Как получить Улучшенный аккаунт и монетки для Промо совершенно бесплатно?
Узнать

ID работы: 12224006

Фотографию тебя

Слэш
PG-13
Завершён
25
автор
Пэйринг и персонажи:
Размер:
6 страниц, 1 часть
Описание:
Публикация на других ресурсах:
Уточнять у автора/переводчика
Поделиться:
Награды от читателей:
25 Нравится 1 Отзывы 7 В сборник Скачать

Часть 1

Настройки текста
Щелк. Щелк. Щелк. Звучит фотоаппарат в руках Чана. Модель крутится перед камерой, встаёт в разные позы, показывает блестящее, переливающееся от студийного света, болотное обтягивающее хлопковое платье, ведёт руками по телу, показывая себя во всей красе. Бан тоже не стоит на месте, он выбирает моменты, помогая иногда девушке в направлении глаз, просит голову выше, потому что она постоянно ее опускает, облизывается, видя красивую картинку. Однако при всей заинтересованности мужчины к съемке он чувствует как душно в студии. Весна выдалась очень жаркой, ещё в апреле было двадцать градусов, а в мае постоянные грозы, что не продохнуть и не дышать свободно, наслаждаясь прохладной свежестью, в мае температура достигла двадцати восьми, иногда достигая округления в тридцать. Кристофер любит свою работу, любит рассматривать людей, замечая мелкие недочёты и красоту, всматриваться в лица, ища в них настоящие эмоции и неброские слова или же безмолвный крик маленькой убитой души. Модели тихо на ушко жаловались коллегам, что пополнели, гордились, что сбросили, молчат, что не ели ничего неделю, мучая организм такими пытками. Бан Чан тоже молчит сейчас, потому что у модели глаза хитрые, закрытые, в них есть необычайная способность привлекать внимание сразу, не подавая никаких видных сигналов. Последний щелчок звучит в студии, и Бан собирает оборудование, вслушиваясь в соседнюю комнату, как подруга модели устало вздыхает, снимая платье. Как крышка наделась на фотоаппарат, так манящий чарующий взгляд поник. Она поникла, согнула спину от усталости, шею повесила, присела на стул, сомкнув ноги и снимая туфли. ≪Ей не идёт быть босиком≫— отмечает про себя Крис, вновь собирая оборудование и смотрит за вслед удаляющимся силуэтом. Когда он вышел из студии, то его окутало неприятное чувство слабости. Неприятный ком встал в горле, запуская процесс ощущения рвоты в районе лёгких. Серые будни в солнечной весне не пробуждали в фотографе никакого настроения, каждый зелёный лист становился для него ненавистным, а цветки на деревьях мерзкими. Муза покинула его. Давно ли? Сам не знает, просто все превратилось в однотонный смрад, который никто не смог разбавить белый цветом, чтобы стало спокойней. Задорная песня от Роквеллазаставляет вздрогнуть, отпугнуть гнетущую тоску, возвращая Чана. Доставая из чёрных брюк телефон, он надеялся увидеть знакомый номер, хоть кого-то, кого он знает, кто сможет ему что-нибудь рассказать, прогоняя противное состояние подальше. Но на экране опять незнакомый номер, видимо очередного заказчика. Бан устало вздыхает, морально готовится разговаривать с колким и напористым менеджером какой-нибудь конторы. Принимает вызов, поднося к уху динамик. —Здравствуйте! — звенит звонкий голос на другом конце провода. —Здравствуйте.— робко отвечает Чан, затихая с каждым слогом. Голос звучит знакомо, так ласково, так мягко, так нежно. —Я бы хотел заказать фотосъемку на природе, есть такая возможность? —Да, конечно, вам на какой день? — задаёт Чан стандартный вопрос, но в животе все бурлит, будто он назначает свидание человеку в телефоне. —Хотелось бы на завтра. Но я знаю, что вы фотограф востребованный, поэтому, видимо, завтра ничего не выйдет.—слышно, что он улыбается, улыбается сильно, так искренне. Бан замолк, достаёт блокнот. ≪Секунду≫— говорит он на автомате, пролистывая список, просто чтобы сделать вид, что он не помнит про свой выходной, который он хотел провести в самокопании за рюмкой крепкого алкоголя. —Завтра…завтра у меня есть время. Можете рассказать, что за фотосессию вы хотите? — парень на проводе замолк. Тишина и ожидание давили Криса, опускали голову все ниже и ниже.