ID работы: 12223710

я тебя бесконечно

Слэш
NC-17
Завершён
19
автор
Пэйринг и персонажи:
Размер:
15 страниц, 1 часть
Описание:
Публикация на других ресурсах:
Запрещено в любом виде
Поделиться:
Награды от читателей:
19 Нравится 0 Отзывы 7 В сборник Скачать

Часть 1

Настройки текста
… — почему ты так поступаешь со мной? — в горле ком, на глазах наворачиваются слезы, — я же люблю тебя, блять, люблю! — срываясь на крик, чимина бросает в дрожь. его ломает изнутри и выворачивает наизнанку, хочется хорошенько въебать тому в лицо с кулака за то, что он такой. юнги молчит, его взгляд пустой и безразличный. он поджимает губы и впивается короткими ногтями в кожу ладоней, сжатыми в кулак. ему хочется упасть и кричать, проклиная этот ебанный мир, хочется заглушить свою боль и ничего не слышать. ни шум дождя, ни слова младшего, который стоит напротив. но он держится, смотрит прямо в его глаза и не показывает абсолютно никаких эмоций. — мне плевать. хватит приставать со своими сопливыми фразами о любви и отъебись уже. — цедит юн, показывая фальшивую ненависть. а тот верит, верит как наивный ребёнок. на глазах разбивается и плачет, матает головой, захлебываясь в собственной боли. чимин на секунду застывает в немом шоке, метясь глазами, заглядывая в чужие (родные), но не видит в них никакой любви, тепла и нежности, что была раньше. в этих глазах можно утонуть, но в них тьма и холод, это пугает. его снова бросает в дрожь, чимин больше не видит своего юнги. — юн, ты ублюдок. ты чертов ублюдок, — шмыгая носом, он отходит шаг за шагом, все дальше и дальше от этого человека, которого считает смыслом жизни. трёт руками глаза, пытаясь остановить слезы и взглянув на юнги в последний раз, разворачивается и уходит. чимин сворачивает за первым же поворотом и убегает, убегает как маленький ребёнок которого обидели на площадке и он идёт жаловаться мамочке. было только два отличия: он больше не ребёнок и у него только один человек который сможет его поддержать, но он уже далеко позади. его глаза ничего не видят от слез, но он бежит. не знает куда, но он бежит. не знает сколько уже времени прошло, но бежит. будто сможет убежать от всей этой боли. он понимает что бежать больше сил нет и падает коленями на асфальт, зарываясь руками в волосы. рыдает в голос, срывая его и желая провалится сквозь землю. задыхается эмоциями, думая что больше нет смысла в жизни. пока в голове безостановочно крутились лишь одни мысли: «он же меня не бросит?» юнги наконец-то даёт волю своим чувствам и падает на колени, опираясь руками об асфальт. жмурится до цветных пятен перед глазами, сжимает кулаки до побеления костяшек, стискивает зубы до скрежета. он смог, главное он смог продержаться, простоять до конца и терпеть, когда сердце разрывается на части. он понимает, что иного выхода нет и так будет даже лучше — глушить любовь ненавистью. пусть его рвет, ломает. главное, чтобы с чимином все было хорошо, а остальное не важно. он как-то доходит до своей квартиры, разбитый и промокший насквозь. но все о чем он думает это: «надеюсь он не заболеет из-за меня и будет хорошо кушать и спать», а сам опирается об ближайшую стену и скользит, усаживаясь на пол. зарывается пальцами в волосы и сжимает их со всей силой, кричит срывая свой голос и умирает морально, изнутри. по щеке медленно стекает первая слеза, первая и последняя. из меня вынули душу и заставили жить. спустя какое-то время, чимин все же встаёт на ноги, с трудом из-за дрожащего тела, но все же встает. он никогда не поверит в то, что старший его оставит, такого не может быть. — ему просто нужно время. — шепчет и горько усмехается, чувствуя как слезы вновь начали заполнять глаза. он вдыхает глубоко и вспоминает слова своего хена. [flashback] — я знаю, просто меня иногда накрывает и мне кажется что весь мир против меня и я. один. — проговаривает чимин и опускает взгляд. старший отстраняется, приподнимая того за подбородок и заглядывает в глаза. — когда так кажется просто вспоминай меня. — чмокает в лоб и берет личико в ладошки, разглядывая и поглаживая большим пальцем. младший дует щёчки, что обычно делает что бы не заплакать и