ID работы: 12221689

Ведьма

Гет
G
Завершён
109
Пэйринг и персонажи:
Размер:
5 страниц, 1 часть
Описание:
Примечания:
Публикация на других ресурсах:
Уточнять у автора / переводчика
Поделиться:
Награды от читателей:
109 Нравится 7 Отзывы 20 В сборник Скачать

Часть 1

Настройки текста
— я же говорил, что он просто остолоп! — мальчик возмущённо вскрикивает, недовольно хлопая себя по колену, чем даже немного пугает сидящего рядом парня. — нет, ну ты посмотри, посмотри на это! вот будь я на их месте, я бы туда точно не полез. — будь ты на его месте, — хантер устраивается поудобнее, подкладывая подушку под спину, — ты бы полез туда сразу же. ещё и всех нас обязательно потащил. гас наигранно обиженно прикладывает руку к груди с видом " да как ты вообще посмел так обо мне подумать!", корчит раздосадованную гримасу и несильно бьёт кулаком по предплечью друга, вызывая у того глупую улыбку. — да за кого ты меня вообще держишь? — на ответ старшего, что тот держит его за самого умного, но в то же время самого любопытного и неусидчивого в их компании, иллюзионист замахивается ещё раз, но получает подушкой по лицу раньше, чем успевает сделать что-то ещё. хантер также наигранно смеётся, подобно тем злодеям из старых мультфильмов, которые на прошлых выходных с восторгом показывала луз, и прежде, чем гас успевает оклематься от такого наглого нападения, перепрыгивает через спинку дивана, едва не сбивая собой ви. — вам бы делом заняться, — в ответ на слегка испуганное "извини" та, подобно камиле, качает головой (вот уж правда: с кем поведёшься, от того и наберёшься). — скоро луз с эмити с магазина придут, и мы будем готовить ужин. — у нас будет сегодня гаспачо? — гас, как чёртик из табакерки, почти выпрыгивает на подругу, с радостью смотрит на неё, ожидая положительного ответа. — ну, если вы поможете, то и не только его приготовить к приходу камилы успеем, — ви улыбается, вопросительно смотря на ребят. у гаса разве что звёздочки в глазах не зажигаются от радости, и он переводит довольный взгляд на парня, явно желая предложить тому согласиться. хантер немного недовольно вздыхает, борясь с ответным желанием отказаться. готовка даётся ему тяжело, особенно когда на кухне столько людей, работающих слаженно, словно один механизм, в то время как он сам будто пятое колесо в телеге, неуверенно стоит, разве что иногда помешивает содержимое сковороды и кастрюль, чтобы ничего не сгорело-слиплось-убежало и так далее. но мальчик смотрит на него этими искренними глазами и большой улыбкой, и хантеру остаётся лишь подивиться тому, как сильно бывший золотой страж умудрился размякнуть в окружении обычных подростков, что готов порой почти что угодно сделать ради гаса и уиллоу, лишь бы те рады были. и он уже собирается согласиться, когда в комнату влетает уже вышеупомянутая ведьма. — я нашла прекрасную поляну, где много-много разных цветов, пожалуйста, давайте сорвём их и сделаем букеты, — уиллоу восторженно смотрит на удивлённых друзей, и те только сейчас замечают небольшой букет ромашек вперемешку с нежно-фиолетовыми фиалками в её руках, перевязанный нетолстой бечёвкой и голубоватый цветок льна, осторожно выглядывающий из-за правого уха. хантер за всё то время, что находится на земле, успел прочитать уже довольно много самых разных книг, особенное внимание уделив колдовству и ведьмам, с ним напрямую связанным. он помнит, как сильно его удивили высказывания о том, что те зачастую прибегали к своим силам, чтобы околдовать и влюбить в себя невинных, ничего не подозревающих юношей, вскружить им голову и заставить делать, что им самим нужно. и это действительно звучало так странно и глупо, ведь за все те годы, что парень провёл на кипящих островах, он ни разу не слышал о подобных случаях использования колдовства таким способом, да и в тех фолиантах о дикой магии тоже такого не описывалось. но то ли он плохо искал, то ли его организм в силу необычной природы происхождения был более подвержен влиянию чужого волшебства, вот только сердце никак не могло перестать так быстро биться, стоило только юной ведьме взглянуть на него. уиллоу — ведьма в полном понимании этого слова, и самое страшное, что даже нельзя сказать: хорошо это или плохо. остаётся только лишь чувствовать, как уши предательски каждый раз краснеют, и потеют от волнения ладони. гас хитро ухмыляется, видя реакцию друга, переглядывается с ви снисходительным взглядом и с грустным видом заявляет, что уже согласился помочь той с готовкой. василиск, закрыв глаза, серьёзно кивает, говоря, как ей ужасно жаль, что она тоже совершенно