ID работы: 12223569

Позволишь?

Слэш
PG-13
Завершён
65
автор
Пэйринг и персонажи:
Размер:
4 страницы, 1 часть
Описание:
Посвящение:
Публикация на других ресурсах:
Уточнять у автора / переводчика
Поделиться:
Награды от читателей:
65 Нравится 11 Отзывы 12 В сборник Скачать

.

Настройки текста
Чуть подрагивающая рука подписывает лист и пихает его в ладони проходящему мимо однокласснику. Лоб встречается с прохладным деревом парты, но от смены положения боль только усиливается. - Нахуя давать тест в первый урок после каникул, - безутешно стонет Чан в исчерканную ручками поверхность. Чан проспал, стоически высидел проверочную по физике, борясь с приступами тошноты, и даже для вида почеркал что-то про векторы и косинусы, на чем и закончился его скромный запас энергии. На часах полдевятого, а Чан уже заебался. - Это она нам мстит за то, что мы на ее последние уроки хуй забили, - Чанбин выглядит ничуть не лучше, сонно моргает одним глазом и растирает половину лица широкой ладонью. – Пизда старая. Промерзший класс пустеет, и по коридору рассыпаются горстки заспанных школьников. На стул спереди плюхается Джисон, разворачивается лицом к друзьям и ставит на парту открытый энергетик. - Монстра будете? Я не завтракал, захватил по пути в пятерке. Чан не реагирует, а Чанбин озадаченно сопит. - У тебя ж с четверга еще оливье осталось, мы два тазика захуярили и на балконе их забыли нетронутыми, - бубнит он, удерживая тяжелую голову на согнутых запястьях. - Так вспомнили-то вчера только. Я его выкинул, а то оно бы у меня балкон отвоевало к следующей неделе. - Да нихера оно не испортилось, его есть и есть еще, на холоде же стояло, - расстроенно цыкает Бин. С загробным стоном шевелится Чан и тихо умоляет: - Ради всего, блять, святого, хватит про оливье, оно щас из меня обратно полезет. Джисон плавным движением подтягивает к себе энергетик, шумно хлебает и встает. - Пошли, растрясешь, у нас в этом кабинете ща вторая физика будет. Чан притворно прикрывает рукой рот и надувает щеки. --- - Мы поэтому и уехали пораньше с ней, - ухмыляется Джисон, гордо почесывая красное пятно на шее. Чанбин косится на это движение и поднимает брови. - Ну конечно, я видел, как ты эротично пизданулся об вешалку в прихожей этим местом, пока в одном ботинке скакал. Чан прислоняется бедром к горячей батарее и посмеивается. - Сложно было не увидеть такое зрелище, - соглашается он. Хан выпячивает нижнюю губу и хмурится, поддевая ногтем старую отслаивающуюся краску со стены. - Идите вы. Чан потягивается, с удовольствием отмечая, что чувствует себя гораздо лучше, и складывает руки на груди, чтобы согреться: дряхлое здание школы дышало через оконные рамы морозным сквозняком. - Я тогда, кстати, сразу после тебя уехал к Соми, один Чанбин до конца досидел, да? - Да мы с Енджуном у него в комнате торчали и в плойку рубились остаток ночи. Отключились в начале третьего, я с утра даже домой переодеться успел забежать, - пожимает плечами Чанбин, примирительно толкая бедром Джисона. Тот согласно кивает и собирается что-то спросить, но его взгляд застывает в точке за спиной Чана, и в ту же секунду незнакомое тепло прижимается к спине. Парень вздрагивает и успевает увидеть тонкие аккуратные руки, обвившиеся вокруг торса кольцом, прежде чем отшатнуться прочь. Это что сейчас было такое? - Ты чего..? – спрашивает он у незнакомого пацана на несколько классов младше, который все еще стоит слишком близко, нелепо растопырив конечности. – Перепутал меня с кем? Мелкий приходит в себя, на мгновение смотрит пронзительно и смывается, тут же смешиваясь с потоком школьников, расходящихся перед звонком по кабинетам. - Ты его знаешь? – подает голос Чанбин. Чан, наконец отвернувшись от места, где черная макушка