ID работы: 12220247

Сердцебиение

Джен
PG-13
Завершён
41
автор
Пэйринг и персонажи:
Размер:
9 страниц, 1 часть
Описание:
Публикация на других ресурсах:
Запрещено в любом виде
Поделиться:
Награды от читателей:
41 Нравится 1 Отзывы 13 В сборник Скачать

...

Настройки текста
Ступив на холодный осенний асфальт, девушка извлекла из заднего кармана светлых джинсов телефон. Щелкнула боковая кнопка, и экран зажегся, представляя «рабочий стол» устройства, фоном для которого служило фото его непосредственной владелицы. Точнее, нее ее одной, а двух девушек, поразительно напоминавших друг друга: та, что справа, была с прямыми волосами и в простом белом платье на бретелях, а та, что слева, — в похожем светло-синем, только с бантами на плечах, и ее волосы были завиты в крупные локоны. Кликнув на зеленую иконку в виде телефонной трубки, девушка пролистала список до контакта, подписанного как «близняшка», и нажала на кнопку вызова. Послышались долгие гудки, которые вскоре прервались, и на том конце воцарилась тишина. — Ха, сбросила. — девушка опустила телефон, снова смотря в экран. Затем, убрав его в тот же карман джинсов, она потянула за собачку на молнии кожаной куртки, застегивая ее до конца, и, окинув улицу взглядом, отметила, что та была пуста. Даже слишком пуста для Мистик Фоллс. Исключение составлял пикап, выруливший на холм из низины напротив остановки. Водитель свернул направо, развернулся у ближайшего киоска и направился в сторону того места, где и расположилась невысокая старшеклассница в светлых новеньких джинсах и черной кожаной куртке, которая поблескивала, отражая те малочисленные солнечные лучи, что обогревали город. Носок ее правого сапога был чуть стерт, а на левом плече красовался подаренный сестрой рюкзак небесного цвета. Пикап остановился точно напротив нее, и она обхватила ручку на его дверце и потянула, пока та не щелкнула. Открыв створку, девушка наткнулась на улыбку сестры, которая с нескрываемой радостью и азартом в глазах смотрела на нее, после чего закинула рюкзак назад и уселась на мягкое потрепанное сиденье. — Ох, Аврора, как же я рада тебя видеть. — девушка, сидевшая за рулем, сгребла сестру в объятия, и та прижалась к ней в ответ, поглаживая ее спину и крепче привлекая к себе. — Я тоже скучала, — ответила она, спустя несколько мгновений ослабляя хватку. — Почему улицы пустые? Я ни одного человека не видела. — Выходной. Все по барам, наверное, разбрелись, — ответила Елена, нажимая на педаль газа. — Или готовятся к балу. — она поймала вопросительный взгляд сестры и продолжила: — Древняя семья вампиров устраивает сегодня вечером торжество, полагаю, они не только меня пригласили. — Мне пригласительное не передавали? — младшая Гилберт поджала губы и отрицательно мотнула головой. — Как грубо с их стороны, — негромко смеясь, пробурчала Аврора. — Это отличная новость на самом деле. Значит, они не знают про тебя, не знают, что ты двойник, — Елена помедлила. — Как Балтимор? — Не перескакивай с темы. А Балтимор… ничего интересного, все тот же порт, та же вода и те же люди. Никаких вампиров и прочих существ, в этом плане там хорошо. Познакомилась со второкурсниками в местном университете, классные ребята, кстати. Поговорила с ректором насчет поступления, у меня есть все шансы, но я их лишь в качестве запасного варианта буду рассматривать. Все остальное мы по телефону с тобой обсуждали. А теперь — к разговору о вампирах. Что у вас за дела с первородными? Тяжело вздохнув, но не перестав следить за дорогой, Елена начала свое повествование с того места, где остановилась в прошлый раз. Аврора слышала от нее о Клаусе, которого все порывались убить, о ритуале, в результате которого погибла Дженна, и о человеке — если, конечно, можно так выразиться — слова. Некий Элайджа, если судить по рассказам сестры, был проявлением благородства и так же, как и остальные, желал расправиться со своим бессмертным братцем-гибридом, который пропал после ритуала, прихватив себе в