никак не может помочь подруге со столь невероятно важным делом. — хантер тебе поможет, — выпаливают они одновременно, уверенно показывая указательным пальцем на совсем растерявшегося от подобного заявления парня. но отказывать уиллоу в разы сложнее, чем гасу, так что приходится соглашаться, едва кивнув и заранее отведя взгляд в сторону. хантер знает, что в чужие глаза смотреть ни в коем случае нельзя, в них посмотришь лишь раз и никогда уже отвернуться не сможешь, так и застынешь навек с влюблённым выражением лица, а это уж слишком неловкий и позорный конец для золотого стража, даже по его нынешним меркам. уиллоу, едва краснея, от радости чуть ли на шею тому не вешается, бежит поскорее на кухню, по пути спрашивая у следующей за ней ви, где стояла та очень красивая ваза, в которой можно оставить собранные цветы. — удачи тебе, друг, — гас с умным видом подходит к недовольному хантеру, похлопывает его по плечу, будто это он здесь самый старший и мудрый в доме, и явно довольный своей работой следует за девочками, оставляя жутко смущённого друга наедине. тот медленно подходит к висящему у вешалки зеркалу, обеспокоенно смотрит на своё отражение и вздыхает тяжело. особо красивым его не назовёшь, так ещё и ведёт себя глупо. позор какой-то. уиллоу выходит с кухни почему-то тоже довольно смущённая, игнорируя вопросительный взгляд напарника и, быстро собравшись, осторожно выходит на улицу, после чего велит хантеру следовать за ней. сама она в шляпке и коса её слегка потрёпана, что даёт идеальную маскировку для явно нечеловеческих ушей, а вот хантеру, обычно ходившему везде в лёгкой шапке или с капюшоном в такую жару головные приборы помочь не смогут, поэтому и приходится идти, внимательно оглядываясь и подмечая, нет ли поблизости людей. один поворот, другой, третий, какой-то непонятный переулок, спрятанный за чьим-то зелëным забором. когда только уиллоу успела так хорошо изучить местность? они идут, разговаривая о вчерашнем фильме, со смехом вспоминая, как у луз успешно получилось напугать расслабленных парней, и как им потом всем попало от камилы за то, что так поздно сидят за телевизором. проходит где-то, может быть, от силы минут пятнадцать, и у хантера резко дух перехватывает от увиденного. ярко голубое небо, на горизонте уже заметно побледневшее, так как солнце скоро уже должно закатиться, простилается над головой, по нему лениво плывут мелкие облачка, будто крошки от одного огромного пирога, а под всем этим великолепием раскинулось большое пёстрое поле. хантеру кажется, что кто-то просто случайно разлил краски, и уиллоу тихо смеётся на его слова, с таким же восторгом смотря на эту картину. — идём, нам предстоит ещё много работы. но хантер стоит, боясь ступить на эту священную землю, которая выглядит будто вырванный рисунок из книжки со сказками. он чувствует так много запахов, нежно переплетающихся между собой, слышит так много звуков, самых разных, но в основном всё же стрекочущих, и не может поверить в реальность этого места. будучи на посту правой руки императора у него и выходных почти что не было, чтобы как сейчас с интересом изучать местность или хотя бы любоваться тем, что удаётся заметить краем глаза во время очередной миссии. на глазах копятся слёзы, и парень, отвернувшись, быстро вытирает их рукой, шмыгает и под обеспокоенный взгляд сбоку всё же шагает. и снова теряется, растерянно разглядывает всё, что только есть под руками, понятия не имея, что теперь делать. он неловко поворачивается к уиллоу, слегка расстроенно поджав губы, вызывая у той умиление и прилив нежности. она хихикает своим мыслям и подходит ближе, показывая на те цветы, которые знает, попутно рассказывая про них всё, что ей известно. — ... а вот это василёк, — она показывает на насыщенно синий цветок с жёстким стеблем, попутно занимаясь своим делом. — разве не было бы проще, наколдуй ты их сама? — хантер внимательно разглядывает яркие, торчащие в разные стороны цветы в своих руках, пытаясь понять, хорошо ли они будут смотреться друг с другом. — глупый ты, — лицо ведьмы со спины не видно, но он уверен, что она точно улыбнулась и в своей манере изящно закатила глаза. — это же совершенно не интересно! к тому же, нужно беречь магию, чтобы она не иссякла полностью. и уж если вызвался помочь, так не критикуй хотя бы мои методы, — она наконец оборачивается, усмехаясь недоумённому взгляду партнёра, который тут же расслабляется и хмыкает, принимает нужную позу, прикладывая руку к сердцу, будто отдавая честь. — есть, капитан! уиллоу смеётся, солнечные зайчики озорливо отскакивают