ID работы: 12223656

Всё-таки ты чертовски красив...

Смешанная
NC-21
Завершён
19
Размер:
8 страниц, 1 часть
Описание:
Посвящение:
Примечания:
Публикация на других ресурсах:
Уточнять у автора / переводчика
Поделиться:
Награды от читателей:
19 Нравится 66 Отзывы 3 В сборник Скачать

Это месть.

Настройки текста
Примечания:
Виталик сидел на кровати, склонив голову от усталости. Он вымотался даже не от очередного концерта, а от неприятных событий, которые, как заезженная пластинка, крутятся уже который месяц. Ещё в далёком 2012 году мужчина думал, что создать группу со своим одноклассником Иваном будет замечательная идея. Бурная слава, концерты, где фанаты распевают их песни и конечно же искренне любят его и многое другое, связанное с популярностью — вот та самая мечта Виталика ещё с тех времён. Но он ошибался. Всё то, чего он так хотел, перешло в руки Ивану, который умело пользовался своей ошеломлённой популярностью. Его стали любить все, даже те, кто не слушают их творчество. И главное то, что Иван наслаждался этим так, что сам готов был делать что угодно, ради публики. Это выбешивало Виталика. Да, он сам тоже хотел популярности, но он считал, что его должны любить не как смазливого мальчика с обложки, а таким, какой он есть. Но публика любила однотипных парней, с чёлкой со лба и до ног, опущенным, недовольным взглядом и всяких подобных «дед-инсайдов». Виталик старался делать буквально всё, чтобы его стали любить: он проводил кучу времени за написанием песен, музыки, на концертах он также выкладывался по полной, общался с фанатами. Но на него всё так же не обращали внимания. Никакого. Лишь парочка комментаторов под видео писали что то наподобии: " Виталик постарел», «верните деду синтезатор» и другие обидные высказывания по поводу его внешности. Это была одна из причин, почему мужчина чувствовал себя как мальчик на побегушках. Вторая — Филиппа. Нынешняя девушка Ивана. Виталик ещё с 2014 года испытывал лёгкую симпатию к другу, а его девушка лишь сильнее вызывала у него любовь вперемешку с ревностью. Он любил в Иване почти всё — от его внешности (пускай такого рода неформальность и частая смена имиджа порой выглядела смехотворно) и до его предпочтений. Пусть ему не особо нравилось то, что Ваня подражает публике, но он всё равно его искренне любил. Виталик бы смирился с тем, что у Ивана есть своя личная жизнь, и более менее угомонил свои чувства, если бы тот не стал так наплевательски относиться к Виталию. Иван всё время проводил лишь со своей девушкой, а на приглашения Виталика прогуляться, отмахивался тем, что он сегодня хочет провести время с Филиппой. За то свободное время мужчине конечно удавалось больше посвящать себя музыке, но вскоре его это изрядно достало. Иван уже не казался ему таким прекрасным, красивым, умным и благосклонным — сейчас он напоминал ему просто подкаблучника, который готов повиноваться каждому слову своей возлюбленной. И сейчас, он сидит, вновь задумавшись над происходящим. В его голову лезут навязчивые мысли, такие как «А вдруг Филиппа обсуждает его с Иваном в плохом свете?», «А вдруг Иван думает, как же прекратить с ним общение, но не может этого сделать из-за совместного творчества?», «может, стоит самому уйти из группы?». Виталик встал. Нет, он не собирается опускаться до того, чтобы просто уйти от своего возлюбленного. Это будет выглядеть глупо, и Виталий будет считать, что он ушёл с позором. Ему хочется закончить это, но не просто побегом. А что если убить тех, кто так испортил ему жизнь? Поначалу это казалось мужчине совершенно чудно́й и непонятной идеей. Как он это собирается делать? Но