Очередная пое*нь!

Джен
R
Завершён
472
автор
xbnfntkm13 бета
Размер:
27 страниц, 6 частей
Описание:
Примечания:
Публикация на других ресурсах:
Уточнять у автора/переводчика
Награды от читателей:
472 Нравится 74 Отзывы 97 В сборник Скачать

Часть 4

Настройки текста
      Глава 4.              Франция Гарри понравилась. И запомнилась Гермионой в открытом раздельном купальнике. А еще постоянными походами по магазинам, подготовкой к ритуалам и самими ритуалами. Саму Францию он как-то не особо заметил.       Одно Гарри знал наверняка, в отличии от своих родственников он в это лето отдохнул. У Вернона внезапно привалило работы, так что его путевка досталась Мардж. Сам Гарри вернулся за несколько дней до Хогвартса, купил все нужное, поймал черного пса, который сидел у дома, и наглухо заблокировал тому возможность превратиться обратно в человека.       Гермиона по его просьбе-совету специально моталась из Франции в Британию, чтобы купить Живоглота. Гарри еще помнил этого кошака, и хотел для него хорошую хозяйку. К тому же он и так боялся, что их с Дафной появление, может послать к херам весь пространственно-временной континуум.       И при этом, он, Гарри, не собирался, вот вообще следовать прошлому. Да и за давностью лет многое забылось. Одно он знал точно, Сириуса он в обиду не даст. А насильно, без мага крови, крестного превратить обратно в человека никто не сможет.       – Поттер, ты как обычно. – Сокрушенно качая головой заявила Гермиона. – И да, план у тебя плохой. – Было видно, что ей хочется высказаться куда как более грубо, но она сдерживается, сидя в одном купе с незнакомой ей девочкой.       – Привет Луна, будешь снова моим другом? – В этот момент Гермиона приложилась рукой об лицо, и ей захотелось побиться головой о что-нибудь очень твердое.       – Здравствуй, Гарри Поттер. Я не против. – И улыбнулась. – У твоей подруги странные лунопухи.       – А у меня?       – Вполне обычные, для тебя, – пожав плечами, заявила девочка.       – Чего? Луна всегда была мне другом, я уверен в ней как в тебе или себе. – Спокойно заявил он, глядя на Гермиону.       – Ну и ладно. Я теперь гриффиндорка, так чему я вообще удивляюсь. – Бурчала девочка, садясь рядом с Гарри. А Луна вновь отвлеклась от своего журнала и, наклонив к левому плечу голову, внимательно посмотрела на Гермиону.       – Я поняла, ты была Дафной Гринграсс. – Вот тут у Гермионы распахнулись глаза, а Гарри заржал в голос. Да, именно подобного он и ожидал, знакомя ту с Луной. Точнее, надеялся. Луна всегда была странной, и видела больше других. Он до последнего не был уверен.       – Да Луна, ты права. Мы из другого… – начал он тихий рассказ, предварительно усыпив бродягу и запечатав их купе от посторонних. – Я надеюсь, ты сохранишь наш секрет?       – Конечно, мы ведь друзья. – Серьезно произнесла девочка и приветливо улыбнулась, а из ее глаз бежали слезы.       – Луна, ты чего? – Принялись успокаивать ее подростки.       – Просто у меня такие хорошие друзья, а той мне теперь будет одиноко.       – Не будет. Мы ведь не единственные твои друзья. И даже здесь, в этой реальности, у тебя будут еще друзья. Ты мне веришь?       – Да. Спасибо. – Шмыгнув носиком улыбнулась девочка.       К моменту когда пожаловали дементоры, Луна уже успокоилась и даже задремала на коленях у Гермионы. А та сидела, гладила девочке волосы, и тихо напевала какую-то песенку. Гарри невольно улыбнулся. Он видел, что Гермиона, испытывает к этой белокурой девочке теплые чувства. Он знал, что в том мире Дафна была сильно привязана к сестре, и решил, что и тут ей нужен кто-то подобный. Так почему этим кем-то не стать Луне? Тем более, что ей так же не помешает крепкого плеча поддержки от старшей.       Дементора, решившего вломиться в их купе, он распылил. Потом наколдовал кровавого патронуса и пустил в начало состава, а обычного патронуса в конец, туда, где ехал Люпин. Все же, то, что он пришел из иного мира, там, где он был старше, сильно сказывалось на его возможностях.       Да и Гермиона не сидела сложа руки. Не вставая с места, провела какой-то ритуал, и дементоры, что кружились недалеко от поезда, беззвучно взвыв, отпрянули в сторону, будто ошпаренные кипятком. Луна продолжала спокойно и умиротворенно спать на ее коленях.       