ID работы: 12223785

ритуалы.

Слэш
NC-17
В процессе
5
Wrog ludu бета
Размер:
планируется Мини, написано 5 страниц, 1 часть
Описание:
Посвящение:
Примечания:
Публикация на других ресурсах:
Разрешено с указанием автора и ссылки на оригинал
Поделиться:
Награды от читателей:
5 Нравится 2 Отзывы 0 В сборник Скачать

ивана-купала и немного любви

Настройки текста

нео-шаманы топчат грязь небес

а ты громко бей в бубен до гроба       наверное, тэхен никогда не поймет, какому умному человеку в голову пришло подписать их с чонгуком практику в библиотеке. в старой библиотеке, где отсутствовал хоть какой-то намек на кондиционер или вентилятор. абсолютно. никакого. намека. а начало июля в петербурге, как назло, выдалось на удивление жарким (это их не первая поездка по обмену и для обоих было привычно видеть стабильные +25 градусов по шкале цельсия, но не все +32).       ким не раз за последний час успел заметить, как чон постоянно потягивается к бутылке с ледяной водой, прикладывая ту ко лбу или щекам, иногда укладывая и на задней стороне шеи, не удерживая долго из-за неудобности позы. и ким соврет, если скажет, что совсем не наблюдал за этой картиной. совершенно не наблюдал за тем, как прохладные капли стекают дальше по спине младшего, явно оставляя влажную дорожку между лопаток, заставляя слабо вздрагивать и ежиться. и совершенно не горел желанием прямо в этой библиотеке вдавить чона в неудобный стол, весь заставленный книгами и не слизать эту самую дорожку, мешая прохладу кожи с собственной горячей слюной. пить. просто хотелось пить. испить всего чона, как это было сделано уже не раз. но в этот раз хотелось испить до самого конца. — ты можешь не смотреть на меня так во время того, как я пытаюсь работать? — юноша наконец-то чувствует на себе чужой взгляд, вполоборота садясь к киму, демонстративно медленно ведя языком по своим губам, не только киму тут позволено дразниться. —не могу. умные люди меня заводят. — ким с улыбкой склоняет голову в сторону, шумно сглатывая и не отрывисто наблюдая за каждым действием и движением младшего: на один только кадык хотелось надавить, заставляя шумно сглатывать или чувствовать легкое удушение — за несколько лет общения они выучили слабые места друг друга наизусть. — ты бы лучше так работал, как языком ворочал. — чон показательно цокает языком, им же толкаясь в щеку и, уперевшись локтем об стол, подзывает кима к себе, сдувая опавшие на лоб волосы. — я тут кое-что нашел. очень интересное. и как раз по нашей теме.       уже несколько месяцев они вдвоем под руководством своего научного руководителя готовят статью о сексуальных обычаях различных народов (тема интересная и непривычная, согласен) и их влияние на фольклорную составляющую народа; что-то вроде когда аленушку отправляют к бабе яге — эта завуалированное «умирание» ее как девушки, лишение девственности и воскрешение женой, отсюда и ее брак с иваном-царевичем и все в таком духе. ким за подобные темы хватается с едва ли не горящими от предвкушения глазами, поэтому, даже не пререкаясь, подходит к гуковому столу, сразу же обращая внимание на сохранившиеся документы какого-то путешественника по руси как раз в день ивана-купала. — я недавно читал, — чонгук продолжает, замечая в друге заинтересованность, — что ивана-купала было днём, когда парни с девушками могли где-нибудь уединиться и никто не считал это чем-то греховным, если девушка беременела, то это не считалось как «принести в подоле», ну ты понял. и как раз этот замечательный человек нам описывает кто куда и в какое «срамное» место чем тыкался. — тебе вроде за двадцать, а на секс реагируешь как школьник. — тэхен не сдерживает недовольного вздоха, чуть поворачиваясь и слабо щелкая чонгука по носу, сразу же после обратно переводя свой взгляд на путевые заметки, внимательно в те вчитываясь, стараясь понять как именно происходил процесс и как именно путешественнику удалось поучаствовать в, судя по всему, чужом ему по религии празднику. он в задумчивости кусает губы, чуть потягиваясь и отрывая листок из блокнота младшего, сразу же начиная делать себе какие-то заметки на корейском языке, порой приписывая к ним слова и на русском, чтобы в дальнейшем было проще донести свои мысли руководителю исследования.

