Ви - ловец света

Слэш
NC-17
В процессе
1
автор
Пэйринг и персонажи:
Размер:
планируется Макси, написано 10 страниц, 1 часть
Описание:
Посвящение:
Примечания:
Публикация на других ресурсах:
Уточнять у автора/переводчика
Награды от читателей:
1 Нравится 0 Отзывы 1 В сборник Скачать

Пролог.

Настройки текста
Примечания:
3054 год. 14:35 дня. Наша жизнь всегда была довольно примитивной: дом, работа, отдых и сон. Стандартный набор действий, совершаемый нами каждый день. Эта рутина преследовала, загоняя в рамки, лишала свободы выбора. Казалось, словно ты не вылезаешь из этой петли годами, проживая одно и тоже. Но с недавних пор все изменилось, даже не так — мутировало. Прежний быт можно забыть, сейчас мы живем по новым правилам. И нет, это чертовски сильно отличается от того размеренного ритма, что существовал ранее. История банальна, словно вышла со страниц западных комиксов в реальный мир. Планета утонула в хаосе, порождаемый новым вирусом, созданным криворукими учеными. Довольно предсказуемо, не правда ли? Вот только расхлебывать последствия их ошибок должны мы, простой народ, живший обычной жизнью. Теперь каждый час, каждая секунда, наполнены непрерывной погоней, в попытке выжить и дождаться лучей солнца, озаряющих нашу прогнившую землю с рассветом. Человечество уже потеряло всякую надежду на спасение, утопая в страхе и отчаянье. Но, на нашу удачу, есть ловцы света, храбрые бегуны, способные достать то, что не может найти обычный человек. Они действуют, несмотря на жуткую опасность, старясь помочь всем и каждому. И только главари различных группировок, оберегающих оставшиеся поселения беженцев, способны вести с ними разговор. Я лишь могу на них равняться, это живая легенда, которую встретить лицом к лицу нереально. Даже если у всех опустятся руки, я… — Ви! — прорвался сквозь мои мысли грубый баритон. — Чего это завис, ворон что ли считаешь? Мы не так часто видимся, чтобы при первой встрече за столько месяцев, я получал такой тотальный игнор в свою сторону. — Просто осматривался. — хрипло произнес я, от продолжительного молчания, мой голос просел. — Это, можно сказать, стало моей профессиональной привычкой, Сэм. Присев на срубленное бревно, я осматривал округу, дожидаясь новоявленного товарища. С утеса, на котором была назначена встреча, открывается потрясный вид на разрушенные фрагменты прошлой цивилизации. Несмотря на то, что вокруг нас бушует апокалипсис, природа не сдается, заполняя каждый свободный участок травой да деревьями. В глазах буквально рябит от звонких красок растений. Наглядный пример, как погибающее человечество положительно влияет на саму планету, что в общем то не удивительно. К сожалению, так красочно не везде. Не зря же мы говорим «конец света». Разрушенные каменные стены домов, увитые плющом, смотрятся дико посреди некогда развитой улицы Сиэтла. Так гласят поржавевшие таблички, валяющиеся в избытке у дорог. Сам я никогда не был в настоящем «городе». Когда, прогуливаясь среди деревьев в парке, можешь купить себе в ближайшей кафешке сэндвич. Только слышал из слов знакомых, тех, кому холодными вечерами у костра, рассказывали истории о прошлом их родители. Наверно, сейчас это что-то вроде летописи, передается из поколения в поколение. Истории, которые уже никогда не воплотить в реальной жизни, в нашем существовании. Я родился уже во время эпидемии, и вырос среди таких же отшельников, коим являюсь и по сей день. Правда… я уже давно не с ними, и путешествую по миру один. Несмотря на мой юный возраст, выживать я умею, все же не каждый может похвастаться десятилетним стажем бродяги. Скитаясь, я изучаю мир изнутри, в поисках ответов. — Профессионал тут нашелся. — с улыбкой произнес мой знакомый. Сняв с плеч увесистый рюкзак, тот продолжил. — Послушай, к чему я позвал тебя в это место. Есть у меня одна зацепка, думаю, она заинтересует твой пылкий ум. Пошарив среди разных банок с быстрым перекусом и тряпок, Сэм выудил сложенный лист плотной, местами прожженной, бумаги. Это оказалось обычной картой местности, указав на один из фрагментов пальцем, мужчина уверенно выдал: ¬— Вот тут, мне одна птичка нашептала, лежит приличный запас провианта. Возможно даже полезная инфа относительно тех группировок. — шмыгнув носом, тот протер платком загрязненный участок территории, приговаривая. — Хрен знает, что там было раньше, но об этом месте почти никто не знал. Я бы проверил, чего оттягивать крикуна за рога. Как считаешь, а? — Думаю, тебя наебали Сэм. — с сомнением выдал я. — Ты правда думаешь, что