Как получить Улучшенный аккаунт и монетки для Промо совершенно бесплатно?
Узнать

ID работы: 12220212

Возьмите меня в ученики, пожалуйста!

Naruto, Boruto: Naruto Next Generations (кроссовер)
Джен
PG-13
Завершён
30
автор
Пэйринг и персонажи:
Размер:
7 страниц, 1 часть
Описание:
Посвящение:
Примечания:
Публикация на других ресурсах:
Уточнять у автора/переводчика
Поделиться:
Награды от читателей:
30 Нравится 5 Отзывы 5 В сборник Скачать

Часть 1

Настройки текста

— Возьмите меня в ученики, пожалуйста!

      Не то, чтобы Какаши боялся этих слов… Он вообще, мало, чего боялся. Просто это было ожидаемо. Просто внутренний голос, который некоторые люди зовут совестью, подталкивал его на отказ, пусть маленькой, еще не запачканной жестокостью мира шиноби, Сараде Учихе отказать было сложно. Поговаривают, она унаследовала гениальность от своего ранее именитого клана. Да, Обито, приехали! Сильнейшим кланом деревни считают Хьюг. — Ты уверена, что хочешь обучаться у меня? — бесцветным голосом спросил мужчина, опираясь на перила моста больной спиной. Ну и место девчонка нашла для разговоров! Чтобы совсем не казаться грубым, Хатаке поспешил добавить, улыбаясь одними глазами, цвета поздней, туманной ночи: — Конохамару, Саске, Наруто, Сакура!.. Выбор у тебя, будем честны, огромен. — Отец часто уходит, — принцесса ширингана упрямо нахмурила брови, отчего шестой лорд невольно сжал зубы. Копия Саске. Такая же маленькая, недовольная, уверенная в себе и даже высокомерная. Только чистая, как новый лист бумаги. Еë еще не вмяли в землю лицом, не травмировали, не тронули там, где не надо. Уходящий на несколько лет старший Учиха — вот ее главная проблема. Проблема, которая любому ветерану покажется смехотворной. И девочка, правда, умница. Пока еë глупый, при всей своей гениальности, друг разрисовывал лица несчастных хокаге, желая привлечь внимание своего отца, брюнетка умирала на тренировочном поле. Умирала, вставала и шла тренироваться дальше. Сакуре можно подарить статуэтку. Дочь воспитать смогла: — У мамы множество дел, также как и у Хокаге-Самы. А сенсей вдоволь занят тренировками с Мицуки и… Боруто.       Ха! Ревность! И почему она так свойственна Учихам? Может быть это у них под коркой мозга заложено, где-то там же, где и ширинган? Конечно, дочь двух его учеников мечтала бы тренироваться с собственным отцом, но тот занялся надоедливым блондином. И что тут поделать, Хатаке прекрасно его понимал. Мальчишек учить проще, им можно по затылку дать, если что. А с девочкой это не прокатит. Хотя, смотря с какой девочкой. — И ты решила, что я буду лучшей кандидатурой на должность твоего сенсея? — он попытался говорить это без насмешки, но все равно звучало высокомерно. Сарада нервно сглотнула, но, видимо, надеялась, что это будет незаметно. Наивная такая, что глазу приятно. И еще меньше хочется пачкать еë своими руками. А ведь он испачкает. Любой Учиха, попадавший ему в руки, сворачивал с нужного пути. Не ясно — почему, но это происходило (Может дело всё-таки было в самих Учихах, не?). Обито, Итачи, Саске… Нет, нельзя было позволить, чтобы с юной куноичи это случилось. В таком случае он не сможет посмотреть Сакуре в глаза. Просто не посмеет. Оттолкнувшись от перил, Какаши почти ласково потрепал её по черным волосам. Приятные, шелковые. Наверное, такие были только у её дядюшки. Она вообще выйдет, пожалуй, на него похожей. А девочка вздрогнула от его приступа банальной заботы. Непривычно ей, бедной. Одна Сакура её и гладила, ну, может, Ино. Мужская рука так редко касалась её, что сейчас, наверное, даже прикосновения отца для неё — сплошное потрясение. — Ну, я хотела бы Вас попросить об этом… — тихо молвила Учиха, опуская глаза в пол, будто просила Шестого Лорда о чем-то непристойном. Если быть честным, то и самому Хатаке, почему-то, учить её казалось неприличным, пусть в этом ничего такого не было. Совершенно ничего. — Послушай, Сарада, — он оторвался, наконец, от её волос, протягивая ей свою шершавую от мозолей ладонь. Нет, она явно другая. Ни один её родственник не умел так смущаться, постыдно опуская голову в пол. И почему-то, а Какаши вновь не смог дать себе ответа на вопрос «почему?», ему явно захотелось её отучить от этого. И о чем он думает? Сам же решил ей мягко отказать! Когда неуверенным движением девчонка ухватилась своими тонкими, холодными пальцами за ладонь бывшего Хокаге, тот чуть сильнее сомкнул руку: — Пойдем в другое место. Чаю выпьем, потолкуем, как взрослые люди.