— И назовите своё имя, пожалуйста.— на конце послышался шорох, парень видимо вернулся. —Извините, да, сейчас.— замялся он, продолжая на новом вдохе.— Меня зовут Минхо. Ли Минхо. Я бы хотел пофоткаться в поле, на лугу там, среди зелёной травы и леса. Завтра обещают прохладу, представляете целых двадцать градусов! Ужас что! — иронизирует Ли, а Чан усмехается, подхватывая. —Да-да. Учитывая обычную температуру месяца, это полная жуть, думаю, как не замерзнуть! — Минхо смеётся заливисто, даря Бану очередную улыбку на собственном лице. —Я хочу эстетику в стиле старой готики или старой пленки, темную такую. Черно-белые фотографии, а ещё пожелтевшие, это так придаёт им старости. Люблю такое, сегодня насмотрелся и захотел, в качестве хорошего фотографа знакомые мне посоветовали вас. Вы сможете такое? —Да.да! Конечно, смогу. Без проблем, мне нужны от вас координаты места и приблизительное время, сколько уйдёт на съемку. Оплата почасовая. —На съемку думаю, мы потратим полтора часа, два. Координаты скину вам в личные сообщениях.— повисает тишина, но больше Чан не нервничает от неё, она наоборот кажется такой желаемой. —Хорошо, Минхо, я вас понял. Тогда жду вашего сообщения. До завтра. —До завтра, мистер Чан.— гудки звенят сразу после прощания, а Чану становится дурно. Он облизывает губы, нервно прикусывает и теребит нижнюю зубами. Ему очень интересно, как выглядит Минхо. Фотосессия на любителя, конечно, но сама идея так завораживает. Как сказал клиент, в этом есть своя эстетика. Доходит Чан до дома с более хорошим настроем, чем вышел со студии. Валится на кровать, подкладывая руку под затылок, укладываясь удобней. Завтра. Оно так далеко и так близко, как же летит быстро чёртово время. *** Чан просыпается от трели своего мобильника. Надоедливый Роквелл* опять напевает свою песню, повторяя строчки снова и снова, что уже голова начинает болеть. Бан поднимает тяжёлую голову с мягкой подушки, пропитанную его запахом одиночества, такой же тяжелой рукой приподнимает гаджет и ужасается. На экране высвечивается имя Минхо, и Чан подрывается с кровати, сбрасывая звонок. Он смотрит, что вчера ему отправил клиент, и видит, что уже по плану опаздывает на двадцать минут. ≪Чёрт≫ разносится криком по квартире, и слышен глухой топот стоп по плитке. Кристофер быстро помылся, привёл себя в порядок, одел счастливое худи белого цвета и выбежал к своей машине. Старый красный трак как на зло не хотел заводиться, только задыхался от натяжки ключа, прося остановится и выбрать не его. Чан уже ругается откровенным резким матом, потому что часики в этой старой развалюхе тикают громко, напоминая как бесценно время. Вновь он поворачивает ключ, и машина завелась. Крис улыбается и жмёт на газ, выжав сцепление. Трак летит по дороге, обгоняет маленькие легковушки, как улиток, Бан умело крутит рулем, скорости переключает, смотрит на дорогу. Так быстро бегают его глаза. Заранее поставленный навигатор говорит проспавшему, куда поворачивать и когда надо скинуть скорость. И вот Кристофер видит раскидистые поля, заполненные рожью, пшеницей, с особым трепетом он проезжает поле с ромашкой, открывает окно, вдыхая аромат, ненадолго расслабляясь. Рядом с проездом Чан видит высокого парня, что стоит в позе недовольства, глазами сверкает на красный трак, а брови вскинуты в удивлении. Минхо действительно красив: рост у них видимо одинаковый, но за счёт худых ног, казалось, Ли выше, скулы у него острые, такие же, как и глаза, в проколотых ушах виднелись милые серьги, на мочке были цепочки по сантиметра три, а на правой раковине серебряное кольцо. Чан, вздыхая, выбегает из машины, забирает оборудование с заднего сиденья и подбегает к клиенту. —Здравствуйте, Минхо! Простите, пожалуйста, за мою оплошность, я за вчерашний день очень устал, сам не заметил, как уснул. Не прочёл ваше сообщение…— Крис говорит это быстро, кланяясь через слово, неловко смотреть ему в глаза, поэтому свои опустил вниз, не поднимая.