Оплата платежными картами НЕ РФ скоро будет отключена
Подробнее

А может все же нужно

Слэш
R
Завершён
106
автор
Пэйринг и персонажи:
Размер:
5 страниц, 1 часть
Описание:
Посвящение:
Примечания:
Публикация на других ресурсах:
Уточнять у автора/переводчика
Награды от читателей:
106 Нравится 6 Отзывы 14 В сборник Скачать

Часть 1

Настройки текста
Когда всё пошло кувырком? Виктор сидел за рабочим столом и пытался сосредоточиться на рунной формуле, но мысли вновь возвращались к проклятому Джейсу, мать его, Талису! И сейчас всё было намного раздражающе, чем впервые! Виктор злился на себя! Да и как иначе он мог себя ощущать, сознавая собственную неприязнь к Джейсу? Его любимому, преданному Джейсу! Виктор не имел права испытывать к нему таких чувств! Аргх, как же у людей все сложно! Осознав полное бессилие перед мыслями, Виктор отложил лист и запустил пальцы в волосы. Как так вышло? Виктор посмотрел на стену. Там висел чертёж хекс-ядра, его разреза и описание функционирования на примере аккуратно вычерченного фикуса. А сверху была прорисована детским стилем обаятельная милая ромашка, сложившая свои листья в сердечко. В центре этого сердечка были выведены аккуратным почерком Талиса три важных заветных слова "Топай жрать, балбесина". Виктор невольно улыбнулся, вспомнив, как Джейс кривился от продиктованной формулировки, но заботливо записал её. И эта надпись была одним из самых тёплых воспоминаний, ведь тогда Джейс прислушался к Виктору. А этого в их отношениях было крайне мало. Это удручало. А Виктор уперто продолжал гнать эти ощущения куда подальше. Ведь не так давно этот чертёж был девственно официален без единой помарочки на новом белоснежном листе с аккуратно выведенными линиями самого чертежа. Не так давно Виктор и подумать не мог, что на такого калеку, как он, обратит внимание такой статный и видный красавец, как Джейс Талис. И это в разгар слухов об отношениях Талиса с роковой красоткой Мэл Мидардой! Джейс просто пришёл к Виктору, погладил трепетно по щекам и остался. Казалось бы, о чем тут ещё мечтать? Тогда Виктор и подумать не мог, что начнётся со следующего утра. А может, первые звоночки прозвенели и тем вечером во время их первого секса. Первого секса Виктора, потому он и не придал никакого значения, больше занятый собственным смущением и удивительным удовольствием поверх привычного дискомфорта. Он просто старался притворяться, что с ним всё нормально и ему нравятся бесчисленные шепотки Джейса на ухо о том, какой Виктор восхитительно хрупкий и жаждущий ласки. Он не мог поверить, что кому-то было дело до того, чего тот жаждал. Вик только попросил не снимать с него рубашку. Но настолько вожделел, что боялся переспросить, принимая от Джейса весь этот странный секс с приторно-нервирующими словечками и онемевшим от тянущей боли отведенным бедром в широкой ладони любовника. Таков был секс. Местами очень приятный, а с такими мелочами, как натертая корсетом мозоль на ребре, можно было смириться. Ведь рядом с Виктором теперь был человек, о котором тот и мечтать не смел! Виктора любили, хоть эта любовь была дико болезненной, юноша заснул в этой боли счастливым. На утро Виктор проснулся под звуки включённого душа. Джейса не было в спальне и это казалось Виктору наивозможнейшей удачей! Он одевался так спешно, как мог, то и дело натыкаясь на углы и хватаясь за тумбочки и стулья в секунде от падения на пол, но продолжал упорно тянуться за одеждой. Ему повезло: когда Джейс вышел из душа, распаренный и свободно дышащий широкой мускулистой грудью, Виктор невозмутимо сидел на стуле и застегивал ортез поверх штанины. Виктор взглянул на Джейса лишь раз из-под чёлки: показывать излишнюю привязанность ещё было очень рано и даже опасно! Затянув последний ремень и ощутив долгожданную поддержку в ноге, Виктор уже начал подниматься с места, когда Джейс вскинул руки : – Стой! Виктор удивлённо обернулся на оклик и ещё сдержал злостную досаду: опять беспокойство и нежности. Не нужно! Виктор не рассыпется! Но как при этом красиво блестели любимые глаза! – Ну что ещё? – проворчал Виктор, всеми силами пытаясь скрыть негатив. – Ты шнурки не завязал, – участливо улыбнулся Джейс. – Давай я помогу. – Нет! – быстро отмахнулся Виктор, усаживаясь обратно на стул и мысленно завопил: он же уже надел ортез! Эта чертова конструкция надёжно фиксировала коленный сустав, не давая тому сгибаться в полную амплитуду. При ходьбе это очень помогало не проседать, но как завязывать шнурки при несгибающейся ноге? Вытянув руки, Вик потянулся к ноге, коря свою деревянную неуклюжесть, фиксаторы корсета, мешающие согнуть спину и дотянуться до собственной ступни. Сделав рывок, Виктор поморщился от боли в спине. А на втором