воспоминания о парочке нахлынули вновь, обжигая сердце Виталика. Пожалуй, ему просто стоит подумать над этим. *** На следующий день Виталик сидел за столом, держа в руке телефон. Мужчина улыбался, печатая своему другу: «Доброе утро. Может сегодня у нас будет разгрузочный день после всех концертов? Приходи ко мне вечерком с Филиппой, посидим, поговорим. " Мужчина отложил телефон, обдумывая то, на что он уже решился. Иван сидел на кровати, сонно протирая глаза. На его шее висела Филиппа, которая то и дело целовала парня, заставляя его улыбаться. Иван взял телефон, открыв мессенджер. Прочитав сообщение Виталия, он повернулся к Филиппе. — тут Виталик приглашает нас к себе, пойдём? — нуу. — протянула та. — можем сходить. Всё равно делать нечего. Ваня пожал плечами и ответил другу. «Хорошо. Подойдём к 5.» Виталик хмыкнул, увидев ответ на его сообщение. Наконец он сможет отомстить им, а не сидеть в углу, как серая мышь и следить за тем, как им хорошо и без него. Наконец он сможет сделать то, что было необходимо ему для спокойствия души. Уже 5 часов. Виталик сидел как на иголках. Безусловно его охватывало волнение за свой поступок. Но он понимал, что первый шаг будет самым сложным, а дальше всё пойдёт как по маслу. В дверь позвонили. Виталий подошёл к ней, открыв её. На пороге стоял как обычно хмурый Иван и бодрая Филиппа. Девушка легонько улыбнулась, приобняв Виталика. А блондин либо был недоволен приходом, либо просто решил вести себя так угрюмо и с другом. — привет. Давно с тобой не виделись, — произнесла Филиппа с улыбкой. — да, давно. — тихо промямлил Талызин. Курочкин натянуто улыбнулся, пожав руку другу. — привет, — бросил Иван, начав раздеваться. — вы пока переодевайтесь, я сейчас всё подготовлю, — произнёс Виталик, уйдя на кухню. На кухне мужчина достал из холодильника 3 бутылки колы. После он проник в карман и достал пару пакетиков снотворного. Он открыл их и всыпал в две бутылки. Он только хотел размешать их, как на кухню заглянул Ваня, резко произнеся: — что ты делаешь? Виталий вздрогнул. Опустив взгляд, он с облегчением заметил, что пустые пакетики не видны. — да вот, хочу перелить вам колу в стаканы, — с небольшим волнением произнёс Виталик. — так будет удобнее. — ладно, — сухо ответил Иван. — мне можешь оставить в бутылке. Талызин кивнул, а блондин удалился с кухни. Всё же размешав снотворное, мужчина достал 2 стаканчика — один самый простой, а другой с медвежонком. Сделал он это не ради забавы, чтобы Филиппа посмеялась с его юмора, а для того, чтобы он сам не перепутал стаканы. Закончив с этим делом, Виталик поставил стаканы на стол и достал заранее приготовленные бутерброды и чипсы. — ребят, идите, — громко произнёс Талызин. Спустя пару секунд на кухне появились Иван и Филиппа. Первый был уже более менее доволен. Ваня сел там, где стояла бутылка, а Филиппа хихикнула. — ой, Виталь, а можно мне этот стаканчик с медвежонком, — улыбаясь, говорила та. — уж очень он милый. — да, он и был предназначен для тебя, — ответил Виталик. — спасибо). Это очень мило), — произнесла девушка, сев за стол. Последним сел Виталий. Первые несколько минут было неловкое молчание, пока его всё-таки не прервал Виталий: — как у вас дела? Вы выглядите какими то недовольными. — я не недовольная, я в порядке! — ответила Филиппа. — а Ване просто как то с утра нездоровится. — а, ладно, — сказал Талызин. — может мы сможем поднять ему настроение. Иван хмыкнул, облокотившись на стол. Вскоре вся компания более менее разговорилась. Иван рассказывал о том, как он хорошо проводил время со своей девушкой, а на истории Талызина не обращал внимания. Это выводило