Сбитые костяшки

Слэш
NC-17
Завершён
147
автор
cherrss бета
Размер:
5 страниц, 1 часть
Описание:
Посвящение:
Примечания:
Публикация на других ресурсах:
Уточнять у автора/переводчика
Награды от читателей:
147 Нравится 23 Отзывы 27 В сборник Скачать

Я могу тебе как-то помочь?

Настройки текста
Примечания:
Диме было тяжело. Ему не хватало силы воли. Ему было плохо. Он злился. Больше на себя, конечно. А злился потому, что хотел своего коллегу слишком сильно. У него были чувства к Арсению уже довольно давно, и, как Дима ни старался не обращать на них внимания, хоронить в себе, закапывать подальше, — ничего не выходило. Вот и сейчас он зашёл в свой номер после концерта и устало опустился на кровать. Воспоминания о теплых руках Арсения, которые трогали его плечи, которые так аккуратно прикасались во время импровизации Опоздание, ярко вспыхнули перед глазами. Дима вскочил и глухо зарычал от бессилия. В его голове Арсений крепко прижимал его к себе, как это было совсем недавно, после Рэп-баттла, когда они победили Серёжу и Шаста. Дима ненавидел себя за слабость. За то, что не мог выкинуть эти мысли из головы. — Сука-а-а, — тихо завыл он, обхватывая голову руками в тщетной попытке заглушить быстро сменяющие друг друга, как в калейдоскопе, воспоминания. Дима не сдержался и ударил кулаком в стену. И ещё раз, и ещё, ещё… Боль, как ни странно, помогла: отвлекла от сумбурных мыслей, гулявших где-то на подкорке сознания. А ещё она не дала пройти возбуждению, застопорив его на подходе. Отдышавшись, Дима схватил зажигалку и сигареты и вылетел из номера, совсем не заметив Арсения, обеспокоенно выглянувшего из соседней комнаты, чтобы узнать, в чём дело. Быстро сориентировавшись, Арс пошёл за коллегой на улицу. Дима стоял у входа и никак не мог справиться с зажигалкой. Щёлкал дрожащими руками и тихо матерился себе под нос. Арсений увидел его сбитые костяшки и забеспокоился ещё больше. Подошёл ближе; медленно, чтобы не застать врасплох. Но Дима всё равно, заметив коллегу, едва ли не подскочил: глаза его округлились, а рот скривился от короткого испуга. — Дим, Димка, — мягко сказал Арс и взял зажигалку из опустившихся рук Позова. Он уже давно заметил, что в последнее время Дима вёл себя как-то странно, даже нездорово. Арсению было не по себе от этого, ведь Позов был ему небезразличен. Очень сильно небезразличен. Но Дима всё время сбегал от разговоров, пытался перевести тему. Сейчас же он словно бросил эти попытки. Обмяк и расслабил лицо. Позволил Арсению помочь зажечь сигарету. Он словно принял поражение в какой-то своей внутренней борьбе. Арсений не спешил отстранять свои ладони: он прошёлся ими в нескольких миллиметрах от Диминых покрасневших костяшек и судорожно выдохнул. — Я могу тебе как-то помочь? — мягко проговорил он, пытаясь вложить в эту фразу всю свою нежность, всю любовь, что он чувствовал к Диме. Арсений очень хотел, чтобы тот подпустил к себе, высказал всё, что его тревожило в последнее время. То, из-за чего он даже стал ранить себя физически. Дима вдруг понял, что он опустошен, что после яркого всплеска эмоций мозг словно замкнуло. А ещё — что он очень устал после концерта. Он осознал: сейчас ему похуй на всё, похуй настолько, что он готов высказать то, что бесконечно вертелось в его голове, стоило только увидеть Арсения так близко к себе. — Да, — хрипло ответил Дима; Арсений внимательно смотрел на него, словно действительно был готов сделать, что угодно, — трахни меня. Взгляд Димы за очками был полон болезненного отчаяния. Как у утопающего, который понимал, что ему уже не спастись. Последняя затяжка. Кончик сигареты ярко сверкнул, отражаясь в стеклах и на мгновение подсвечивая ореховые глаза. Арсений, едва дыша, взял хабарик из всё ещё подрагивающих пальцев Димы и