его остановили за плечи нежные, блять их, руки. – Давай я, – вновь повторил Джейс, опускаясь перед Виктором на корточки и так торжествующе улыбаясь, что Виктору захотелось врезать по этой самодовольной морде чем-нибудь тяжёлым! Или чём-то ещё тяжелее! Ведь он мог так улыбаться, ведь он – Джейс! Это был Джейс, и Виктор беспомощно зажмурился, пряча свое раздражение подальше. – Лучше выйди и дай мне полчаса на то, чтобы спокойно собраться, – процедил Виктор, раздумывая, как быстрее расстегнуть ортез. – Не глупи, – мягко рассмеялся Талис и без труда завязал шнурки. – Вот и всё. – Спасибо, мамочка, – фыркнул Виктор, отворачиваясь в сторону и уперто разглядывая свой костыль. – Вик? – Нет меня. – Виктор! – чуть громче позвал Талис, ласково обхватывая пальцами подбородок и поворачивая его лицом к себе, встречаясь глазами. – Вик, посмотри на меня. Послушай, ты никогда теперь не будешь один, слышишь? Я всегда буду рядом! "И всегда будешь видеть меня неуклюжей корягой," добавил про себя Вик. Как же хотелось сбежать, и чтобы Джейс перестал так покровительственно на него пялиться. – Тебе идёт эта поза в моих ногах, – съязвил Вик, хватая прислоненный к стене костыль. – А ты бы хотел видеть меня в ней чаще? – Нет! Слова прозвучали как хлопки в пустой комнате, и Вик тут же пожалел о своём срыве, тяжело выдохнул и обернулся. – Прости меня, Джейс. Ты прав. Спасибо большое за помощь. Обеспокоенный Джейс с облегчением улыбнулся и в золотых глазах вновь померещилось самодовольство. Потянувшись к Виктору, он вопросительно посмотрел на него, и Вик приник к его губам, целуя всё ещё неуклюже, и ощущая странное неадекватное желание сбежать. Дальше всё продолжалось относительно ровно: советник Талис надолго убегал по своим делам. Это было на руку Виктору: тот давно пропитался свободой, одиночеством и хекстеком. И последнему уделял всё своё время, которого всегда было много и ограничивалось лишь плохим самочувствием и чертовой медлительностью. Теперь оно ограничивалось еще и Джейсом, хотя тот был не прочь составлять компанию и работать вместе с Виктором, не отвлекая, а дополняя того в деле, а позже в постели. Раньше… До приступа. Виктор и сам не понял, как это случилось. Он привычно заклевал носом от усталости, размыкая тяжелые веки, но в какой-то миг они отяжелели в сто крат, а сердце словно сжалось в противном чужом кулаке. И за головокружением он полетел на пол, теряясь в темноте. Очнулся он с дичайшей тошнотой. От отвратительного химозного запаха на языке хотелось сдохнуть. Иронично, ведь судя по лицу сидящего рядом Джейса, Виктора именно спасли от смерти. Теперь при этом ничего не болело и дышать было невероятно легко, ведь подаваемый в легкие воздух стремился туда и расправлял альвеолы сам. – Джейс… – Виктор? –Талис отнял руку от лица, подавшись к возлюбленному и глядя на того… виновато? – Врачи… Они сказали, что… Джейс отвернулся, пытаясь скрыть боль, которую вызвали эти слова, но тщетно. И Виктор все понял. Вся эта легкость – чертов обман. Хотя… он же еще жив? – Сколько мне осталось? – поинтересовался Виктор, словно желал получить простую переменную в свое новое жизненно важное уравнение. Джейс горестно закусил губу. А Вик был слишком слаб, чтобы зарычать. Неотложная идея вновь зажгла его золотые глаза, и Виктор более не желал тратить времени даром. Времени, которого и так не осталось! А ведь еще нужно было ждать, пока рассосется местный наркоз. Конечно, что же еще? А Вик уже было обрадовался, что спина не болит. Он же лежал на ней! И ничерта не чувствовал. Боль нагрянет позже. Вместе со слабостью. И Джейсом, вооруженным нянькиным списком пособия по уходу за калекой. Как же Виктор ненавидел все это! И тем не менее, он стал еще больше бояться того, что Джейс уйдет от него, ходячего мертвеца, устав контролировать работу чужих почек. Это было унизительно! Крайне унизительно работать в лаборатории, разрабатывая хекс-ядро, которое перевернет мир, и краем уха слышать отчет врачей Джейсу. Да какое дело этому статному мускулистому красавцу о том, что Виктору повезло забыть выпить жидкости больше двух кружек кофе и не затопить отеком легкие до краев? А тот извращенец слушал, загоняя Виктора в еще большее смущение, вынуждая молчать и терпеть нянчество. Тем самым загоняя себя в еще более замкнутый круг. Особенно когда Джейс вытащил изможденного Виктора из скользкого душа, лицезрея тощее голое тело во всей его неуклюжести. Жалкое, испуганное. Виктору хотелось провалиться сквозь землю или выблевать все свое естество в унитаз, но вместо этого он покорно стоял в сильных объятиях, пока его умывали прохладной водой и кутали в махровый халат. Лишь бы не увидеть презрения в родных глазах. Если раньше Виктору