«Какая радостная стала! Это на неё так «как взрослые люди» подействовало?»

      Чайная встретила их духотой и пряным запахом. Какаши такое не любил, но почему-то явно ассоциировал это место с Учихами. Именно здесь он обычно искал ответы на некоторые вопросы. Например, как в одном теле может уживаться удивительная хладнокровность и бескрайнее пламя темперамента? Все обладатели ширингана были одной сплошной загадкой, но тупой интерес, подогреваемый, как ни странно, опытом, заставлял Хатаке каждый раз пытаться разгадать новый «образец», попадающий ему в руки. Звучит мерзко. Орочимару напоминает. Беспричинно нахмурившись, шестой лорд указал своей спутнице на один из парных столиков. Сейчас ему приходилось бороться не только с мыслями, но и противостоять странным взглядам в его сторону. Их волновало, что сюда зашёл Хокаге, или то, что взрослый мужчина шел пить чай с маленькой девочкой? Отогнав дурные мысли куда подальше, Какаши понимал, что ему сейчас не стоило думать о других: напротив него села юная куноичи. Как всегда, спина у нее была прямая, будто ветка гибкой, грациозной ивы, но ладошки волнительно сжимали край одеяния, словно это могло придать ей сил. — Что, по чашечке чая? — усмехнувшись, спросил мужчина. Сарада медленно качнула головой: — Какой больше любишь? — Черный. — Черный? — повторил бывший лорд, не сумев сдержать удивление. Осознав, что поступил слишком невежливо, он быстро улыбнулся под тканевой маской: — Отлично. А из сладкого? — А что не то в черном чае?..- девочка, слегка набравшись смелости, выгнула одну черную бровь. Красивая. Жалко, что сама не спешит свою красоту выращивать. — Нет-нет, ничего, — закачал головой Хатаке, уткнувшись глазами в лист предложенного ему меню, будто тот мог спратять его от взгляда темных глаз. Ну, не мог же он ей сказать: «прости, но и Итачи, и Саске пили зелёный чай, сколько я их помню.». Его удивление было лишь глупостью, которую было труднее сдерживать из-за преклонного возраста. Вернее, в этом себя пытался убедить шестой: — Посмотри, тут есть почти любые блюда. — Нет, спасибо… — Что-то не так? — Я считаю, — Учиха перевела взгляд в один из углов чайной, стараясь не глядеть на Какаши, сама не зная, отчего. Что-то в нем было великое, скрытое за спокойствием, темное, скрытое за приветливостью, сильное, скрытое за вечной безучастностью. Ей даже был не нужен ширинган, чтобы видеть, что бывший Хокаге далеко не так прост, как может показаться на первый взгляд: — Что чай хорош сам с собой. А еда иногда его и вовсе портит. — А, вот, в чем дело…- наигранно удивился мужчина, словно действительно поверил в ответ. Через пару секунд молчания, он неожиданно добавил: — Неужели, сидишь на диете?       Это предположение пришло к нему сразу: девочка была очень худой и в жизни не нуждалась бы в подобных мерах, но опыт прожитых лет говорил Хатаке, что какими бы худыми не были девушки в ее возрасте — они все поголовно пытались сбросить несуществующий вес. Но шестой лорд явно недооценил свою собеседницу, лицо которой после слов Хатаке стало ещё бледнее и слегка грубее от раздражения. — Глупость. — Глупость?.. — Все эти диеты — глупость. Если вес человека не угрожает его здоровью, то подобное — не для ниндзя. Тренировки прекрасно перекрывают надобность плохо питаться. В остальном, ниндзя нужно быть здоровым, чтобы не быть обузой. И, если уж кто-то и берется за диету, то она должна быть грамотной, а не все эти голодовки, которые приводят лишь к бо́льшим проблемам и слабости организма. Какаши невольно не двигался, наверное, минуту, после того, как девочка закончила свой монолог. Потом его лицо, вечно невозмутимое, немного просветлело, будто очередной кусочек пазла, который он никак не мог найти, наконец лег на свое законное место. — Ах, вот в чем дело, юная леди, — Хатаке уселся поудобнее, с удовольствием отмечая, что столь вежливое обращение смутило её, отчего уверенное и смелое лицо приобрело красноватый оттенок: — В так случае, давай ты что-нибудь закажешь. Хотя бы немного. Я не могу отпустить тебя голодной. Как ты относишься к данго? — Положительно, — буркнула смущенная девочка, стараясь придать своему лицу привычный вид. Странный он, Какаши Хатаке. Странный, но оттого лишь больше её привлекал. — Вот и славно. Официант?       