компанию младшего Сальваторе. Позже Елена сообщила, что следом в городе появилась первородная с крайне неприятным характером. Однако в город также вернулся Стефан. А еще — Клаус, что портило сложившуюся ситуацию, ведь Елена не была мертва, в чем тот был твердо убежден. Кроме того, ложкой дегтя стала новая личность Стефана — Потрошитель. Теперь возлюбленный Елены был монстром, как и все вампиры, даже хуже и страшнее. Ах, и как же без Пирс. Их двойник освободила Майкла, первородного отца, будучи убежденной, что он уничтожит Клауса, только вот слегка просчиталась, и Майкл сам оказался поверженным. Но Бонни сумела открыть другой гроб, содержимое которого, как им казалось, тоже могло убить Клауса. — Так внутри была древняя ведьма, сотворившая первых вампиров, или коротко — «мама»? Какая чудесная семья, хочу к ним на бал. Елена скептически посмотрела на сестру, не понимая, шутила ли та. Заметив этот взгляд, Аврора заулыбалась и успокоила близнеца, заверив, что останется дома. Она повернула голову и наткнулась взором на знакомый фасад. Дом — милый дом. Девушка не была здесь с весны, потому что, досрочно сдав экзамены в конце учебного года, собрала малую часть вещей и уехала в Мэриленд, подальше от этого треклятого города. Однако ей пришлось оставить семью, и вот во что это вылилось: Дженна была мертва, Джереми отослали в Денвер, а сама Елена чуть не погибла с десяток раз. Младшая Гилберт припарковалась у дома, а Аврора достала рюкзак и закинула его на плечо, расстегивая куртку. Елена предложила ей самой отпереть дверь, как она это делала с детства. Старшая Гилберт имела некую страсть к открыванию дверей — ей нравилось быть своего рода главной и первой. Всегда. Поэтому сейчас, перехватив средним и указательным пальцами ключ из рук сестры, она вставила его в скважину и прокрутила два раза влево до характерного щелчка. Затем она толкнула дверь, та поддалась и открылась. Близнецы прошли на кухню, где их встретили друзья. — Мы решили устроить небольшую вечеринку по случаю твоего приезда. Надеюсь, ты не против, — сообщила Елена. — Абсолютно нет, — ответила старшая Гилберт, обнимая Кэролайн и Бонни. — Аларик, — она улыбнулась и кивнула мужчине в знак приветствия, после чего повернулась к сестре. — Братцы-вампиры снова решают важные вопросы или просто меня не любят? — Слишком много двойников на квадратный метр. — Я думала, тебе это только в радость, — парировала Аврора, наклонив голову. — Привет, Дэймон. — она глянула молодому человеку за спину. — И тебе привет, Стефан. Спасибо за встречу. Всем вам. Оставив друзей внизу, девушка быстро ретировалась в свою комнату. Все осталось таким же, каким было при отъезде. Бросив рюкзак к порогу ванной, она сняла одежду и отправила ее в стирку, приняла душ и накинула первое попавшееся платье в клетку, после чего, спустившись к гостям, присела на подлокотник кресла, в котором развалился Сальваторе-старший. Он протянул ей прозрачный бокал, кромка которого была посыпана солью и украшена долькой лимона. Напиток имел светло-желтый цвет и приятно пах цитрусами. В нем плавали три кубика льда, из-за чего пальцы покалывало от холода. Про себя Аврора отметила, что это был ее любимый коктейль. Отпив немного, она откинула назад голову, наслаждаясь соленым привкусом, смешанным с мягкими лимонными нотками и приправленным жгучим и терпким алкоголем. Через два часа, уже ближе к вечеру, компания была вынуждена разойтись — большей части требовалось время на подготовку к балу Майклсонов. Елена поднялась к себе в комнату, пока ее сестра прощалась с гостями и убирала грязную посуду. Сполоснув бокалы и небольшие тарелочки, Аврора протерла руки светлым полотенцем и двинулась к лестнице. — Помощь с прической нужна? — Не помешает, да, у тебя хорошо получается. Левый уголок губ старшей Гилберт взмыл вверх в теплой полуулыбке. Она окинула Елену восхищенным взглядом: пышный золотистый подол с черной сеткой и сборки гладкой ткани угольного цвета обрамляли верх бедер