старается спрятать личико, вновь опуская взгляд на пол и теребит нижнюю губу. — хорошо, только напоминай мне это. иногда. — а знаешь что ещё лучше? — заглядывает на младшего, что бы тот посмотрел ему в глаза, что тот и делает. — просто закрой глаза, сделай глубокий вдох и приложи руку на сердце. с каждым его стуком, я все больше и больше буду любить тебя. и пока оно бьётся, ты не один и я всегда там. [/flashback] и чимин слушается. поднимает дрожащие руки, прикладывая к сердцу и проглатывает вязкий ком в горле, прислушиваясь к каждому его стуку. — тебя там не будет, когда мое сердце перестанет биться или моё сердце перестанет биться, когда тебя не станет? юноша не знал сколько времени он так простоял, пока он решается совершить ещё одну глупость. поехать к юнги. он прекрасно знает что когда тот зол, лучше оставить его одного и дать ему остыть. юн сам вернётся когда придёт время. но младший не мог, он просто не мог оставить все это так. хен должен его выслушать. спустя некоторое время, парень подходить к его квартире, но не стучит — боится. а вдруг ему не рады? а вдруг его прогонят? а вдруг. нет нет нет. это все еще его хен, он никогда так не поступит. младший на последок вытирает свои слезы и стучится в дверь. юнги был сломлен, разорван на кусочки. «зря, зря, очень зря» только об этом он и думал. но в какой-то момент от мыслей его отрывают стуком в дверь. «уходите» промелькнуло в его голове, но он молчит. ждёт когда они сами догадаются. но стуки не прекращались, пока не прозвучал звонкий и дрожащий голос: — хени, это я, зая. открой пожалуйста дверь. у юнги сжалось сердце, «нет, нет, нет, только не он. разве я ему не ясно дал понять, что больше не хочу его видеть? какого хуя, чимин, уходи прочь.» крутится в голове, но он не выдаёт и звука. лишь сидел, неотрывно глядя на входную дверь, будто ожидая чего-то. чим старался сохранять спокойствие, старался не заплакать вновь и стучал настойчиво, им необходимо поставить все точки над i. — хен, я знаю что ты там и я знаю что ты хочешь побыть один, но мы должны поговорить. — вновь тишина. младший даже подумал отступить, но вовремя одумался. нет, он не уйдёт. — если ты не откроешь дверь, я зайду сам. — на этих словах младший достаёт запасные ключи, которых как-то давал ему хен, ведь младший часто ходил к тому погостить и открывает дверь. с его одежды стекала вода, но сейчас не до этого. он видит старшего, который прислонился к стене. от этого вида у чимина сжимало сердце, но плакать нельзя, сперва нужно поговорить. юна окончательно взбесило такое наглое поведение чимина, но он старался держать себя в руках. «нельзя юн, ты причинишь ему боль, сдерживайся». во взгляде старшего лишь холод и отвращение, от чего младшему становится ещё больнее, но он держится молодцом, пока что. — хени, слушай. я знаю что мои оправдания очень глупые, поэтому я просто хочу попросить прощение. я прошу у тебя прощения за то, что был настолько глуп. будь я чуть умнее, возможно я бы не допустил таких ошибок, ибо для меня наши отношения важнее собственной жизни. — он проглатывает очередной ком в горле и медленно шагает к старшему, подходя ближе и садится перед ним на корточки, робко и боязливо обхватывая его щеки ладошками, заставляя посмотреть в его заплаканные глаза. — ты же можешь увидеть человека насквозь, лишь посмотрев в его глаза. так посмотри в мои, разве в них не видна моя любовь и искренность? — младший все ещё держится, не плачет. дует щеки, дрожит всем телом, все время шмыгает носом и теребит губу, но не плачет. — уже не важно, что я в них увижу. — он поднимает свой измученный и тяжёлый от век взгляд на младшего и откидывает его руки от своего лица, на котором не дрогнул ни один мускул, не промелькнула ни одна эмоция. просто отворачивается и смотрит в пол. — зачем ты пришел? — юн прикрывает глаза и трёт переносицу, он перестал ощущать реальность. внутри лишь пустота и боль. и младший не выдерживает. пускает одну слезу, другую. срывается, закрывая лицо руками. нет, он не хочет манипулировать слезами, он не хочет что бы его пожалели из-за слез, просто он не может по другому. — я не хочу тебя потерять. — его