Они какое-то время молча дули на принесенные им чашки, не обращая внимание на неловкость, повисшую в воздухе. Сарада все силилась понять… Почему сам Шестой позвал ее выпить чаю? Собирается отказать? Почему тогда не сделал это сразу? Нервно поправив очки, брюнетка наконец приложилась к чашке, лишь краем глаза наблюдая за Хатаке, который даже не притронулся к своей маске. Как пить будет, интересно… — Скажи, почему ты пришла ко мне именно сейчас? — прервал тишину Какаши, мягко постукивая пальцами по деревянной столешнице. Ему было ни то дико смешно, ни то страшно: — Почему не через пару месяцев? — Разве есть время, когда можно не становиться сильнее? — девочка высокомерно фыркнула, но мужчина сразу же заметил смущение, которое она попыталась скрыть за напущенным принебрижением. Что у них за морской бой такой? Шаг вправо — шаг влево — расстрел? — Но до этого ты к этому не стремилась? — До этого я справлялась своими силами. Как могла…       Бывший лорд вздернул бровь, упорно делая вид, что ни слова не понимает из ее ответа. На деле, все начинало складываться. Опасность в виде Кары все сильнее нависала над деревней, Сарада росла, увеличивалась ее сила и ее потребность в еще большей силе. Глядишь — так она и вовсе из деревни такими темпами к какому-нибудь Орочимару уйдет. Старик недовольно поморщился. Нет, такого он не допустит, пусть и придется ее не просто в ученики взять, а сразу усыновить! — А теперь у меня и ранг уже выше, — закончила брюнетка и пожала плечами, придавая своему ответу наигранную безучастность: — Теперь мне уже точно нельзя сидеть сложа руки. — Какие у тебя навыки? — в лоб спросил мужчина, решивший, что раз не получается заставить девочку признать глупость просьбы стать ее учителем, лучше хотя бы натолкнуть ее на этот вывод. — Огненные…- начала Сарада, а Какаши спрятал ностальгическую улыбку в кулаке: — Начинаю осваивать иллюзии, молнию… Работаю на скорость и силу. — Сила от матушки, скорость — от отца…- тихо прошептал шестой, и на вопросительный взгляд ониксовых глаз поспешил громче добавить: — Такими темпами ты до чидори доберешься в два присеста. — Уже. — Уже?..       Какаши проклял бы себя, да только позабыл все проклятия от привычки избавляться от своих врагов методами с большей вероятностью результата. Сейчас он, любитель в такие ранние, свежие утра лежать на крыше чьего-нибудь дома и читать незамысловатую книжку, стоял на краю тренировочного поля и зевал. Учить, говорите, не будет? Откажется? Идиотизм, сын Белого Клыка! Развернуть малышку Учиху оказалось намного сложнее, чем встать в пять утра. Та, кстати, пришла ещё раньше него. Интересно, она вообще спит когда-нибудь? Сейчас эта девчонка-катастрофа наносила отточенные удары несчастному пню, даже не заметив, что за ней наблюдают. Нет, ну первое право ниндзя — бдительность! Хотя, может, просто дело в том, что она слишком сильно сконцентрировалась на ударах? Или, может, она знает, что он пришел? Ожидала, что опоздает? Или ей нравится, что за ней наблюдают? От последней мысли Какаши захотелось стукнуть себя по лбу, да больно очень. Он засунул руки в карманы, подавляя очередной зевок. Сарада как раз присела для какой-то замысловатой атаки, и Шестой (у которого, видно, до сих пор в заднице играло недаигранное в свое время детство) решил, что не будет ничего смешнее, чем в этот момент заговорить с ней. Он оказался за ее спиной со скоростью, которую не мог зафиксировать человеческий глаз. — Сара-чан, доброе утро, — приветливо сказал Хатаке, и, внезапно, его молоденькая оппонентка, выворачиваясь из полуприседа, кинула в старика кунай. С трудом увернувшись, Какаши поглядел на неё с непониманием и лёгким раздражением: — Утро не задалось? — Ой! — Сарада очень забавно и мило пискнула, поднимаясь во весь рост. Через минуту она уже склонилась в поясном поклоне, пряча за спадающей челкой свое лицо. Но старик точно знал — у нее покраснели уши от смущения: — Простите! — На своих нападаешь? — Я…Я…- Учиха, вечно невозмутимая, смелая, сильная смутилась, словно маленькая девочка! Ах, точно. Она и была маленькой девочкой. И как он мог забыть? Наконец его собеседница выпрямилась. Про себя хохотнув, лорд показательно нахмурился: — Я никак не могла подумать, что Вы придёте так рано. Вы давно здесь? — Мммм… — Ммммм? — чуть гневно передразнила Шестого юная куноичи, отчего Хатаке прямо встрепенулся. Поглядите, сколько в ней смелости! Сколько дерзости и строптивости! Ужас какой! Это вызывало восторг. — Давай договоримся о маа~ааленькой сделке? — проигнорировал вопрос мужчина, глядя на девчонку сверху вниз. Она нахмурилась, вопросительно дёргая головой: — Если, конечно, ты не боишься проиграть. Хах! После этого откровенного подстрекательства Сарада моментально расправила плечи и вытянулась во весь свой жалкий рост (сколько она была? Метр пятьдесят с кепкой?). Вот ведь как легко она на провокации ведётся! Ну нет — точно копия отца. И от матери досталась эта самоуверенность. — Я согласна. — Ты не дослушала условий сделки. — Я уже согласна.       