нырнула в море таких же, отрицательно качает головой. Может, тот пацан просто обознался. --- Не обознался. Парой дней позже, стоя у пробковой доски с миллионом расписаний, Чан безуспешно пытается найти родной 11 «Б» и переминается с ноги на ногу, когда чувствует чей-то цепкий взгляд. Покрутив головой, он натыкается на уже знакомую фигурку: стрижка-горшок, глаза-щелочки и ноги-палочки. Мальчик стоит поодаль, стискивающий лямки портфеля, молчаливый и будто бы ожидающий. И смотрит с просьбой во взгляде. Чану, может, и интересно, что за просьба, но у него – вот, нашел, - сейчас геометрия на третьем этаже, а до звонка минута. Плотоядная математичка не ждет, в отличие от всяких… мальчиков. --- - Поздравляю, джентльмены, мы дожили до пятницы, - расшаркивается Джисон, когда троица плетется с первого урока. - Ебать достижение, нахуй. Пережить бы ее еще, - отзывается Чанбин угрюмо. - Ненавижу блядскую химию. - Не ссы, мне Соми ответы скинула, они щас ее писали, - обнадеживающе улыбается Чан. - Всем бы такую девушку, как Соми, - изрекает Хан. – Хотя с твоими знакомствами даже странно, что ответы скинула только она. - Всем бы связи, как у Чана, - поддерживает Чанбин, но вдруг меняется в лице и хрюкает от сдержанного смешка. – Хотя насчет этого… Чан уже знает, что увидит, когда обернется. Поэтому он жмурится и представляет, как исчезает из школьного коридора, растворяется в воздухе, что угодно, только не… Уже знакомые тонкие руки крепко смыкаются на талии, тощее тело прижимается к пояснице и через секунду пропадает – обернувшись, Чан успевает только углядеть темный портфель и черную макушку. - И че ты ему пропиздонов не вставишь, не отстанет же, - тянет Чанбин. Чан тяжело вздыхает и отворачивается. - Да он мелкий, какие пропиздоны. Класс седьмой, не больше. - Ну поговори тогда с ним нормально, - предлагает Джисон, шмыгая носом. - Он от меня ныкается по всем углам и появляется только когда пялится или... вот это вот, - Чан морщится. – Хуй с ним, сам отвяжется. Пошли шпоры в толкане накатаем. --- Как выяснилось неделей позже, мелкого звали Ян Чонин, он полгода как перевелся в седьмой «И», и уж точно не собирался отвязываться. Все это радостно вывалил за обедом Джисон, развалившись на хлипкой табуретке и закусывая украденный с раздачи морс бесплатным хлебом. Столовка гудит от хора голосов, скрежета двигающихся стульев и скрипа приборов по тарелкам. Учащиеся разбросались кучками по небольшому помещению и неизменно столпились на входе. Где-то здесь затаился один Ян Чонин и протыкает Чана взглядами-вилками. --- «Пользователь Ян Чонин хочет добавить Вас в друзья» Чан закрывает вкладку вконтакта, моргает, открывает снова. Пользователь Ян Чонин все еще отчаянно хочет добавить Вас в друзья. Чан прочищает горло, осторожно жмет на крестик в углу и мысленно крестится. Теперь самое время сделать вид, что не заметил заявку. --- Не заметить Ян Чонина оказывается очень легко, поэтому чуть окрепшие руки спонтанно смыкаются на торсе снова, и снова, и снова. В коридоре, у доски расписаний, в толкучке столовой – по прикосновению сразу стало понятно, что это он, – Ян Чонин находил его везде и всегда, пронзал взглядом острых глаз и исчезал. - А Соми знает про мелкого? – Чанбин курит, зябко кутаясь в школьный пиджак. Задний двор защищен от ветра, но грязный мартовский снег еще липнет к каменной земле и пристает к сменке, которую потом придется долго топтать об лестницу у пожарной двери. Чан не торопится с ответом, стреляет сигарету – скорее, чтобы руки занять, зажигалку не просит, - и отвечает: - Я предупредил ее, что за мной таскается какой-то шкет, просто чтобы не выглядело странно, - он ловит красноречивый чанбинов взгляд и добавляет. – ну, хотя бы не настолько