Через какое-то время их посетил Люпин, который как увидел собаку, сразу схватился за палочку. Было забавно.       – Простите? Вы вообще кто? И почему вы наставили палочку на моего пса? Вас чем-то раздражают собаки? Так в уставе Хогвартса они хоть и проходят отдельной категорией, но вполне разрешены. – Он говорил, и много, помня еще по прошлому опыту, что это помогает сбить оппонента с первоначального настроя.       – Нет, ты не понимаешь. А вдруг это анимаг? – Нашелся с ответом Люпин.       – Ха, в таком разе почему вы не проверяете других питомцев. Вон, вдруг жаба Невилла, прости Нев, – тот лишь махнул рукой, в которой собственно и был зажат обсуждаемый жаб, – Тревор – скрытый анимаг. Или крыса Рона, Короста. Так, почему вы с первого же взгляда, так негативно настроены против моей собаки?       – Ты не понимаешь, – как-то обреченно произнес Люпин.       – Да, не понимаю. Если уж хотите устроить показательную проверку, так почему устраиваете ее только мне, а не всем? У меня ощущение, что вы излишне предвзяты ко мне лично или к собакам. И вообще, я требую минимум разрешение на подобное от моего декана. Нев, не стой, заходи, а вас я попрошу удалиться.       – Зря ты так с ним. Это профессор Люпин, и он нас с Роном защитил от дементоров. – С некой укоризной произнес друг, просачиваясь в купе.       – Может и зря. – Не стал спорить Гарри, у которого до сих пор кипела некая обида, за то, что эти люди оставили его крестника. Ему не хотелось, чтобы если в этом мире будет Тедди, он вновь остался сиротой. – Простите профессор, но вы меня слышали. Если хотите проверку, то получите разрешение у декана, и желательно на всех, не хочу выделяться.       – Хорошо. Я вас услышал и понял. И да, простите за мое поведение.       – И вы меня. – И они разошлись, но при этом Гарри точно был уверен, что до конца поездки профессор не спустит глаз с их купе.       И да, он был прав. Как был прав и в том, что по приезде их ожидала МакГонагалл с подписанным лично ею и остальными деканами разрешением на проверку всех питомцев третьекурсников.       Все конечно сильно удивились, но послушно последовали примеру барсуков. Гарри ожидал чего угодно от этой проверки, но не того, что обнаружат трех, целых трех анимагов. В одном случае, как он понял, это и вовсе была случайность.       Что забыла Скитер в поезде – он не знал. Но то, что она и еще один анимаг, были расколдованы вместе, видели все. Как выяснилось позже, это был родственник одной из Слизеринских девочек, по приказу ее отца наблюдающий и охраняющий ту. И да, все разрешения и документы у него были в порядке. А вот у Скитер нет.       И да, все очень удивились, когда нашли Питера Петтигрю. А вот собака так и осталась собакой. Чему, кажется, была удивлена больше, чем кто-либо из окружающих.       Минерва МакГонагалл, лично вызвала авроров, передав им считающегося умершим Питера с рук на руки. Одним из авроров был Грюм, а другим Тонкс. И судя по их лицам, если они что и ожидали, то явно не такого. Кстати, Скитер также сдали аврорам. Но судя по ее лицу, она сделает все, чтобы выбраться как можно скорее и написать статью.       Но ей не повезло. Уже на следующий день в Ежедневном пророке вышла статья, о случившемся. И в ней даже дали интервью родители Рона, где объяснили, что не знали о подобном. Просто они каждый раз покупали новую крысу, очень похожую на умершего домашнюю любимицу. Ну кто мог ожидать подобного исхода?       Рон был не просто удивлен, он был в шоковом состоянии. Из которого его пришлось выводить всем вместе. А он едва не зациклился на том, что спал в одной кровати со взрослым мужиком. И естественно, что Малфой решился пройтись на этот счет. За что был нещадно бит, потерял три зуба и получил фингал под глазом. Но вряд ли это добавило ему мозгов, ума или такта.       Сириуса не оправдали. Он так и остался виновен в убийстве двенадцати маглов. Более того, его продолжили искать, но хоть дементоров из школы убрали.       