от её очков, разбегаются по полянке и в норки прячутся, в девичьих руках букет цветов в несколько раз больше её самой, и хантер думает, что это самая очаровательная картина, что он когда-либо видел в своей жизни. — вот, надень, а то совсем голову припечёт, — девушка подходит и слегка криво одевает свою шляпку на опешившего парня, приподнимается на носочки, чтобы её подправить и ловко засовывает ему за ухо малинового цвета маргаритку. хантер подмечает, как та снова покрывается румянцем, и чувствует, как сердце сжимается до размера горошинки. — по-моему, я выгляжу нелепо, — он поправляет шляпу, с интересом доставая и разглядывая маргаритку. — а по-моему, довольно мило. — а по-моему, ты надо мной издеваешься, — уиллоу снова усмехается и головой качает, будто всем своим видом спрашивая "да за кого ты меня принимаешь?". они с гасом лучшие друзья, и это, на самом деле, видно. солнце садится за горизонт, окрашивая местность в тёплый оранжевый, когда они наконец заканчивают и приходят к старому дому, где раньше располагался портал. нет, конечно, давно можно было вернуться домой, к тому же, ужин, вероятнее всего, уже приготовили, и камила вернуться с работы сегодня должна была пораньше, но уиллоу так хотела ещё погулять, перекладывая стебельки из рук в руки и слегка недовольно отмечая, что теперь вся футболка в пыльце, а по руке только что прополз какой-то жук. а кто хантер такой, чтобы отказываться? вот и сидят теперь на пыльном крыльце. он довольно жмурится на солнце, она — возится с тем, что любит больше всего на свете. — хочешь, научу тебя плести венки? — ведьма явно не хочет уходить пораньше, и это так радует, заставляя что-то внутри с упоением волноваться от нахлынувших чувств. что ж, венки, значит венки. — подожди, ты опять не туда просовываешь стебель. — уиллоу качает головой, с лаской и смирением перед таким неловким учеником улыбается, забирая у того незаконченный венок, — смотри, как надо. и хантер смотрит. не совсем на венок, правда. скорее на переливающиеся светом чужие локоны, небрежно заплетëнные в уже порядком длинную косу. они выглядят такими тëплыми и просто до жути мягкими, и хантер еле сдерживается чтобы не коснуться их губами, упасть головой прямо на чужую макушку и.. и сбежать отсюда поскорее, чтобы никто не узнал об этом позоре, а сама девушка, которая даже не поняла, что произошло, тут же забыла об его существовании. наоборот, всë также плела бы свои пушистые, яркие венки, будто лесная нимфа из тех книг с древнегреческими мифами. самая прекраснейшая из возможных. — эй, хантер, ты опять заснул с открытыми глазами? в голосе слышны и беспокойство, и лëгкая обида одновременно, и хантер от этой резкой смены интонации тут же приходит в себя, быстро осознавая, что уже, наверное, минуты три точно просто пялится на чужие волосы. — нет, я в порядке. я.. я просто задумался о чëм-то. прости. девушка смотрит слегка недовольно, вздыхает и начинает объяснять заново, на этот раз следя за тем, чтобы парень внимательно внимал всем еë наставлениям. её собственный венок уже почти готов. хантеру нравится то, насколько красочный тот вышел: ярко фиолетовый багульник, ромашки, где-то тут, где-то там васильки для контраста, махонькие красные маргаритки, будто пуговки строго там, где нужно, и, кажется, мятлик для объёма по всему периметру. будто... — подожди, ты ведь делаешь венок в цвета всех нас? — парень возбуждённо вскрикивает от неожиданной догадки, перечисляя какое растение кого обозначает, на что получает утвердительный кивок. — просто знаешь... они все такие разные, но посмотри! — девушка восхищённо разглядывает свою работу. — посмотри, как интересно это смотрится вместе, как они здорово оттеняют друг друга, но при этом выделяются на фоне остальных, — ласково вздыхает, поглаживая лепестки, — прямо как мы. он согласно кивает, зачарованно разглядывая то, что сделала уиллоу, даже не в силах что-то ответить. всё внутри него так бурлит от эмоций, накопившихся за день, и он так благодарен миру за то, что он существует в одно время с ней. в сердце смешиваются вместе и радость, и ликование, и нежность, и любовь, и такая сильная признательность, заставляющая чувствовать себя таким живым, самым живым и счастливым в мире, что хочется смеяться. уиллоу ведьма, но он совершенно не против этого.
Отношение автора к критике
Приветствую критику только в мягкой форме, вы можете указывать на недостатки, но повежливее.
Права на все произведения, опубликованные на сайте, принадлежат авторам произведений. Администрация не несет ответственности за содержание работ.