выбросил его, не глядя, на асфальт. Он мягко взял Димину ладонь и поднес её тыльную сторону к губам, дуя на содранную кожу. А потом, едва касаясь, мягко поцеловал. — Пойдём в номер, — не сводя глаз с чужого лица, прошептал Арсений и потянул Диму, от шока едва передвигающего ноги, за собой. Впрочем, он и не сопротивлялся, с замиранием сердца давая Арсу возможность делать всё, что тот захочет. Арсений вел его по коридорам прямиком к своей комнате. Посмотрел ещё раз внимательно в чужое лицо: уставшие глаза глядели на него в ответ. Никаких попыток вырвать руку или оглянуться на свой номер не было. Дима выдохся от волны эмоций, что совсем недавно его поглотила. А ещё он пока до конца не осознал, что Арсений вообще-то и сам хочет его. Дима не верил в то, что Попов сейчас открывал ему дверь, пропускал вперёд, нежно проводя рукой по спине, что он оставил свет только в коридоре, чтобы им было не так неловко. — Давай сначала обработаем костяшки, м? — Арсений подошёл к Диме сзади и нежно прошептал эти слова ему в ухо. Руки прошлись по плечам невесомо, даря приятное ощущение присутствия, заботы. Дима на автомате кивнул и пошёл в ванную. Промыл руку под прохладной водой и помотал головой, когда Арс принес дорожную аптечку. Ничего лишнего ему сейчас не нужно. Если он будет задевать что-то сбитыми костяшками, то эта боль будет напоминанием. Он вытер руки, отошел немного от раковины, давая пространство Арсению. И конкретно так залип на чужие пальцы. На выступающие вены, на узкие запястья, на ярко выделяющиеся в потоке воды розоватые кончики пальцев, на костяшки, которые почему-то хотелось облизать одну за одной. Дима сглотнул слюну и по привычке отвернулся, стушевался, когда заметил, что Арс смотрит на него. От Арса этот жест не ускользнул. Он положил одну руку Диме на щеку. — Эй, Дим. Смотреть можно. Я разрешаю. На что хочешь можешь смотреть, договорились? — его лицо всё приближалось и приближалось. — Договор, — вымолвил Дима и облизнул пересохшие губы. Посмотрел в лицо Арсению и увидел, как тот завороженно глядит на его губы, будто едва сдерживается, чтобы не поцеловать. Диме уже было побоку, есть ли тут какие-то особые знаки или Арсений лишь проявляет заботу и переживает за него. Он потянулся выше, навстречу губам Арсения, схватил того за шею и притянул к себе. Коллега с готовностью ответил, сминая Димины губы, и начал поглаживать его поясницу. Целоваться было очень приятно. Дима так давно об этом мечтал... А реальность оказалась ещё лучше, чем его фантазии. Тут Арсений отвечал более страстно, его губы влажно проходились по Диминому подбородку, по челюсти, задевали ухо и возвращались к губам, смакуя их, облизывая. Руки Арсения бродили по его телу, и Дима не смог удержать стон, когда они дошли до его задницы, сжимая и сминая. — Ты и правда хочешь того, о чём просил, когда курил? — спросил Попов, с чмокающим звуком оторвавшись от пухлых губ Димы. В его глазах переливалось волнение. — Пиздец как, — раздался тихий-тихий ответ. Такие желания было страшно облачать в слова, даже несмотря на то, что задницу Димы прямо сейчас активно мяли. Ведь они ничего такого не обсуждали и близко, не говорили о своих чувствах. Дима боялся проговориться, не сдержаться, боялся быть осмеянным и отвергнутым. А Арсений не знал как это правильно делать с мужчиной, да и сам разложил свои чувства по полочкам не так давно. Так и ходили, два дурака, несколько лет. Что-то испытывали друг к другу, тянулись навстречу, но всегда сдавали назад в любой неоднозначной ситуации. И когда-то должно было закончиться терпение, выдержка. Когда-то этот поток должен был прорвать собственноручно построенную плотину. Арсений, получив положительный ответ, судорожно обнял Диму, будто тот мог, испугавшись, сбежать. Но тот лишь обнял