Гарри расколдовал крестного и попробовал серьезно поговорить, но тот был неадекватен. Пришлось на помощь звать Люпина, предварительно извинившись. И да, пришлось сослаться на посещенного летом юриста, по поводу того, откуда он вообще узнал о Сириусе. Люпин, когда узнал о том, что вообще выяснил Гарри, сильно огорчился, и обещал помочь чем сможет.       Совместными усилиями Сириуса смогли отправить в частную клинику в Швейцарии, на лечение. И да, при заключении контракта Гарри отдельно обговорил момент, что Сириусу должны не просто вернуть функцию к воспроизводству детей, а уже через два года должен появиться прямой наследник рода Блэк.       Заплатить за подобное пришлось изрядно. Благо, что все траты легли на бюджет семьи Сириуса. Люпин продолжил преподавать до конца года, после чего уволился и уехал к Сириусу. И это был один из самых спокойных годов в школе на памяти Гарри.       Гарри помог Вуду завоевать квидичный кубок, после чего во всеуслышанье заявил, что не хочет быть ловцом. Согласен быть запасным, но, ловца они пусть ищут нового. Все конечно удивились, и даже расстроились, но Гарри был тверд. Более того, он сразу посоветовал Джини, чем ввел девочку в краску и ступор. А еще сказал, что надо давать шанс всем.       Короче – сделал все, чтобы освободить себе значительную часть времени. И даже согласился передать свою метлу следующему ловцу, если у того своя будет хуже, так как это будет честно.       В конце года вышла короткая статья, где говорилось о том, что Питер Петтегрю сбежал. Гарри немного расстроился, но что-то такое он и подозревал. Даже скорее удивился б, если бы этого не произошло.       За год в Хогвартсе они с Гермионой провели около десятка ритуалов, которые должны были усилить и улучшить их. Как сказала Гермиона, прошлый он был излишне низок ростом, ей хочется парня чуть выше.       Еще Гермиона была инициатором и организатором танцевального кружка. Гарри был удивлен тем, сколько людей туда пришло. Еще больше он удивился, когда узнал, что большая часть кружка – девочки из Слизерина. А вот мальчишек сильно не хватало.       Он, в отличии от того же Невилла, знал как пластика и нагрузки от танцев помогают развивать тело и подготавливать то к боевке. И все же, именно Невилл, был первым, кроме него самого, парнем, который пришел в клуб танцев. Близнецов затащили Анжелина и Кэтти. Рон сам пришел через несколько дней, скучно ему было без друзей. Поначалу он дичился танцевать со слизеринками, но со временем стал воспринимать подобное вполне нормально. Удивительно, но в кружке царила вполне неплохая атмосфера.       Это уже позже возникло правило, что все разногласия остаются за дверью, те кто этого не понимают – могут не приходить. Так, собственно, Малфой вылетел из кружка на три месяца. Как потом рассказывала Панси, ему через камин Нарцисса лично вставляла мозги на место.       К удивлению всех, именно Рон стал вторым человеком в клубе. Он ходил на все занятия, учился. Общался. Сидел за документами, составлял сметы, просьбы к руководству и вообще он словно был на своем месте. У Гарри был разрыв шаблона от подобного.       В какой-то момент он даже стал подозревать друга в том, что его подменили, по принципу как он сам подменил местного Гарри. Он поделился своими мыслями с Гермионой, та же просто пожала плечами и спросила, что его не устраивает. Ей лично такой рыжий нравится куда как больше.       Год закончился вполне спокойно. Гарри вновь провел большую часть лета с Гермионой. На этот раз они не уезжали из страны, но лето провели в постоянных походах. От поездки на чемпионат мира он не стал отказываться, как и Гермиона. Но он был должен к этой поездке подготовиться. Да и ставку хотелось сделать, все же он надеялся, что такой момент в истории будет неизменным. Они даже немного из-за этого поругались с Гермионой. А потом она сама подошла к нему и попросила занять ей немного денег на ставку.       Матч прошел как и в прошлый раз. Почти. Гермиона разговорилась с леди Малфой, чем вызвала неподдельное удивление и уважительный взгляд со стороны лорда Малфоя. А Драко так и вовсе сидел с глазами обманутого в лучших чувствах человека, на глазах которого разорвали привычный шаблон. Вышли за рамки. В общем, представлял из себя достаточно комичное зрелище.       