Скидки

Цена выбора

Джен
PG-13
Завершён
4
автор
Размер:
7 страниц, 1 часть
Описание:
Публикация на других ресурсах:
Запрещено в любом виде
Награды от читателей:
4 Нравится 0 Отзывы 1 В сборник Скачать

Часть 1

Настройки текста
      — Каждый волен выбирать, но не каждый способен сделать правильный выбор.       Слова, тягучие, неторопливые, потонули в тихом шелесте листьев. Словно горячий воск, тоненьким струйками стекающий вниз, они обожгли сознание, нарушили привычный поток мыслей. Живописный вид на долину, скрытую в густой пелене тумана, неожиданно поблек перед глазами. Стал скучным и безжизненным.       В предрассветных сумерках фигура собеседника походила на каменное изваяние. Расположившись на ступенях храма, юноша, следуя примеру наставника, наблюдал за золотистыми отблесками у чёрной полосы горизонта. Промозглый воздух вынуждал его сжиматься всем телом, согревать закоченевшие пальцы горячим дыханием. Тренироваться он не спешил. Только бормотал себе под нос фразы, что вычитал из библиотечных свитков. По началу Рейден воспринял его тягу к литературе с юмором. В этом отношении все смертные были одинаковы. Их взгляды полны решимости, уверенности в собственной правоте, а слова — ложью и заблуждениями. Они ругают собственных детей за провинности, которые сами же совершают, учат других жизни, не имея о ней ни малейшего представления. Рейдена это забавляло. Он любил глупости. Однако на сей раз брошенная невзначай фраза положила конец его терпению.       — Кто заставил тебя учить этот бред?       Юноша нахмурился и растерянно взглянул на наставника. Неизвестно, что в голосе последнего насторожило его больше: раздражение или насмешка.       — Мастер Ши. Он вечно наказывает мне общаться с тобой, как подобает монаху. До следующей луны я обязан знать половину заветов.       — Твой учитель слишком рьяно заботится о репутации ордена. Я вполне понимаю человеческую речь и не убиваю людей за привычные им же слова. Глупые изречения не помогут, Кунг Лао. Так и скажи своему мастеру. Если только ты не намерен повергнуть Шанг Цунга в шок своими псевдофилософскими размышлениями. Думаешь, он лопнет со смеху, и тогда тебе засчитают победу?       — Чтобы стать хорошим воином, надо тренировать и тело, и душу. Знания важны не меньше, чем физическая подготовка.       — Вот как! — произнёс Рейден с наигранным удивлением. — Что же, доля истины здесь определенно есть. Ум может быть острее меча. В таком случае мне следует проверить твою невероятную тягу к знаниям. Допустим, я хотел бы услышать что-нибудь интересное о шоканах. Об их особенности, стиле боя. Каковы преимущества, в чём уязвимость?       В ответ послышался неразборчивый лепет. Так было всегда, если Кунг Лао пребывал в плохом расположении духа. В силу возраста он позволял себе некоторые вольности в словах и поступках, о которых впоследствии ему приходилось жалеть. Ещё совсем неопытный, слишком юный для возложенной на него ноши.       — Вообще-то я говорил немного о другом.       Неудовлетворённый сложившимся разговором, Кунг Лао стал мрачнее грозовой тучи. В тёмных, почти что чёрных глазах появился подозрительный блеск. Рейден улыбнулся. Этот взгляд он мог узнать, где угодно. Своенравность и упрямство, скрывающие за собой пламенную душу воина — слишком частое явление среди тех, кому выпала честь защищать Земное Царство.       — О том, как тяжело живётся на попечении храма с мыслью, что тебе предстоит выступить на турнире? Или о том, что вместо эффективной тренировки ты тратишь время на сомнения и не можешь подавить собственные эмоции? Это не знания, Кунг Лао. Ты бродишь впотьмах и даже не хочешь выйти на свет, пытаешься найти себе оправдание в людской мудрости. Мудрости глупой, не имеющей под собой реального обоснования.       — Я человек, Рейден. Мне простительно ошибаться и задаваться вопросами бытия, — попытался оправдаться юноша, но, заведомо осознав проигрыш в споре, небрежно махнул рукой. — И всё-то у тебя глупость и бред, что не расскажи. Только ругаешь и насмехаешься.       