внутри тебя лишь монстр голодный

да!       а чонгук едва ли дышит, замечая кимову близость. тот абсолютно прав, он, чонгук, взрослый мужчина рядом с кимом на любое упоминание секса реагирует как школьник, но иначе не получается. особенно когда ким выглядит так взросло. так взросло и властно. и в такие моменты даже уже вспомнить не получится, сколько раз он утешался в его объятиях, оставляя пьянящие поцелуи на коже и вызывая где-то внизу живота желание быть ближе. заняться не сексом, а любовью. и его брала неясная радость, стоило лишь понять, что тэхен абсолютно во всем разделяет его желание. их желание. желание увязнуть в пагубной и похотливой связи друг с другом. но даже при такой аналогии в его голове это никогда не означало что-то грязное или «греховное», ведь они друзья, а друзья таким занимаются лишь по любви.

по любви.

— ты не хочешь поучаствовать? — резкий голос тэхена заставляет чонгука вырваться из своих мыслей, в недоумении поднимая взгляд на старшего и успевая увернуться, когда тот опять решил щелкнуть его по носу в возмущении. — мне кажется, будет неплохо, если мы соберемся и самостоятельно съездим на праздник, посмотрим, фотки сделаем, записи еще можно будет.       чонгук неуверенно пожимает плечами. выходные он планировал провести в их съемной с кимом квартире, долго и много лежать в одном белье под вентилятором, а вечером распить пару бутылочек пива и зарубиться на полночи вместе с тем же кимом смотреть фильмы. а может опять полночи прозаниматься с тем любовью — молодой и ненасытный организм разрядки требует именно в таком виде — в лежании под кимом, пока тот активно седлает чужие бедра (ну или наоборот, такое обоим тоже было по вкусу), сбиваясь в стонах при каждом ответном толчке гука; а еще откровенно наблюдать за разомленным после этого тэхеном, выцеловывать слабо и нежно его плечи и жать к себе, давая успокоиться и расслабиться в послеоргазменной неге. в такие моменты ему казалось, словно они единственные на этой планете. и эта студия на парке победы их маленький рай. только для них. двух влюбленных, боящихся себе самим в этом признаться. — а еще, может, сами поучаствуем. можем через костер попрыгать. — продолжает ким, уже не обращая внимания на то, что чонгук откровенно погружен в свои мысли и его никак не слушает, а поэтому, хлопнув в ладоши, подытоживает, — молчание знак согласия, так что за несколько недель нам надо найти компанию, мне слишком влом самому все подготавливать.       у чонгука хватает сил лишь с недовольным вздохом схватиться за голову с пониманием, что все планы идут коту под одно место и вместо квартиры его будет ждать палатка, лес и комары.

зато с кимом.