голос дрожит и все время срывается, заставляя младшего заткнуться и задыхаться слезами. — ты уже потерял. … три. чимин не знает как вылетел из квартиры старшего и несся по тёмным переулкам не обращая внимание ни на что. — ты мне не нужен. два. чимин не знает как его, не видевшего ничего вокруг и не слышащего, все ещё не сбила машина и как он так быстро перебегал дороги, несмотря на красный свет светофора. — ты уже потерял. один. чимин не помнит как влетел свою квартиру и как он стоял в душе, прямо в одежде, пока в голове крутились все слова старшего без явного порядка. они убивали юношу изнутри, заставляя задыхаться эмоциями, доводя до искушения. — нет больше никакого бесконечно. и чимин сломался. его больше нет среди живых, но его ещё не забирают в ряды мертвых. вырвали ему душу и заставили жить. разбили сердце и заставили чувствовать. чимина больше нет. его не стало ещё с того момента как он выбежал из этой гребанной квартиры. … 29 июля 2021 года, ровно в 06:52, момент когда он потерял все. … ночь. 30 июля 2021 года. ровно полночь. к чимину медленно приходят осознания происходящего. да, он настолько наивен что до сих пор верил что его хен вернётся. возможно он все ещё в это верит, но разве это важно? чимин прекрасно знает своего (больше нет) хена, всего его, без остатков. парень представляет что примерно может чувствовать он. он надеется что его (нет) котенок не сломается в этом чертовом мире, ведь сам чимин больше не может быть рядом с ним. не может его поддержать, не может быть на его стороне, не может приласкать и успокоить. чимин также надеется на то, что старшего не губят мысли об этом. чувство вины, сожаления. он искренне надеется что юн не пожалеет о своём выборе и обретёт счастье. но парня терзают мысли о том что сердце его (нет блять) хена будет любить другого, будет думать о другом, посветит свою жизнь другому. сердце юноши разрывается на кусочки, когда он представляет как к его (нет сука, прими же это) хену будут прикасаться другие. будут трогать своими грязными руками и очернят все его прекрасное тело. — не позволяй им это, они не достойны. обжигай их, не давай им возможность. на этих словах парень вновь срывается, поднимается на ноги, жмуря глаза от резкого головокружения и направляется в ванную. заходит в душевую прямо в одежде и включает прохладную воду. … около пяти вечера было на часах. юн сидит за столом и смотрит на кружку чая, на которой как бы это смешно не звучало, нарисован белый зайчик. единственное, что он может затолкать в себя это чай с этой кружки. вторые сутки без еды не обойдутся боком, его тошнит и выворачивает буквально от всего, но это уже не важно. ничего уже не имеет смысла. только вот, внутри что-то происходит. будто вулканы все разом проснулись, ураганы и штормы бушуют, его знобит и бросает в холодный пот. он чувствует себя каким-то стеклом, которое разбили вдребезги и склеили непонятно как и непонятно зачем. стакан наполовину пуст, с него достаточно. юнги встает, стараясь крепко держаться на ногах, но они не слушаются, лишь предательски дрожат. он находит в себе силы дойти до кровати и падает на нее, закрывая лицо руками и шумно выдыхает. ему правда очень больно, он чувствует будто сердце остановится прямо сейчас, да и пожалуйста. жизнь прекрасна, но он не держится за нее, не хочет. он понимает, что это может поглотить его, забрать, окунуть с головой. поэтому юн не должен поддаваться, не должен проиграть самому себе. — нужно лишь время. — тихо шепчет, размыкая пересохшие губы и прикрывает глаза, пытаясь провалиться в сон. избежать реальности. он просыпается ближе к девяти, по привычке заглядывая в свой телефон, но там тишина. он сглатывает ком в горле и откидывает его куда подальше, трет лицо и встаёт, еле доходя до душа и включает прохладную температуру воды. юн не знает сколько он так простоял под струями воды, но все его мысли перемешались в густую кашу. он решает поехать в ближайший клуб, чтобы хоть как-то заглушить свою боль. надевает первую попавшуюся одежду, которой оказалась безразмерная черная футболка и широкие джинсы. берет телефон, ключи и выходит из квартиры, ловко закрыв