С беспорядками, возникшими после матча, было проще. Гарри и Гермиона уже хоть и не до конца, но восстановили свою форму мракоборцев. Они вдвоем слишком давно были напарниками, да и к бою были готовы. Били не на поражение, но так, чтобы пораженным надолго запомнился этот день.       В прошлой жизни Гарри был другим, действовал иначе, и не видел всего того, что могли натворить подобные беспорядки. Затоптанные люди. Люди, пораженные заклинаниями. Люди, с которыми под шумок разобрались их враги. Да чего там говорить, если они на пару с Гермионой спасли от изнасилования восемь девчонок. Еще двух, на их глазах, спас Пожиратель – одну из которых так и вовсе едва ли не из под аврора вынул.       А потом была похожая сцена с тем, как было в их мире. Только обвиняли во всем Рона, что не уследил за своей палочкой. Хорошо, что друг все это время был рядом с ними, как и Джинни. Именно в этот момент Гарри поверил, что друг даже близко ни о чем подобном не знал. Просто он изменился, сам.       Крауч выгнал домовушку, а Гермиона ее почти тут же забрала себе, проведя все необходимые ритуалы. Она, благодаря рассказам Гарри, приблизительно знала, чего ожидать, вот и подготовилось.       Малфой, который не ясно как там вообще оказался, что-то вякнул про объедки с барского стола. На что Гермиона резонно заметила, что верных и преданных слуг найти куда тяжелее, и если есть идиоты, готовые от таких отрекаться, то она вполне может себе позволить забрать такой ценный актив.       Дальше все не сильно отличалось от того, как помнил это Гарри. Вплоть до самого турнира. Гарри не знал, как можно выдать Крауча-младшего, при этом не спалиться и не запороть весь план Волдеморта. Ведь по их с Дафной задумке, им это тоже надо. Гарри не хотел повторно ловить лбом аваду, а вдруг не выживет, или его еще куда закинет. Нет уж, лучше он сам все проведет, воскресит этого дебила, а потом и прикопает тоже самостоятельно. Так как-то надежнее.       Первое испытание Гарри превратил в фарс. Мало того, что о драконах он рассказал всем чемпионам еще как только их привезли в запретный лес. Так он еще намеренно издевался над зрителями и судьями.       Он вышел и начал копать траншею и редут, затем принялся углубляться в землю. И никто, кроме нескольких человек так и не заметил, что яйцо уже спокойно дожидалось его у самого выхода с арены. А чего сложного, заколдовал тряпку, в случае Гарри майку, которую он с себя снял, еще когда волшебством копал траншею. Незаметно заколдовал, да отлевитировал под чарами невидимости к яйцу. Завернул яйцо, продолжая работать. Подождал, когда все внимание сосредоточиться на нем, да перенес то с помощью чар левитации к выходу. Ну а дальше просто тянул время, развлекаясь, ведь ограничений по времени нет.       И вот, когда все уже устали от однообразного зрелища, он пошел на выход. Бэгмен уже было объявил о его поражении, а тут хоп – и яичко в его руках       – Э-э-это как так? – Только и смог что сказать Людо.       Гарри же, едва сдерживая смех, прикрыл лицо майкой, делая вид что вытирает пот. Поспешил к мадам Помфри, и уже в больничной палатке позволил себе рассмеяться. А потом и высказался на тему того, что сами его в этот идиотский чемпионат запихнули, пусть теперь расхлебывают. И да, он точно знал, что в этот момент его слушает Скитер.       Статья вышла хоть и не в его пользу, зато все вдруг узнали, что именно делал МКВ, и какой он плохой человек. А еще в статье рассказывалось, как Поттер веселился, продавая всем окружающим значки с оскорблениями себя любимого, которые Малфой-младший раздавал бесплатно. Все собранные со значков деньги он демонстративно потратил на сладости, которыми угостил друзей, которые верили, что он не причем. А таких было достаточно много. Почти весь клуб танцев.       Как же бесился Драко когда видел слизеринку, что спокойно ела кусочек тортика или иную вкусняшку, которыми с ними поделился Поттер, предварительно рассказав всем, откуда взял деньги.       Бал прошел достаточно стандартно. Вот только все ожидали что он позовет Гермиону, а он пригласил Флер, а та согласилась. Ко всеобщему удивлению, Гермиона пошла на бал с Колином Криви. Луна была приглашена Невиллом. Но больше всех удивил Рон, пригласивший Паркинсон.       