***

Топчи, топчи, топчи

Костра зловещего языки

Угольки косяков, как призраки

А в небе звёзды лишь искорки       найти компанию оказалось задачей непростой. вначале вставал резонный вопрос: «где искать людей, согласных на сутки покинуть город со всеми его удобствами и всевозможными видами досуга от проституток до настолок и отправиться в лес кормить комаров, плести венки, прыгать через костер, да и еще согласных следовать всей идее праздника и в конце уединиться парочками?» и чонгуку, и тэхену пришлось пересмотреть не одну группу, как позже оказалось, с извращенцами (получать член в личку — дело очень сомнительное и малоприятное), не один раз пролистать заброшенные форумы (кто-то вообще пользуется форумами в 2022 году?) и попытаться написать людям, готовым так просто сорваться и уехать в лес праздновать языческий праздник. но ищущий — найдет. поэтому, получив в сообщения несколько дикпиков (некрасивых, очень) и не получив никакого ответа на форумах, они наконец-то вышли на группу людей, набирающих также компанию для поездки и празднования с припиской: «новые технологии — великое прошлое». — выглядят как сектанты. — резюмировал чонгук, стоило ему только увидеть запись во всем известной социальной сети. — самое то для статьи. — подытожил тэхен, отворачиваясь и уставляясь обратно в ноутбук, давая понять, что разговор окончен и рассматривание фоток с прошлых поездок ему сейчас гораздо интереснее, чем объятия с чоном и разговоры с ним.       после недолгого разговора с организатором, объяснения целей своей поездки во всех подробностях (включая подробную фото- и видеосъемку обрядов, танцев, песен) и получения разрешения и рекомендации от научного руководителя сбор был назначен на утро пятницы (в честь этого и ким, и чон выпросили себе выходной, клятвенно пообещав отработать все в следующую субботу), а выезд в обед, по расчетам каждого на «базе» (если чистую поляну у озера окруженную лесом вообще можно назвать базой) они должны были быть к вечеру. сутки уходили на подготовку лагеря, знакомство, песни под гитару и «подготовки» к обрядам и празднованию в целом.       а чем больше чонгук наблюдал за подготовкой, тем больше ему не нравилось происходящее. не зря ли?