в ответ, точно не собираясь уходить. Не сейчас. Арсений достал почти пустой бутыль со смазкой, квадратик презерватива и за талию повёл Диму к кровати. Оба неспешно избавили друг друга от одежды, проводя руками везде, где только можно. Прохладное постельное бельё резко контрастировало с разгорячёнными телами. Дима потерялся в чувствах и эмоциях, которые так резко оказались взаимными. Он одновременно пытался растянуть удовольствие, зарываясь Арсению в волосы, выцеловывая его шею, и взять сейчас как можно больше, будто потом Арсения у него отнимут и больше не дадут. Страх, что Попов даст заднюю, всё равно сидел на подкорке. Поэтому Дима иногда сжимал чужое бедро слишком сильно, кусал слишком больно и прижимался слишком отчаянно. Но Арсений лишь ещё больше заводился в ответ на всю Димину пылкость. Он нетерпеливо потирался членом о бедро коллеги, жадно ловил каждое касание. Позов уже ощущал себя словно в прострации, кожа горела от прикосновений. Он лежал на груди Арсения, а такие желанные пальцы сейчас разрабатывали его задницу, и осознание этого молнией ударило Диме по голове. Он резко вскинулся, посмотрел в глаза Арсению. Тот движение руки тут же остановил. — Дим, всё нормально? — прошептал он. — Я в ахуе, но мне просто заебись, — после этих слов Дима нетерпеливо начал двигаться сам, насаживаясь на чужие пальцы. Его член елозил по животу Арсения, заставляя того поскуливать от того, что Дима хочет его, хочет настолько. Что он позволит его трахнуть. Через несколько минут Дима отстранился, взял кинутый у подушки презерватив, подрагивающими руками разорвал упаковку и сам раскатал резинку по горячему члену Арсения. Потряс нетерпеливо бутылочку, по стенкам которой так медленно стекала смазка. — Да ёбанный в рот! — Дима уже матерился, не в силах сдержаться. Наконец достаточное количество смазки с хлюпающим звуком вылилось на его ладонь. Позов довольно резко провёл ею по члену Арса, но эта резкость лишь завела того ещё больше. Попову уже не терпелось обладать Димой. Почувствовать его изнутри, крепко сжать и втрахивать в постель. Видеть его расширившиеся от желания зрачки, приоткрытый рот, покусывать эту блядскую верхнюю губу, которая его всегда особенно манила. И всё это ему теперь можно. Арсений резко перевернул уже снова успевшего лечь ему на грудь Диму. Теперь они лежали на боку, Арс прижимал любимого крепко к себе. С нажимом провёл рукой по спине, спустился к пояснице и снова помял упругую ягодицу. Сколько раз он пускал слюни на эту задницу? Сколько раз стыдливо отворачивался? Сколько раз дрочил в туалете, думая о ней, а ещё о Диминой щетине, о его невероятных светло-карих, отдающих чем-то ореховым глазах? — Арс, блять, — Дима укусил ушедшего в свои мысли Арсения за плечо. — Ты невозможный, Димка, — пробормотал Арс в поцелуй. Наконец рука его оторвалась от покрасневшей ягодицы, пошла чуть ниже, схватилась за бедро, заставляя Диму закинуть ногу на Арсения. Тот придвинулся ближе, нащупал пальцами вход и помог головке войти внутрь. Снова схватился за бедро, не в силах совладать с чувствами. Дима громко застонал и хрипло матернулся. Ему хотелось больше, ещё больше и ещё быстрее. Несмотря на сильный дискомфорт, он непроизвольно двинул тазом, стараясь насадиться сильнее. Дима крепко зажмурил глаза и откинул голову назад, чувствуя, как сильно его распирает изнутри, насколько горячий член Арсения и с каким трудом он пока что двигается внутри. — Тихо, не спеши так, — смог взять себя в руки Арс. Он кое-как протиснул между их телами руку и начал надрачивать Димин опавший член. — Я от тебя не убегу, так зачем спешить? — убеждал Арсений. — Давай, расслабься, Димка, не суетись. Арсений продолжал шептать Диме что-то приятное, пытался его заговорить, отвлечь от неприятных ощущений, активно