её на замок. быстро спускается, попутно заказывая такси и выходить на улицу. … на поле зрения чимина попадается тумбочка. в ней всегда стоял одинокий канцелярский ножик. юноша правда не пользовался им, до сих пор. держался изо всех сил. но он больше не может. чим не трогает запястье. нет, это слишком заметно. а вот внутренняя сторона ладони самое то. да, он обещал не делать глупостей. но разве это глупость? точно нет. это профилактика самоуспокоения. парень думал что лезвие ножа тупое, из-за того что простоял не мало и специально надавливает сильнее. но какого было его удивление, когда нож оставил слишком глубокий вырез, срывая с него шумное шипение, жмуря глаза. чимин глубоко вдыхает: — первый есть. … громкие биты, оживленная музыка, свет прожекторов и светодиодов. тошнотворный запах алкоголя вперемешку с табаком и потом присутствующих людей. юн щурится и аккуратно продвигается сквозь толпу к бару, с одной стороны его все это раздражает, но с другой — это единственный способ забыться. он усаживается на стул и кивает бармену. — мне виски со льдом. — в глазах усталость и полная незаинтересованность в окружающем его мире. кажется 4 по счету стакан с алкоголем оказывается внутри и бьет в голову, расширяет сосуды и дарит чувство эйфории. он сидит и просто наблюдает за оживленной толпой на танцполе, явно не понимая, зачем они «танцуют», усмехается и опирается головой об руку, прикрыв глаза. к нему подходит какой-то юноша, лет 19 в черных кожаных штанах и в майке такого же цвета, а поверх нее рубашка нараспашку. он садится рядом уже с пьяным юнги и внимательно наблюдает за ним. — денек не задался? — слегка наклонившись к уху, он спрашивает с некой насмешкой. тот же хмуриться и поднимает голову не понимая откуда идёт голос, моргает несколько раз и замечает рядом молодого парня, с огоньками в глазах. — ты это мне? — цедит юн с неким отвращением, так как тот посмел его разбудить. — тебе, кому же еще. кто вообще приходит сюда чисто напиться в хлам? — юноша вскидывает бровь с ухмылкой на лице и отпивает с трубочки какой-то напиток, слегка качаясь на стуле. — отъебись сопляк, найди кого нибудь другого и кати к нему свои яйца. — он вздыхает и отворачивается в другую сторону, не желая ничего слышать и видеть. — я кстати чонгук и я не советую тебе так сопеть за барной стойкой. — он проговаривает чуть громче и уходит к танцполу с каким-то коктейлем в руке. «очередной плейбой» проскальзывает в мыслях юна и не в силах больше бороться с алкогольным опьянением, он проваливается в безмятежный сон. … у чимина бессонница. никто не знает сколько он лежит так на кровати и смотрит в свой телефон. видит ли он там что-то? нет. может ли быть там что-то? точно нет. наивно ждёт ли он чего-то? возможно. у юноши больше нет чувств. он не чувствует тоску, печаль и тем более боль. он заблокировал их. нет, больше никогда, никогда не позволит чувствам вольничать и причинять ему боль. он больше не совершит ошибок. никогда не доверится кому-то. никогда не будет изливать кому-то душу. никогда не откроет кому-то свое сердце. — самого себя обманываешь? … разблокировав телефон, чим решает проверить соц. сети. нет, он не общался ни с кем, ему бы никто не написал. скорее всего это просто привычка. парень пролистывает несколько постов — везде любовь, везде отношения, везде тепло. ещё один глубокий вдох — «нахуй все это». в очередной раз сворачивает окно и смотрит на обои главного экрана. да, там все ещё стояла их совместная фотография, но она больше не дарит тепло. в остальные соц. сети парень не решается заходить, в них слишком много боли. да, он уже больше ничего не чувствовал, но временные срывы никто не отменял. чимин отбрасывает телефон в сторону и зарывается пальцами в волосы. «ты больной» звучало в его голове «зависимый на всю голову», «тебе нужно лечится», «псих». два часа ночи. это был тот самый момент когда они с юном могли уединиться. поиграть, понежничать, либо просто поболтать, кстати, да. даже слово «болтать» напоминало о нем. — он же вернётся? — нет, пак чимин, больше никаких чувств. — он вернётся. — одумайся, чимин, включи мозги. — котенок, иди ко мне, я