Somebody

Monsta X, Stray Kids, Wonho (кроссовер)
Слэш
NC-17
Завершён
89
автор
Размер:
98 страниц, 14 частей
Описание:
Примечания:
Публикация на других ресурсах:
Разрешено копирование текста с указанием автора/переводчика и ссылки на исходную публикацию
Награды от читателей:
89 Нравится 28 Отзывы 17 В сборник Скачать

I chase my feels

Настройки текста
      Хёнвон не мог больше сдерживать себя.       Он итак делал это последний час, который они провели в зале суда, сбивчиво вдыхая ртом, забывая выдыхать обратно и часто моргая. Но тишину, воцарившуюся в помещении на несколько минут, разрезал низкий голос судьи, что зачитал итоговое решение по делу, и уже в следующее мгновение Че сложился пополам на своем стуле, закрывая лицо руками. Слезы потекли сами по щекам, обжигая нежную кожу, и ему не удавалось даже вытереть их насухо, как уже с ресниц соскальзывали новые.       Это были слезы облегчения, радости и неимоверного счастья. Все было окончено.       Он не видел, но отчетливо слышал – в другой части зала крепко обнялись Вонхо и Чангюн, хлопая друг друга по спинам. Юрист выдохнул несдержанное «мне надо покурить, срочно», но все же пошел с улыбкой пожимать руки присутствующим специалистам следственной комиссии, в том числе Сон Хёну, пока Шин, наплевав на всех, ринулся к Хёнвону, чтобы заключить в утешающие крепкие объятия.       - Малыш, пожалуйста, не плачь. Все же хорошо, видишь, - альфа зашептал тихо-тихо, чтобы услышал только тот, кому это предназначалось, и оставил пару невесомых поцелуев на виске омеги. Плечи Вона настырно содрогались, пока он пытался зажмуриться до искр из глаз, чтобы усмирить собственные эмоции, и теплые поглаживания рук Вонхо совсем не помогали.       Прошло не меньше минут трех, когда Че все же смог поднять голову, оторвав руки от лица, и посмотреть в ответ покрасневшими, припухшими глазами.       - Вот же… лягушонок, - тихо засмеялся Шин, бережно проведя большими пальцами по нижнему веку с обеих сторон, а после погладил ладонями мокрые щеки.       - Отвези меня домой, пожалуйста, - хрипло выдохнул Хёнвон, лишь раз заикнувшись, поджал с усилием губы, стараясь не сорваться вновь, и с благодарностью принял помощь альфы, поднявшись с места.       - К тебе или ко мне? – так же шепотом спросил Вонхо, в рамках приличия приобняв его за плечи, повел в сторону выхода и предусмотрительно открыл дверь, пропуская Че вперед.       - Куда угодно. Дом там, где есть ты, - уже чуть громче сказал Вон, не сдержав легкой полуулыбки после ответной широкой от Шина.       Хёнджин восторженно вздохнул, сонно щурясь, и жадно втянул заполнивший комнату аромат.       В гостях у дедушек Банчана было очень здорово, не омрачал мини-путешествие даже тот факт, что их все же поселили раздельно. Зато дедушка-омега безумнейше вкусно готовил, у них был очень уютный домик в небольшом поселке, а во дворе бегал очаровательнейший песик, с которым по большей части и проводили время Чан и Джин. А еще - но это уже по секрету, - дружелюбные и очень приятные в общении родственники Шинов очень тепло приняли Че. В первый день только и говорили, какой он красавец, какой стройный, какой вежливый, а уже в отсутствии Банчана добавляли «ты на него не сердись, если что. Он не очень умеет ухаживать». И Хёнджину только оставалось тихо хихикать и отмахиваться ладошкой, смущенно отвечая «нет, что вы. Чанни потрясающий».       И Чан действительно был таким. Джинни не знал, сколько времени было на часах, когда он все же смог разлепить глаза, потягиваясь в постели, и когда дверь в комнату открылась, впуская Банчана. С огромнейшим букетом полевых цветов. Настолько огромным, что альфе пришлось постараться, чтобы выглянуть из-за него.       - Я сначала хотел собрать вот эти желтые. А потом увидел еще эти фиолетовые. А потом подумал, черт, почему бы не взять всех, да побольше, - тихо засмеялся Шин, отчасти стеснительно оправдываясь, подошел ближе и, передав цветы омеге, присел рядом, тут же потягиваясь рукой ближе и убирая чуть спутавшиеся за ночь волосы с лица Че.       - Боже, так красиво, спасибо, - расплылся в счастливой улыбке Хёнджин, тут же прижимая букет к груди, а потом вдруг привстал на локте, загоревшись новой идеей, - Чанни, покажешь мне, где они растут? Хочу нарисовать новую картину.       - Конечно. Прогуляемся вместе, это недалеко. Но сначала, - Банчан улыбнулся в ответ, наклонившись ближе, нежно прихватил ладонью за щечку и украдкой поцеловал любимые мягкие губы, - умываться, одеваться и кушать дедушкин ягодный пирог.       - Сначала еще один поцелуй, - настырно вытянул губы трубочкой Че, хитро хихикнув, и даже успел схватить за ворот безрукавки отстраняющегося Шина.       - За одним может пойти и второй, и третий, - тише ответил альфа, целуя то в подбородок, то в носик, то в щечки и лишь в конце оставляя короткое касание на губах, - а потом что прикажешь мне делать, когда не смогу остановиться?       - Боже, нет, не могу больше делать это при ком-то еще, - смущенно закрыл ладонью глаза Джинни, тихо смеясь, и откинулся обратно на подушку. Банчан еле сдержался, чтобы не потянуться руками к широкой пижамной футболке младшего – некогда своей, между прочим, футболке, - и не защекотать. Омега был безумно милым, безумно сладким, и не хотелось отрываться от него совершенно. Как жаль, что им не хватало каких-то пары месяцев, чтобы считаться полноправно взрослыми…       В поле, что находилось в паре сотен метров от дома Шинов, оказалось на удивление много людей. Семейные пары, омеги с детками, подростки тут и там отдыхали на солнышке, слушая музыку, читая книги или играя в игры. Но стоило уйти подальше от поселка в сторону перелеска, как оказалось, что в тени высоких старых деревьев было приятно, живительно свежо и главное – ни души.       Хёнджин расстелил предусмотрительно прихваченный плед, удобно уселся сверху, тут же согнув ноги в коленях, и активировал свой планшет, вынимая из углубления рядом дополнительный стилус. Это было отличной заменой пачкающим краскам и карандашам, которые, к слову, затруднительно было брать куда-то из дома.       Банчан со звучным вздохом опустился рядом, сразу же откидываясь спиной назад, и решил занять себя просмотром новых сообщений в общем чате с друзьями: Хан буквально заспамил все сомнительного рода мемами и сообщениями «ау». С недавних пор в чат были добавлены Джинни и Ликси, и теперь изредка Минхо, раньше постоянно молча читавший переписку, стал писать что-то в духе «так и живем», практически ежедневно подстебывая Джисона.       - Чанни, можно спрошу что-то очень… смущающее и весьма личное? – не отрываясь от прорисовки общих форм, прошептал едва слышно Че, заставляя Шина удивленно повернуть голову набок.       - Конечно, солнце. Что такое? – альфа слегка нахмурился, сначала испугавшись внезапных вопросов, но потом задумался, что это же был его омега, они были тут только вдвоем. Когда, если не сейчас, говорить о чем-то сокровенном?       - Ты бы хотел… ммм… Не знаю даже, как сказать правильнее. Хотел бы, чтобы мой папа заботился о тебе и относился, как к сыну? – аккуратно начал Джин, отрывая стилус от экрана, и посмотрел в ответ, стеснительно обернувшись через плечо.       - Я… думал об этом. Не буду скрывать. Поначалу, когда еще все было так непонятно, я попробовал представить такую ситуацию, - тихо прокашлявшись, выдохнул Шин, перевернувшись набок и приподнявшись на локте. И, обдумав хорошенько, добавил, - наверное, было бы здорово. Мне нравится, когда твой папа готовит нам завтрак или звонит именно мне, чтобы спросить, где мы и как у нас дела.       - Вот и я тоже думал. Так приятно, когда твой отец спрашивает меня о чем-то, беспокоится. Он подвозил меня в больницу, помнишь, после течки? И мне было так спокойно, когда он приободрил меня перед выходом, - Хёнджин разулыбался вновь, радуясь такой честности между ними, закусил губу и уже тише прошептал, - наверное, как-то так выглядит жизнь, когда семья полная, да?       - Наверное, - хрипло ответил Банчан, задумчиво опуская взгляд. Сдавленно сглотнул, возвращаясь вновь обратно на лопатки, и, уже глядя в густую листву дерева над собой, добавил, - у нас очень нетипичная ситуация получилась. Странная, возможно. Возможно, неправильная. Но это ведь неважно, если они понимают нас, а мы – их?       - Абсолютно. Нам очень повезло с ними, а им – с нами. А еще, как это ни ужасно звучит, повезло, что они столкнулись тогда, - неловко хихикнул Че, потерев кончиком стилуса свою щеку. Чан снизу ответил тихим смехом, они оба еще некоторое время глупо улыбались сами себе, занимаясь каждый своим делом, прежде чем полуденная жара припекла даже в теньке, загоняя обратно в дом.       Июнь запомнился всем четверым знойной солнечной погодой, совместными вылазками куда-то и даже просмотренной вместе новенькой дорамой. Июль же остался в памяти для каждого чем-то особенным: Банчан сдал успешно на права, еще неделю смеясь над дурацкой фоткой в удостоверении; Хёнджин осуществил свою давнюю мечту – ни без разрешения папы - и все-таки проколол пупок; Вонхо не только не потерял работу, но и успешно закрыл квартал, отыграв полученной премией все затраты на суд; Хёнвон, наконец-то, снял гипс.       И это ощущение физической свободы, пусть оно и было неполным ввиду ощутимой атрофии мышц, было просто потрясающим. Че чувствовал, что готов вновь вернуться к танцам, готов гулять весь остаток лета ежедневно, готов реализовать все, что еще не успел в сексе с Шином, давно отложенное на будущее. И эта энергия наполняла его полностью, заставляя радостно улыбаться.       Он уже было хотел выйти из больницы и поехать скорее домой – Джинни как раз похвалился в смс фотографией отлично удавшихся шоколадных фонданов, - когда в коридоре больницы его нагнал оперировавший его хирург и настоятельно рекомендовал забронировать еще один визит к нему через месяц. Хёнвон проследовал к регистрационной, отдал все нужные документы из истории лечения сотруднику-бете и, пока ждал необходимой крошечной бумажки о записи с датой и временем, не заметил, как засмотрелся на беременного омегу неподалеку. И почему только это выглядело так… очаровательно? Почему стало так завидно и горько на душе?       - Вот, держите. Что-нибудь еще хотели сделать? – поинтересовался молодой человек по ту сторону стойки, осторожно положив на поверхность документы.       - А… Нет, наверное. Хотя… Можно ли попасть к репродуктологу? – смутившись собственных слов, выпалил Че, тут же закусывая свою нижнюю губу.       Бета напротив нахмурился, вглядываясь в монитор, пару раз звучно щелкнул кнопкой мыши, заставляя Вона нервно постучать пальцами по столешнице, и вдруг дежурно улыбнулся, кивая, - можно сегодня в порядке живой очереди во второй половине дня. Подождете? Это на третьем этаже.       - Да, спасибо, - улыбнулся в ответ Хёнвон, забирая отложенные бумаги, судорожно вздохнул, отходя в сторону информационного стенда, и, найдя нужный номер кабинета, направился к лифту. Пальцы его мелко дрожали, пока он продолжал стискивать документы в руках, прижимая к себе, и, невзирая на неприметную хромоту, медленно шел в нужном направлении. Лишь бы не увидеть вновь этих жалобных взглядов врачей…       Банчан просто не мог оторвать глаз.       Он уже далеко не в первый раз рассматривал блестящую сережку в пупке своего Джинни, когда они уже привычно валялись у него в комнате на кровати, но все равно восторженно вздыхал и тянулся руками, чтобы потрогать.       - Нельзя, - строго отозвался младший Че, тут же накрывая оголенный участок ранее задранной футболкой. Альфа, лежащий меж его ног, недовольно нахмурился.       - А я говорю, можно, - теплые ладони Шина скользнули от бедер омеги вверх по бокам, вновь поднимая ткань, чтобы тут же уткнуться носом в нежную кожу живота.       - Нет, Банчан! – срываясь на визг, прокричал Хёнджин, стоило только начать его щекотать, и с усилием стиснул ногами голову парня, стараясь увернуться.       - Ауч, кажется, меня убили, - хрипло выдохнул Чан, держась за уши, и вынужденно отстранился, тут же многострадально развалившись поперек матраса.       - Я тебя предупреждал, еще раз защекочешь меня, пощады не жди, - засмеялся Джинни, упираясь руками в спину и плечо Шина, чтобы с усилием перекатить его ближе к краю кровати и успешно свалить с нее прямиком на пол под глухой болезненный стон старшего.       - Вот так всегда. Пускаешь омегу в дом, окружаешь теплом, лаской. А потом становишься ковриком возле его кровати… - со всей скорбью в голосе пробормотал Банчан, наигранно жмурясь, чем еще больше развеселил свесившегося сверху Хёнджина.       - Ты самый очаровательный коврик, что я видел в своей жизни, - Че мягко улыбнулся, уже виновато покусывая губы, протянул руку вниз и ласково погладил своего парня по груди, задерживая ладошку ближе к сердцу.       - Наступишь на меня? – приподнял бровь, выдохнув тихим шепотом Шин, тут же начиная громко смеяться с удивленной мордашки омеги, а после все же схватил его за запястье и потянул на себя, добавляя мягче, - ладно, ладно, я пошутил. Иди ко мне.       - Я запишу эту шутку в ту тетрадку твоих глупых выходок, - все же не удержался от улыбки Джин, с радостью слезая с кровати, чтобы тут же забраться на Чана сверху и расслабиться в его крепких объятиях.       - Ну, тогда запиши туда еще и это, - альфа хитро хмыкнул, скользнув широко ладонью по спине младшего, почти невесомо огладил ягодицу сквозь ткань узких джинс Че, одновременно с тем припадая губами к вкусной шейке, обрызганной сладким спреем для тела.       - Боже, Чанни. Ты действительно хочешь сделать это здесь? – омега сбивчиво вздохнул, прикрывая глаза и выгибаясь навстречу касаниям. У них уже больше двух недель никак не удавалось побыть вдвоем, а говорить напрямую оба стеснялись.       - Отец на работе, твой папа в больнице. Дай мне хотя бы расцеловать тебя вдоволь, - голос Шина стал ниже и звенящим шепотом отразился от стен комнаты, прежде чем он влажно провел языком вдоль линии скул Хёнджина, следом смачно прихватывая кожу и посасывая, заставляя того довольно замычать.       - От твоих поцелуев внутри все сворачивается в клубочек, - мягко улыбнулся Че, закусывая губу, уперся руками в пол по обеим сторонам от головы Чана, приподнимаясь, и посмотрел ему прямо в глаза, уже отчасти тяжело дыша.       - Так, давай распутаем его, - обворожительно улыбнулся в ответ Шин, сжимая руками уже оба бедра омеги, прижимая теснее к себе, уперся ногами в пол, согнув в коленях, и несильно толкнулся вверх, заставив тем самым Джинни легонько подпрыгнуть.       - Мне так нравится, когда ты говоришь такие милые вещи в таком абсолютно не милом смысле, - смущенно поделился мыслями омега, рассматривая парня под собой, и послушно выгнулся в пояснице, проскальзывая пахом по чужому нарастающему возбуждению.       - А мне нравится, как ты с каждым разом становишься все смелее, котенок, - бархатно прошептал Банчан, срываясь на полустон, заправил аккуратно прядку волос Хёнджину за ушко и притянул к себе ближе, вновь горячо целуя в приоткрытые губы.       Очень скоро в одежде стало уже совсем невыносимо оставаться, жара душила собой и без пылкой близости, а теперь кожа обоих и вовсе покрылась липкой испариной. Шин собирал ее руками, с очарованием оглаживая и осматривая каждый новый участок тела Че, пока неспешно раздевал его и помогал раздеть себя, и Джинни уже не прикрывался стеснительно руками, пытаясь скрыться, а лишь розовел щеками и шеей, волнительно покусывая губу.       Его нежный голос становился в разы глубже, иногда срываясь на нахальные нотки, когда он широко улыбался, прикрывая глаза от уже совсем нескромных касаний Чана, и вкупе с плавными покачиваниями бедер и осиной талией в крепком хвате альфы это производило на Шина неизгладимый эффект. Хотелось до беспамятства целовать каждый сантиметр кожи, каждую родинку – особенно ту, что под глазом, - пытаясь показать хоть капельку того, как безбожно он в него влюблен.       