Виталика из себя, и он мечтал, чтобы снотворное подействовало быстрее. И вот, спустя минут 30, Иван потёр виски, недовольно вздохнув. — что-то мне не очень хорошо. Я пойду, полежу. — Вань, я с тобой, — произнесла Филиппа, сонно хлопая глазами. — мне тоже не очень хорошо. Виталий кивнул, а парочка удалилась в комнату. Как же Виталик ликовал в душе. Наконец, прямо через несколько минут он начнёт свою месть. Но вскоре радость перемешалась со страхом и волнением. Мужчина взял ложку и открыл упаковку с его любимым карамельным чизкейком. Отломив кусочек, он положил его себе в рот, наслаждаясь вкусом. Всего пара кусочков помогла ему снять волнение и подтолкнула к старту. Виталик кинул ложку в мойку, зайдя в комнату, где уже в обнимку дремали его знакомые. Талызина передёрнуло от «мерзкой» картины, но он всё же отцепил их друг от друга. Первым делом он взял Филиппу на руки и осторожно вышел с ней из квартиры. То, что Виталий жил на первом этаже, очень помогло ему. Быстро спустившись по лестнице, он зашёл в подвал и небрежно кинул тело девушки к стене. — а теперь Ваня, — вздохнул Виталик. — он-то будет тяжелее, чем Филиппа. Виталик поднялся в квартиру и взял того под плечи. Недовольно цокнув, он начал тащить Ваню из квартиры вниз. Осторожно, не спеша и тихо он всё же смог спустить Курочкина к его возлюбленной. *** Иван очнулся. Его голова пульсировала, наверное от того, что тот долго сидел, опустив вниз голову. Глаза не хотели открываться, из-за ещё не спавшего действия снотворного. И лишь громкий голос смог вывести Курочкина из этого состояния. — добрый вечер, — эти слова были произнесены его другом, Виталиком, сидящим напротив самого Курочкина. — как себя чувствуешь? Иван огляделся по сторонам. На вид он находился в гадком грязном помещении, где воняло какими то гнилыми овощами. Рядом с ним на таком же стуле сидела Филиппа — по всей видимости она ещё спала. Её тело было нагнуто вниз, как будто она сейчас упадёт, но её крепко сдерживали верёвки на запястьях и ногах. Только после взгляда на возлюбленную, он обнаружил, что сам находится в примерно таком же положении. Он попытался пошевелить руками, но те лишь отозвались позывом боли. — что? Почему мы здесь? — недоумённо произнёс Ваня. — ого, да неужели ты перестал ходить с такой кислой миной, как ходил обычно? — отозвался Виталий. — или что, страх за собственную задницу и возлюбленную всё же помог разбудить твои эмоции? — что ты несёшь? Развяжи нас, — произнёс Иван, с еле уловимой дрожью в голосе. — я не собираюсь никого развязывать, — с этими словами Виталик встал со стула, и откинув его, вплотную подошёл к другу. — это месть, понимаешь? Месть за то, что как бы я ни старался, меня не оценит ни ты, не публика, даже если я из кожи вон вылезу. За то, что все фанаты всегда восхваляют только тебя, хотя я вкладываю больше труда в наше творчество и вообще держу эту группу. За то, что ты стал чёртовым подкаблучником, вечно служащим лишь своей Филиппе. За то, что ты напрочь забыл о моём существовании наконец, хотя я блять был в тебя влюблён и делал всё, для сохранения того, что из-за тебя рухнуло! Виталик ударил Ивана по щеке, пытаясь отдышаться. Он наконец высказал то, что держал в себе долгие годы. А сейчас его никто не сможет послать, никто не сможет сделать хоть что то, что могло бы остановить мужчину. Курочкин озлобленно посмотрел на Талызина, переваривая все его слова. — это не повод делать то, что ты сейчас делаешь. Мы не виноваты. Эти слова полностью довели Виталика. Он резко выдернул нож из-за спины, воткнув в плечо Ивана. Второй дёрнулся от боли, громко вскрикнув. — ты мне больше