же жду. — слабак. больной. псих. зависимый. по уши влюблённый. … со следующим днем к нему пожаловал друг, со словами что он исчез и не выходит на связь, вот и волновался. да, чимин ни с кем не общался. скорее это знакомый, ибо ближе чем юн, даже примерно таковым никто не являлся. — что случилось, чим? — в голосе можно было услышать волнение, возможно настоящее, возможно наигранное, кто знает. — чимина больше нет. он сдох, можешь уходить. — цедит младший, не дрогнув ни одной мышцей на лице. он говорил правду, чимин давно сдох. — я тебя не узнаю, не говори так. что случилось? — не отстаёт. хочешь поговорить, ну давай поговорим. — случилось то, чего я боялся больше всего на свете. — в горло младшего приступает больной ком, заставляя его сглотнуть. — и что же это? — а ты не догадался? — чимин начинает язвить, ибо, мягко говоря, его начало все это раздражать. — догадался. — тихо проговаривает парень. — умничка. — неловкая пауза возникла между ними. ну это смотря для кого не ловкая, чимину было нормально, а вот его собеседнику джину, явно нет. — хэй, ты понимаешь что он не стоит этого? он же не первый и не последний на земле. — лучше бы был последним. — джин проигнорил это заявление младшего и продолжил свои слова. — тебе нужно время, спустя какое-то время ты обретёшь свою любовь, больше и лучше чем в этот раз. — он смотрел в пустые глаза чимина с надеждой что сможет его вразумить. — ты тоже думаешь что я полный дурак, который идёт на поводу чувств. но спустя время даже не вспомнит обо всем этом? — именно. — чимина никто не воспринимал всерьёз. все его слова казались детскими капризами. и так было для всех. и так было всегда. — я далеко не дурак, джин. все мои слова обдуманны и я чётко знаю чего я хочу и не хочу. а я не хочу этого. — младший горько улыбается. — не хочу забывать. я хочу сохранить все эти чувства, всю эту любовь. я хочу жить с ней. — у чимина голос был ровным, всем видом показывая что он серьёзен. — ты правда хочешь погубить свою жизнь? — джин удивился от такого ответа. он никак не ожидал такого. — из-за какого-то слабака и манипулятора ты будешь убиваться? — а вот так не надо было. младший стиснул зубы и поднял на него взгляд полный безразличия и ненависти. — не смей говорить такое о нем. — голос был предельно грубым, заставляя мурашки пробежать по спине джина. — да похуй. я пошёл отсюда. видимо ты тоже свихнулся на всю голову. — фыркает и направляется к выходу из квартиры, даже не оборачиваясь. — ага, прощай. — и закрывает дверь на замок. он держался до сих пор. держал маску холода и безразличия. ему никто не нужен. никто кроме юна. … чимин прижался к двери и медленно опускается на колени, обнимая себя руками. его хен правда был самым лучшим на свете и никто не посмеет сказать обратное. — если даже такой человек как хен, смог меня бросить, от других я ничего не жду. никогда не поверю. никогда. спустя пару минут, парень поднимается на дрожащих коленках и все ещё обнимая самого себя, движется к постели, стараясь поскорее провалится в сон. и так прошло шесть часов. шесть часов как младший не сомкнул глаза, думая обо всем на свете. ночи без снов, дни без еды, интересно, насколько долго его хватит? — мой котенок вернётся. я знаю. — чимин не плачет. у него больше не осталось слез. — наша любовь будет жить вечно, пока бьются наши сердца. — тяжёлый вдох и парень прикрывает глаза, держась за свое сердце. — прочти мои мысли, хени, я же тебя бесконечно. … юнги тошнит, но он успевает подавить рвотный рефлекс и встаёт, несётся пулей в уборную. влетает в ближайшую кабинку и рвет, зря он напился всего подряд. но в туалете он находился не один, там был тот самый чонгук, который обжимался с очередным смазливым парнем. юну наконец то полегчало и он выходит, решая умыться. — ты мне все испортил. — обиженно проговаривает гук, скрестив руки на груди. — а я ведь тебя предупреждал. юн шумно вздыхает и поднимает свой тяжёлый взгляд на того, осмотрев с ног до головы. типичный подросток с недостатком внимания и куча пустых выебонов, классика. он молча выключает кран и собирается уже выйти, как юноша встаёт у двери, не давая проходу. — свали