странно. Она посмеялась, сказала, что постарается меня не ревновать к семиклашке. - Хорошая она у тебя, - заключает Чанбин и весомо кивает. Чан кивает в ответ. Джисона сегодня нет, поэтому они вдвоем еще недолго месят ногами бело-коричневую жижу, растоптанную такими же старшеклассниками, и решают возвращаться. - Думаешь, достаточно времени прошло? Он не дождался нас и свалил с лестницы? – спрашивает Чан скорее самого себя. - Хуй его знает, - пожимает плечами Чанбин и дергает тяжелую дверь на себя. --- С Соми они расстаются к апрелю. У нее подготовка к экзаменам, мечты о столице и строгие родители, а у Чана – Джисон с Чанбином, сигареты между кирпичей школьной стены и исписанные куплетами тетради. И Ян Чонин. Вместе со страницей Соми из друзей удаляются еще несколько, Чан не обижен совсем, просто списки чистит, - и в какой-то момент натыкается на знакомое лицо на аватарке. Щелкает мышью. Оказывается, у Ян Чонина брекеты. Оказывается, Ян Чонин улыбается ярче апреля. Чан не улыбается только потому, что в статусе замечает «жду, пока напишешь». Ян Чонин все еще улыбается ему, даже когда Чан в спешке закрывает все вкладки и захлопывает ноутбук. --- Чан поправляет скользкую ленту через плечо, поправляет уложенные кудри, поправляет за плечо Джисона, чтобы не болтался, и намертво приклеивается глазами к силуэту мамы в первом ряду толпы. Она улыбается ему, снимает на телефон, и Чан торжественно улыбается тоже. Директор долго читает речь в плюющийся звуками микрофон, шарики под потолком, связанные по два, шуршат от сквозняка в спортивном зале, где-то сбоку сдавленно матерится Чанбин, которому наступили на ногу. Им вручают цветы, торжественно истязают пением физички – Джисон встречается взглядом с Чаном и слегка надувает щеки – и отпускают на растерзание плачуще-ликующей толпы из родителей и младшеньких. Чана отовсюду поздравляют, хлопают по плечам, вручают один за другим букеты, и они едва не вываливаются у него из рук сплошным пестрым мусором, когда он все же встречается взглядом с. Ян Чонин держит в руках всего один цветок с хрупким стеблем и робкими белыми лепестками. Подходит на расстояние одного «привет» и заглушает молчанием гудящий рой вокруг. В узких глазах-щелочках теплится майский дождь, и мальчик боязливо-медленно раскрывает руки в приглашающем жесте. Чан смотрит на хрупкие ноги и робкие руки и почему-то пугается. Мальчик смотрит на него мгновение, после чего Чан стреляет в него взглядом и ныряет в толпу. --- - Два с половиной процента молоко возьми, оно со скидкой сейчас в пятерочке! - кричит с кухни мама. - Ладно! – орет в ответ Чан, запихиваясь в высокие ботинки. Хлопок ладонями по карманам – ключи взял – и хлопает входная дверь, выпуская мужчину на лестничную клетку. Чанбин еще на работе, Джисон закрывает промежуточные – Чан предоставлен самому себе. У него дипломная, работа на полставки и съемная квартира где-то поближе к столице, есть от чего отдохнуть меж родных хрущевок. За шиворот с козырька падает крупная ледяная капля, и Чан вздрагивает, подтягивая плечи к ушам. Шаркая по прилипшим к асфальту коричневым листьям, он прокручивает в голове мамин список и ощущает себя школьником. А потом чувствует на себе взгляд. На расстоянии одного «здравствуйте» стоит высокий юноша в черном пальто, сжимая в крепкой ладони руку девушки. Дождливый, туманный, сверкающий льдинками острых глаз, Ян Чонин. Чан сглатывает давнее соленое сожаление, глубоко вдыхает свежую надежду и делает шаг навстречу.
Примечания:
Отношение автора к критике
Приветствую критику в любой форме, укажите все недостатки моих работ.
Права на все произведения, опубликованные на сайте, принадлежат авторам произведений. Администрация не несет ответственности за содержание работ.