Какаши еле сдержался, чтобы не улыбнуться. Он оставался предельно серьезным, хоть жертва и клюнула на его приманку. Причем клюнула так легко, что лорд даже подумал, что ошибся в чем-то, и Учиха разгадала его замыслы. Или его главной ошибкой была вера в ее гениальность? Может быть, крохе не досталось ничего от ее великих предков? Ну, это было бы излишне скучно… — Ты говорила, — он засунул руки в карманы, всем своим видом высказывая всю свою безучастность к данному процессу. Будто ему было все равно: станет ли малышка его ученицей или нет: — Что хочешь у меня учиться. Это так? — Так, — вторила девочка. Она щурилась — явно ждала подвоха. — Давай так: если ты ведержишь одну тренировку со мной — я соглашусь быть твоим наставником, — черные глаза старика (хотя по правде, каким он был стариком? ему и пятидесяти не было!) лукаво блеснули: — Не выдержишь — вернёшься к своим старым учителям. А то я уже не в особой форме, чтобы кого-то тренировать.       Куноичи знала — Хатаке врёт всё, и спит он явно в тумбочке. Этот заслуженный ветеран двух воин был в такой форме, которая не снилась и многим молодым ниндзя! И речь шла не только о его техниках, но и о прекрасном состоянии тела. От последней мысли Сарада смутилась, что немного отразилось на ее бледном лице. Лёгкий румянец вспыхнул на её щеках без ведомой на то причины. Почему же он так не хотел ее тренировать? Ответов не было. Но, кто не рискует — тот не Учиха. — Я согласна.       Какаши не удивился, но прямо решил, что жалеть эту барышню не будет. Это свойство таких добряков, как Наруто или даже (как выяснилось из-за Боруто) Саске, но точно не его. За все почти 47 лет его жизни он ни разу не взялся тренировать кого-то вне его «зоны ответственности». Да, у него была команда номер 7, но на них все и затихло. Личных учеников без приказа свыше Шестой не брал и не собирался. Поэтому, размяв свои старческие косточки, бывший Хокаге начал медленно изматывать и проверять на прочность настойчивую девочку. Та вся крутилась, вертелась, уворачивалась от ударов и, сжав зубы, терпела все добрые насмешки и удары. Пожалуй, одного качества у нее было не отнять — силы воли. И мужчина, как бы не хотел оставить Сараду без комплиментов, не мог этим не восхищаться. У Учихи были точные удары, ловкие парирования редких (будто он собирался особенно потеть и нападать!) нападений противника. Она была явной умелицей! Но кто будет пахать на тренировочном поле целый день и выдержит? А главное — ради чего? Хатаке был, конечно, одним из самых известных ныне живущих ниндзя, но не прославился в роли отличного учителя. Все его юные падаваны сленяли к саннинам, о чем уж тут говорить о его педагогическом таланте? Шестой лорд сам себя испугался, парируя очередной удар. Слишком много мыслей родилось в голове к него в последнее время. Неужели стареет?       Внезапно Какаши понял, что потерял свою не-до-ученицу из виду. Он беспомощно огляделся. Неужели умудрилась спрятаться, пока он тут размышлял? Ух, затянется это все! А ведь она уже была настолько измотанная, что сдалась бы… Черт возьми, надо меньше витать в облаках! — Чидори! Техника тысячи птиц! — послышалось где-то над левым ухом, и Шестой ловко развернулся, чтобы увидеть, как, оттолкнувшись от высокой ветки дерева, на него под крутым углом летит куноичи. В руке у нее и правда сияла молния, а в глазах сверкал ширинган. Лёгкое чувство восторга, эйфории на минуту захватило его разум. Вот она, техника, которую он открыл! Которую он же, правда, сам потерял. После короткого замешательства Хатаке без особого затруднения рассчитал траекторию несущегося с огромной скоростью тела и ловко перехватил руку своей «соперницы» уводя чидори в землю. Та, вся в царапинах и грязи после тяжёлых ударов, не смогла выдернуть тонкую руку из тяжёлой хватки. Она обернулась на своего мучителя (или он был учителем?), неотрывно глядя в черные чуть насмешливые глаза. Сарада чуть дрожала: мужчина чувствовал это просто держа её запястье, такое хрупкое по ощущениям. Она устала, слишком устала. Почему бы Учихе попросту не сдаться? А… Как раз-таки потому, что она — Учиха? Учиха… Стоп! Какаши чуть не пошатнулся, когда его картина мира поплыла. В чем дело? Осознание пришло быстро, и одной свободной рукой бывший Хокаге сложил освобождающую печать. Так вот зачем она так долго на него смотрела. Поймала его в гендзюцу? Умница! Даже в самой тяжёлой для себя ситуации не прекращает неплохую борьбу. Девочка тяжело дышала, ширинган в её глазах, полных разочарования в себе и злости, потух. — Черт, — неосознанно выругалась она, задыхаясь. Худая грудная клетка упрямо вздымалась и опускалась с бешеным рваным ритмом. — Это была хорошая попытка, — честно признал Шестой, но в ответ получил лишь недовольный взгляд уже черных глаз. Только сейчас старик заметил, как вокруг потемнело, и как ярко бледное, чуть красное от напряжения лицо Сарады выделялось в сумерках. Ему стало как-то неловко из-за порчи такого идеального плана.