твоя «птичка» сама туда бы не наведалась? Довольно подозрительно советовать такое ценное место и самому его не зачистить. — оторвавшись от созерцания проплывающих над нами облаков, я добавил. — В этом районе даже лекарственных трав толком нет, я еще вчера тут побродил и ни одного здания не обнаружил. — Да брось, Ви. Буд то ты досконально изучил каждый склон. Ты же пришел в наш сектор вроде пару дней назад, и уже изучил такую площадь? Хотя погоди, кажется, я догадываюсь! — пихнув меня в бок увесистой рукой, приятель сквозь тихий смех выдавил. — Не уж то малыш струсил, а? — Ты что, прикалываешься? — хмуро произнес я, вглядываясь в смуглое лицо собеседника. — Я ничего не боюсь. Просто не хочется зря подвергать свою жизнь опасности. Ты действительно уверен, что это не ловушка Отчаявшихся? Их люди меня порядком достали. — Друг, я с тобой сотрудничаю уже больше шести месяцев. В наше время за такой срок успели бы поженится и нарожать детишек. Так что верь мне, и мы обязательно обзаведемся парой качественных аптечек или даже неплохим оружием у торговцев. А может и там найдем чего полезного, а? Ты в деле? — Этот черт по любому от меня так просто не отстанет. Если Сэм берется за работу, то доводит ее до конца. Эту черту характера я узнал в нем еще в то время, как мы впервые шли вместе на рейд. Тогда-то он меня и спас, не решая бросать раненого на пол пути от заветного выхода из тех трущоб. Так что, взвесив все за и против, которых к слову было намного больше, я решил согласиться. — Если мы выживем, но что-то пойдет не так, я тебя убью сразу же, как только появится возможность. — с угрозой произнес я, тыча указательным пальцем в грудь товарищу. Встав с насиженного места, я размял суставы, готовясь к небольшому забегу. Самый важный ресурс в нашем повседневном быту — это не деньги или еда, что является неотъемлемой валютой для существования, а выносливость. Физическая подготовка теперь влияет не на здоровье, а на выживаемость в целом. Будь то хромой, хилый или астматик, считай все они уже ходячие мертвецы. Главное — это скорость и маневренность. Замешкался — труп. Неудачно рассчитал маневр уклонения — труп. Я живу один и по началу испытания, которые я устраивал себе сам, проходили не совсем гладко. Хотя на то они и тренировки, чтобы набравшись опыта, не совершать промахов в реальных условиях. Поэтому так важно не травмировать себя и стараться избегать опасных столкновений с… Мы резко встрепенулись, настороженно оглядывая местность вокруг. По опушке леса раскатом прошелся рев, заставляя все наши внутренности сжаться от напряжения. — Не уж то крикун? — взволнованно прохрипел Сэм, пятясь в ближайшие кусты можжевельника. Аккуратно переступая, я последовал примеру товарища и зашел в укрытие, присев за массивным булыжником. — Так близко к утесу они еще не подходили… — Тише, хватит бурчать мне под ухо. — с раздражением цокнул я, выглядывая и сканируя местность датчиком, установленным в специальные, чем только не навороченные, очки ночного виденья. Самое дорогое что у меня есть, и самое полезное. Нашел их с месяц назад, в одной из заброшек, и теперь ни на секунду с ними не расстаюсь. — Устройство зафиксировало движение в радиусе двадцать метров. — прошептал я приятелю, доставая из напоясного крепления оружие. Если его можно назвать таковым. Чаще всего в нашем распоряжении ноги и руки, чтобы сбежать от опасностей. Но… иногда можно загнать себя в тупик, забегая не на ту тропу. Для таких случаев и нужны подручные элементы самообороны. Арматура, трубы, гаечные ключи и прочие инструменты прошлого мира. Все то, что легко находится и увесисто ударяет, сбивая живые куски мяса с ног. Некоторые используют заостренные проржавевшие мечи или кинжалы. Вещь удобная, но до жути недолговечная. Лично я считаю еще и бесполезная, пару дырок этим существам не навредят, да и лезвие быстро изнашивается. Так что, мой выбор — железная балка, просто и надежно. Сжав охлаждающую сталь в руке, я решительно произнес, закрепляя рюкзак к спине на потертые ремешки: — Там один, если управится с ними по тихой, избежим встречи с другими любителями человечинки. — натянув капюшон на голову, я направился в сторону следующего, по направлению к врагу, укрытию. Но мое движение прервала ладонь знакомого, мужчина нервно поинтересовался: — Какого черта, Ким Тэхён!? Мы же можем свалить нахер от сюда, к чему эти риски? — Ты что, первый день в Пустоши? — удивленно просипел я, выдирая руку из крепкого захвата загрубевших ладоней. — Наверное для того, чтобы он