— Первый час бесплатно! —Угу, пойдёмте.— по голосу Чан чувствует, что к нему особое призрение, однако обнуление первого часа явно скрасило его настроение. Голос у клиента, как и по телефону, звонкий, но сейчас очень хриплый из-за плохого настроя. Крис бежит за ним, потому что тот рванул сразу после своих слов. Тут и правда красиво: ромашки щекочут икры своими маленькими лепестками, ветерок пробегает по ляжкам, залетая в шорты. Чан никогда не стеснялся своих больших ног, но стеснялся всего, что находится выше паха. Почему он сам не знает, однако тело доставляло ему жуткий дискомфорт. Минхо встаёт по середине поля среди ростков цветка, сложив руки на груди, вопросительно вглядываясь в стеснительного фотографа. Тот переставляет ноги вроде быстро, но очень долго вглядывается в цветы, Ли очень интересно, знает ли он, что фотосессия будет ню. Он ухмыляется ожидаемой реакции от этой новости, потому что уверен, что сообщение он не прочёл. Парень специально надел на себя свободную футболку и свободные джинсы, чтобы удобней было снять и не было так жарко в поле. Когда Крис дотопал до клиента, то сразу Ли атаковал его фатальным вопросом: —Как вы реагируете на мою фотосессию? —Я? Ну, когда мы разговаривали по телефону, я не озвучил, но идея мне понравилась.— Минхо засмеялся, а Чан захлопал глазами. —Вы читали мое сообщение? — ещё один сбивающий с толку вопрос, заставляет Бана покраснеть. —Сейчас прочту, простите, сейчас…— Чан тянется к телефону, открывает его, как поверх его руки складывается чужая. Бан замирает, неловко поднимая взгляд. —А смысл читать, если я сейчас вам все повторю, только лично? — клиент очень близко, держит его за руку, кожа у него мягкая, комочки в животе превращаются в коконы, медленно раскрываясь, выпуская красных бабочек, что ласкают стенки желудка, поднимаясь к горлу и обратно. Крис медленно выдыхает, кивает, медленно, но часто моргая.— Я хочу фотосессию ню, в стиле старой пленки. Для себя, для любования. Сможете сделать так, чтобы я смог испытать не просто любовь к себе, а жесткое тщеславие, чтобы дух от своего тела словил? — у Чана дух перехватывает. Он губы облизывает, на Минхо глядит, не видит как краснеет, глазами бегает по его лицу. Ли улыбается милому фотографу, снимает с себя футболку, кидая ее рядом и начинает кружиться. ≪У него очень худое тело, хочется его покормить≫— говорит про себя Чан. Плоский живот, еле видные рёбра и острые ключицы, тонкие кисти, длинные пальцы, темные ареалы сосков и вставшие от шаловливого ветра соски. Хочется губами по бледной коже пройтись, языком размашисто лизнуть широкую спину. Ли Минхо слишком реальный для этой сказки. — Ну что вы встали, мистер Чан?! Побежали фотографироваться! — кричит Минхо, отдаляясь от шокированного идеальным клиентом Чана, дарит ему острую в уголках улыбку. На своих длинных ногах Ли убегает, оставляя Бана со своими мыслями наедине. Выйдя из мимолетного транса, Чан достал фотоаппарат из футляра, снял крышку и побежал за клиентом. Нагнал его Крис, когда тот уже лежал в поле и смеялся завилисто, положив руку себе на лицо. Красивый кадр, Чан сразу увидел красоту в этом моменте. Щелк. Губы Ли облизывает, разглядывает внимательно Чана, тянет руку к нему, подзывая. Бан делает ещё один кадр. Щелк. Подходит к Минхо мелким шагом, присаживаясь рядом на корточки. Клиент приподнимается на локтях, шепчет на ухо Чану: —Сейчас я сниму штаны, только не пугайтесь, ладно? — Бан кивает быстрее, чем