Хёнджин в предвкушении довольно замурчал. Его парень всегда делал ему очень приятно, каждый раз удивляя чем-то новым, они даже пару раз смотрели вместе парочку эстетичных откровенных роликов, и, хоть это и было дико смущающе - они не переставали хихикать в подушку во время просмотра, - все равно смогли обсудить те или иные аспекты секса, чтобы понять, что обоим нравится, а что нет. И переводил теорию в практику Чан просто безупречно.       Они выяснили прежде, что Джинни пока еще очень стесняется трогать член альфы, зато просто обожает, когда Банчан целует, покусывает и посасывает его соски. Шин же, напротив, с ума сходил, наблюдая за тем, как робко, осторожно Че растягивает себя тонкими пальчиками прямо перед ним, но не мог пересилить себя, чтобы, например, сделать омеге больно, посильнее шлепнув или до покраснения, синяков сжав его нежнейшую кожу.       - Ты хорошо постарался, солнце? – спросил с легкой улыбкой Чан, просто чтобы еще разок смутить Хёнджина, что тихонько скулил уже от трех своих пальцев внутри, подрагивающими ногами упираясь по обеим сторонам от боков альфы. Че мягко кивнул головой, не переставая прикусывать опухшие губы, провел лениво рукой, щедро политой ранее Шином лубрикантом, уже по своему члену, особо ощутимо сжимая ближе к головке, и неуверенно слез с парня, когда тот попросил.       - Ты доверяешь мне? – вновь едва слышно шепнул Банчан младшему уже в затылок, заставляя принять позу, которую прежде они еще не пробовали: Че встал на полу на колени, грудью и головой прилег на матрас кровати, несильно сжимая руками брошенный сверху плед, пока Шин прижимался к нему со спины, мягко потираясь членом о промежность, тесно обвив одной рукой поперек живота.       - Да, Чанни… - спешно выдохнул омега, громко сглатывая скопившуюся во рту слюну, прикрыл глаза и постарался максимально расслабиться. Положение для того было весьма удобное, но решающим фактором все же были теплые поглаживания ладони альфы вокруг пупка. Крайне осторожные, чтобы не задевать сережку.       - Скажи, если будет неприятно, - нежно поцеловал в плечико напоследок Чан, вызвав тем самым легкий смешок со стороны младшего. Неприятно точно не будет, он уже это прекрасно знал.       Шин на пробу скользнул свободной рукой по своему члену, распределяя специальную дополнительную смазку презерватива, мыслями буквально каждый раз возвращаясь к проведенному отцом уроку правильного использования контрацептивов. Черт бы его побрал, Банчан теперь до конца своих дней, наверное, будет вспоминать то ужасное получасовое видео.       А после осторожно ткнулся самую малость в покрасневший вход омеги, дразня ощущениями, и лишь после, помогая себе пальцами, вошел на несколько сантиметров. Джинни под ним довольно задрожал, на долю секунды запрокинув голову назад, подтвердил тут же хриплым стоном и неосознанно стал опускаться навстречу. Тут уже Чан не сдержался от рваного выдоха, жадно приоткрыв губы в попытке глотнуть обратно хоть каплю кислорода.       - Я говорил уже, как сильно я тебя люблю? – хрипло зашептал Шин, переводя ладонь с животика на поясницу, заставляя сильнее прогнуться и вжаться в постель, и стал медленно увеличивать амплитуду движений бедрами, с каждым новым разом погружаясь все глубже.       - Нет… Боже, ты правда говоришь это сейчас? – расплылся в безумно счастливой улыбке Че, тихо засмеявшись, пока еще позволяли собственные сдавленные всхлипы, заглушенные мягкой вязью пледа. А после вдруг оттолкнулся руками от матраса, поднимаясь, прижался спиной к груди Банчана и, повернув голову вбок, жарко выдохнул ему в самые губы, - я тоже люблю тебя, милый…       Альфа довольно улыбнулся в ответ, тут же впиваясь в подставленные губы, обвил руками стройное прекрасное тело своего идеального омеги, удерживая в объятиях, пока планомерно двигался в нем, принося обоим восхитительное удовольствие.
Отношение автора к критике:
Приветствую критику в любой форме, укажите все недостатки моих работ.
Права на все произведения, опубликованные на сайте, принадлежат авторам произведений. Администрация не несет ответственности за содержание работ.