не призвал к себе на подмогу половину зараженных с округи, как думаешь?! Он там один, я его по-быстрому устраню, и мы пойдем спокойно дальше. Я думал ты не боишься опасностей, малыш. — поддел я Сэма, наблюдая за его, поддергивающимся от напряжения глазом. Не дожидаясь ответа, я, тихо ступая, пошел через высокую зелень к причине наших споров, желая наконец перестать отсиживаться в кустах и действовать. Через метров десять, хрипы и стоны укушенного стали слышаться все отчетливее. Эти звуки для меня словно фоновый шум, за свои странствия я таких особей повстречал навалом, и, к сожалению, их количество лишь увеличивается. С каждым днем пропадает все больше выживших, и никто их не будет искать. В любом случае, они уже трупы — не многие могут существовать в пределах зеленой зоны, а уж за ней и подавно. Только ловцы света способны переступать границу, охотясь в оранжевой зоне. Ну а что в последней, красной, никто давно уже не знает, а бегуны о своих похождениях не распространяются. Слышал только, что в секторе чертовски опасно, крикуны, по сравнению с тварями, что там могут обитать, цветочки в этом диком саду из мутантов. Индикатор завибрировал, посылая мне сигналы о скорой встрече с целью. И вот, высунувшись из-за толстого ствола лиственного дерева, я увидел подергивающееся человеческое тело. С лопающимися язвами и вывернутыми наизнанку конечностями, оно волочило, по потрескавшемуся асфальту, измазанную кровью игрушку. В некогда чистой пижаме, юная девочка была превращена в бесцельно шатающийся сгусток прогнившей плоти, желающий лишь насытится питательным человеческим мясом. Теперь только бантик, шатающийся на оставшейся пряди волос, напоминает о половой принадлежности существа. — Ну и почему из всех мертвяков мне достался именно ребенок. — с горечью произнес я себе под нос, выжидая нужный момент для нападения сзади. Конечно, девочку безумно жаль, жизнь в наши дни та еще сука, но сокрушаюсь я по другой причине. Юные зараженные очень быстры и, тем самым, проворнее более старших особей. Слух у них слабый, как и зрение, но это им не мешает валить замертво даже взрослого человека с военной подготовкой. Собираясь в стайки, муто-дети способны загрызать все, что встанет у них на пути. А если этот тип еще и крикун…, замешкаешься, и тебе не жить, созовет всю ораву. Выдохнув, я вышел на дорогу, разрушенную и заросшую в некоторых местах скользким мхом. Передвигаясь в полуприседе, старался как можно тише подобраться к, трясущейся от хрипов, спине зараженной. И вот я окунулся в облако гнилостного зловония, исходящее от сожжённых химией костей. Дышать невыносимо, но повязка на нос спасает ситуацию, без нее мои глаза бы заслезились от едкого запаха. Перехватив трубу поудобнее, я рывком вскочил, захватывая голову противника в тески и всаживая ей железку промеж острых зубов. Предотвратив резкий вопль дезориентированного крикуна одним точным движением, я свернул голову, отрывая ее от тела вместе с шейными позвонками. Мгновенная смерть — мой принцип, от которого я никогда не отклоняюсь. Хоть эти мутанты уже давно не люди, я верю, что их души беспокойно метаются в прогнивших оболочках, без возможности освобождения. Наверное, я зря себя накручиваю, но на дворе эра жестокости, отчаянья и страха. Наши сердца грубеют, и мы становимся все менее человечными не только к погибшим, но и друг к другу. И это далеко не верное решение, но время нельзя повернуть вспять, люди уже давно обезумели в попытке найти решение и спастись от натиска судного дня. Теперь каждый сам за себя. Только несколько общин, держатся за последнюю нить надежды — легендарных бегунов. И я тоже стараюсь, правда не в моих правилах просто отсиживаться в стороне. Отбросив навеки застывшее тело, я потянулся, разминая затекшие, от долгого хождения на корточках, мышцы. Осматриваться по сторонам нет смысла, датчик на очках еще не разу меня не подводил. Да и недавнее сканирование не выявило по близости еще какого-либо заражённого. Сейчас день, поэтому активность ходячих мешков намного ниже, чем в темное время суток. Их клетки отторгают солнечный свет, сгорая под натиском небесного тела. Прячутся пока в домах или пещерах, где меньше всего ультрафиолета. Безмозглые твари, но инстинкты самосохранения все равно присутствуют. Нагнувшись, я осторожно осмотрел труп, стараясь ничего не задеть. В складках дырявой ночнушки, в нагрудном кармане, обнаружилась фотография усопшей. Практически не разглядеть лиц, но девочка была счастлива. Лишь поблекшая улыбка осталась нетронута грязью