Дети всегда говорят то, о чём думают. И в этом отношении Кунг Лао нисколько от них не отличался. Он был способным учеником, скромным, чтящим традиции и обычаи своего народа. В стремлении познать себя он не забывал о священном долге. Старался находить баланс между тренировками и личной жизнью, метался средь двух огней, страшась совершить хотя бы малейшую оплошность. Всё потому, что делил мир на чёрное и белое. Монахи открыли Кунг Лао суть добра и гармонии, в то время как за стенами храма его ждали злоба, жестокость и всепоглощающий хаос.       Достаточно противоречий для молодого воина, коему только предстояло научиться жизни. Рейден понимал это, но от своего не отступался. Лишь дисциплина в обучении и должное воспитание могли обеспечить Кунг Лао победу. А ради неё стоило вытерпеть все скандалы и упрёки.       — Встал не с той ноги, обиделся на весь мир, ещё и меня сделал виноватым. Почему я не удивлён? — не дождавшись ответа, Рейден продолжил в более спокойном тоне. — Быть богом тоже нелегко, Кунг Лао, однако я не кричу об этом на каждом углу. У тебя одни обязанности, у меня — другие. И будем честны, мы вынуждены выполнять их не столько по своей, сколько по чужой воле. Как итог, твоё утверждение о возможности выбора является ложью. Не все могут выбирать. Далеко не все.       — Допустим. Но я сам способен творить свою судьбу. Ведь окончательное решение останется за мной. Я имею право не вступать в бой, если захочу.       Рейден вяло пожал плечами.       — В таком случае ты подпишешь приговор своему миру. Погибнет множество людей, твои знакомые и друзья. Это не выбор, а всего лишь попытка убежать от возложенной на тебя ответственности. Знаю, ты этого не сделаешь. Людей с чистой душой всегда сдерживает поиск правды и справедливости. Ты веришь, что способен сделать правильный выбор. Однако мой тебе совет на будущее, Кунг Лао: отрекись от сомнений, насколько это возможно. Твоя задача — защитить человечество от Внешнего мира. Вот и делай всё, чтобы эту защиту обеспечить. Так будет правильно. Безо всяких выборов.       — Легко сказать, — буркнул юноша, поднимаясь на ноги. — В отличие от тебя, у меня есть желания и мечты о спокойной жизни, а ещё любимый человек, которого я так боюсь потерять. Я не могу не сомневаться, понимаешь?       Стоило первым лучам солнца рассеять ночную мглу, как из лесной чащи донеслось переливчатое пение птиц. Верхушки деревьев вспыхнули ярко-оранжевым светом, и туман, словно живое существо, устремился в низину, подальше от зарождающейся суматохи нового дня. Почему-то Рейдену вдруг захотелось последовать его примеру. Разговоры ни о чём его изрядно утомляли. Шли года, рождались и умирали цивилизации, а людей продолжали беспокоить одни и те же вопросы. Вопросы, на которые ни один из них не нашёл однозначного ответа.       За подобное упрямство жителей Земли можно было презирать. Или же, наоборот — любить и наставлять на истинный путь. Рейден предпочёл второй путь, поскольку не смел идти против предназначения.       — Понимаю, — ответил он тихо. — Испокон веков смертным присущи сомнения, ведь вашим душам отпущено слишком мало времени. За свою короткую жизнь вы успеваете познать радость мгновения и боль утраты, оттого страшитесь любых испытаний, что подбрасывает вам судьба. Это нас и различает.       Ему хотелось закончить свою мысль, сказать, что даже при таком раскладе у богов бывают исключения. Но в последний миг передумал. В случае проигрыша Кунг Лао лишится жизни, а Рейден потеряет человека, кого по праву мог называть собственным сыном. Их отношения не стоили выбора и уж тем более не стоили сомнений.       Отбросив в сторону то, что считал недостойным своего естества, Рейден наградил воспитанника мягким, но осуждающим взглядом.       — Так я дождусь глубоких знаний о шоканах, льющихся из твоих уст, подобно горной реке? Или кто-то опять всё забыл?       — Ну, — Кунг Лао озадаченно почесал затылок, — у них четыре руки... И ещё они не особо умные.       — Прямо, как ты.       — Не издевайся!       Рейден ухмыльнулся, но ничего не ответил. Иногда он позволял себе подшучивать над тем, к кому испытывал нечто большее, чем простое любопытство.