нахуй. — раздражённо кидает юн, стреляя глазами в парня. тут же закипает и злится, сжимая кулаки. он ненавидит таких выскочек, которым лишь бы позабавиться. у них нет ни забот, ни проблем, ни мозгов. чонгук раздражает юнги одним видом. — только если на твой. — на лице чона появляется улыбка, такая глупая и пошлая. он не воспринимает юнги всерьёз, забавляется. и юнги срывает. он хватает гука за воротник рубашки и со всей силой впечатывает в дверь, стискивая челюсть до скрежета зубов и прожигает взглядом. — слушай сюда засранец, если ты ещё хоть раз улыбнешься мне так, я тебе шею сломаю. понял? — он вливает всю ненависть и яд в слова, щурит глаза и отталкивает того в сторону, выходит и хлопает дверью. чонгук естественно не ожидал именно такой реакции. можно сказать, что с ним такое впервые случается и это его и цепляет. для себя он решает, что должен обязательно подобраться к юну, найти подход, подружиться и сделать своим. … [flashback] — то есть, ты реально предложил расстаться, хоть и не был готов отпускать его из своей жизни, но просто понял, что только так сможешь двигаться дальше? — я просто совру сказав, что здесь был выбор. [/flashback] … ночью 31 июля 2021 года примерно в 00:37, парень получает сообщение. чимин вскочил и быстро разблокировал экран телефона, надеясь что это он, но нет. хах, ты такой наивный чимин. сообщение было от неизвестного номера, поэтому он особо не обратил никакого внимания. юноша решается заварить себе кофе, ну и что, что полночь. кофе на него все равно не действует. кофе было крепким, без молока и даже без сахара. чимин берет кружку в руки и направляется в спальню, ничего другого он не хочет. спустя пару минут, чимин уже лежал на кровати, взяв в руки телефон и вновь проверяет соц. сети. в глаза вновь попадает тот неизвестный номер. «одно вложение». стало интересно. парень открывает диалог и то что он увидел привело его в шок. в горле застыл немой крик, а сердце уже было готово разорваться на кусочки. — разве это не твой юн? — было под фото. а сама фотка примерно выглядела так: смотря на грязные стены с кафелем, можно было сказать что это уборная, возможно клуба, возможно ещё чего-то. ближе к камере стоял юн, слегка боком, видимо он не видел камеру. а напротив него какой-то парень, подросток лет 17, он стоял усмехался, пока его (уже нет) хен прижимал его к стене. чимин швыряет свой телефон в ближайшую стену и обнимает колени, слушая быстрое и громкое сердцебиение, пока по щекам беспорядочно текли слезы. — нет. нет-нет. его хен так не поступит, нет. невозможно. — как мантру проговаривал он. чимина сломали. на этот раз уже навсегда. чимин надевает все самое чёрное и направляется к ближащему клубу. ему надо напиться, жизненно необходимо. вот он уже заходит в заветное здание заведения, пока в уши ударяла громкая музыка. да, он всегда ненавидел такие места. слишком много людей. слишком громкое помещение. слишком много пьяных идиотов. вот он уже садится к барной стойке. — самое крепкое. — кидает бармену и безразличным взглядом проходится по людям. многие из них подростки, зрелые и адекватные в таких местах не шляются. чимин не любил спиртное, наверное из-за того что алкоголь его почти не берет. либо он не допивался до такой степени что мог терять разум. — значит сегодня проверим, сколько нужно выпить что бы забыться. пошли первые шоты. горькая жидкость абсента стекала по горлу, на что чимин лишь жмурил глаза, каждый раз прося бармена повторить. вот вроде бы выпилось мало, всего три шота, но бармен начал настоятельно отказывать чимину, предлагая другие напитки и говоря что абсент слишком крепкий и его молодой организм просто может сломаться. морально я уже сломан, так давайте и физически. чимин бросает злой взгляд на бармена и цедит, стиснув зубы: — тебе платят? так наливай. не еби мне мозги. — бармен тяжело выдыхает и все же наливает четвёртый шот, с сожалением наблюдая за ним. чимин вновь выпивает содержимое залпом, как вдруг в его голову ударяет алкоголь. нет, это не опьянение, просто организм юноши долгое время не употреблял спиртное, вот и даёт побочную реакцию. где-то чимин слышал что максимум от