осознаёт, что ему сказали. Ли поднимается на ноги, медленно расстёгивает ремень, видимо, из змеиной кожи, бросает его Крису, тот ловит, чуть не потеряв его на земле. Пуговица, ширинка, Ли замирает, прикусывает губу, с азартом взглянув на фотографа. Он снимает штаны медленно, соблазнительно, а Бану дурно, хочется снять с себя одежду и прижаться к нему телом, чтобы тереться своей загоревшей кожей о его. Штаны летят в лицо Криса, тот жмурится, снимая джинсы и краснеет ещё сильнее, вглядываясь в красивый силуэт. Ниже плоского живота у Ли виднеется хорошая талия, стройные длинные ноги. —Пялиться не хорошо, мистер Чан.— делает замечание Минхо своему фотографу, а тот резко отвлекается от разглядывая Аполлона в земном обличии, и кивает быстро.— Вставайте, мистер Чан, я обустроил себе место, пока вы спали.— Минхо хихикает, уходит, показательно виляя задницей при походке, а Бан хихикает ему в ответ, поднимаясь и захватывая его вещи. Они дошли быстро, посреди поля лежит красное большое покрывало, закреплённое книгами, чтобы не улетело. Ли ложится на прохладную ткань спиной, Крис видит, как по его телу бегут мурашки, он опять неосознанно для себя бегает взглядом по телу клиента, подмечая все новую и новую красоту этого худого тела. —Мистер Ли! — обращается Чан спокойно к Минхо, когда внутри бушует настоящий ураган. —Просто Минхо— констатирует он, переворачиваясь на живот и прогибаясь, словно кошка, характерно жмуря глаза от наслаждения. —Да… Минхо.Я могу вас касаться, когда буду делать фотографии?.. —Делайте со мной все, что вы считаете нужным, мистер Чан.— улыбается Ли, а Чана трясти начинает от этого обращения. Объектив направлен на Минхо, а тот позирует, не стесняясь пробовать разные позы. Чан не чувствует себя уставшим. Чан чувствует, что начинает любить свою работу снова. Щелк. Щелк. Щелк. Звучит фотоаппарат в руках Чана. Ветер бегает по лицам мужчин, солнце и облака дают все новые и новые возможности для фотографий, красивых фотографий. У Минхо других быть не может. Он выгибается в спине, на шпагат садится, на носки встает, руками обхватывает свои рёбра, шею и лицо. А Чан фотографирует, фотографирует, будто папарацци, который охотиться на звезду мирового масштаба. Он поправляет его мягкие волосы, которые сбивает ветер, руки поднимает выше, вытягивает ноги, талию приподнимается чуть больше, отдаляясь и щёлкая. —Стоп, мистер Чан.— вдруг объявляет Минхо, вставая с места, направляясь прямо к нему, а Чан делает заключительный снимок подходящего юноши.— Вы и правда профессионал, мистер Чан. Если убрать ваше смущение и откровенные разглядывания, то ваши касания не чувствуются как лапание, они просто поправляют то, что может испортить кадр.— Крису это льстит. Откровенно льстит, что касания, который были сделаны с целью дотронуться до мягкой кожи, воспринимаются, как корректирующие касания. Чан кивает, вглядываясь в глаза Минхо.— Прошло три часа… как быстро летит время…. Сколько с меня, мистер Чан? —Ужин— Ли приподнимает брови в удивлении, но скоро начинает смеяться. —Вы хотите, чтобы я сходил с вами на ужин? —Скорее да, чем нет. Проведите ужин со мной, я целый день думаю о том, что хочу вас накормить. —То есть платить будете вы? —Ловите на слове.—усмехается Чан, опуская голову в ромашковое поле. Собрав вещи и одевшись, Минхо последовал за Чаном в его трак. Пока Ли все упаковывал, Крис пересматривал фотографии, прикрытые глаза клиента очень красивые и возбуждающие. Через фотографию Бан вспоминает, как они дрожат, какие у него длинные ресницы. Какой он красивый. —Поехали, мистер Чан! — обращается Ли к фотографу, складывая руку на плечо. Минхо находится катастрофически близко для Криса сейчас, опять красные бабочки начинают двигать своими крыльями, будто первая влюблённость настигает Чана, он притягивает Ли к себе, касается губами