работая рукой. Позов и правда смог расслабиться. Арсений сейчас с ним и никуда не собирается сбегать. Всё хорошо. Он может не спешить, может насладиться моментом. Боль уже практически прошла. Сейчас было просто непривычно ощущать что-то в себе. В руке член Арса не казался таким большим, но внутри ощущался массивнее. Дима сжал мышцы, пытаясь запомнить, каково это: вдруг это их первый и последний раз. Арсений, почувствовав давление, прервался на полуслове и застонал, сжал Димин член сильнее нужного. — Блять, прости, Димка, прости, — Арсений взялся за бок любовника, — ты такой узкий, такой горячий, это ж пиздец. Дима снова начал двигать тазом, Арсений осторожно помогал ему рукой. Поток бормотания Попова прерывался лишь на громкие вздохи и стоны. Оба быстро поняли, что на боку им не очень удобно, фрикции слишком слабые, этого было отчаянно мало. Арсений перевернул Диму и навис над ним. Поцеловал, стараясь передать этим действием всё своё восхищение, всю свою страсть, свою любовь. В ответ он получал то же самое, и от этого сносило все предохранители. Попов снова вошёл, уже без сопротивления, и тут же начал двигаться. Димины ноги обхватили его поясницу, крепко сжимая в попытке быть ещё ближе. Капля пота стекла со лба по слипшейся челке прямо на чужие губы. Дима облизнулся и почувствовал солоноватый вкус. И вдруг понял, что это он довёл Арсения до такого состояния. Значит, его действительно хотят. Значит, он действительно возбуждает Арса. Дима обхватил руками плечи Арсения, когда тот начал вбиваться в него сильнее. Он бесстыдно стонал и наслаждался звуком шлепков. Когда-нибудь потом он хотел заняться с Арсением любовью, нежно и неспешно, но сейчас его от души трахают, прямо как он и хотел. Изголовье кровати вдруг коснулось Диминой головы, слегка ударив: Арсений двигался активно, да и Дима елозил, поддаваясь навстречу, отчего они оба сместились. Арс поднялся на колени, закинул чужие ноги себе на плечи и начал отползать дальше от изголовья. Он рывком потянул Диму за собой, заставляя того охнуть от внезапности. Арс ноги с плеч убирать не стал, резко вставил и снова замолотил из последних сил, чувствуя, что разрядка близко. Дима лишь беззвучно хватал ртом воздух, когда член проходился прямо по чувствительному месту внутри. Он уже не попадал ритм Арсения, беспорядочно водя рукой по своему члену. Еще пара сильных толчков — и Дима уже пересёк границу. Минуту, не меньше, он просто лежал, отходя и пытаясь отдышаться. Краем уха он слышал звук стягиваемой резинки, хлюпающий звук дрочки и сладкий стон Арсения. Арсения, который кончал, впившись взглядом в него. В Диму, которого он только что оттрахал и грудь которого он сейчас поглаживал, водя другой рукой по члену. — Ты не уйдешь? — заговорил наконец Позов, когда Арсений лёг рядом и обнял его. — Не уйду — без раздумий ответил Попов, а через пару мгновений добавил с ухмылкой: — Это ведь мой номер. Дима тихо засмеялся и легонько толкнул Арсения кулаком в плечо. — Я серьёзно. Попов промолчал и лишь прижался к Диме ближе, тесно-тесно, показывая, что он рядом. В неярком свете, что пробивался из коридора, можно было увидеть две довольные улыбки, ладонь, зарывшуюся в короткие завитки, и переплетённые ноги. Потихоньку мужчины привели в порядок дыхание, грудь уже вздымалась мерно, обоих разморило и стало клонить в сон. Оба понимали, что это лишь начало их совместного пути, каким бы он ни был. Оба понимали, что будет непросто. Но оба очень хотели этот путь пройти.
Примечания:
Отношение автора к критике
Приветствую критику только в мягкой форме, вы можете указывать на недостатки, но повежливее.
Права на все произведения, опубликованные на сайте, принадлежат авторам произведений. Администрация не несет ответственности за содержание работ.