и низ бюста, в то время как темные детали закрывали верхнюю его часть, а угольные перчатки из того же блестящего материала облегали руки до локтей. — Сальваторе не смогут устоять, я уверена. — подытожила Аврора, накидывая на плечи сестры золотой палантин. — Я туда не танцевать иду. Мне нужно поговорить с Эстер. — Зря, первородные вампиры явно умеют устраивать приемы. Все будет роскошно и величественно. Приобняв сестру на прощание, Аврора закрыла за ней дверь и поднялась на второй этаж, где плюхнулась на кровать и через несколько минут заснула. *** Елена отняла трубку от уха. Снова. — Сильно же ты его задела, — раздался голос Авроры, которая остановилась в дверном проеме, держа в руках чашку с чаем. — Пойдешь к нему? — вопрос был скорее риторическим, и девушка в этом убедилась, когда сестра одарила ее ответным взглядом и направилась к шкафу. — Хочет Деймон или нет, нам нужно поговорить. — Так, значит, древняя ведьма-мать решила расправиться со своим детищем? — продолжила старшая Гилберт, переводя тему. — Да, она связала их вместе с помощью заклинания и моей крови в вине. Из-за этого мне пришлось солгать Элайдже на балу. — И теперь ты чувствуешь вину? — Аврора отпила из кружки. — И зачем ты тогда ей помогла? Нет, я понимаю, Клаус у вас во всех бедах виноват и члены его семьи явно не лучше, кроме Элайджи, конечно, но ты либо делай и не сожалей, либо не делай, чтобы не сожалеть. — Ты… ох, — Елена обессиленно вздохнула. — Да, от Клауса и его семьи нужно избавиться, но Элайджа… ты его не знаешь, он не такой, как они, и не заслуживает смерти. Он и так натерпелся за столетия, его родная мать превратила собственных детей в чудовищ, а теперь хочет их уничтожить. Мы должны найти способ убить Клауса другим путем. Аврора поджала губы, обдумывая слова сестры. Она перевела взгляд на окно, размышляя о возможном исходе сложившейся ситуации. Среди прочих мыслей мелькнуло воспоминание. Фраза, сказанная Еленой. «Он спас меня». Так она отозвалась об Элайдже, сохранившем ей жизнь перед ритуалом Солнца и Луны. Он отыскал способ. Неизвестно почему, но отыскал. Теперь и они должны были попытаться. Аврора поможет, всегда помогала. Если сестренка была уверена в чем-то, если она отчаянно верила, старшая Гилберт ее не бросала. Когда девушка отвела взгляд от окна, сестры поблизости уже не было. Пожав плечами, она допила чай и двинулась на кухню, предварительно закрыв дверь в комнату Елены. Сполоснув кружку, она вытерла руки и извлекла плейер из бокового кармана простых черных брюк, после чего, взяв со стола наушники, подключила обе гарнитуры и плотно прижала их к ушным раковинам. Зазвучала ритмичная музыка, послышался холодный звучный голос исполнительницы, а в голове сразу замелькали образы, которые так и рвались на бумагу. Налив себе воды со льдом, девушка пошла в свою комнату, на полу в которой царил творческий беспорядок. Около кровати лежали стопки книг, которые не поместились на небольшом стеллаже, стоявшем в дальнем правом углу, а в противоположном располагался мольберт. Вокруг него всюду были расставлены разноцветные баночки и раскиданы смятые листы с неудавшимися эскизами. Слева от двери возвышался письменный стол с черным кейсом, полным новых маркеров. Аврора поставила воду на тумбочку справа от своего рабочего места и села на светлый деревянный стульчик. На холсте, в верхней его части, были сделаны мазки светло-лилового, розового и голубого цветов, которые плавно сменяли друг друга. Нижний переход был обрамлен линиями, острыми и неровными, и они казались темнее на фоне остальных. Насыщенный фиолетовый, сине-зеленый и словно бы припудренный розовый составляли очертания гор, выполненные плотными ниспадающими линиями почти до середины холста. Девушка расстегнула одну пуговицу на белой просторной рубашке из плотной ткани и потянулась за баночкой со светлой наклейкой. Выбрав кисть из молочного жесткого ворса, она открутила крышечку емкости с краской, окунула в нее кисть, затем нанесла