«Прости, малышка, но я смог выбраться даже из-под силы иллюзии, которую создал ширинган, висящий огромной ебу#ей луной в небе. Твои очаровательные глазки попросту не могут мне навредить.»

      И, черт возьми, снова внезапно — а Какаши искренне этого не ожидал — его оппонентка свалилась с ног. Все, что помешало ей больно стукнуться своей чересчур умной и гордой головушкой о землю — рука Хатаке, который до сих пор держал несчастное запястье. — Сарада? — чуть взволнованно (возможно, даже излишне) спросил мужчина и, когда ответа не последовало, перехватил куноичи за талию. Та, оказывается, лишилась чувств. Измоталась вся в край, бедная. Вернее — это он ее измотал.       Идти домой было даже как-то проще: на душе не скребли кошки, ведь договор — есть договор. Эта смелая девчонка, как бы ни старалась, не смогла выполнить намеченного условия. И тренировать ее больше не надо. Только почему-то все равно ощущалась какая-то несправедливость. Может, дело было в том, что старику следовало… ну… поддаваться, что ли? Она ведь маленькая! Хрупкая такая! И пока он нёс её до дома на своих руках, это особенно ощущалось. Учиха безжизненно болталась от каждого шага. Её голова, лежащая на плече бывшего Хокаге, смешно стукалась об это самое плечо носом. Ах, только бы Сакура оказалась дома! Кому иначе эту наглую девицу передать?       Но — увы! — на стук никто так и не отвечал. Не трудно было догадаться, что мать Сарады задержалась на работе или ушла к подругам в гости. Ругнувшись про себя, Хатаке от безысходности развернулся и поплелся к себе домой. Вечер внезапно перестал быть томным.       Кто там и кому хотел отказать, а? Какаши явно ощущал себя мягкотелым идиотом, особенно когда глядел на спящее от усталости тельце на его диване. Юная Учиха была вымыта и переодета, и сейчас лежала в огромной мужской футболке (Шестой никогда не замечал, что носил такие огромные вещи. Может, весу поднабрал?). Так странно было вообще быть не в одиночку дома. Странно было кипятить воду сразу на двоих и доставать две кружки. Гостя, правда, ещё спала, но все же… Старик невольно дёрнул плечами. В какой момент своей жизни он свернул не туда? Тогда, много лет назад, когда отказался от практически всех людей в своей жизни? Или всё-таки этим вечером, когда притащил эту дрянную красавицу к себе домой? Хатаке поставил две чашки на стол перед диваном, задерживая слишком долгий взгляд на юной гостье. Та, словно почувствовав чужое внимание, кое-как приоткрыла глаза. Бывший Хокаге невольно улыбнулся, а потом и сам смутился своих эмоций. Он засунул руки в карманы широких штанов, неуютно переминаясь с ноги на ногу. Что сказать ей? "Прости, но ты у меня дома"? Или, может, рассказать, как она оплошалась на поле боя? Нет, так точно детей не воспитывают… А как вообще это делают? И была ли Сарада Учиха ребенком? Мужчина внезапно ощутил себя до странного разобранным, чужим в своей же квартире. То ли до этого в этой пустой и холодной жилплощади смысла не было, то ли просто появление в личном пространстве кого-то… инородного выбивало из