и стертостью, придавая изображению особую атмосферу. Достав спичку, я положил фото обратно к ее владелице, чиркнув об огниво, пламя охватило некогда жизнерадостного человека, сейчас навеки уснувшего. — Это к лучшему. — прошептал я, любуясь на языки огня. — Надеюсь ее душа теперь обретет покой. Тут мой датчик пропищал, от чего я вздрогнул, резко оборачиваясь. Мой взгляд наткнулся на Сэма, видно пытавшегося подкрасться ко мне незаметно. Застыв в неловкой позе, приятель, расстроенно выдохнув, уже спокойно подошел ко мне, ворча на ходу: — Совсем забыл, что ты у нас настолько внимательный. Правда, будь у меня такой наборчик всяких примочек, заметил бы опасность еще за километр. Чего завис? — заглянув за мое плечо, он удивленно уставился на кострище. — Ты зачем это спичку истратил на поджёг ходячего, а? С дуба рухнул так ресурсами расшвыривать, отдал бы мне, раз лишней показалась. Фыркнув, я оторвал взгляд от пламени, отходя к ближайшему пню. Присев на некогда срубленное дерево, устало потер морщинистый лоб. — Этим трупаком была девочка, Сэм. — прокряхтел я, взглянув на до сих пор не отошедшего знакомого. Разведя в стороны руки, я твердо сказал. — Оглянись вокруг, наш мир уже полностью иссох, мы убиваем друг друга за клочок земли, за воду. Убиваем, и становимся убитыми… но думаешь дети этого заслужили?! Жить в постоянном страхе, без счастья и надежды смотреть, как родственники умирают один за одним? — Твою мать, Ви! — воскликнул в раздражении мужчина, прерывая мою речь. — Мы все не заслужили такой сраной жизни. Каждый из нас. Но, сука, этого уже не изменить. Что теперь, будешь каждого заражённого оплакивать, строя им гробики, а? Эта малышка тебе спасибо не скажет. Резко встав, я хлопнул знакомого по груди, кладя руку рядом с его шумно бьющимся сердцем. Вскинув горящие, в свете кострища, глаза, я твердо отчеканил: — Зато я стараюсь. Пытаюсь, чем могу, разжечь в своей душе пламя надежды. Ищу любой путь, чтобы вырваться из этой удушающей, словно висельной петли, ситуации. Отпихнув товарища, я ушел к ближайшему обрыву, свешивая ноги с обвалившегося уступа. Нам стоит побыть порознь, по крайней мере на пару минут. Наблюдая за пролетающими стаями птиц, я хмурился, обнажая в своей памяти болезненные воспоминания прошлого. Я привык лишать жизни, и не только мертвяков, но после каждого совершённого мной убийства, на душе особенно гадко. Понимаю, что так импульсивно реагировать глупо, правда ничего не могу с собой поделать. У меня было тяжелое детство, но были и те, кто помогал. К сожалению, одно происшествие лишило их жизни, навсегда отрезая меня от внешнего мира на долгие годы. Кошмары, пропитанные воспоминаниями о тех днях, до сих пор врываются в мое сознания пока я пытаюсь спать. — Вечереет, думаю самое время выдвинуться в путь. — произнес подошедший приятель, присаживаясь рядом. Неловко теребя ткань штанины, он мялся, раздумывая над словами. Резко выдохнув, тот положил руку на мое колено, заверяя. — Слушай, парень. Понимаю, что вспылил. Старый я маразматик, совсем не слежу за языком. — хрипло рассмеялся тот. — Но у каждого из выживших есть сердце и сострадание, поверь. Просто сейчас, как по мне, лучше держать личные чувства в узде. — Но… — Ты пойми, я не просто отстаиваю свою точку зрения. Думаешь, мне самому приятно расшибать головы некогда знакомым, друзьям… — приглушенно добавил приятель, прервав меня на полуслове. С секунду пораскинув, тот буркнул. — Я ж, за тебя переживаю. Улыбнувшись краешком потрескавшихся губ, я оглядел, смущенно засуетившегося на месте, Сэма. — Что-что? Я не расслышал, ветер сильный у утеса, повтори. — гнусаво пропел я, подначивая товарища. Тот, хлопнув увесистой ладонью по моей спине, пробасил: — Хватит меня дразнить, не дорос еще. — перестав смеяться, мужчина оглядел меня наигранно строгим взглядом. — Если ты наконец собрался с мыслями и перестал строить из себя кисейную барышню, давай сверим маршрут и пойдем. Выпрямившись, я встал и пружинистым шагом направился к близлежащей смотровой. Сэм в свою очередь не отставал, трусцой семеня следом. Оставшиеся, в местах обвалившиеся, вышки, некогда служили пунктами пожарных. Сейчас же народ обустроил все на новый лад, сооружая из них временные пристанища, недоступные для безмозглых трупаков. Располагая жилье над водой, обрывами, подвешивая его над землей — мы стараемся таким образом обезопасить себя во сне. Днем все намного проще, но вот ночью другой уровень риска быть съеденным. Сумерки постепенно сгущались, пока мы проходили метр