немного на кожу левого запястья, присматриваясь к оттенку и оценивая его, и, зажав древко кисти губами, потянулась за другой, готовясь нанести на холст зеленоватый оттенок. В отдалении, словно за горами, виднелись ровные линии, очерчивающие травянистые холмы, низины которых смешивались с темными оттенками, растворяясь в них. Девушка увлеченно вырисовывала приплюснутый круг, ограждая пространство для будущей идеи. В самом низу она набросала очертания крон деревьев, которые задумывались выполненными в темных, болотного оттенка тонах. Левый наушник висел на уровне груди Авроры, открывая ушную раковину, когда послышался звонкий стук. Доведя линию до края холста, она отложила кисть, закрыла баночку с темной краской и поднялась со стульчика, отключая гарнитуру и освобождая второе ухо. Спустившись по лестнице, она тыльной стороной ладони потерла щеку, прежде чем открыть дверь. Светлая кожа ладони коснулась холодной деревянной ручки и повернула ее по часовой стрелке. Затем девушка потянула дверь на себя, представая взору гостя. Перед ней стоял неизвестный высокий мужчина. На вид ему было около тридцати. Волосы были не очень коротко подстрижены и уложены, достаточно крупный силуэт — облачен в черный деловой костюм из качественной ткани и сливовую рубашку с галстуком. На плечи незнакомец накинул классическое пальто. Его темные глаза скрывали удивление, связанное с девушкой. Тонкие губы были чуть сжаты, словно в напряжении, но невысокий лоб с парой глубоких морщинок — расслаблен. Скулы не были так явно выделены, и контуры крупного подбородка добавляли образу статность, отчего мужчина благодаря своему внешнему виду вкупе с чертами лица выглядел крайне привлекательно. — Добрый день, — закончив рассматривать гостя, все же произнесла девушка. Незваный гость не ответил. Последовало резкое движение руки. Грубоватая кожа подушечки его большого пальца коснулась мягкой щеки Авроры. Он провел по ее скуле вправо, стирая небольшое красное пятно, после чего отнял руку. — Прошу прощения. Вы измазались, — поспешно добавил он низким спокойным голосом. — Меня зовут Элайджа, давно хотел с Вами познакомиться. — Это заявление окончательно выбило воздух у девушки из легких. — Так Вы знали, что есть еще один двойник? — Такое сложно скрыть, — ответил он, окинув ее взглядом, — но у меня получилось. Не хотел доставить брату такое наслаждение. Моя просьба покажется странной, но мне бы не хотелось внушать… — Все равно ничего не вышло бы, — перебила его Аврора, словесно указывая на вербену, содержавшуюся в ее организме. — И все же. Не составите мне компанию для прогулки? Нам нужно многое обсудить. Услышав это предложение, девушка приподняла брови, но… согласилась. Она и сама не поняла, почему, и, тем не менее, ответ оказался положительным. Затем она попросила мужчину подождать ее и вернулась в комнату, стаскивая с себя рубашку и меняя ее на свитер, после чего, накинув легкое пальто и захватив сумку, заперла дверь и направилась в сторону черного автомобиля, припаркованного неподалеку от дома. Майклсон ожидал ее у пассажирских дверей, прислонившись к темному гладкому металлу. Когда Аврора приблизилась, он прошел вперед, открыл створку и, придерживая ее, предложил девушке руку, помогая сесть. Стоило ей забраться в салон и перенести ноги через порожек, как дверь мигом закрылась, довольно громко щелкнув. А с левой стороны открылась другая, в которую проскользнул сам вампир, поправляя пальто. Спустя две минуты тишины, которые Аврора провела, посматривая на него, она заговорила: — Куда мы едем? Надеюсь, не в логово первородных вампиров. — Не стоит беспокоиться об этом. Я всего лишь хочу прогуляться и побеседовать, не более. — спокойно ответил мужчина, не отвлекаясь от дороги. Его голос звучал низко, интонация была выверена. — Елена говорила, Вы благородны. Хотелось бы верить. И, — Аврора отвела взгляд от горизонта, — спасибо, что спасли сестру тогда, во время ритуала. — продолжила она, смотря на сидевшего