равновесия. Слишком долго джоунин варился в собственном соку. Как только ушел на заслуженную пенсию — ещё больше от всех открестился, словно боялся видеть, как его ученики и их дети растут. И все равно — достали ведь из-под земли! И Хатаке был этому искренне рад, хоть и сам не понимал, почему. — Проснулась уже? — Какаши подошёл к диванчику, стараясь не смеяться от выражения лица проснувшейся девчонки. Она резко села, испуганная и стыдливая, озираясь по сторонам. Без очков малышка видела плохо, но и так прекрасно понимала, что была не дома. А когда уж она заметила, что сидит в чужой футболке… Вот же зрелище пред ним предстало! Вся поджала под себя белые стройные ноги, съежилась и разозлилась. — Г-господин Шестой, — Сарада попыталась встать, но силы не позволили ей сделать этого. Бедняжка плюхнулась обратно на костлявую попу, морщась от неприятной боли. Синяки и ссадины ещё не прошли, и пройдут не скоро. Старик покачал головой, движением руки призывая её оставаться на месте: — Я… — она хотела бы ещё что-то сказать но, устало выдохнув, пробурчала лишь короткое: — Простите меня. — За что? — Хатаке плюхнулся рядом, беря в руки одну из нагретых чашек. Конечно, при ней он пить не будет. Это — так, чистый символизм. — Я не выдержала Вашего испытания, — хмуро ответила Учиха, разочарованно вздыхая. Черные бровки забавно съехались к переносице, делая ее вид до смешного (в чужой мужской футболке!) гневным. Бывший джоунин с коротким приливом удовольствия про себя отметил — впервые ему сравнить с Саске её в это момент не захотелось: — Ещё и в обморок упала. Вам пришлось меня нести? — Своя ноша не тянет — слышала такое выражение? — рассмелся Шестой, пусть на душе у него было как-то неспокойно, хоть рядом с Сарадой и было до странного привычно и даже умиротворенно. Ему стоило наконец уже отделаться от сотни и одного воспоминания о прошлом, в котором он застрял, как неприкаянная душа. Сейчас совсем близко сидел новый человечек, и вместе с этим человечком будет писаться и новая история великого копирующего ниндзя. Какаши не знал, какое решение будет в этой ситуации правильным, но определенно уже что-то для себя решил. Наверное, потом он сотни раз об этом пожалеет. Но ведь это будет потом, правда? Или так одни кретины и думают? — Своя? — упёртая девчонка покраснела, машинально заправляя прядь черной челки за ухо. Так странно было сидеть на одном диване с великим ниндзя в его, черт возьми, футболке! Сам Шестой Лорд сейчас был таким простым и обыденным, что вся ситуация напоминала наивный сон. Может быть, она спит? Ах, было бы неплохо... Но в таком случае ей не хотелось просыпаться. И могут ли во сне так сильно болеть руки и ноги? Может ли так сильно гореть лицо, когда человек спит?

«Я пожалею об этом, я точно пожалею.»

- Да-да, моя ноша. Ну, ты ведь — моя ученица, верно?

Отношение автора к критике
Приветствую критику в любой форме, укажите все недостатки моих работ.
Права на все произведения, опубликованные на сайте, принадлежат авторам произведений. Администрация не несет ответственности за содержание работ.