***

      Существ, подобных ему, мироздание удерживало лишь во имя великой цели. А как известно, цель должна оправдывать средства. Для Рейдена долг был превыше всего. Он верил, что какой бы поступок не совершил, правда всегда будет на его стороне. Священная клятва, данная, скорее, самому себе, чем Старшим богам, служила ему оберегом. Она удерживала от необдуманных деяний, не позволяла уставать. Однако цепь ужасных событий не оставила богу грома ни единого шанса на чистую, благородную победу. Рейден понимал: клятва нерушима до тех пор, пока на землю не прольётся его собственная кровь. В глубине души он принял это, как должное. Потому не находил себе места от горя, когда кровь пришлось проливать его друзьям.       В воздухе витал удушающий запах смерти. Горы трупов, стоны раненых и осознание грядущего кошмара впервые заставили Рейдена усомниться в собственных силах. Столько усилий, столько попыток обмануть предначертанную судьбу, и всё напрасно.       — Они погибли, — прошептал тот, на чью долю выпало немало великих битв, — так быстро, так бесславно.       — Мне жаль, Лю Кенг.       Не в силах сдвинуться с места, Рейден молча озирался по сторонам. Он привык скрывать свои эмоции, опасаясь показаться слабым, недостойным титула защитника. И даже теперь, возвышаясь над телами поверженных союзников, громовержец изображал холодную отстранённость. Так было правильно, но только не для чемпиона Земли.       — Это всё, что ты можешь сказать? Тебе жаль?!       От его былого уважения не осталось и следа. С перекошенным от гнева лицом, он приблизился к Рейдену и ткнул указательным пальцем ему в грудь.       — Именно по твоей милости мы оказались здесь. Они верили тебе! Я верил! А ты всех нас приговорил.       — У меня тоже болит душа из-за этих жертв, но ещё рано впадать в отчаяние. Мы можем всё исправить.       — Так исправь! — воскликнул Лю Кенг в гневе. — Верни их к жизни. Покажи, что ты хоть чего-то стоишь.       Вместо ответа Рейден обречённо покачал головой. Он не признавал некромантию. Считал её магию запретной, недостойной того, чтобы марать о неё руки. Даже ради тех, кого любил всем сердцем. Тяжёлый, но справедливый выбор. В конце концов, война без потерь, точно гром без молний — явление невиданное. Всё в этом мире имело цену. А за победу Земного Царства Рейден был готов заплатить многим.       — Китана стала для меня целым миром, — расценив молчание, как личное оскорбление, Лю Кенг опустился на колени перед возлюбленной, — моим лучом света. Я столько не успел ей сказать.       Чемпион, не знающий поражений, надёжный товарищ и верный последователь, без малого сын, чувствами которого Рейден дорожил — ослеплённый ненавистью человек. Скорбь меняла смертных, и Лю Кенг оказался явным тому примером. В его глазах плескалась дикая ярость. Лицо побледнело, обратилось в гипсовую маску. Долг против дружбы. Вот оно, последствие мимолётного выбора.       — Я понимаю твою боль, но…       — Ничего ты не понимаешь, — процедил Лю Кенг сквозь зубы, — и никогда не поймёшь. Ты разбрасываешься нашими жизнями направо и налево, посылаешь на верную гибель и ещё смеешь так нагло врать! Ты не знаешь, каково это, потерять любимого человека.       С тоской Рейден взглянул на грязно-серое небо. Он привык бороться до самого конца. С союзниками или в одиночку, не имело значения. Но теперь от решительных действий его сдерживало необъяснимое чувство тревоги. Будто в тот самый миг Рейден, сам того не ведая, совершил фатальную ошибку.       — Знаю, — сказал он в полголоса, — уже потерял.       Рано или поздно ему приходилось жертвовать чем-то большим. Особенно ради победы, цена которой ещё никогда не была настолько высокой.