Рон перешагнул через себя, занял денег у Гарри на нормальную мантию – и Гарри верил, что такой Рон точно отдаст деньги. Это не тот раздолбай и лентяй, этот Рон уже никогда таким не будет.       Во время бала Гарри дал подсказку Флер, да и остальным намекнул на тайну яйца. А еще он посоветовал своей партнерше лучше готовиться, ведь у них в озере водится много разной пакости.       Изменения, привнесенные им, не сильно помогли. Рон был его заложником. Но хоть Гермиону минула сия участь. Благо, еще в воде они с Флер смогли договориться, он вытащил ее сестру, а она Рона. Им, конечно, снизили очки за то, что вытащили не своих заложников, но его лично это не сильно беспокоило. А Флер была ему должна.       Третье испытание прошло почти точно так, как оно было в прошлый раз. Только в этот раз Гарри намеренно забрал с собой Флер. А после переноса, уже на кладбище, кинул ей кубок, так она стала победителем, а он остался.       Кто бы знал, сколько усилий пришлось приложить Гарри, чтобы не ржать в голос от устроенного Питером и заготовкой Волдеморта представлением. Он стоял, привязанный к статуе и, прикусив щеку, ожидал. Вот младенец полетел в котел. Вот Питер призвал кость отца. Отрезал себе руку, и тут Гарри закричал:       – Отдаю свою кровь по собственной воле и без принуждения. – Питер завис, а Поттер наконец-то рассмеялся в голос. – Что, не ожидал? А я согласен, ведь приняв мою кровь добровольно, ритуал будет запорот безвозвратно и Волдеморт не оживет. А не приняв – ритуал все равно будет испорчен. – И, издеваясь, показал Питеру язык.       Когда из котла повалил черный дым, и донесся душераздирающий крик, Гарри скинул с себя веревки, обезвредил Питера, и принялся за тот ритуал, что они готовили с Дафной. Первым делом закинул в котел Нагайну, затем положил медальон и диадему, а сам встал так, чтобы они образовывали равнобедренный треугольник.       С помощью палочки он иллюзией изобразил довольно сложную схему рисунка с рунами и кабалистическими знаками, разработанную Гермионой. Надрезал себе обе руки, пустив кровь, и принялся читать заклинание, смысл которого сводился к тому, что он отдает три осколка единой души. Вместе с ними он отдает два проклятья и забирает себе дар змееуста. А еще он отрекается и не признает братом полученное существо. И последнее – он накладывает печать крови и ненападения, тот кто нарушит ее – должен поплатиться, плату выбирает мироздание.       Небольшой личный филиал адской боли, и три фрагмента души струйками черного дыма устремляются к чадящему котлу, из которого выбралось уже не существо, как это было изначально, а вполне себе нормальный человек. Более того, у этого человека были даже видны первичные мужские половые признаки. Гарри даже сказать ничего толком не успел, как этот "альтернативно одаренный" бросился к палочке Петтигрю и атаковал его.       Нет, он успел и отпрыгнуть, и защититься, все же он бывший мракоборец, да еще и тренироваться не забывал регулярно. Но все равно думал, что Волдеморт будет поадекватнее. Зато увидел, как действует кара мироздания. Волдеморт мгновенно превратился в то, каким он был в его мире.       – Идиот. – Коротко бросил Гарри, забирая реликвии основателей и, направив палочку в небо, вызвал авроров. Ему нужны были свидетели.       То, что увидел дежурный аврор, когда прибыл на вызов, навсегда будет запечатлено в его памяти. Мальчишка сражался с инфернальной сущностью, что бросалась непростительными на все стороны света. Причем мальчишка сражался на равных.       – Долбоеб! Подмогу вызывай, подмогу! – Орал этому еблану Гарри, все больше свирепея. В его время он бы подобного индивидуума сгноил на тренировках. Зарычав в бессилии, Гарри сам отправил необходимый сигнал, предварительно оттолкнув аврора с пути непростительного. – Хуле встали, пасть открыли. Вы гребаные шлюхи, или авроры. Помогайте ебланы! – Он матерился, он ругался, он сражался один и прикрывал пятерых дегенератов, которые даже палочку поднять не могли.       