за метром по ухабистой тропе. Холод угасающих солнечных лучей заставил поежится и застегнуть утепленный нагрудный корсет. Хоть летняя пора не за горами, весна и не думает сбавлять обороты, понижая температуру до минуса с наступлением темноты. — Знаю, ты не любишь делится историями, предпочитая держать рот на замке. — начал мужчина, на ходу подбирая металлолом. Он ярый поклонник стрелкового оружия, вот и мастерит из чего попало наконечники для будущих «патрон». Расход боеприпасов большой, потому приходится неустанно изучать любой мусор, попадающийся на пути. Лук, конечно, вещь хорошая, особенно для бесшумной зачистки больших территорий, правда подходящий для себя я так и не нашел. У всех торговцев не то, а мастеря самостоятельно я не мог создать ничего путного. — Но я не выношу тишины, напряжно мне от долгого молчания, понимаешь? А сам я уже весь мозг тебе вскипятил своим базаром. Так что давай колись, как прошёл твой поход по глубинке зомбиленда? — все канючил товарищ, прыгая с уступа на уступ. Прямая дорога закончилась, упираясь в тупик. День начала апокалипсиса бы, как многие поговаривают самым жутким, за всю историю народа прошлого. Люди выпрыгивали из машин, оставляя транспорт прямо на дороге. Охваченные вирусом убивали все на своем пути, и еще никто тогда не осознавал, что происходит на самом деле. Груды автомобилей и автобусов говорят о многом и без хорошего рассказчика. И теперь, мы с Сэмом карабкаемся по ним словно обезьяны по веткам, ловко забираясь на нужную высоту. Благо сегодня не облачно и дождь вряд ли придет, при нем невозможно цепляться за металлические уступы, без риска сорваться. Со мной это происходило пару раз, и больше я не выхожу из безопасный зон во время непогоды. Тогда пришлось себя латать прямо на месте, до сих пор помню, как из-за капель воды иголка выскальзывала из рук, мешая ровно штопать распоротый арматурой кусок кожи. Хватаясь за ржавую крышу полуразвалившегося автобуса, я, хрипя от напряжения, выдавил: — Нашел время, мне кажется сейчас не самый подходящий момент для душевного разговора. — встав на метал, я скривился от резкого скрипа прогнившего каркаса. Приятель забрался следом и, выдохнув, воодушевленно настоял: — Да хватит ломаться, всегда так! Может наконец похвастаешь, скольких уничтожил, юный Ван Хельсинг? — Успокойся уже, сосредоточься на движении вперед. — раздраженно осадил его я, отворачиваясь от настырного и перепрыгивая на следующий транспорт. — Я не обязан тебе отчитываться, мамочка-Сэм. Возмущенно буркнув, мужчина понесся вслед за мной. В наше время сложно кому-либо доверять, даже хорошим знакомым. Понятие друг уже выжило себя, превращаясь в максимум приятеля. Но может я просто слишком мягок, что Сэма я считаю за товарища. Несмотря на наши с ним перепалки, он единственный из всех тех, с кем я вел диалог, слушает и пытается помочь советом. Но во время моего скитания по трущобам, некогда известного Вашингтона, произошло то, о чем я не смогу сказать даже ему. Я будто потерял память и досконально не помню, что именно случилось в ту ночь. Только крики и визги зараженных остаются в моем сознании воспоминаниями о том, что я чудом избежал своей смерти. Тогда-то у меня и появились эти дорогие очки, единственное материальное подтверждение случившегося. Наконец можно отдышаться, но лишь на мгновение. Еще не конец. Мы забрались наверх, оказываясь лишь около основания дозорной башни. Оглядев местность на наличие любой нечисти и не найдя таковую, стали аккуратно залазить по железным рейкам каркаса. Никогда не знаешь к чему приведет очередной прыжок на выпирающий элемент сооружения, внутри все сдавливает от напряжения. Наверное, мы просто уже настолько отчаялись, живя в эпицентре постоянных страхов, что считаем смерть чем-то в роде избавления. Повезёт — не расшибешься в лепешку, если оступился — ну и ладно. За всем приходится следить во время подъема: дыхание, мышцы, координация. И с каждой перекладиной ты все больше возвышаешься над землей, а ветер зарывается в волосы, продувая легкую куртку насквозь. В ушах звенит, побуждая организм к скорой остановке, но руки не сдаются, продолжая на автомате цепляться за различные тросы, некогда подъёмных фрагментов лифтовых шахт. — А вот и самая лучшая часть! — воскликнул Сэм, преодолевая последнее препятствие и наклоняясь к металлическому ограждению балкончика, возле будки временного пристанища. Дожидаясь, пока я приведу себя в порядок и отдышусь, тот раскинул руки в стороны и легко рассмеялся. — Хоть жизнь у нас сейчас полное