***

      несколько внедорожников, подпрыгивая на ухабистых российских дорогах, с каждым километром оставляли позади себя остатки городской роскоши, которая, справедливости ради, сменялась красивыми почти нетронутыми человеком лесными красотами. а вот внутри внедорожников было весело: все друг с другом знакомились, узнавали, обменивались контактами, помощью и просто пели. в городе это были хиты сначала металлики, потом «гспд» (тэхену все было объяснено именно в такой транскрипции), но чем дальше — тем больше музыка начинала напоминать что-то народное, распевчатое и вот, уже вместо магнитолы поют сами участники поездки (на гитаре, в тесноте, но не в обиде). а потом опять — разговоры, знакомство по кругу и убивание времени сном.       ким на каждое действие реагировал горящими глазами, смехом, улыбкой и попытками делать фотографии при тряске (парочка все же получилась, он проверил). а еще ему очень нравилось сидеть буквально вжатым в чонгука и при каждом неловком движении на очередной кочке касаться ненавязчиво его бедер, сжимая те крепко пальцами, натягивая ткань походных штанов или укладываться на плечо, пытаясь уснуть и доспать ранний утренний подъем.       чон не понимал до конца, что чувствует от поездки. обилие незнакомых людей не прельщало, музыка со временем надоела и хотелось вернуться обратно в город под вентилятор, пить пиво и смотреть аниме по старому ноутбуку. а с другой стороны он ехал в маленькое «путешествие» вместе с кимом, мог собрать интересный и ценный материал для своей статьи, да и просто отдохнуть от бешенного ритма города хотя бы сутки. а еще хотелось поскорее оказаться вдвоем с кимом, полежать, а затем искупаться где-нибудь под светом луны (а может и чего больше).       наконец-то, спустя несколько часов поездки густой лес начал сменяться чуть более редким лесочком: низкими елочками и соснами и, под довольное юлюлюкание пассажиров, внедорожники выехали на полянку. люди гурьбой вышли из машин, разминая затекшие за несколько часов поездки ноги, потягиваясь и забирая из багажника свои вещи, сразу же уходя с теми раскладываться, стараясь выбрать удобное место.       не отставали и ким с чоном, решившиеся расположиться недалеко от песчаного пляжика. они пришли к выводу, что от воды не будет такой сильной прохлады, да и место само по себе было достаточно уединенное: с одной стороны окруженное камышами, с другой проступала еле-видная дорожка к лесу и там никто не собирался располагаться. в общем, по мнению чонгука это было прекрасное место для них (для двух влюбленных, если быть точнее в формулировке).       оставив расставление палатки и прочие прелести походной жизни на чонгука, тэхен, на ходу снимая одежду, поспешил к пляжу, желая окунуться в теплую, уже явно согретую солнечными лучами воду. оглянувшись на чона, он хитро улыбнулся и, поглядев по сторонам, стянул и нижнее белье, отправляя то куда-то к шортам, а потом с шумным плеском и смехом побежал в воду, скрываясь по пояс в воде. как он и предполагал, та оказалась уже прогретой, а поэтому приятно омывала тело после несколькочасовой поездки в душном, набитом людьми салоне автомобиля. закрыв нос руками, по детски смешно дуя щеки, набирая в те побольше воздуха, он по макушку окунается в воду несколько раз, выныривая после с шумным довольным выдохом.       сейчас, в закатных солнечных лучах, ким выглядел как никогда красиво. золотистые волосы белели под светом, капли воды стекали с лица на шею, скользя по груди, огибая каждую мышцу. ким выглядел словно русалка, готовая сейчас запеть протяжную красивую песню и утянуть заблудившегося путника (или самого чонгука) на речное дно. но прямо сейчас чону хотелось точно также сбросить с себя всю одежду и, не теряя ни минуты, пробежаться к киму, хватая того в свои объятия и горячо прижимая, сплетаясь ногами в воде, бесстыдно трогая обнаженный низ его, прижимая и буквально вдавливая в себя. и целовать. целовать до красных губ, до сбитого дыхания, до того момента, пока тэхен не начнет его отпихивать, беззлобно ворча, что «нацеловался» и, вообще, сейчас слишком жарко, чтоб обниматься, шуточно при этом отталкивая гука в сторону, брызгая водой.       но чонгуку оставалось лишь кусать губы в столь сильном сейчас желании и пытаться понять инструкцию по установке палатки — он уже занимался этим раньше, но палатка, купленная накануне поездки, оказалась слишком непонятной и сложной в сборке, поэтому разбираться с ней пришлось на месте. — не боится, что его русалки утащат? — звонкий женский голос заставил гука поднять голову от инструкции, перед ним стояла одна из помощниц организатора — второкурсница лиза, веселая девушка с лицом усыпанным веснушками и звонким, заразительным смехом, который гук выслушивал всю дорогу. — не боится. да и там мелко, вроде. — юноша сразу же поворачивает голову к все еще плескающемуся на мелководье киму, который, заприметив девушку, все же чуть углубился в воду, пряча обнаженный низ. — ну смотрите, смотрите. — она шутливо пригрозила пальцем, а после, улыбнувшись еще сильнее, склонила голову вниз, протягивая слабо сжатые в кулачке две самокрутки, набитые какими-то травами, — ваня просил вам передать. это обязательно. и еще, вот, оденьтесь в это, через час к кострищу.       чонгук не сразу заметил у нее в руках белые рубашки с такими же белыми штанами, расшитые непонятными славянскими узорами. в легком удивлении подняв брови, он все же забирает самокрутки, позволяя лизе показать принесенную одежду. — тут для тэхена, — она поднимает рубашку со штанами, показывая вышитые на той узоры молота савгора и всеславица, задорно при этом подмигивая чону, протягивая одежду и показывая тому и его одежду, — тут для тебя. они расшиты цветом папоротника. для завтрашней ночи будет самое то. — девушка опять смеется, отдавая одежду и, чуть кивнув головой, уходит к остальным. а чонгук с непониманием с непониманием смотрит то на две самокрутки в руке, то на рубашки со штанами.

травку за мавку, получается?

Отношение автора к критике
Приветствую критику только в мягкой форме, вы можете указывать на недостатки, но повежливее.
Права на все произведения, опубликованные на сайте, принадлежат авторам произведений. Администрация не несет ответственности за содержание работ.