его. Он чувствует сладость гигиенической помады, сминает мягкие губы, гладит волосы, поднимается, чтобы было удобней обоим. Минхо отвечает ему, они просто тихо сминают губы друг друга, иногда покусывая. В одежде сейчас не комфортно, но Бану все равно, он голову Ли прижимает ближе к себе, невесомо касается шеи пальцами, загривок гладит. Сейчас Минхо касается фотографа в первый раз. Его загорелая кожа немного шершавая, однако очень горячая, массивные плечи он чувствует под толстовкой, хочет под неё проскользнуть, но Чан не даёт, останавливая и отдаляясь от Ли. Кисти клиента сейчас сильно сжимают руки фотографа, Крис неловко смотрит на него, слизывая металлический привкус с прикусанной губы. —Поехали, Минхо. Едут они в тишине, по радио ничего интересного не играет. Ли смотрит в окно, подперев подбородок рукой, а Чан следит за дорогой, поглядывая на Хо. —Простите, Минхо, это было непрофессионально с моей стороны.— нарушает тишину Бан, сжимая руль ещё сильнее. —В любом случае, мне понравилось, мистер Чан.— отвечает незатейливо Ли, не отвлекаясь от светлого неба, на котором собрались тучи.— Дождь будет, мистер Чан.— продолжает беседу Хо, поворачиваясь к фотографу лицом. Тот вглядывается в глаза напротив, отвлекаясь от дороги. —Согласен с вами, Минхо.— и опять неловкая тишина. Чан нервничает. Зачем он поцеловал Минхо? Почему тот отвечал? Сейчас предложение ужина подразумевается клиентом, как предложение о продолжении вечера в кровати? Черт. Черт. Черт. *** Закапало. Стало постепенно темнеть, а они все ехали и ехали. —Может ну его этот ужин? — Минхо повернулся к Чану свою голову.— Ну, правда, сейчас не самое лучшее время для ужина. Лучше посидим у меня и попьём чая. Да…— Крис тяжело вздыхает, ожидая ответа от клиента на своё неожиданное заявление. Постель с ним разделить очень хочется, но скорее в данном случае чаепитие означает только само распивание чая и ничего более. —Вы хотите меня, мистер Чан? — умеет же он ставить вопросы так, что Бан теряется, потому что ответить сразу нельзя — получится несвязный бред по типу ≪Да. Нет. Не знаю. Я не имею в виду, что нет это то, что вы мне не нравитесь…≫ и так далее. —Я.я теряюсь с ответом, Минхо.— тихо шепчет Крис, сжимая челюсть. —Я же не спросил, будете ли мы меня насиловать, мистер Чан, я спросил хотите ли вы меня. Я не против провести с вами ночь. Вы очень милый, мистер Чан.— Бану хочется плакать, неожиданная тоска охватила его сердце. Давно ли ему делали такие тёплые комплименты, давно ли ему так улыбались по-особенному? Он все это не придумал? Растопленное сердце рвётся наружу, показать всю важность человека рядом. Чан съезжает вправо в чащу, глушит трак и ставит на ручник. Тяжело вздыхая, Бан опускает лицо на свои руки на руле, зарываясь в них и хныча. Шмыгает, чтобы сопли не остались на толстовке, но горские слёзы спадают на ткань, оставляя пятнышки. —Почему вы плачете, мистер Чан? — спокойно спрашивает Минхо, хотя сам плакать хочет от картины, что расположилась перед ним. Чан не знает, как отвечать на его вопрос, он просто ещё громче зарывается в собственном состоянии, крича на машину диким криком. Его трясёт.— Мистер Чан? —Я не знаю, Минхо, не знаю. Просто хочу плакать и всё.— повышает на него голос Чан, трясёт руками, прикрывая опухшее красное лицо. Пух влетает в машину через стекло и садится на мокрую щеку Криса. Ли меняет позу, рукой тянется и снимает прилипшую пушинку, целуя место, где она только что была. Бан мокрым взглядом всматривается в понимающее лицо клиента, как тот выбрасывает пух из машины и поворачивается к нему лицом с доброй успокаивающей улыбкой. —Тополь полетел, мистер Чан. Поехали пить чай…
Примечания:
Права на все произведения, опубликованные на сайте, принадлежат авторам произведений. Администрация не несет ответственности за содержание работ.