дерьмо, я, наверное, никогда не откажу себе в желании оценить вид с каждой смотровой в нашем регионе. Как тебе, Ви, скажи, что завораживает? — А я думаю никогда не устану повторять, что ты безнадежный романтик. — произнес я, хлопнув товарища по плечу. И оглядев округу, с легким восхищением в голове, добавил. — Но в этом действительно что то есть. Перед нами раскрылся вид раскидистой равнины, в которой островком примостился увядший городской фрагмент. Едва различимое серое пятно зарастающих зданий, утопает в море цветущей зелени. Несмотря на то, что еще даже не май месяц, деревья уже покрылись сочной листвой, думаю это из-за благополучного климата и полной свободы, не ограниченной человеческой деятельностью. Закатное солнце прощально выглядывает на горизонте, стараясь скрыться от наших глаз за каменными постройками. Последние лучи окрашивают их в оранжевые оттенки, буквально несколько минут и мир вокруг погрузится во мрак. Порывы воздуха приносят душераздирающие крики обезумевших от боли тел, мертвяки скоро выйдут на охоту, заполняя собой каждый клочок земли. Приятель, отцепившись от металлической решетки перил, снял со спины рюкзак и выудил оттуда карту с флягой воды. Глотнув прохладной жидкости, тот отдал мне путеводитель, пред тем раскрыв его на нужном месте. Указав на фрагмент пальцем, Сэм перевел взгляд на скрывающийся в листве неприметный домик с гладкой прямой крышей. — Вот там нычка ловцов, как я и обещал тебе… — Погоди, я на такое не соглашался! Ты вообще понимаешь, о чем говоришь? — прервал я мужчину, нервно расчесав волосы пятерней. Схватив мою кисть, тот обратил внимание на себя, уверенно взглянув в глаза: — Единственное, о чем ты мне говорил это то, как желаешь раздобыть любую инфу о них. Все уши мне прожужжал. Да я знаю о них больше, чем о тебе в целом! — выкрикнул раздраженно мой знакомый, тыкая в меня пальцем. — Так старался нарыть хоть что то, думал обрадую вечно кислого зануду. А ты… — Но это мать его, ловцы. С ними не связывались больше года, они словно испарились. Это сто процентная ловушка, Сэм! — воскликнул я, в неверии уставившись на загадочную хижину. В душе я давно отчаялся, вот уже столько месяцев я скитался по оранжевой зоне, конечно, не заходя далеко в ее глубь. В поисках ответов я обшарил каждый уголок, в желании найти хоть намек на ловца света, но все было в пустую. И сейчас, мой приятель нашёл якобы пристанище легенды. В зеленой, блять, зоне. Это настолько подозрительно, но в моем сознании завелся червячок надежды. Вдруг и правда, я смогу найти хоть что-то об истоках всех бед, и схватится за ниточку разгадки. Ведь ловцы были единственными, кто пытался найти лекарства и разные записи ученых тех лет. У них единственных может быть хоть что-то, в противном случае можно и дальше копать себе могилу в красивом месте у моря. Смысла дальше жить я не вижу, поэтому… — Твоя взяла. — нехотя согласился я, раскрывая инвентарь поясной сумки и доставая оттуда сушеное яблоко. Жуя, я проворчал. — Только попробуй меня разочаровать, будешь собственноручно рыть себе могилу. При том в самом неподобающем для этого месте. — Хорошо, босс. — с улыбкой пролепетал товарищ, мгновенно переставая строить из себя обиженного ребенка. Вот актёр, жил бы в прошлом мире, зарабатывал миллионы. — Когда будем выдвигаться? — Думаю откладывать нет смысла, сейчас наиболее вероятно, что в самом помещении мы не столкнемся с зараженными. — произнес серьезно я, убирая лакомство обратно. Важно восполнять тело энергией, сонный бегун, считай, мертвый. Наполнив фляги припасенной водой, мы снарядились в путь. На нашу удачу к нужному дому вел трос, связка из нескольких проводов довольно крепко прикреплена к антенной установке. Дернув за него рукой, я повис на прорезиненных прутьях, проверяя выдержит ли структура наш вес. — Думаю, на крепежах сможем доехать вниз, прямо на крышу. — воодушевленно предложил я, раскачиваясь на тросе словно на качелях. — А оттуда попадем внутрь, избегая встречи с потенциальной угрозой. — Ну а думаешь к чему я тебя позвал именно на эту смотровую, а? — горделиво вскинул голову мой товарищ. Здесь не только вид отличный, но и довольно практично… как оказалось. — Ох, хватит подлизываться. Знал он, ага, так и поверил, на твоем глупом выражении лица все написано. — прохрипел я, устанавливая веревки и обматывая ими запястья рук. Закончив с узлами, я приготовился к косплею некогда популярного фильма «Тарзан», приказывая. — Я первый, ты за мной, я подам сигнал фонариком. Как только ступаем на