абсента это семь тридцати-граммовых шотов. абсент, помимо алкогольного воздействия на организм имеет ещё и галюцогенное (наркотическое) воздействие. поэтому он надеется что его сегодня накроет. … примерно на шестых шотах, к паку подходит какой-то юноша, по виду 16-17. слишком детское личико. он садится рядом с ним, на высокий стул около барной стойки и заглядывает в пустые глаза чимина. — добрый вечер, я тэ, а как тебя зовут? — чимин не понимал к чему такие формальности и после того как тот подал голос, поворачивается к нему, также заглядывая в его глаза. — разве это тебя ебет? — бросает чимин и вновь разворачивается к своему шоту. всем видом показывая что не хочет вести беседу. — прости, что я подошёл именно к тебе, просто на фоне всех ты казался самым трезвым, а мне нужна твоя помощь. — голос юноши был бархатным, чимин всегда акцентировал внимание на голосе. — я не спасательный круг. — вновь язвит, надеется что до того дойдёт что ему тут не рады. — знаю. просьба незначительная. просто я впервые в этом городе, не поможешь освоиться? — эти слова становятся слишком приглушёнными, а голова становится невыносимо тяжёлой. чимин резко поворачивается к тому юноше и видит в нем своего хена. — солнце? — тихо шепчет он, чувствуя как слеза скатилась по щеке. но спустя пару секунд, парень приходит в себя, промаргивается и вновь видит в нем чужого человека. — скройся с глаз моих, я тебе не гид. — сухо бросает чим, больше не слушая о чем говорит тот и выпивает уже седьмой по счету шот. — нахуй ваши клубы. — озвучивает мысли в слух и просит счёт у бармена. чимин выходит из шумного здания, на улице было комфортно. тихо, безлюдно и холодно. голова у него кружилась, но разум был трезв, не считая что он слышит голос своего хена.  — это все всего лишь в моей голове. — твердит себе парень и направляется в сторону многоэтажек. … в этом городе не особо закрывали пути к крышам, ещё и удивляются почему так много суицидов. чим подходит к краю крыши и держится за не высокую ограду. нет, он не думает о самоубийстве, наверное. просто ему нравится наблюдать за этим миром. звёздное ясное небо, полнолуние. — луна сегодня такая красивая, — тихо проговаривает он. — настолько, что можно умереть. — вновь слышит голос старшего и тихо всхлипывает. — это всего лишь галлюцинации, — проговаривает он и кивает самому себе, — да, всего лишь галлюцинации. — зая, иди ко мне. — опять этот голос, почему настолько реально? парень не выдерживает и разворачивается к нему. этот силуэт. он был мутным, но до боли знакомым. младший застывает на месте. — хен~и, это ты? три. два. один. младший проваливается в темноту. все-таки надо было послушать бармена. … [flashback] младший прибегает к старшему и крепко обнимает за шею, чуть ли не повалив того на землю. — ты мой герой! — радостно проговаривает и обнимает ещё крепче, насколько это возможно. — я злодей. — старший улыбается и обнимает своего малыша в ответ. — в каком это месте? злодей который меня защищает? — чим слегка отстраняется и заглядывает в его глаза удивлённо. — злодеи как раз таки готовы встать против всего мира, что бы защитить близкого, — юн зачесывает непослушные пряди младшего назад, смотря прямо в глаза, — а герои им жертвуют. — а ведь правда. — юноша задумывается, — герои думают о других, а не о себе. — а я думаю только о тебе. — старший мягко улыбается и целует младшего в лоб. [/flashback] … так почему ты пожертвовал мной? … юнги очень зол. его разрывает от агрессии, которая бурлит кипятком внутри и все прожигает. он быстро выходит из клуба и поднимает взгляд, застывая на месте. — чимин, — проговаривает он полушепотом, смотря немного ошарашенно и сглатывает ком в горле. неужели кажется, мерещится или он и вправду стоит перед ним спиной. тот же срывается с места, заворачивая за ближайший угол и юнги идет, следует за ним, молча. — зая, иди ко мне. — в голосе тревога, юн боится. боится, что младший совершит какую-то глупость, поэтому зовет к себе, волнуется и медленно шаг за шагом подходит ближе, а затем и вовсе ловит, когда тот отключается. он поднимает его на руки и уходит, выходит на улицу попутно ловя такси и