынмин всё-таки простывает. Он просыпается к вечеру с жуткой температурой и жаром, и честно, его будит сам Чонин, когда трогает его лоб. Пока старший спал, он не чувствовал этого, но стоило ему открыть глаза, как на него нахлынуло разом всё. Головная боль, температура, его тело ломило и он не знал, куда деть себя. Под одеялом слишком жарко, без него ему было жутко холодно. ― Детка, я звоню на твою работу и ты идёшь на больничный, ― Ян проверяет его лоб и вздыхает. ― Я сейчас принесу тебе лекарство, не вставай с кровати. Чонин выпутывается из кровати, и идёт на кухню, попутно набирая номер телефона. Сынмин хочет сказать ему, что номер его начальника записан у него в телефоне и ему непонятно, кому там Ян звонит. Сынмин недовольно фыркает, пытаясь выпутаться из одеяла и встать. Он садится на кровати охает от головокружения. Ему приходится несколько раз зажмурится и открыть глаза, чтобы сфокусировать, а потом пытается найти телефон. Ему ещё нужно предупредить университет. ― Хорошо, пока, вся работа на тебе. Я проверю, ― Чонин входит в комнату, держа в руках лекарство и воду. ― Сынмин, ты что делаешь? Ян, не прощаясь, отключается и спешит к кровати. Сынмин протягивает ему свой разблокированный телефон, не в силах сказать что-то. ― Да, детка, сейчас я позвоню твоему начальнику. Пей, ― Ян забирает телефон и в ответ протягивает стакан воды и пластину с таблетками. ― Спасибо, ― Сынмин забирает лекарство и выпивает, ― И ещё в деканат, пожалуйста. Чонин смиряет его подозрительным взглядом, прежде, чем удаляется из комнаты, чтобы не раздражать Сынмина лишний раз и тот лишь слышит едва различимое бормотание за стенкой. Он отставляет стакан, и медленно ложится обратно, ожидая, пока Чонин вернётся. Его телефон, который он бросил на кровать, разрывается от уведомлений. Сынмин не удивится, если это по работе. ― Я всё сделал, ― Чонин возвращается. ― Твой начальник с радостью дал тебе две недели больничного. В университете сказали, чтобы ты позаботился о себе и преподаватели сами пришлют весь материал на электронную почту. Так что отдыхай. Я пока соберу вещи. ― Какие? ― Сынмин недоумённо моргает. ― Твои. Скажи, что тебе нужно. ― Зачем? Йенни, не нужно, ― понимания до воспалённого мозга доходит с трудом. ― Нужно, детка, я не оставлю тебя больным в этой холодной квартире. Сынмин хочет повыпендриваться и отстоять своё мнение сильного мужчины, который справиться и переживёт свою простуду здесь, но у него нет сил, поэтому он лишь валится на подушку, тихо простонав, и кивает на вещи, которые ему нужны. Чонин быстро собирает всё необходимое, укладывая в сумку, что нашёл в шкафу. Он хочет снова заснуть, но у него не получается, потому что после девяти часов сна его организм более менее выспался. Поэтому он просто следит за тем, как Чонин ходит по его квартире, изредка спрашивая, что нужно или поливает цветы, которые обещает потом забрать. Сынмин о них немного беспокоится, но он знает, что они вполне переживут без него несколько дней. Спустя пару минут, Ян окликает его и говорит что всё готово и им стоит одеться теплее, уже пора ехать. Он помогает ему одеться и Сынмин клюёт носом, стоя в коридоре, пока Чонин проверяет всё ли он выключил и прибрал. ― Пойдём, Мини― он переплетает их пальцы и ведёт его в коридор. Сынмин следует за ним, смотрит, как Ян закрывает дверь и почему-то у него чёткое представление, что он вряд ли вернётся в это место. Он лишь держится за Чонина, позволяя забрать себя отсюда, обнимает его, держит его за руку, пока они едут. Сынмин не знает, куда они держат путь. Он слушает тихое радио и смотрит на унылый пейзаж за окном, что не изменился с самого утра. Дождь всё так же шёл, было сыро и Сынмину это ой как не нравилось. Он закрывает глаза и утыкается носом в шарф Яна, не желая смотреть на то, что за окном и отлипает только тогда, когда они подъезжают к довольно презентабельному жилому комплексу с подземной парковкой. На улице уже темнеет, а у Сынмина всё ещё болит голова, чтобы он рассматривал всё вокруг. Поэтому он лишь следует за Чонином к дому, а потом в холле, заходит в лифт, а потом и по коридору за ним идёт, слегка держась за пальцы. Тут приятно и тепло. Лучше, чем у него в доме. Сынмину нравится. ― Кстати, ты ведь не видел мою квартиру. Проходи, ― Чонин отпирает дверь и пропускает парня внутрь. Сынмин проходит в просторную прихожую, стаскивая с себя