было достаточно скрывать во время секса свое тело под рубашкой, то теперь ему хотелось одеться обратно как можно скорее. Ведь одетым Виктор был гениальным ученым, а под одеждой скрывалось… ненавистное корявое тело. Если бы можно было заменить его на что-то другое! И Виктор искал денно и нощно, пока не приходил Джейс, прерывая старания возлюбленного обеденным перерывом, проверкой выпитой жидкости, которую Талис отмерял бутылкой сам, унижая Виктора сильнее некуда… Здоровому заботливому человеку просто было не понять особенностей возлюбленного. Быть может поэтому Вик так охотно давал отвести себя на диван и уложить передохнуть на коленях Джейса. Даже жутчайший дискомфорт в спине был предпочтительнее. Ведь к боли Виктор привык, а вот к беспокойному нянчащемуся над его жидкостью Джейсу привыкнуть было невозможно! А так Джейс сам забывался на этом диване куда быстрее, лишь слегка обостряя муки Виктора своей тяжелой рукой. Чертов корсет и болты в позвонках! Здоровому человеку было просто не понять, что не всем дано нежиться на мягком диване. На глазах непроизвольно собиралась влага — видимо, избытки отека. Но нельзя было позволять себе чертовы слабые слезы! Слезы — для слишком слабых людей. Да и теплый родной Джейс все еще обнимал за плечи. О чем еще можно было мечтать? О возможности подремать без адской боли в спине? Чтобы Талис оставался рядом до конца? Или чтобы тот не раскисал следом? Именно тогда все пошло кувырком! Виктор сидел за рабочим столом и пытался сосредоточиться на рунной формуле, пытался вытрясти из головы утренний инцидент. Виктор тогда собрался в лабораторию, но в коридоре его перехватил Джейс! Стреножил, мать его! Эта груда мышц караулила Виктора в коридоре и просто обхватила своими огромными лапищами за ногу и костыль, вынудив Вика заорать от страха! Тот и сам не ожидал от себя такой реакции, но черт дери этого Талиса, который за все время их отношений так и не понял, как это, блять, трудно стоять на ногах, практически не ощущая одной из них! И чуть не потерять контроль над другой! Животный страх затопил худое тело сильнее любого отека, вынуждая вырываться, налететь спиной на стену, заорать, ощущая, как по щекам катятся злые слезы. Виктор кричал, размахивая рукой и напрочь игнорировал удивленно-наивное личико Джейса. Он же снова не сделал ничего плохого! Просто вновь… вмешался в то, что Виктор и без него контролировал с трудом… Виктор с трудом контролировал свое разваливающееся тело. А теперь не мог контролировать собственный разум, свою работу! Не хватало ему еще и работу над хекс-ядром разрушить. Итак все кончилось. Интерес Джейса к нему после истерики кончился. Виктор был уверен в этом! И сейчас корил себя за это, ненавидя себя за свой гнев. Джейс был слишком слаб, чтобы быть с Виктором, но как же его не хватало именно в эту секунду! Как же не хватало его успокаивающих крепких объятий и былой уверенности в завтрашнем дне. Тело буквально выло от тактильного голода. Проклятые человеческие слабости! Хекс-ядро маняще пульсировало, пленяя неведомой силой, способное возродить все... Талис зашел в лабораторию с видом побитой собаки, но больное сердце Виктора радостно сжалось. Они почти одновременно воскликнули: – Прости меня, мне не следовало этого говорить. – Прости меня, мне не следовало лезть без разрешения… Джейс удивленно затянул конец фразы, оглядывая Виктора с головы до ног, подскочил к нему в два прыжка, падая на колени, прижался губами к костлявой ладони. – Зачем ты так, Вик? Ты же можешь просто сказать мне, просто остановить. Я… Я же не знаю, как правильно. – Боюсь, в моем случае уже ничего не будет правильным, Джейс, – вздохнул Виктор, сжимая ладонь поверх грубовато-мозолистых пальцев Талиса. – Я уже ничего не контролирую. – А я абсолютно бессилен, чтобы защитить тебя. Потому что ты не нуждаешься в защите, Вик! Но я все еще могу помочь! Просто говори мне как. – Я уже сам не знаю. Мне надо работать. – Значит, сейчас будем работать, – согласился Джейс, поднимаясь с колен, внезапно нагнулся к уху Виктора. – Хочешь, глаза мне в постели завязывай и будем трахаться в полной темноте? – Дурак ты, – невольно засмеялся Виктор, впервые ощутив, как сковывающий угол в груди медленно рассосался. И тут же вылетел болезненным кашлем. – Вик я… – Не надо! Виктор привычно сжался, ожидая беспокойных взглядов и прикосновений, но вместо этого Джейс просто протянул любимому платок. Промокнув губы, Виктор поднял неуверенный взгляд на Талиса, впервые заметив в них спокойную стойкость. Опору, которой так не хватало. – Или все же, надо.
Права на все произведения, опубликованные на сайте, принадлежат авторам произведений. Администрация не несет ответственности за содержание работ.