направляется домой. на часах около 3х ночи. юнги сидит на краю кровати и смотрит в пол, пока на мягких и белых простынях сладко посапывает его малыш. он много о чем думает и о том, что чимин такой глупый и о том, что зря он решил поступить именно так. заставил страдать обоих. он сожалел о многом и хотел сделать, как лучше. в итоге причинив много боли как чимину, так и себе. он даже думал о том, чтобы отвезти младшего домой и исчезнуть без следа, но не смог. слаб? еще бы. жалок? да. кажется всю ночь, он так и просидел, смотря на чимина и охраняя его крепкий сон. знал, что если не сейчас, то уже никогда. был растерян и не знал, что сказать на утро, какие подобрать слова, как дальше быть. но точно знал лишь одно, больше своего малыша он не отпустит. никогда. каким бы юнги не был он знает, что чимин всегда поймёт и примет его любого. … ты повернул глаза зрачками в душу, а там повсюду пятна черноты. … чимин открывает глаза, вокруг море и счастливый юнги. — я же не умею плавать! — возмущается с нотками страха, впиваясь пальцами в плечи и напрягается всем телом. — не бойся, я рядом — заглядывает угольными глазами и мягко улыбается. — и не дам тебе утонуть. — юн утягивает в сладкий, наполненный всей нежность и искренностью поцелуй. холодными мурашками по коже, до безумия чувственный момент. погруженные друг другом и в воде, под светом одиноко красивой луны. — в этом мире только мы и наша любовь. — я тебя бесконечно. — шепчет младший в самые губы, слегка дрожащим голосом. — так утони в своей бесконечности. — цедит юн с сухим, полным безразличия и ненавистью голосом и резко отпускает младшего, уплывая прочь. младший не верит своим ушам и начинает погружаться в воду все глубже и глубже, но все же старается выбраться, выплыть на поверхность. но с каждым старанием он терял все больше кислорода. — хен! — кричит младший в пустоту. — помоги мне! — вода заглушала его болезненные крики, медленно проникая в его лёгкие. … — хен! — вскрикивает чимин и приходит в себя. — тш, все хорошо зая, я тут. — родной голос юна звучал в голове парня ещё долгое время. он не верил своим ушам, не верил своим глазам. его хен стоял перед ним, рядом, только протяни руку и прикоснись, что он и делает. робко протягивает к нему руку, не отрывая взгляд. — ты точно не плод моего воображения? — тихо подаёт голос младший, заглядывая в глаза напротив. они больше не были пустыми, в них не было безразличия и тем более ненависти. там была только любовь, бескрайняя как звёздное небо любовь. — нет, малыш, я с тобой, я рядом. — юн берет дрожащую руку чимина в свои и целует её как можно нежно, стараясь показать свою любовь. — хени. — младший немного притих, — я правда сделал тебе очень больно? юн немного задумался, он бы мог соврать что все в порядке, возможно так было бы лучше. но он никогда не станет обманывать своего зайчонка. — да. — шепчет, наблюдая за реакцией. чимин потускнел, в его глазах можно было видеть лишь сожаление и он опускает взгляд. — прости меня. если сможешь, — шепчет он еле слышно, пока по щеке скатывается слеза. — нет нет, больше никаких слез — старший берет личико младшего в свои ладошки и проводит большим пальцем по щекам, мягко поглаживая, — и если бы я тебя не простил, я бы не сидел тут. это ты меня прости, за то что причинял тебе боль, не обдуманными словами. — юн поджал губы и хотел уже опустить руки, но младший их перехватил, накрывая своими. — я тебя давно простил. — мягко улыбается, показывая глаза щелочки, а кто юнги такой что бы не улыбнуться в ответ. — звезды меркнут, но только одна сияет ярко. — присмотрись, их там две. — после этих слов они ещё долго смотрели друг на друга, наслаждаясь моментом. будто весь мир остановился ради двоих влюблённых и никто не хотел прерывать столь чувственный момент. — это как будто самый лучший сон. — тихо говорит чим, жмурясь от переполняющего его счастья.  — нет зайчонок, эта самая лучшая реальность. — нежно улыбается и тянет младшего в свои объятия. … я тебя бесконечно.
Права на все произведения, опубликованные на сайте, принадлежат авторам произведений. Администрация не несет ответственности за содержание работ.