куртку. Чонин захлопывает дверь за ними и включает приглушённый свет. Он ставит сумку на полку и раздевается. Сынмин оглядывает быстрым взглядом просторную прихожу в серых оттенках, замечает большой коридор, что ведёт на кухню и в гостиную. Выглядит впечатляюще, но сейчас старшему немного не до этого. Он снимает с себя куртку и обувь, а потом ждёт Чонина, топчась в коридоре. ― Детка, ванна рядом с тобой, помой руки и я покажу тебе где спальня. Сынмин кивает и открывает дверь, что находится рядом с ним. Он проходит в ванну, которая оказывается в разы больше его собственной, а о размерах самой ванны можно только позавидовать. Они даже без проблем уместятся там вдвоём. Он моет руки и быстро покидает комнату, не желая заставлять Чонина ждать его. Но того в прихожей уже нет, он где-то в другой комнате, шумит и ругается, а потом показывается из одной комнаты, вытирая руки и тихо переругиваясь с кем-то по телефону. ― Я сказал, меня на работе не будет две недели. Ничего за это время с тобой не случится. Ты ведь так хотел быть заместителем директора? Вот прекрасная возможность показать свой талант, ― отрезает Чонин и вешает трубку. ― Что ты имеешь в виду под тем, что тебя не будет на работе две недели? Это из-за меня? Прошу, Чонин это того не стоит, ― начинает Сынмин, как только Чонин кладёт телефон на комод. ― Сынмин, ты идёшь в кровать сейчас же. И не спорь со мной, я буду с тобой всё это время. Сынмин вздыхает, но кивает. Спорить с недовольным Чонином хочется меньше всего, поэтому он следует за ним. Чонин провожает его в просторную спальню в серых тонах и огромной кроватью, и Сынмин задаётся вопросом, зачем Чонину всё это, если он живёт один. Если он живёт один. Кто знает. ― Места, как ты видишь, здесь полно. Можешь лечь как тебе удобно, ― Чонин пожимает плечами. ― Да, огромная квартира для человека, который живёт один, ― Сынмин явно свои мозги простудил, раз его голос звучит настолько саркастично. ― Согласен, но начальник не дал мне выбора. Плюс, так ближе к работе. Раздевайся и ложись, ― Чонин даже не обижается на его замечание, лишь хлопает по попе, подгоняя. Ким кивает и стягивает с себя худи, оставаясь в одной футболке и штанах, он быстро ныряет под одеяло и смотрит на Чонина, который тоже снимает с себя одежду и ложится рядом. ― А если ты заболеешь? ― Сынмин отодвигается дальше. ― Мне плевать, если я буду рядом с тобой, Мини. Он обнимает его и прижимает к себе, не давая отодвинуться дальше. ― Я не хочу больше отпускать тебя, ― Чонин медлит, ― Всё время, что я живу здесь, мне вечно чего-то не хватало, как будто эти апартаменты пусты. Это чувство преследовало меня несколько лет, и вот теперь, когда ты здесь, я чувствую себя лучше, как будто так и должно быть. Ты сказал, что ты не можешь без меня. Но Мини, правда в том, что и я без тебя мало чего представляю. Когда мы были вместе, я спешил домой, зная, что там меня ждёшь ты. Я любил наши свидания, совместные ночи подготовки к экзаменам и то, что ты всегда был рядом. И когда я подумал, что это мешает нам, я… был неправ. Потому что, когда мы расстались, все мои попытки потеряли смысл. Я стал просто жить и всё. Отпала потребность думать над выходными, над тем, куда сходить в наш юбилей, куда полететь в отпуск и будем ли мы в это время вместе. Отпала необходимость готовить нам завтраки и ужины. И всё стало таким бессмысленным. Мне не хватало тебя, Мини. Ты мой дом. Даже если я не смогу видеть тебя каждый день, я бы просто хотел, чтобы мы были вместе как пара. Сынмин слушает его и не может не обнять, прижимаясь всем телом. ― Ты моя вселенная, Йенни и без тебя нет смысла ни в чём. Он целует его в щёку и обнимает, чувствуя, как его гладят по спине. Чонин рядом с ним и теперь Сынмин никуда его не отпустит, как сложно бы им не было. Они справятся. Вместе они справятся со всем. Каким бы сложным не было будущее, как бы сильно работа их не заваливала, и даже если они будут видеть друг друга раз в неделю, теперь это не разлучит. А если будет совсем невыносимо, то они найдут выходит из ситуации, не разрывая своих отношений.
Примечания:

Ещё работа этого автора

Ещё по фэндому "Stray Kids"

По желанию автора, комментировать могут только зарегистрированные пользователи.
Права на все произведения, опубликованные на сайте, принадлежат авторам произведений. Администрация не несет ответственности за содержание работ.