за рулем спутника. Когда автомобиль выбрался на ровную часть дороги, Майклсон повернулся к девушке, глядя ей в глаза. — Вам ничто не угрожает, — произнес он, отводя взор. — И не стоит благодарности. Машина свернула влево, углубляясь в лес. Спустя несколько минут, вновь проведенных в молчании, она остановилась среди деревьев, что сбрасывали листья, покрывая почву золотистым пледом. — И что же здесь было целое тысячелетие назад? — спросила девушка, выйдя из автомобиля и осматривая знакомый пейзаж. — Поселения коренных обитателей. — коротко бросил мужчина, закрывая дверь. Он двинулся за ней, бредущей вглубь. — Совсем неподалеку находился луг, где паслись лошади, — добавил он, улыбаясь уголками губ. Аврора засмотрелась на безоблачное, светлое с голубыми вкраплениями небо, запоминая каждую его деталь и желая повторить их все на холсте. Она продумывала, какие цвета подобрать, как исполнить задумку, а потому не заметила вырытую неизвестным зверем ямку, в которую попала носком ботинка. Но спутник, шедший следом, легко подхватил ее за талию, не позволяя упасть, когда она споткнулась. Его прикосновение было нежным, хоть и ощутимым. Даже в таком простом жесте чувствовалась сила, заключенная в бессмертном теле. — Идем. — вновь бросил мужчина, незаметно перейдя в разговоре на «ты». Когда они приблизились к поляне, Гилберт заметила легкую улыбку на его лице. Она была настоящей и теплой, как та, что возникала при воспоминании о хороших вещах, случившихся в прошлом. Далеком прошлом. — Ты знаешь это место. — произнесла девушка скорее для себя, не желая превращать это в вопрос, ответ на который был очевиден. — Под землей есть пещера, я играл там, будучи мальчишкой. — Бегая в целой сети туннелей? Занятное детство. — Не буду отвергать. — подтвердил он, снова тепло улыбаясь. — Для таких, как мы, — мужчина присел и взял в руки немного сухой травы, перебирая ее пальцами, — это природная защита от полной луны. — Это все замечательно, — начала Аврора, чувствуя подвох, — но ты хотел о чем-то поговорить. — Твоя сестра — прекрасный человек, а главное — она правдивая, — спокойно ответил мужчина, поднимаясь и подходя к Гилберт. Он посмотрел ей в глаза. — Но вчера она мне солгала. Девушка отступила на шаг, впрочем, зная, что это было бесполезно. — Я слышу твое сердцебиение, Аврора, — отметил Майклсон, шагнув еще ближе. — Мне всего лишь нужно узнать правду. — добавил он, оказываясь напротив собеседницы. В следующий миг он резко ударил по земле, отчего часть поляны с грохотом обвалилась вниз — в те самые пещеры. Гилберт отшатнулась, но Элайджа подхватил ее за талию, крепко прижимая к себе, и прыгнул во мрак. Разжав хватку и освободив девушку, он легким движением оттолкнулся от земли и поднялся на поверхность, оставляя Аврору один на один с камнем. Вскоре его удаляющиеся шаги затихли где-то наверху. Сети не было — даже сквозь отверстие, через которое девушка попала сюда, не проходила связь. Только дневной свет заливал то место, где ее оставили. Убрав телефон, она вздохнула и обернулась, думая, куда стоило идти в поисках выхода, в результате чего выбрала правый туннель, в котором виднелось больше света. Вероятно, там было много проходов, а может, и связь имелась. Обнаружив мелкое отверстие над головой, из которого пробивались солнечные лучи, Аврора шагнула дальше, желая поскорее убраться из пещер, но прямо перед ней неожиданно возникла девушка с длинными светлыми волосами. — Куда-то собралась? — поинтересовалась она, чуть наклоняя голову вбок и изучая вынужденную скиталицу. — Слишком много двойников развелось. — Как и вампиров, — парировала Аврора, осознавая свою беззащитнось перед собеседницей. — Приятно было поболтать, но я хотела бы выбраться отсюда. — Не так быстро. — блондинка преградила Гилберт дорогу, когда та попыталась ее обойти. — У тебя два варианта: останешься здесь, или я тебя убью. Выбери второй, прошу, я хочу развлечься. Двойник смотрела на вампира, понимая, что ей не выйти на