***

      Звук шагов за спиной и слегка сбивчивое дыхание выдернули его из омута воспоминаний. Прикрыв глаза от мягких лучей заходящего солнца, он неторопливо обернулся и поприветствовал девушку сдержанным кивком.       — Это птица… это самолёт… это Рейден! — продекламировала она бодрым голосом. — Любуешься закатом?       Должно быть, только-только вернулась с пробежки. Промокшая, уставшая, но до жути довольная собой. Из беспроводных наушников, которые она берегла сильнее, чем табельное оружие, без остановки гремела сомнительная музыка. Кэсси любила выделяться, даже в том случае, когда её об этом не просили.       — В моей обители солнечных дней практически не бывает.       — Ага, точняк. Папа рассказывал, как хотел заскочить к тебе в гости, а в итоге молния чуть не перебила вертолёт надвое. Кстати, если ты пришёл к родителям, то лови облом — у них свиданка.       Рейден вздохнул.       — Не лучшее время для проявления чувств.       — Знаешь, если бы мои старики прислушивались к каждому твоему слову, то погибли бы ещё тогда, вместе с остальными, — Кэсси очаровательно улыбнулась, давая понять, что её слова стоило воспринимать только в качестве неудачной шутки. — Дай им отдохнуть хотя бы один день. Внешний мир больше не несёт нам угрозы, а на костлявом заде Шиннока я оставила личный автограф на долгие годы. Всё хорошо.       Её уверенности можно было позавидовать. В этом она как две капли воды походила на отца. Тот тоже не стеснялся жечь глаголом при каждом удобном случае, а к проблемам относился не иначе, как к назойливым насекомым.       — Ты столкнулась с серьёзными соперниками и отлично показала себя в бою, — произнёс Рейден в поучительном тоне. — Но предупреждаю, угрозу в себе таят куда больше миров, чем тебе кажется. После триумфа есть риск поражения. Помни об этом.       — Судишь по собственному опыту?       Вслед за вопросом наступила неуютная тишина. Оскорбления Рейден давно научился пропускать мимо ушей. Но когда ими разбрасывался каждый второй, скрывать обиду становилось очень непросто.       — Следи за своей речью, дитя.       — Ладно, дядюшка, — также лучезарно улыбаясь, Кэсси мгновенно прервала поток брани, льющийся из наушников. — Вижу, твоя депрессия идёт полным ходом.       — На это есть свои причины.       — Дело в Лю Кенге, да? Или Кунг Лао? — не получив ответа, она раздражённо закатила глаза. — Ты всё время твердишь, что ради душевного равновесия необходимо отказаться от прошлого. А сам занимаешься подростковой херней. Тоже мне, мальчик-эмо на максималках.       — Их смерть на моей совести, Кассандра Кейдж. Такое забыть невозможно. Признаюсь, когда-то я считал себя выше людей, старался отгородиться от эмоций, не поддаваться сомнениям. Страдание, умиротворение, страх — я бежал от них с мыслью, что поступаю правильно. Мне было велено защищать Земное Царство, но разве защита людей не то же самое?       Кэсси задумчиво потёрла переносицу.       — Скорее да, чем нет. Значит, тебе пришлось выбирать из двух зол. Поэтому Лю Кенг так обозлился? Если он рассчитывал на ванильное «долго и счастливо» с принцессой Диснея, то вина в случившемся лежит на нём. Просто кое-кто ждал от тебя невозможного, потому что с детства верил в бредни о всемогущих богах. Меня же на таком дерьме не возьмёшь. Ты выглядишь, как человек, говоришь, как человек, и ведёшь себя соответствующе. Следовательно, имеешь право на чувства, страхи и ошибки.       Несмотря на внешнее безразличие, Рейден слушал её с особым вниманием. Мало кто осмеливался говорить с ним на подобные темы. Да и повода он никогда не давал. Свидетелей его неудач ждала незавидная судьба: одних ждала смерть, других — разочарование. Раз за разом предназначение вынуждало Рейдена мириться с чередой утрат и несчастий. Не забывая о клятве, он жертвовал всем, что у него было, совершал выбор за выбором. Но был ли хоть один из них действительно верным?       — Сомневаюсь…       Послышался сдержанный смешок.       — Ну, как знаешь. Тогда продолжай скулить в одиночестве, если тебе от этого легче. А мне пора в душ.       Махнув рукой на прощание, Кэсси устремилась к выходу со смотровой площадки. Правда на полпути она зачем-то остановилась, достала телефон из кармана толстовки и приподняла его над головой.       — Селфи на память, — пояснила она, — для моих подписчиков. Среди них есть и твои фанаты, прикинь.       Рейден не придал этому значения. Все его мысли вновь оказались на границе забвения и реальности. Желание найти ответ на простой вопрос, словно бушующее пламя, беспощадно сжигало его изнутри. Кто же он на самом деле? Бог грома? Человек? Или кто-то ещё?       В словах Кассандры нашлось место и правде, и заблуждениям. Всегда будет существо, которое осмелится бросить Земному Царству вызов. И у Рейдена не останется выхода, кроме как встать на его защиту. Снова и снова ему придётся вершить судьбы тех, кто осмелится биться с ним плечом к плечу. Нет грома без молнии, нет войны без смертей. Так стоило ли метаться из одной крайности в другую? Ведь, по большому счёту, что такое выбор, если не извечная борьба воли за иллюзию?

Ещё работа этого автора

Ещё по фэндому "Mortal Kombat"

Ещё по фэндому "Смертельная битва"

По желанию автора, комментировать могут только зарегистрированные пользователи.
Права на все произведения, опубликованные на сайте, принадлежат авторам произведений. Администрация не несет ответственности за содержание работ. | Защита от спама reCAPTCHA Конфиденциальность - Условия использования