ничего не смог ответить?! Вы виноваты, виноваты во всём! Ещё в школе я считал тебя таким прекрасным, умным и красивым, хотя сейчас я совершенно не могу видеть в тебе хоть ум! Да, ты красив, очень красив, но я полюбил тебя не таким. Я полюбил старого Ваню, а сейчас люблю лишь подделку, того самого! Иван тяжело вздохнул. Плечо невыносимо болело, а голова не давала нормально мыслить. Ваня наконец приоткрыл рот, чтобы сказать что то, как резко замолк, увидя, что его друг приблизился к уже не спящей Филиппе. Виталий резко поднял её за подбородок. Девушка зажмурилась от резкого движения и что то промычала, ведь во рту у неё был кляп. — а это, — Виталий тыкнул в щёку девушки. — ещё одна проблема. И я устраню вас обоих. Но сначала я поразвлекаюсь. В эту же секунду Талызин с силой толкнул стул с Филиппой в бок, что тот упал. Девушка издала невнятный звук, еле шевеля замлевшими конечностями. Виталий резко ударил её в живот ногой. Ещё, и ещё. Сначала удары были не особо сильными, а после стали быстрее и больнее. Он бил её по всем частям тела: животу, паху, груди. Но с особой жестокостью он бил её в голову. Девушка начала рыдать, беспомощно крича. Иван зажмурился, не желая смотреть на избиения своей возлюбленной. — прекрати! Прекрати немедленно! Она ни в чём не виновата! — вырвалось у блондина. — делай что угодно со мной, только отпусти её! — блять, заткнись, — грубо произнёс Виталий. — вы оба виноваты, и вы оба поплатитесь за то, что вы сделали! Мужчина остановился, смотря на тело Филиппы. На открытых местах уже виднелись ссадины и синяки, а на плачущем лице девушки была кровь, которая так и хлестала из её носа. Виталий улыбнулся, сев на колени перед ней. — ты всё же такая красивая. Я уверен, что так сделаю тебя куда прекрасней. Он провёл ладонью по крови, уже размазывая её. После он обвёл ею губы Филиппы, а после нанёс на веки. — ну всё, всё, не реви. Скоро всё закончится. С этими словами он ударил её в нос. Послышался хруст, и девушка зарыдала ещё хлеще. Талызин улыбнулся, расстегнув кляп. Курочкина начала отчаянно глотать воздух вместе со слезами. — фу. Мне аж мерзко что то сувать в твою глотку. Но ладно. Придётся. Взяв кляп за шарик, он вогнал его в рот в самое горло, вызывая у Филиппы рвотные позывы. После он сжал две части челюсти и сжал их. Виталий встал. — Вань, ну как тебе моя работа? Как тебе её новая красота? — ты сделал только хуже. Ты испортил её. Перестать, прошу. Я сделаю всё что угодно, — сказал Иван, еле дыша. — ах, так тебе не нравится? — расстроенным тоном произнёс мужчина. — ну ладно. А ведь это был твой шанс спасти её. С этими словами он подошёл к стене и взял топор. — что? Нет! Она всегда красива! Не трогай её! — уже кричал Курочкин, пытаясь вырваться со стула. — менять своё мнение за секунду не хорошо. И строить из себя героя в последние секунды, кстати, тоже, — с этими словами Виталик опустил топор на лицо девушки. Филиппа последний раз вскрикнула, уже не в силах сделать что либо. Виталий ещё несколько раз ударил её топором, а после и по шее. Ещё несколько ударов, и её голова отделилась от тела. Иван смотрел на Филиппу и Виталика. Парень дрожал, дрожал от страха и от того, что он прямо сейчас увидел. Голова его девушки бездвижно лежала, а вместо лица было кровавое месиво. Он никак не мог в это поверить. Глаза Вани наполнились слезами, а в горле застрял противный ком. Виталик подошёл к Ивану, откинув топор. — ну вот. Одна уже устранена. Осталось разобраться лишь с тобой. Иван продолжал дёргаться. Из-за резко приступившей ярости он начал дёргаться ещё сильнее, пытаясь хоть как-то расслабить верёвки. — твою