территорию комплекса, больше ни слова. Хер знает, что там может обитать. Разбежавшись, я оттолкнулся от края металлического перекрытия, вылетая вперед. Ветер охватил мое лицо в объятья, если бы не стекла очков, мои глаза бы в миг заслезились от резких порывов воздуха. Сколько уже пользуюсь таким типом передвижения и каждый раз как в первый. Ноги словно в невесомости, колышутся из стороны в сторону, но скоро появится место приземления, нужно сгруппироваться. Я сконцентрировался на участке крыши и сжав ноги у груди, отпустил веревки. По инерции совершив кувырок веред, я безопасно добрался, выдыхая. Тело, привыкшее к еще более изнуряющим нагрузкам, отозвалось лишь небольшой болью в коленях. Вот умора, старость наконец добралась и до меня? Отряхнувшись, я внимательно рассмотрел пространство кровельного покрытия. Сколотая в некоторых местах черепица, да поскрипывающая на не смазанных петлях дверь. И что самое подозрительное, мертвая тишина. Ни одного хрипа, даже сканер молчит, показывая полностью чистое пространство. — Что за хрень? — тихо прошептал я себе под нос, присаживаясь на корточки и отползая в ближайший угол за вентиляционной трубой. Выждав пару минут и не обнаружив никакого движения, я неуверенно достал светодиодный фонарик, работающий исключительно на ручной подзарядке. Закрутив катушку, запуская механизм в действие, я направил луч света в уже покрытое мглой небо. Мигнув пару раз, свернул предмет обратно в инвентарь вместительного рюкзака. — Как обстановка? — кратко уточнил прибывший товарищ, присев рядом со мной. — Выглядишь взволнованно. — Может я создаю из мухи слона… — начал неуверенно я, нервно теребя оружие в руках. — Но прислушайся… — Что? — недоуменно переспросил Сэм, засуетившись на месте. — Я ничего не слышу, о чем вообще ты… — Вот именно. Мертвая тишина. Мое нутро вопит об опасности. Привстав, я медленным шагом, ступая по обшарпанному полотну настила, передвигался к двери. Размеренный скрип настораживал, будто предупреждал о неизведанной угрозе. Голова уже раскалывается от напряжения, ну и приключения я устроил себе сегодня. От волнения даже руки подрагивают, выдавая мою нервозность. Сзади меня спокойно вышагивает мой приятель, похоже опять считает, что я, как всегда, преувеличиваю. Пройдя во внутрь, я знаком руки приказал подождать снаружи. Нечего ломиться вдвоем, тем более в непроглядную тьму жутко немого дома. Включив режим ночного виденья, я стал аккуратно ступать по трухлявым ступенькам из гниющих досок, спускаясь на этаж ниже. Обшарпанные стены, изломанная мебель все в пыли, в прочем ничего удивительного. Правда есть одна, несвойственная таким местам, деталь — спальный мешок. Тут кто-то был или даже находится до сих пор. Я подошел ближе, осматривая место ночлега: пустые бутылки из-под воды, какие-то даже наполнены. Еще, что довольно странно, кипы различных бумаг, книг, будто владелец спальника что-то выискивал среди груды летописей. Необычное поведение для простого выжившего, возможно тут действительно когда-то было логово ловца. Только они способны искать что-то, в казалось-бы, затертых письменах, иные не раздумывая пустили бы их в топку. — Но жидкость в емкостях выглядит свежей, от силы пару дней. — заметил я, взяв одну в руки. — И как такое возможно? Бегунов не видели уже больше года, тем более в зеленой зоне. Холод пробежался по коже, на языке за горчил страх, застряв комом в горле. Жуткое местечко, словно берлога сумасшедшего. Столько информации, взяв один исписанный листок из общей кучи, я попытался разобрать выцветшие чернила. В неверии я замер, понял только, что это записи ученого о вакцине Б-12, остальная часть смазана. О каком еще препарате идет речь… Думаю уже можно звать Сэма, внутри нет признаков жизни, а снаружи довольно холодно, как никак стемнело. А когда солнце заходит, становится гораздо прохладнее чем днем. Поднимаясь наверх, меня напряг странный шум, будто кто-то щелкает переключателем туда-сюда. Два варианта, либо у товарища завис фонарик, либо… погодите. У него его не было, ведь я так и не вернул устройство Сэму. — Что это за херня… Боже. — я заглянул в приоткрытый проем, и передо мной предстала выбивающая дух картина. — Твою мать… Сэм, нет. Из моего горла вырвались лишь хрипы, я заставил себя замолчать, накрыв рот ладонью. Нечто, что я никогда не встречал, буквально всасывает мозги моего уже бывшего приятеля через трубочку, словно коктейль. Маленькая голова существа дергается на длинных, похожих на стальные шпаги, лапах. Монстр отдаленно напоминает