Он второй раз вызвал подкрепление. И в этот раз ему улыбнулась удача. Прибыли Тонкс и какая-то незнакомая девушка. Вот они сходу врубились в сражение, да еще и на его стороне. Гарри стало значительно проще прикрывать четырех уебанов, на которых он матерился не переставая. Пятый валялся в стороне, словив какое-то темно магическое проклятье, и медленно умирал.       Все стало значительно хуже, когда к Волдеморту прибыло подкрепление. Тут Гарри уже сам лично избавился от балласта, вырубив четырех парней, свалил их к пятому и прикрыл надгробиями. Какая-никакая, а защита, и под ногами не мешаются.       Как-то так получилось, что именно он начал командовать девушками. Сила привычки. Он хоть и работал в основном с Дафной, и был скорее следователем, но и боевиком работал достаточно долго, еще и свою команду имел. Да и потом часто участвовал с парнями в задержании особо опасных темных магов.       Они втроем успешно не только отбивались но и теснили десяток пожирателей во главе с Волдемортом. Гарри отдавал привычные короткие команды, а девушки привычно их исполняли.       Все едва не покатилось в бездну, когда к ним прибыло подкрепление. Если бы не вскрик Нимфадоры "Наставник!", он бы точно пропустил момент, когда прибыл Грюм. А так, он успел выдернуть девушку из-под зеленого луча авады. Более того, он даже успешно контратаковал и оставил лже-Грюма без ног.       К сожалению, этим моментом воспользовался Волдеморт и компания, сбежав. Оставив на него и двух авроров несколько трупов. Завал из надгробий был взорван и тот, кто лежал сверху, погиб. Умер и тот, кого в самом начале поразило проклятьем. Остальные трое отделались испугом и ссадинами. Выжил и Петигрю, его связала и обезвредила девушка, прибывшая с Тонкс. А вот лже-Грюма вязать пришлось ему, так как Тонкс была несколько не в том состоянии. И начала успокаиваться и приходить в себя, только когда с Барти-младшего начала сходить личина легендарного аврора.       Короткий допрос показал, что оригинал еще жив и заперт в сундуке, в кабинете Защиты от Темных Искусств. Сам же лже-Грюм, аппарировал на кладбище, когда смог. Ведь из рассказа француженки он многого узнать не смог. Но и раньше освободиться не получалось.       Вызвали еще авроров. Вызвали ДМП. Отправили патронуса в Хогвартс. Началась суета, разбирательство. Они отошли в сторону и присели спина к спине, их начало медленно отпускать. Они выжили. Они живы.       – Кто учил? – Спросил Гарри незнакомую девушку, только сейчас он заметил, что ее кожа отдает оливковым, темные волосы, и темные глаза.       – Фландерс. – Гарри присвистнул, об этом наемнике даже в его время слагали легенды, что уж говорить о нынешнем.       – Это серьезно. Неужели личная ученица?       – Нет. – С сожалением призналась девушка. – Разовый найм от семьи, они не хотели, чтобы я просто погибла.       – Поблагодари их от моего имени. Если бы не вы, кто знает, что с нами стало бы. – Он помотал головой и невольно бросил взгляд на то, что осталось от парня, которого разорвало. – Тебя, кстати, как звать то?       – Изабелла.       – Я Гарри.       – А тебя кто учил.       – Афанасьев. – Девушка ошалело выпучила глаза и уставилась на него.       – Личный ученик?       – Нет, учитель в качестве услуги попросил немного натаскать в боевке.       – Ахуеть! – Восхищенно выдала девушка.       – Вы вообще о чем? – Тонкс похоже была единственная, кто не понимал всей сути состоявшегося диалога.       – Да подожди ты. А ты на кого учился?       – На кровника. – Девушка вновь присвистнула.       – Ты же знаешь, что они под запретом?       – Знаю. Но мастерам можно. Я летом собираюсь мастерство защищать.       – Круто, че! А мне еще минимум года три учиться.       – А ты на кого? – Вместо ответа она замысловато щелкнула пальцами, но и это многое сказало Гарри. – Это круче. Мне вот подобное даже в самом упрощенном виде не дается.       – Да вы задолбали! Можете нормальным, человеческим языком объяснить мне, о чем вы говорите?! – Буквально вспыхнув красным, прошипела Тонкс. Вместо ответа Гарри и Изабелла рассмеялись.       – Лайми.       – Эй, я тоже коренной житель.       – Достали.       – Да ладно тебе, нам стресс скинуть надо. Все же просто. Он маг крови, скоро станет мастером. Афанасьев – это один из опытнейших боевых магов Руси. Попасть к нему на пару уроков считается пиздец как почетно. Я, ты же знаешь, что учусь, как вы это называете легиллименции и окклюменции. В то время, когда все остальные страны объединяют эти понятия и еще ряд других в ментальную магию. Фландерс же очень дорогостоящий наемник из Америки. Афанасьев его уделает, но вот обучаться у кого-то из них, пусть даже так, мимоходом, это как у тебя с обучением у самого Грюма, только масштабом побольше, а не только на островах.       – Ага, то-то я о них никогда не слышала. – Язвительно произнесла Нимфадора, чем заставила Гарри и Изабеллу залиться смехом.       – Ты просто подойди как-нибудь и спроси у Грюма про эти две фамилии. – Посоветовал Гарри, будучи уверен, что тот об этих людях слышал. – Есть еще ряд фамилий, которые хорошо знают те, кто в теме. Ярис, Улов, Герренг, Флиссо. Это только те, кто вообще первыми на ум приходят.       – А как же Борженн, Ивилан, Ермак? – Даже несколько обиделась Изабелла. – Тоже ведь сильные бойцы. Ермак с Афанасьевым до сих пор в Сибири периодически сходятся.       – Согласен, но мы ведь и не перечислением занимаемся, а теми, кто из по-настоящему сильных боевиков первыми на ум приходят.       Нимфадора сидела, и не могла поверить собственным ушам. И ведь они разговаривают на полном серьезе. Неужели она так мало знает о внешнем мире? Нет, не может быть. Она же живет не только в магическом обществе. Часто бывает в магловском Лондоне, слушает музыку. Так почему?       – Да не расстраивайся, подруга, ты просто никогда из вашего болота не выбиралась, а ведь я звала тебя отдохнуть к нам в Италию. Кстати, Гарри, поехали со мной летом, обещаю, ты не пожалеешь.       – Меня моя девушка кастрирует, если я соглашусь. – Изабелла рассмеялась, от души, весело и задорно.       – Кстати, а чего ты тут вообще делал?       – Был главным ингредиентом для воскрешения того белесого инфернала. – Девушки удивленно посмотрели на него. – Да им моя кровь нужна была. А я возьми и запори им весь ритуал, согласившись отдать ее добровольно. И ведь от всей души согласился. – Изабелла снова рассмеялась, и даже немного успокоившись принялась пояснять нюансы ритуалистики для Нимфадоры. – Они ведь, идиоты, не знали, что я кровник, да я подобного и не афиширую.       – ОУ!       – Ага. Они, дебилы, решили все же закончить ритуал. Ну, я и скинул родовое проклятье плохого зрения на этого лысика. В добавок еще что-то добавил, и печать Каина. – Изабелла вновь произнесла ОУ, и лицом показала, как это круто. – К сожалению, сделать большего, не переступая рамок законности, нельзя, вот и пришлось выпутываться да звать авроров. Если б не вы, нас бы тут всех положили. Откуда только подобных е… бездарей набрали?       – Из вашего Хогвартса. Их сколько не учи, почти не переучиваются. Вон, эти трое штаны обосрали. Думаешь, думать начнут? Нет, просто сбегут поджав хвосты. Извините за прямоту, но ваше образование дерьмо.       – Поддерживаю. Наше образование дерьмо.       – Эй! – Возмутилась Нимфадора.       – Что? Если это правда. – Пожал плечами Гарри. – О, а вот это, кажется, за мной. Спасибо за помощь, девушки, приятно было с вами работать. Надеюсь, еще увидимся.       – Тонкс, Тонкс. Ты чего? Нимфадора?       – Не называй меня Нимфадора!       – Да ты не реагировала. Что с тобой?       – Я просто только сейчас поняла, что мы с тобой говорили с Гарри Поттером.       – И что? Он же в самом начале представился.       – Да нет, ты не понимаешь. Он же школьник еще, а нами командовал, будто опытный аврор.       – Ну, бывает. – Изабелла равнодушно пожала плечами. Странные эти Британцы. Ей же человек нормальным английским сказал, что занимался у личного учителя, почти мастер, да еще и проходил обучение у легендарного наставника. И после всего этого продолжать считать парня ребенком – более чем странно. – Пойдем, нам еще отчеты писать. Не хочу! – Она в конце едва не застонала, как и сама Тонкс, которую подобная перспектива пугала не меньше.
Примечания:
Права на все произведения, опубликованные на сайте, принадлежат авторам произведений. Администрация не несет ответственности за содержание работ.