свободу живой, пока Элайджа не получит от Елены то, что ему требовалось, а потому шагнула назад, присаживаясь на низкий камень в углу пещерки. — Как я могу отказаться от такой приятной компании? — уголки ее губ поползли вверх. Впрочем, в итоге выяснилось, что компания оказалась не самой удачной: вампирша ненавидела Елену всей душой, но той у нее в распоряжении не было, а потому она отыгрывалась на старшей Гилберт. Они с Элайджей шантажировали Елену и братьев Сальваторе, которые не могли отказать Авроре в помощи. И, когда на улице уже стемнело, что-то произошло — Ребекка начала задыхаться, схватилась за сердце, чувствуя знакомую боль, а затем ее кожа стала сереть и усыхать, пока она не упала замертво, давая Авроре время сбежать. «Одного из них закололи!» — пронеслось в ее голове. Впрочем, Майклсон недолго пробыла в таком состоянии. Стоило Гилберт добраться до второго распутья, как в глубине туннеля послышался женский голос, эхом отдающийся от стен. Ребекка быстро нагнала двойника в тупике одного из ответвлений, где та притаилась, но, не сумев войти в пещеру, первородная решила действовать радикально — облив все горючей жидкостью, она бросила спичку справа от Авроры, выманивая ее из защищенного углубления. — Твоя сестренка магически действует на Сальваторе. Они нашли решение. Ты свободна, — безразлично пожав плечами, сказала Ребекка, покидая туннели. Первым делом, выбравшись наружу, Гилберт набрала номер Елены, которая тут же ответила, обеспокоенно расспрашивая сестру об ее самочувствии и местонахождении. Та сообщила, что не стоило волноваться и с ней все было в порядке, а до дома она и сама могла добраться. Кроме того, от сестры Аврора узнала, что к ним приходил Элайджа, огорченный тем, что Елена солгала ему. Он был вынужден прибегнуть к шантажу, забрав ее сестру. Сбросив вызов, Гилберт убрала телефон и прикрыла глаза, опершись на высокое старое дерево, кора которого сквозь пальто впивалась в спину. Набрав полную грудь холодного воздуха, она задержала дыхание, успокаивая сердцебиение, а затем медленно, чуть приоткрыв рот, выдохнула. — Думаю, мне стоит принести извинения за все произошедшее, — слева раздался низкий спокойный голос. — Не возражаю. — В таком случае прошу прощения, Аврора, — произнес мужчина, и в его интонации была заметна искренность сказанного. — Но это было необходимо. Она открыла глаза и повернула голову влево. Майклсон стоял в метре от нее, снова изучая ее лицо. — Можете не волноваться, я в порядке. Уголки его губ опять приподнялись. — Я слышу твое сердцебиение, Аврора. После его слов Гилберт и сама расслышала стук в груди — шум крови отдавался в ушах, виски пульсировали. Она встретилась с вампиром глазами. Сейчас он выглядел совсем как человек. Очаровательный мужчина, излучающий защиту и тепло. — Я бы не причинил тебе вреда. Ребекка импульсивна, но я бы не позволил ей ранить тебя. Аврора не знала, говорил ли он правду, но ей хотелось так думать. Хотелось ему доверять. Он знал, что она могла не поверить, но был честен. С ней и с самим собой. Девушка была притягательна в своей загадочности. Двойники испокон веков обладали невероятным обаянием — уж он-то знал силу их чар, но его снова и снова тянуло к ним. Аврора. Девушка с вечно поднятыми в удивлении бровями, словно ребенок, познающий мир. Она была так прекрасна в этой белой рубашке и с алым пятном на щеке в их первую встречу и так мила, увлеченно разглядывая небо в лесу. А сейчас — так насторожена, стоя рядом с ним. — Ты, кажется, не обедала, — он протянул руку в пригласительном жесте. — Ужин в качестве подкрепления извинений, что скажешь? — Скажу, что я очень голодная, — поднимая уголки губ, ответила Аврора и вложила в его ладонь собственную.
Примечания:
Отношение автора к критике
Приветствую критику в любой форме, укажите все недостатки моих работ.
Права на все произведения, опубликованные на сайте, принадлежат авторам произведений. Администрация не несет ответственности за содержание работ.