мать. Я ненавижу тебя, Талызин. Кто бы мог подумать, что из-за такой глупости, вместо того, чтобы поговорить, ты решаешь просто прикончить нас. Ты ужасен. Виталий на секунду задумался. — а ты знал, что я пытался с тобой поговорить? А ты знал, что до этого я пытался сделать хоть что-то? Нет, сейчас уже поздно. Дай закончить мне это дело. Тебе же уже наверное незачем жить. Твоя любимая Филиппа валяется мёртвой на полу. Так почему бы тебе не пойти вслед за ней? Я устрою вам лучшую встречу. Иван сжал зубы. — пошёл на хуй… Я надеюсь, что на небесах я не встречу тебя. Виталик усмехнулся. — хватит. Прекрати эти негативные изливания. Я всё-таки тебя люблю. Можешь ты так у меня и желание отбить. Талызин взял в руку плоскогубцы. — что ты собираешься делать? — произнёс Иван. — сейчас узнаешь. Я немного подровняю твои ноготки, — ответил Виталий, вытащив руку Ивана. Парень попытался ударить Виталика, но его не слушалась рука — уж слишком долго она была связана. — не рыпайся, малыш, — ласково произнёс тот. — а то сломаю. Мужчина взял руку Ивана и подцепил его ноготь плоскогубцами. Защипив его, он резко дёрнул инструмент вперёд. Ноготь вырвался и выпал из инструмента. Иван закричал. Его рука дёргалась от боли, а с пальца стекала ярко-красная кровь. Так Виталий проделал со всей рукой возлюбленного. Второй пытался хоть что-то делать, но его движения были совсем хилыми. Наверное блондин вымотался от нахлынувших неприятных событий. — какая красота, ну глянь, — произнёс Талызин, поднеся руку к его лицу. — убери. Убери. — тихо промямлил Ваня. — ну и ладно. Тогда сейчас я ещё немного подделаю твой маникюр, — ответил Виталик, ухмыляясь. Мужчина достал гвозди и молоток. Прислонив один прямо к кутикуле друга. Один удар молотком, и гвоздь оказался вместо ногтя. Иван громче закричал. Он согнулся, зажмурившись от боли. Его рука сильнее кровоточила, а палец распух. Иван резко ударил Виталика в лицо. Слабо, но хоть как-то. Виталик отпрянул от его руки. Иван начал буквально скакать на стуле, отчаянно пытаясь вырваться. — сука!.. Мразь!.. Я тебя ненавижу. Зачем я вообще познакомился с тобой?!.. Как я сразу не разглядел в тебе такого завистливого и гнилого человека?!. Виталик посмотрел в глаза Ивану. Эти слова пронзили его сердце. Но оно жаждило мести, и слова его возлюбленного лишь сильнее раззадоривали нервы Виталика. Он оскалился и сильно даже для себя ударил Ивана молотком по плечу. — перестань! Замолчи! Ты виноват, ты! Я должен тебя ненавидеть! Иван вновь вскрикнул. На глаза вновь навернулись слёзы. Не только из-за боли, но и из-за поступка Виталия и потери Филиппы. — плачешь? Только так и можешь? Мне так же больно. Поэтому я и хочу, чтобы ты это почувствовал тоже. Виталик взял в руки дрель. Иван заметно съёжился, озлобленно смотря на своего друга. — убери. Убери это из рук!. Виталик проигнорировал слова Вани и поднёс дрель к его колену. Включив, он воткнул её в колено Ивана. Резкая волна боли обрушилась на парня. Он кричал и пытался дёргать ногами, но его движения лишь сильнее усугубляли ситуацию. Виталик смотрел на колено возлюбленного, с неким очарованием и радостью. На его лице вновь появилась широкая улыбка, когда дрель прошла полностью через колено. Талызин посмотрел в лицо Курочкина. Тот склонил голову, закрыв глаза. — что с тобой? — спросил мужчина чуть приподнявшись. Он похлопал его по щеке. Иван ничего не сделал, лишь продолжил сидеть, не шевелясь. Виталий прощупал пульс парня. Тот был ещё жив. — ну чего ты, Ваня? Не думал, что тебя так легко вырубить. У нас ещё ничего не закончилось. Талызин выдернул нож из плеча Курочкина и подошёл к