Кожа шёпота

Джен
PG-13
Завершён
9
автор
Размер:
3 страницы, 1 часть
Описание:
Публикация на других ресурсах:
Уточнять у автора/переводчика
Награды от читателей:
9 Нравится 4 Отзывы 4 В сборник Скачать

I

Настройки текста

Если кто-то звал кого-то Сквозь густую рожь И кого-то обнял кто-то, — Что с него возьмёшь! — Роберт Бёрнс

      Деревянный подоконник уставлен кашпо с ромашками и тимьяном. Они держались рядышком. Её пальцы человечком подкрались к его. Он протянул мизинец. Она схватила его своим мизинцем, как крючком. «Всё?» — шептал он. «Всё», — так же тихо она. Про таких, как Фрэнк Лонгботтом, говорят «добрый малый» и «обратись к нему, он тут самый добряк». Незлобивость, невозмутимость, какую-то округлость и мягкость всей его натуры не сокрушило взросление и связанные с ним трудности. Изумлённо приподнятые брови, скованные движения (локти прижаты к туловищу и только кисти при его речи делали это странное движение, словно он разматывал клубок ниток) лёгкая заторможенность и взгляд беспримерного братского сопереживания, отчего при первой встрече с ним не покидало миражное чувство, похожее на дежавю, будто вы ещё в детстве играли вместе в саду — в один из тех летних дней, в который непременно были саднящие коленки и надкушенные сливы. В таких, как Фрэнк, редко страстно влюблялись; по таким редко вздыхали впотьмах. И всё же именно этому занятию Алиса предавалась с первого курса. У них разница в два года. Она ровесница его младшим сёстрам-близняшкам. Так он к ней долго и относился — как к ещё одной сестре, нуждающейся в поддержке и ободрении. Алиса искала ответ в чаинках. Алиса считала по лепесткам. Алиса прислушивалась к каждому слову Фрэнка, обращённому в её сторону, — вдруг в нём подсказка? Алиса незаметно для себя, но заметно для других повзрослела и про себя укрепилась во мнение, что дружба «тоже очень и очень приятно».       Леденцовые резиновые сапоги из-под длинной школьной мантии и объяснение вслед: «А вдруг пойдёт дождь?» Ободки из бархата. Смоляные блестящие, как у ростовой куклы, волосы, подстриженные горшком. Маленькие, румяные, топорщащиеся ушки и едва-едва проступающее заикание на гласных от волнения. Блуждающий взгляд и кончик чёрной пряди во рту от задумчивости; надо бы пожурить, да только уж больно очаровательна эта её привычка. Фрэнк увидел Алису такой, когда она поступила на первый курс. К маленькой Алисе не испытывать нежности было просто невозможно, поэтому Фрэнк не удивился, когда у неё вскоре появились товарищи по учёбе: Мадлен (она смотрела так боязливо, как если бы ждала удара по лицу), несмотря на всю их несхожесть, обрела в лице Алисы самую верную подругу.       — Ты должен что-то сделать, Фрэнк. — Кончик чёрных волос беспокойно накручивался. — Пожалуйста. Этот гад… Август Руквуд не даёт ей проходу. Он мучает е-её! — Услышав своё заикание, она немного сконфузилась.       — Это, конечно, совсем не дело. — Вечное дружелюбие Фрэнка не распространялось на тех, кто обижал слабых и особенно — девочек. — Сделаю. Обещаю. Можешь на меня положиться.       — Спасибо, — вымолвила она с придыханием. — Для меня это важно.       Его восхищала её отзывчивость.       — У тебя… вот тут… помялся, — сказал Фрэнк и, не придавая дополнительное значение тому, как сильно Алиса опустила голову, расправил ей капюшон.       — Не надо, не делай так, — попросила она зачем-то. И добавила: — Пожалуйста.       На четвёртом курсе она плакала у него на плече из-за расставания с однокурсником. Воспалённые глаза, хлюпающий нос, съехавший ободок. Она вовсе не просила её успокаивать, лишь собиралась тайком пробраться в какой-нибудь уголок замка и там, в уединении, дать волю эмоциям, но крупная, рослая, умиротворяющая фигура Фрэнка непреднамеренно встала на её пути. Она врезалась в его широкую грудь, пахнущую чистой рубашкой, залепетала извинения, хотела проскочить мимо дальше, но её удержали.       — Пусти… пусти… пусти, пожалуйста, Фрэнк! — Она молотила кулачками. — Это лишнее! Просто мы поссорились, всё было так глупо, вообще не знаю, зачем всё э-это…       «Она не должна плакать…»       — Всё было глупо, не надо…       «Она не должна плакать…»       — Прости, пожалуйста, я просто…       — Не надо, Алис, не извиняйся, я всё понимаю.       — Д-да ты… — она икнула-усмехнулась, —… ничего не понимаешь, глупенький. — Она прижалась к нему. Пульс её ускорялся, а дыхание выравнивалось. Фрэнк трепетал: ему нравилось обнимать Алису.       В тот день они долго гуляли возле озера — и сидели под ивами вместе. Сквозь ажурную тень солнце брызгало редкими каплями белого света. Алиса вскочила и потянула Фрэнка за собой. «Алиса, я не уверен…» «Давай, давай, сегодня такая погода хорошая!»       К пятому курсу во взгляде Алисы появилась большая уверенность; отношения она так и не завела, зато усердно училась. Не без основания она считала Фрэнка близким другом. А Фрэнк — староста, «добрый малый»… не привык влюбляться. Роль друга или даже сводника-советчика была ему понятна, но остальное…       — Ого. Неужели? — изумился Тед Тонкс, когда Фрэнк напрямую спросил его про сущность влюблённости. Они были одного возраста и, хоть учились на разных факультетах, всегда находили в компании друг друга ожидаемое удовольствие; уступчивость Фрэнка прекрасно уживались с привычкой Теда делить всё на чёрное и белое. — Не думал, что этот день настанет, дорогой мой староста.       Тед покачал головой, скручивая папиросную бумагу: парадоксально было то, что сам он не курил, но охотно использовал магловский навык для удовлетворения нужд некоторых старшекурсников.       — Когда вы, в смысле, — Фрэнк испытывал крайнюю неловкость, затрагивая тему отношений друга, — с ней сошлись, как ты понял, что…       — Никак, — отрезал Тед. Он облизал бумагу.       — Зря спросил, да? Извини. Это же твоё дело.       — Я — плохой пример, вот и всё. У нас с Медой всё, — Тэд приложил ладонь к горлу, — сложно. И мы не вместе. Могу только сказать, что без этого и без неё — скучно и больно. Скучно и больно, мда… — Тэд, погрузившийся на мгновение в свои мысли, внезапно повернулся к Фрэнку всем корпусом и изрёк с самодовольством: — Алиса?..       — Алиса.       Седьмой курс. Последний год. Фрэнк никогда не умел танцевать: он считал это пустой тратой времени. Он не приветствовал идею выпускного, потому что чувствовал себя неповоротливым шкафом на таких торжественных событиях. Большой зал украсили цветами. Хоть мантия подходящего размера найдена в срок и подшита, хоть вокруг сплошь счастливые лица и оживлённые разговоры — всё не так.       Время перевалило за десять. Он нашёл Алису в гостиной Гриффиндора в компании Мадлен; она играла с ней в волшебные шахматы, забравшись с ногами на диван. Ворвавшись вот так, Фрэнк наверняка выглядел комично — в парадной мантии, задыхающийся и красный, как старенькие резиновые сапоги Алисы. Он не был собой или был лучшим собой в ту минуту.       Мадлен ушла в спальню, оставив их наедине. Алиса тут же сползла с кресла.       — Фрэнк? — позвала она. Она искала причину. — Почему ты не на празднике? Всё в порядке?       — Будет…       — Что «будет»?       — Будет в порядке, если ты согласишься пойти со мной на свидание.       Алиса застыла поражённая. Однако продолжалось это недолго. Она закрыла лицо руками и засмеялась.       — А я… я думала, — она взглянула на Фрэнка сквозь пальцы, — что никогда не дождусь…       — Ты же знаешь, я тот ещё тугодум…       — Вовсе нет, — запротестовала Алиса, убрав руки от лица. — Что ты такое говоришь? Нет!       — Ты изумительная.       — Нет, ты изумительный. Не спорь. И да, — Алиса улыбнулась, — я пойду с тобой на свидание.

Ещё работа этого автора

Ещё по фэндому "Роулинг Джоан «Гарри Поттер»"

Ещё по фэндому "Гарри Поттер"

По желанию автора, комментировать могут только зарегистрированные пользователи.
Права на все произведения, опубликованные на сайте, принадлежат авторам произведений. Администрация не несет ответственности за содержание работ. | Защита от спама reCAPTCHA Конфиденциальность - Условия использования