человека, хотя возможно мне и кажется, как вообще можно мутировать в это? Отступив обратно в проем, я случайно наступил на скрипучую половицу. Блять, как же не вовремя… Жуткая хрень взвыла, откидывая труп на пол, да так, что тот отскочил на несколько метров. Существо кажется хилым, но видно мое первое впечатление ошибочно. У меня появились серьезные проблемы, и чувствую шансы на лучший исход чертовски малы. Прикидывая в уме что делать, я наблюдал, как тварь понеслась на меня, пуская из пасти кровавые слюни. Выхватив оружие из-за пояса, я с размаха ударил монстра в челюсть, лишая того равновесия. Но, решив добить, не смог. Острая словно бритва клешня пронеслась в сантиметре от моей руки, выбивая металлическую трубу. Взмахнув лысым черепом, каракатица раскрыла рот, обнажая ряд неестественно удлиненных белых трубок, расположенных в деснах вместо зубов. Издав странный звук, напоминающий стрекот кузнечиков, откуда-то стала доносится легкая мелодия. Чарующие ритмы музыкальных инструментов заглушают хрипы существа. Так странно, в наше время услышать живую игру редкость, какое же удивительное место мы нашли. Перед глазами как будто пелена, застилающая мой взгляд, создавая миражи. Улицы, смех детей — все так реально. Размытые силуэты влекут за собой, даря покой и уверенность. Думаю, ничего плохого не будет, если я решу им довериться. Сделав неуверенный шаг вперед, я возвел ладони к солнечному свету, стремясь ощутить спокойствие и наконец заснуть. Выстрел. — Что… — в шоке оторопел я, наблюдая, как монстр грузным мешком валиться к земле. Простреленная насквозь голова разлетелась ошметками по моему лицу, размазывая гнилую кровь по моим щекам. Смазав сгустки непонятной субстанции, я нервно встрянул плечами и выдохнул, пытаясь привести чувства в норму. Не пойму, что со мной произошло, шел на верную смерть. Никогда не привыкну к такому… Внезапно меня резко схватили за плечи, настойчиво встряхивая. Я настолько погрузился в себя, что даже не обратил внимание на пиликанье встроенного датчика. Тело сковало в тески, я не мог пошевелить ни мускулом. — Эй, ты слышишь меня? — донеслось до меня сквозь звон в ушах. Вскинув голову, я взглянул на ночного гостя. Черные, как уголь глаза прожигали во мне дыру, с беспокойством осматривая лицо. Мужчина, явно старше меня, настойчиво пытался достучатся до моего заторможенного сознания. — Удильщик тебя не задел? — Кто… эта тварь? — хрипло проскрипел я, настороженно пихая труп существа ботинком. Полуразложившееся мясо отошло от костей, образуя черную лужицу. Мои действия резко прервал незнакомец, оттесняя за плечи подальше от кровавого месива. — Его кровь при отслоении образует кислотные ловушки. Не подходи близко, а то останешься без ног. — отпрянув, мы оглядели друг друга. И тут на исписанном шрамами лице мужчины показалось удивление. Тот в неверии вытянул подрагивающую кисть вперед, прикасаясь к моим очкам. Откуда во взгляде незнакомца столько щемящей нежности, тревоги и… радости? — Тэ? Боже… это правда ты? Что? Почему он меня знает, я не имею знакомых, кроме… Сэма. Проигнорировав вопрос, я присел на корточки перед другом. Пустые глазницы, слепо уставившиеся в темную мглу ночи. Молча закрыв веки некогда наполненного жизненной энергией товарища мне стало действительно горько на душе. Этот здоровяк не заслужил такой нелепой кончины, он должен был сражаться хотя бы с целой группой ходячих, прикрывая отступление союзников. Реальность не всегда складывается так, как мы хотим. Я даже захоронить его не смогу, он весь пропитался этой жутко вонючей гнилью… Меня резко развернули, обхватывая ладонями мое лицо. Отпихнув нежелательное касание, я рассержено стрельнул глазами на, уже начавшего бесить, мужчину, возмутился: — Слушай, я тебе благодарен, шкуру мне спас, все дела… Но толком у меня ничего нет, оплатить за помощь не могу. Поэтому… — я замялся под конец, отразившееся недоумение в глазах собеседника выбило меня из колеи. — Что-то не так? Чего уставился… — Ты совсем меня не помнишь… Черт! — отчаянно воскликнул мужчина, взъерошив пепельные волосы. А что я, собственно, должен припомнить? Выдохнув, тот встряхнул плечи и натянув улыбку, уверенно произнес. — Ладно, начнем с начала. Меня зовут Чон Чонгук, для друзей просто Чон, и я буду твоим проводником в Ад. Приятно познакомится.
Права на все произведения, опубликованные на сайте, принадлежат авторам произведений. Администрация не несет ответственности за содержание работ. | Защита от спама reCAPTCHA Конфиденциальность - Условия использования