Филиппе. Проведя рукой по её животу, он приподнял её футболку. Крепче ухватив нож, Виталий воткнул его в живот Филиппы. После он повёл им вниз, распарывая живот девушки. Доведя его до паха, он вынул нож и положил рядом с её трупом. После Виталий обхватил пальцами обоих рук части живота. На секунду мужчина остановился, любуясь органами Филиппы, которые уже показались наружу. Виталик проникнул в живот девушки и нащупал печень. Он потянул её наружу. Вытащив, он отрезал от неё кусок и подошёл к Ивану. Талызин вытер руки о одежду его друга и ударил его в челюсть. Тот очнулся, нехотя подняв голову. Всё тело болело, а в особенности колено и рука, которая уже начала распухать и гноиться. — я уже надеялся, что умер. Что тебе ещё от меня нужно. — я решил сделать тебе кое-что приятное, — произнёс Виталий. — так как свою девушку ты же больше не увидишь живой, но зато теперь она будет в тебе. Он поднял всё ещё окровавленную руку, демонстрируя печень, вырванную из возлюбленной Ивана. — что ты несёшь? — тихо сказал Иван. — ты конченный! — угомонись. Открой ротик, — прошептал Виталик, поднеся орган ко рту. — не буду. Убери, — процедил блондин сквозь зубы. — ешь я сказал. А то я твои органы сейчас выверну, — всё так же тихо, но с каплей злости говорил Талызин. — знаешь, как это больно? Уж больнее, что я делаю сейчас. Иван чуть приоткрыл рот. Его губы дрожали, как будто сейчас закроются. Виталий быстро сунул в его рот печень, сжав руками обе челюсти. — ешь, давай ешь. Не смей глотать, жуй. Почувствуй чудесный вкус своей любимой. Иван раскусил печень. Мерзкий вкус трупного мяса. Парень попытался быстрее сглотнуть, но почти сразу же у него начались рвотные позывы. Через пару секунд Ивана вырвало прямо на Виталика. Тот скривил губы. — ну и что это было? Неужели не понравилось? Я то думал, ты её любишь. Ну ладно. Ты устал? Блондин еле кивнул, сжимая губы. Его тело было напряжено, хоть сам он был слаб и вымотан. Виталик развязал Ивана и поднял его со стула и положил на пол на спину. После мужчина сел около Ивана. Проведя кончиками пальцев по его губам, стирая остатки рвоты. После он прикоснулся к ним и нежно поцеловал, улыбнувшись. — ты красив. Чертовски всё-таки красив. Он встал, взял топор, подошёл к Ивану. Тот закрыл глаза, не шевелясь. Его тело всё ещё била мелкая дрожь, но выглядел он вполне спокойно. Курочкин приоткрыл рот, прошептав что-то наподобии «а ты нет». Виталик поднял топор и опустил на грудь Ивана. Парень издал непонятный хрип, дёрнувшись. Виталик ударил его ещё несколько раз, чтобы наверняка убить своего возлюбленного. Иван не поменялся в лице, он умер с таким же усталым и измученным лицом. Талызин несколько минут смотрел на Ивана. Вот, он наконец завершил то, что так долго мешало ему существовать. Он чувствовал радость, но в глубине души его уже начала охватывать тоска. Как же он выживет без своего лучшего друга, кто подарил ему такие яркие моменты в жизни? Но дело сделано. Все наказаны. Кроме него самого. *** Через пару дней, утром. В квартире темно из-за закрытых штор. Посреди комнаты висит труп до боли знакомого человека, Виталия. Он умер этой ночью. В руке он сжимает бумажку. «Надеюсь, мы ещё встретимся, Ваня. И там, на небесах, мы сможем жить вместе и сможем стать такими же, как несколько лет назад на земле. И никакая Филиппа и фанаты не будут нам помехой.»
Примечания:
Отношение автора к критике
Приветствую критику только в мягкой форме, вы можете указывать на недостатки, но повежливее.
Права на все произведения, опубликованные на сайте, принадлежат авторам произведений. Администрация не несет ответственности за содержание работ.